Jump to content

Совсем не нечаянно (Not Quite an Accident - перевод)


karapuz
 Share

Recommended Posts

Вспомнил и отыскал совершенно потрясающий, я б даже сказал лучший (с моей колокольни ессно) АБДЛ-овский рассказ. Кстати реакция читателей (если посмотрите) была не совсем положительной, потому что рассказ далеко за рамками мэйнстрима. Сколько лет главному герою, я пока не выяснил. Судя по контексту, поведению... а также моим личным пристрастиям ему около восьми.

Отношусь к нему так трепетно, что переведу сам - вручную. Там много идиом и читая через Гугл, многое потеряете. Так что просто подождите. Рассказ длинный, буду переводить по частям. А для тех, кто любит наслаждаться оригиналом, вот ссылки. Добавлять в первый пост не знаю, как получится - рассказ очень длинный.

Not Quite an Accident
Автор Bratling

Главы 1-7 (8ю не читайте, она отдельно): http://abdlstoryforum.info/forums/index.php/topic,2392.msg28220.html#msg28220

Глава 8: http://abdlstoryforum.info/forums/index.php/topic,3212.msg35971.html#msg35971

Главы 9-11: http://abdlstoryforum.info/forums/index.php/topic,3626.msg38473.html#msg38473

Итак начнём...

 

Брэд опять нашалил в школе - для него это было в порядке вещей. В восемь лет он был типичным мальчишкой-сорванцом с хулиганскими наклонностями, но никогда не вытворял такого, чтобы матери приходилось вводить особые порядки. До сегодняшнего дня. После очень неприятного звонка от директора школы Миа решила, что она позволяет сыну слишком много. В глубине души она тосковала по временам, когда самое худшее, что могло с ним произойти - это дотянуться до чего-то неположенного на кухонной стойке или сказать "плохое слово" во время милого ясельного щебетания.

Миа решила сходить с семейным педиатром на ланч - в надежде, что та развеет ее плохое настроение. Доктор Уолш была ее давней подругой. У нее был несколько строгий взгляд на воспитание детей. Пациентами Уолш в-основном были девочки. Её напрягало возиться с вечно капризничающими мальчишками, которым и термометр в попу без истерики не вставишь, и на кушетке не удержишь - так ерзают и вырываются, пока их осматривают. Но для Мии, когда родился Брэд, она сделала исключение. Уолш следила за его здоровьем с самого рождения.

Врач лениво слушала историю Мии, едя круассантовый сэндвич.

- Проблем с мальчиками хватает, - заметила она, - Потому что они не становятся старше. Они, как бы это покультурнее выразиться, растут только в размерах - и выходят из-под контроля.

Она никогда не скрывала своего презрения к "недо-полу", которым она называла мужчин. Но будучи квалифицированным и ответственным доктором, открыто эту ненависть не демонстрировала. С Брэдом, когда его приводили к ней в кабинет, врач была строга, но никогда не перегибала палку. Мальчишка просто должен был знать свое место и вести себя, как положено.

- Так тяжело одной его воспитывать, - пожаловалась Миа, - Не знаю, что мне с ним делать. Когда был маленьким, никаких проблем не было.

- Если ты действительно хочешь решить проблему и сделать его таким же послушным, каким он был в ясельном возрасте, - ухмыльнулась врач, - Его надо вернуть в это раннее детство. Самый лучший способ борьбы с плохим поведением. Помнишь, каким он был лапочкой в два года? Ты знаешь, как я отношусь к мальчикам, но тогда вовсе не напрягало твоего сладенького зайчонка осматривать.

- Ты серьезно? Чтоб снова носил подгузники и сосал соску? Я подумывала о настоящих толстых подгузниках пару лет назад, когда он мочил по ночам постель, но Брэд с таким боем гуднайтс давал на себя натягивать.

- Я б быстро пресекла его капризы, - усмехнулась доктор Уолш, - Катетеризация - отличное средство от мокрой постели. Разумеется с подгузником. Правда от катетеров может появиться недержание посерьезней... Перестань себя винить - правильно ты его воспитываешь или нет. Ты его мать и ты лучше него знаешь, что ему нужно. И тебе нужно помочь ему это осознать.

- Что ему нужны подгузники? - скептически посмотрела на подругу Миа, - И как он интересно это "осознает"?

- Ну я ж сказала - "помочь", - чуть коварно улыбнулась врач, - Идём в клинику. Я дам тебе пару вещей и набросаю план лечения.

"Клиника" была на первом этаже ее большого дома. А на втором была даже палата на случай если маленьких пациентов надо было оставить на ночь. Врач направилась к медицинскому шкафчику и взяв оттуда пару бутылочек и коробочек, протянула их Мии. Следующими были несколько вынутых из ящика другого шкафа гуднайтсов. Миа наблюдала за приготовлениями подруги с нескрываемым любопытством.

- В этой бутылочке средство для расслабления мышц, - пояснила доктор Уолш, - Действует очень мягко. В этой - мочегонное. А это успокоительно-снотворные таблетки. Сейчас мы их истолчем в порошок, вот так, - она высыпала порошок назад в бутылку из-под таблеток. Купишь по дороге домой чего-нибудь сухого и солёного типа чипсов. И ореховое масло. Дай ему это за ужином. Соль вызовет жажду, так что будет много пить. Естественно добавишь ему в воду или сок этих средств - по две капли из каждой бутылочки. Очень осторожно, не переборщи. И с истолченными в порошок таблетками тоже поосторожнее - одну восьмую часть чайной ложки. Эти два средства сделают сон крепче, а это вынудит его много писать. И так каждый вечер, за ужином. Но не днем. Днем подстраивать мокрые штаны пока рано. Он и так у тебя капризный, так что лишние слезы и истерики тебе не нужны. Будем все делать медленно и постепенно.

Миа кивнула и взяла пакет.

- Ты понимаешь, что мне хочется большего, - заметила она, - Чтоб он не только постель мочил.

- Терпение, - усмехнулась врач, - Мальчики прекращают мочить постель в последнюю очередь - гораздо позже, чем писаться днём. Это дело мы и вернём первым. А потом и до дневных аварий дойдёт. Надо делать всё постепенно. И незаметно. Чтоб не догадался, что ты затеяла. В-общем, неделя-две и когда его ночное недержание перерастёт в очевидную проблему, приведешь его ко мне на осмотр. А я его подержу у себя несколько дней для тщательного обследования. В-остальном ни о чем не беспокойся. Одевай на ночь гуднайтсы и заботься о том, чтоб ему было в них удобно. Я дала тебе те, что с застёжками - напоминают детские. Одевать подгузник ему должна ты - это очень важно.

Миа довольно улыбнулась. Естественно, одевать подгузники сыну будет она. А кто еще? Мамы это делают. Не говоря уже как она могла лишить себя такого удовольствия.

- Значит через неделю созвонимся? Узнать, какой следующий этап ммм... "лечения". Просто сгораю от любопытства.

- И мне очень интересно, что у нас получится, - призналась доктор Уолш, - В случае успеха этот терапевтический курс можно рекомендовать мамам мальчиков постарше. И даже муженькам такая терапия не помешает - парочка подруг так на своих жаловались.

Женщины засмеялись.

Миа пришла домой вовремя - за пару минут до прихода Брэда из школы. Успела спрятать от него лекарства и подгузники.

- Привет, ма! - сказал Брэд с невинным видом, когда она ему открыла.

Мальчишка был заметно удивлён почему мать не принялась сразу отчитывать его за проступок в школе. В восемь лет он еще не понимал, что женщины намного опаснее, когда они не ругаются, а молчат.

- Доволен, что учебный год наконец закончился? - улыбнулась она, протягивая сыну пакет чипсов.

- Дни считал, - признался Брэд, - Ну я пошёл. Вернусь через час.

Брэд направился к двери.

Вернулся он через два часа, но Миа сыну ничего не сказала. Она прикидывала, что приготовить на ужин. Главное, чтоб было солёное и вызывало жажду. После недолгих раздумий она решила поджарить картошку и сделать cэндвичи с ореховым маслом и желе (прим. переводчика - да, там это действительно едят). И овощи - чтоб хоть что-то было из здоровой пищи.

Овощи мальчишка съел крайне неохотно, после нескольких понуканий. А вот бутерброды и картошку умял сразу.Даже добавки попросил. После еды он выпил целых два стакана сока - в полном неведении, что туда было добавлено. Миа предложила сыну стакан молока с печеньем, от которых тот тоже не отказался. В этот раз она не настаивала, чтоб он за собой убрал, поставив тарелку с чашкой в посудомоечную машину, и разрешила ему идти смотреть телевизор.

Украдкой зайдя в гостиную через пять минут, Миа довольно улыбнулась - Брэда явно клонило в сон. По крайней мере не придется воевать с ним, доказывая, что детям уже пора спать. Миа молча подошла к дивану и не без труда взяла сына на руки.

- Не забыл, что нужно пописать перед сном? - ласково спросила она Брэда, неся его в детскую.

Тот обиженно надул губы. Это был вопрос для трехлетнего, не говоря уже о подчеркнуто сюсюкающем тоне.

Миа уложила сына в постель. Тот был настолько вялым, что спокойно дал себя раздеть до трусов. Через полминуты Брэд просто отключился.

Мия не испытывала ни малейших угрызений совести за то, что подмешала сыну в сок лекарства. Выспится и проснется в хорошем настроении. Пока не обнаружит, что написал в постель. Она отправилась в свою спальню и почитав в кровати книгу, тоже быстро заснула.

Следующим утром, в субботу, Брэд проснулся довольно поздно, проспав утренние мультики. Он чувствовал слабость и небольшое головокружение. Брэд сладко зевнул и потянулся, резко остановившись от незнакомого ощущения - холодной и мокрой постели. Он описался! Слабость и головокружение мгновенно исчезли. Надо было что-то делать. Брэд в панике выглянул в коридор - в надежде, что мама еще спит. Дверь в ее спальню действительно была закрыта. Вернувшись в детскую, он разделся и собрав мокрое постельное белье, ринулся в маленькую комнату, где стояла стиральная машина.

Миа с улыбкой наблюдала через полуприкрытую дверь ванной, как ее сын мечется по дому абсолютно голый. Сразу нахлынули воспоминания, как он в двухлетнем возрасте любил бегать без подгузника, абсолютно не стесняясь. Как тогда было классно.

Она решила притвориться, что ничего не заметила. Пусть думает, что перехитрил ее и надеется, что мокрая постель больше не повторится. Уж она позаботится, чтоб он каждую ночь ее мочил.

Вечером Миа приготовила похожий ужин и так же легко, как и вчера, уложила полусонного сына в кровать, предвкушая, как она его утром разбудит.

Результат превзошёл все её ожидания - пижама Брэда была мокрой от груди и до колен.

- Что это такое, молодой человек? - недовольно обратилась к сыну Миа, - Я вечером спрашивала и кто-то меня заверил, что ему не нужно в туалет по маленькому.

- Мам, я честно... я не знаю... пожалуйста не сердись...

Миа была тронута мольбой сына. Она присела на сухую часть кровати и дождавшись, когда Брэд усядется, помогла ему снять майку и пижамные штанишки.

- Ну... Не плачь, малыш, - обняла она голого мокрого сынишку, увидев, что тот тихонько заплакал.

Брэд просто сник. Позорная в его возрасте проблема писанья по ночам похоже вернулась, хотя он так наделся, что вчерашний инцидент был просто случайностью.

- Не надо плакать, - продолжала успокаивать сына Миа, - Я постираю постельное белье. А ты быстренько иди в душ. Потом можешь смотреть мультики.

Миа погладила сына по спинке. Брэд несмело улыбнулся и встав с кровати, направился в ванную, не избежав шутливого шлепка по голой попе.

- Но если это повторится снова, - сменила тон Миа, - Мне придется позаботиться о надлежащей защите.

Брэд тяжело вздохнул, открывая дверь ванной. Он прекрасно знал, какую "защиту" она имела в виду.

День прошел в относительной тишине - по сравнению с вчерашним. Брэд был смущен и подавлен утренним происшествием. Таким, пристыженным, он нравился Мии гораздо больше, чем огрызающимся хулиганом. Наконец начал уважать взрослых.

На ужин Миа сделала острые бутерброды с ветчиной и жареную картошку. На сладкое было печенье с ореховым маслом. В этот раз Брэд залпом опустошил целых три стакана сока.

Перед тем, как уложить сына в постель, Миа отнесла его, полусонного, в туалет и спустив пижамные штаны, усадила на унитаз. Если б она вышла, он бы наверное пописал, но в ее присутствии ужасно стеснялся это делать, заметно обиженный, что она, скрестив руки на груди, наблюдает за ним в такой интимный момент, как будто ему было два годика. Пятиминутные уговоры ни к чему не привели и Миа просто отнесла Брэда в детскую и уложила в кровать.

Лежа на спине, тот изо всех сил сопротивлялся наваливающемуся на него сну - словно предчувствовал, что произойдет, как только он заснет. Но снотворное оказалось сильнее.

Следующим утром постель Брэда, как и ожидала его мать, оказалась мокрой. Миа не без труда разбудила сына. Тот сразу начал реветь, за секунду поняв, что произошло. Миа, как обычно, обняла и принялась успокаивать Брэда, гладя его по волосам. Убедившись, что сын перестал плакать, она помогла ему раздеться и отправила его в ванную. Ее немножко напрягало каждое утро стирать постельное белье. Впрочем следующей ночью постель будет сухой, - усмехнулась она про себя, - Но не потому, что мальчишка перестал писаться.

Выйдя из ванной жалким и пристыженным, Брэд несмело подошел к маме, чтобы та его обняла. Миа была на седьмом небе от счастья. От самоуверенного хулигана не осталось и следа. Она помогла сыну выбрать, во что одеться, и заверила его, что все будет хорошо.

Брэд просидел весь день дома, вялый и обиженный. Мию терзали угрызения совести. Впрочем их врач-педиатр знала, что делает. И материнский инстинкт подсказывал Мии, что Брэд действительно нуждался в подобной "лечении". Не говоря уже, как ей нравился сам процесс. Целый день бы его обнимала, гладила по головке и успокаивала. Брэд даже посидел у нее на коленях, что в последний раз было в четырехлетнем возрасте. Он действительно хотел постоянно быть с ней рядом. Потому что был уверен, что серьезно заболел.

- Мам, что со мной? - спросил он Мию, чуть не плача.

- Вроде все в порядке, - пожала плечами Мия, потрогав сыну лоб, - Но на всякий случай сходим к доктору Уолш.

Брэд мгновенно пожалел, что начал разговор.

- Мам, мне действительно надо к ней идти?

- Да! - твердо сказала Миа, - Не бойся. Я там буду с тобой и вообще визит к педиатру не ужасен, как ты вообразил. Стыдно должно быть бояться врачей. Особенно в твоем возрасте.

Брэд недовольно скривился. Спорить с мамой после трёх ночей в мокрой постели было неуместно.

- Солнышко, сходи пописай, - попросила она, - И потом не нужно с тобой поговорить

Просьба была очень резонной и Брэд отправился в туалет.

Вернувшись оттуда, он зашел в маме в спальню. Та похлопала по одеялу рядом с собой и он послушно уселся на кровать.

- Помнишь, малыш, что я сказала насчет защиты? - обратилась Миа к сыну, - Я нашла старые гуднайтс...

- Мам, ты что! Нет! - перебил Брэд, - Я не буду носить подгузники!

- Это не подгузник, зайчонок, - принялась терпеливо объяснять Миа, - Это специальные трусики с прокладкой, чтобы ты не намочил постель. Меня, если честно, достало проветривать твою комнату, чтобы изюавиться от запаха мочи. И каждый день стирать твое постельное белье. Давай оденем.

- Мамуль, я не хочу, - взмолился Брэд, - Ну пожалуйста. Я больше никогда не буду мочить постель. Ты увидишь.

Миа начинала жалеть, что не дала сыну сначала его успокоительно-снотворный коктейль.

- Солнышко, ты сейчас всё оденешь, - сказала она твердо, - Тебе эти трусики нужны и ты будешь их носить! Понятно?

- А почему я их должен одевать сейчас? - заканючил Брэд.

- Ты всегда такой сонный после ужина и я подумала, что лучше одеть гуднайтс сейчас. Давай, ложись!

Брэд недовольно скривился, но лёг на спину, уныло подумав, что мама была права. Миа улыбнулась, видя, что он ее послушался. Она сняла с сына пижамные штаны и взяв из пакета гуднайтс, профессиональным движением задрала Брэду ноги, держа их за лодыжки одной рукой. Наловчилась менять ему памперсы, когда он был маленьким.

После этого под мальчишечью попку был аккуратно светло-голубой подгузник с мультяшными персонажами. Секунду полюбовавшись невинным стручочком сына, Миа осторожно направила его вниз. Бесполезно одевать мальчику подгузник,если он писает вверх, себе на живот.

Натянув и запахнув подгузник, Миа по очереди застегнула четыре липучки и довольно улыбнулась.

- Ну? Не умер? И надо было так капризничать? - насмешливо посмотрела она на сына, натягивая ему на подгузник пижамные штаны.

Брэд обиженно промолчал. Впрочем, в подгузник оказался лучше, чем он ожидал. В отличие от откровенно детских этот был тонким и достаточно удобным.

Брэд спустился вниз, в гостиную и уселся перед телевизором. Через полчаса мама позвала его ужинать.

Миа не могла смотреть без улыбки, как сын вертит при каждом шаге облаченной в подгузник попкой. Скоро и до пухлых детских памперсов дойдёт, но даже этот, тонкий, смотрелся прикольно под пижамными штанишками.

Ужин был стандартным, если не считать мороженого - чтобы хоть как-то утешить Брэда после пережитого за последние несколько дней. А также в качестве дополнительной порции жидкости. Наевшись своего любимого шоколадного мороженого, Брэд забыл о ненавистном подгузнике и уселся смотреть телевизор.

В этот раз Миа увеличила дозу мочегонного и эффект не заставил себя ждать. Как только Брэда начало клонить в сон, он непроизвольно пустил струйку в подгузник. В панике осознав, что произошло, Брэд поборол позыв и остановился. Но происшествие не осталось незамеченным внимательно наблюдавшей за сыном Мией, вызывав у нее улыбку - наблюдая, как красный от стыда Брэд направился в туалет, зажав обеими руками пах.

После этого настало время сна и Брэд послушно дал уложить себя в постель и накрыть одеялом. Закрыв дверь в детскую Миа, спустилась вниз и позвонила педиатру.

- Представляешь, даже немножко описался перед сном, - сообщила она, - Хорошо, что был в подгузнике. На удивление легко удалось одеть... Да, каждую ночь мочит - с тех пор как начали твой курс лечения... Привести в конце недели? Хорошо... И оставить у тебя на два дня? Ха-ха. Представляю его реакцию, когда он это услышит. Скажи мне, что взять... Всё, пошла спать. Так за день устала... Бай.

Следующим утром Брэд проснулся в отличном настроении - постель после трёх кошмарных ночей была сухой. Его эйфория длилась недолго - пока он не пощупал голубой подгузник у себя между ног. Тот был таким полным, что казалось, вот-вот лопнет. Брэд задумался, что с этим подгузником делать, но тут в комнату вошла его мама.

Миа без лишних объяснений откинула одеяло и сунула палец в подгузник сына, пощупав его изнутри. Брэд чуть не задохнулся от обиды - так обычно проверяют подгузник малышам.

- Ничего страшного, котёнок, - улыбнулась она, наблюдая за красным от стыда сыном, - Мама просто поменяет тебе подгузник.

Миа расстегнула подгузник и принялась тщательно вытирать сына детскими салфетками. Брэд отрешенно уставился в потолок, стараясь не встречаться с ней взглядом. Вскоре его снова начало клонить в сон. Было еще довольно рано. Не говоря о по-прежнему действовавшем снотворном.

Проснулся Брэд в своей обычной пижаме, сухим. Подгузника не было, но запах детских салфеток отчетливо напоминал, что утреннее вытирание ему не приснилось.

Так продолжалось до конца недели.

- Малыш, нужно вставать, - погладила сына по волосам Миа, разбудив его на час раньше, - мы сегодня идем к врачу, - Ну? Вставай, соня!

Доктор Уолш специально выбрала время пораньше - чтобы мальчишка был сонный и меньше сопротивлялся. В том, что он будет вырываться и орать, особенно когда начнутся неприятные процедуры, она не сомневалась.

Миа раздела сына догола и отвела его в ванную. В восемь лет он мылся самостоятельно, но в этот раз она тщательно искупала его сама, уделив должное внимание его нежным мальчишечьим приборчикам - особенно письке. Невзирая на вялые протесты Брэда, она полностью расчехлила ему головку и хорошенько вымыла её с мылом, улыбнувшись, как дёргается от каждого прикосновения Брэд. После этого настала очередь яичек и попы - разумеется с тщательным мытьем дырочки. Зная, что врач будет осматривать ее сына голышом, Мие хотелось продемонстрировать подруге, как она хорошо ухаживает за своим малышом. Ну и приятно было мыть его как маленького, ласково воркуя и украдкой наблюдая, как он реагирует на прикосновения к своим чувствительным приборчикам.

После купания Миа с Брэдом наскоро позавтракали и сели в машину. Как она и ожидала, по дороге сидящий сзади сын заснул. Проснулся он только когда машина остановилась перед домом Мисс Уолш.

- Куда мы идём? - насторожился Брэд.

- К твоему педиатру. Солныщко, пожалуйста не капризничай. Тебя нужно показать ей. Из-за твоего ночного недержания.

Миа отстегнула ремни и помогла сыну выйти из машины.

Только очутившись в приёмной клиники, Брэд осознал, где он.

- Мам, я не хочу к ней идти! - захныкал он, пытаясь вырвать свою руку из маминой, - Она будет надо мной смеяться. И вообще она постоянно придирается. Не на-адо! Ну пожалуйста! Пошли домой.

Миа насильно потащила сына за собой, игнорируя его протесты.

- У нас визит к доктору Уолш, - сказала она симпатичной курносой (да, да, я знаю, "примечание переводчика", ЛОЛ) медсестре в окошке регистратуры .

Через пару минут в приёмную вышла сама врач. Быстро кивнув Мие, Уолш чуть насмешливо посмотрела на Брэда.

- Я слышала один маленький мальчик мочит по ночам штанишки, - подчеркнуто-сюсюкающим тоном обратилась она к Брэду.

- Аха, - смущенно промямлил мальчишка.

- И поэтому мама решила одевать малышу подгузничек? - откровенно издевательски продолжила Уолш, с нескрываемым удовольствием отметив, как мальчишка поежился, услышав последнее слово, - Да? Это правда?

- Да, - кивнул Брэд, инстинктивно прячась за маму.

- Гуднайтс лучше чем ничего, - усмехнулась Уолш, - Но у меня ты будешь носить надлежащие подгузники. Мне не надо ни мокрой кровати, ни луж на полу.

Брэд недоуменно поднял на нее взгляд, размышляя, что означало слово "надлежащие".

- Идёмте в кабинет, - жестом пригласила Уолш.

Зайдя в кабинет, Уолш бесцеремонно взяла Брэда подмышки и усадила его на высокую кушетку.

- Раздевайте ребёнка, - официальным тоном попросила она Мию, - Трусики тоже нужно снять. Я буду осматривать его голышом. Ну? Куда руками полез? Кого ты тут стесняешься? Как будто я не видела маленьких мальчиков голышом...

Врач начала расспрашивать Мию о ночных авариях сына. Разумеется она прекрасно знала все до мельчайших подробностей, потому что женщины каждый вечер созванивались. Уолш просто хотела, чтобы мальчишка как следует покраснел, слушая их беседу.

 

- Он у Вас писается только ночью? Или днём тоже?

- Днём пока к счастью штанишки не мочил

- А ночью как часто он это делает? Обильно или не очень?

- Откуда мне знать.

- У большинства мальчиков это происходит за ночь несколько раз. Обычное явление. Мальчиков всегда сложнее приучить к горшку. Даже в восьмилетнем возрасте, как видите, столько хлопот. Девочки редко страдают подобным недержанием. Мне кажется все дело в простате.

Уолш быстро печатала что-то в своем планшете.

- Или мальчишки это делают просто из вредности, - продолжила она, - Добивается Вашего внимания. Не буду гадать. Вполне может быть инфекция. Нужно взять несколько анализов и еще пару вещей проверить. Вы не возражаете, если ребёнок несколько дней полежит у меня? Для тщательного обследования мочевой системы.

- Конечно, доктор. Всё, что считаете нужным.

- Мам! - обиженно посмотрел на Мию Брэд, изо всех сил стараясь не разреветься, - Я не хочу провести всё лето у нее в клинике.

- Во-первых, о присутствующих не говорят в третьем лице, - строго сказала Миа, - А во-вторых, сейчас же перестань капризничать! Доктор лучше знает. Вдруг у тебя и вправду что-то серьезное.

- Ложись на спинку, - приказала Брэду врач, - Миа, помогите мне закрепить его на кушетке ремнями. Мда. Обычная истерика - каждый раз, когда Вы его ко мне приводите. Вот и приходится фиксировать, чтоб он мне не мешал.

Доктор Уолш надавила Брэду на плечи, заставив его лечь. Он начал ерзать, стараясь освободиться, но две женщины без труда пересилили восьмилетнего мальчика, закрепив его на столе специальными пластиковыми ремнями.

- Солнышко, ну почему ты всегда устраиваешь у врача сцену, - вздохнула Миа, гладя сына по волосам.

- Мам, я не хочу тут оставаться, - по щекам Брэда потекли слёзы, - Я хочу вернуться с тобой домой.

- Я знаю, зайчонок. Бедный малыш. Всё будет хорошо, - продолжала успокаивать сына Миа, наблюдая, как Уолш разорвала упаковку с катетером.

Тонкая пластиковая трубочка выглядела достаточно безобидно. Если бы Брэд только знал о ее назначении. Вслед за катетером врач достала металлический шприц, который уже не выглядел безобидно - особенно когда она одела на него толстую иглу с тупым закруглённым концом.

Брэд беспокойно заерзал, за что тут же получил от Уолш шлепок по бедру.

- Совсем как ясельный, - проворчала врач, - Боишься уколов? Этот шприц не для них. А для того, чтобы выяснить почему ты писаешь в штанишки.

Заметив, как дрожит ее сын, Миа начала легонько гладить ему голый живот, немножко успокоив Брэда.

Врач тем временем одела резиновые перчатки. Как Брэд и ожидал, начала она с измерения температуры. Девочкам Уолш всегда мерила температуру во рту или подмышкой - безопасным и быстрым электронным термометром. Но немногочисленным пациентам мужского пола ставила термометр в попу - независимо от возраста. Не говоря уже, что специально для этой цели у нее был архаичный стеклянный градусник: толстый и с внушительной колбой на конце. И если у других педиатров ректальное измерение температуры было рутиной, Уолш откровенно наслаждалась реакцией мальчишек на посторонний предмет в попе.

- Можете задрать ему ножки? - попросила она Мию, освободив ноги Брэда от ремней, - Еще выше, чтобы открыл попку. Ага, вот так. Сейчас я помажу его маленькую дырочку вазелином. Ну? Чего ты снова начал ёрзать и вырываться? Вам наверно тяжело его держать. Знаете что, давайте закрепим ему ноги в гинекологических подставках.

- Ага, - согласилась Миа, - И вправду тяжело держать ему ноги, когда так капризничает и вырывается. Ужасно не любит эту процедуру.

- Ничего, потерпит, - бесцеремонным тоном сказала врач, устанавливая по обе стороны кушетки металлические планки с ремнями, - Раздвиньте ему ноги. Сначала закрепим левую. А теперь правую.

Миа помогла врачу закрепить лодыжки сына в специальных креплениях. Врач установила планки так, что голые ноги мальчика были не только широко разведены в стороны, но и до отказа задраны вверх, вынудив Брэда открыть ягодицы и выпятить как напоказ письку с мошонкой.

- Мамаааа! - заревел Брэд, чувствуя себя полностью беззащитным перед врачом, - У меня нет температуры. Почему мне ее нужно мерить?

- Чего орёшь? - недовольно посмотрела на него врач, - Ничего, сейчас мы для этого маленького крикливого ротика найдем подходящее занятие.

Уолш сходила к одному из шкафчиков и вернулась с детской бутылочкой.

- Пей - приказала она, бесцеремонно сунув бутылочку Брэду в рот, - Ну? Кому сказала! Сделать укол, чтоб ты наконец начал слушаться?

Угроза подействовала и Брэд принялся старательно пить из бутылочки воду.

- Проследите, чтобы он всё выпил, - попросила врач Мию, Мне нужно будет взять у него анализ мочи и иначе такого капризного и упрямого пописать в стаканчик не заставишь.

Уолш набрала на пальцы вазелин и принялась мазать Брэда между круглых половинок.

- Как испугался, - усмехнулась врач, без предупреждения углубившись пальцем в коричневую дырочку.

После пальца в резиновой перчатке Брэду в попу отправился толстый термометр.

- Всё выпил? - спросила врач, придерживая термометр рукой, - Отлично. Для малыша, который не умеет контролировать позыв по маленькому и мочит штанишки, этой бутылочки должно быть достаточно, чтобы наполнить его крохотный мочевой пузырь и вызвать необходимый позыв.

Уолш повернулась к Мие.

- Идите сюда. Придерживайте ему термометр. Должен держать его еще пять минут. А я пока приготовлю катетер.

- Катетер? - насторожился Брэд, скривившись, когда мама сунула градусник еще глубже.

- Это не больно, малыш, - успокоила сына Миа, - Лежи спокойно и не капризничай.

Миа с интересом наблюдал за приготовлениями врача - как та поменяла перчатки и принесла стойку для капельницы - или клизмы - с подвешенным на ней прозрачный пакетом, заполненным голубоватой жидкостью. Уолш присоединила к пакету трубку с краником. Она похоже и вправду собиралась поставить Брэду клизму, хотя обычно использовала для этих целей резиновую грушу. Не говоря уже, что пакет и трубочка были не резиновыми, а прозрачными, пластиковыми - как для капельницы, но побольше. Может сейчас детям клизмы так ставят.

Уолш снова сходила к одному из медицинских шкафчиков и принесла оттуда несколько стерильных марлевых салфеток и бутылочку с прозрачной жидкостью.

- Раствор фурацилина, - пояснила она, смочив один из квадратных кусочков марли, - Та-ак, где наш маленький стручок?

Врач приподняла пальцами тонкую мальчишечью письку, заставив Брэда покраснеть. Самое ужасное, лежа в беззащитной грудничковой позе с зафиксированными ремнями руками и ногами он никак не мог помешать её манипуляциям. Мучительница в белом халате могла трогать его, где хотела, включая самые уязвимые интимные места.

- Пипетка, как у двухлетнего, - насмешливо улыбнулась врач, оттягивая крайнюю плоть, - Такой только штанишки мочить. Неудивительно, что он до сих у вас писается. Но хоть добились, что головка полностью открывается.

Прошло уже три года, но Брэд до сих пор помнил, как доктор Уолш в четырехлетнем возрасте насильно открыла ему письку. Было ужасно больно, не говоря уже, как страшно. И просто один раз открыть ей тогда было мало. После этого к ним пару недель ходила домой медсестра - оттягивала ему кожицу и чем-то смазывала. Медсестра была молодой и красивой, не говоря уже какой осторожной и заботливой. Но процедура не из приятных.

- Хорошенько вытрем, - сказала Уолш, коснувшись расчехлённой головки влажной салфеткой.

Брэд вздрогнул и поёжился - манипуляции врача были очень неприятными. И сразу сильно захотелось писать.

- Можете вынимать термометр, - сказала врач Мие, - А сейчас, маленький писальщик в постель, возьмём у тебя анализ мочи. Все знают, как ты обожаешь её по ночам мочить. Давай один раз попробуем это сделать не в штанишки. Хорошие мальчики писают в горшочек. А ты у меня сейчас пописюкаешь вот сюда.

Врач продемонстрировала Брэду пластиковый стаканчик.

- Я... - смутился восьмилетний мальчишка, - Могу в туалете это сделать.

- Вот еще! - фыркнула Уолш, - Снимать ремни и вести тебя в туалет. Пописаешь прямо тут, при нас. Как будто твоя мама никогда этого не видела. У тебя наверно ни одна смена подгузника не обходится без фонтанчика неожиданности. Любимое мальчишечье развлечение на пеленальном столе. А сейчас застеснялся? Давай, покажи нам, как ты умеешь пускать струйку.

- Малыш, доктору нужно, чтобы ты пописал в стаканчик, - ласково попросила сына Миа.

- А пусть она отвернётся.

- Еще чего. А стаканчик под твоей писюшкой кто будет держать?

- Могу я, - сказала Миа.

- Нет! - твердо сказала врач, - Что это такое - врачей стесняться! Это вы его этому научили? Ребёнок в восемь лет не должен стесняться - ни раздевания догола, ни хождения на горшок. Разумеется в присутствии взрослых. За малышами нужно присматривать, когда они делают свои детские делишки. А сейчас мне действительно необходимо посмотреть, как он мочится. У мальчиков по струйке многое можно сказать - о состоянии мочеполовой системы. Ну? Долго еще ждать, пока его величество соизволит пустить фонтанчик?

- Я не могу лёжа, - выдавил из себя красный, как рак, Брэд.

- Да? - язвительно улыбнулась врач, - А спишь ты как? Стоя? В постель пожалуйста, а в стаканчик никак? Не переживай, сейчас всё получится. И не таких упрямых заставляла.

Брэд снова почувствовал, как чужие пальцы трут чувствительную головку его письки. Неприятные манипуляции мгновенно вызвали сильный позыв по маленькому. Опытная врач знала самые уязвимые места. Брэд с обидой осознал, что не сможет долго терпеть.

- Надо же, - усмехнулась Уолш, - Продолжает терпеть. Я похоже недооценила его мочевой пузырь. Не такой уж он слабенький... Как хотелось бы. Ничего, Миа, мы это исправим. Я вам тщательно объясню курс лечения. А сейчас.. просто принесем пару кубиков льда.

Врач сходила к холодильнику.

- Сейчас ты у меня быстренько пустишь струйку, - врач положила два кубика льда Брэду на живот.

- А-а! - закричал тот, трясясь всем телом.

- Что такое? - улыбнулась врач, снова принявшись тереть мальчику расчехлённую головку, - Что нашего малыша беспокоит? Хочется пи-пи?

Уолш довольно улыбнулась, чувствуя как напряглась маленькая детская палочка.

- Поводите кубиком льда по его животу, - попросила она Мию, - Чуть ниже. Ага, вот там, где у него мочевой пузырь. А второй рукой можете легонько пощекотать малышу животик с лобочком. Ха! Ничего себе, как он у вас боится щекотки.

Дрожащий всем телом Брэд непроизвольно хихикнул.

- Пописай, солнышко, - сказала Миа сыну, - Давай. Пись-пись-пись.

Миино дыхание участилось. Становилось все труднее сохранять заботливо-материнский тон - так ей нравилось щекотать голенького сынишку. Лет до трёх она это делала при каждом удобном случае. Смена подгузника всегда была веселой игрой - с массажем и щекоткой. Брэду очень нравилось - всегда весело хихикал. Неужели удастся вернуть его в тот возраст? И тискать, щекотать, делать голенькому ладушки...

Не говоря уже о фонтанчиках неожиданности - еще какое шоу. Миа часто специально раздевала сынишку догола и укладывала на пеленальный стол, чтобы он пустил струйку. Мальчики, оставшись голышом, быстро это делают. Если подловить нужный момент. Все мамы эти вещи определять умеют. И знают, как помочь малышу сходить по маленькому если произошла заминка - именно щекоткой. Она знала самые щекотные места Брэда: животик, лобочек, паховые складочки. И самое уязвимое у любого мальчика место - мошонку. Особенно сзади. Как он всегда ерзал и дрыгал ножками, когда она мазала там кремом или детским маслицем. И между прочим, часто пускал свои смешные мальчишечьи фонтанчики. Госсди, как она по ним соскучилась...

- Ну наконец-то, - хмыкнула врач, когда Брэд, на секунду замерев, начал писать, - Понял, чего от него хотят. Чего остановился? Писай еще! Я даже стаканчик подставить не успела. Уолш отстранила руку Мии и резко нажала Брэду на живот. Острый позыв мгновенно вынудил мальчишку пустить фонтан.

- Вот так, хороший мальчик, - насмешливо улыбнулась Уолш, - Пописай для меня в стаканчик. Давай его наполним. А остальное в этот тазик. Что, понравилось? Ничего себе, сколько написал. Ты что с самого утра терпел? Чтобы всё себе в штанишки сделать? Хорошие мальчики должны вовремя проситься на горшок. Хотя чего от такого, как ты, ожидать. Ты наверно всю жизнь памперсы носить будешь.

Врач стряхнула с мальчишечьей письки последние капли и потянулась к металлическому шприцу.

- Теперь, после того, как он опустошил мочевой пузырь, приступим к катетеризации.

Уолш бесцеремонно потерла по прежнему расчехленный кончик детской письки смазанным вазелином пальцем, вызвав у Брэда неконтролируемую дрожь.

- Потерпи, маленький, - принялась успокаивать ерзающего и вырывающегося сына Миа.

Невозможно было наблюдать, как врач, приведя простыми манипуляциями мальчишечий стручок в вертикальное положение, грубо трёт чувствительную щелочку, из которой ее сынишка только что пописал - раздвигая нежные губки и углубляясь между них мизинцем.

- Теперь немножко смазки внутрь, - пояснила Уолш, вставив в щелочку специальный шприц.

- А-ах... Не надо... Я боюсь, - заревел Брэд, - Бо-ольно!

- Шшш! Немного пощиплет. Зато потом ничего не почувствуешь.

- Потом? - уставился Брэд на свою мучительницу широко раскрытыми глазами.

- Когда я вставлю туда вот эту трубочку. Которая называется катетер.

Так вот оказывается, что это была за трубочка. Совсем не безобидная, как он подумал сначала. Как он мог так заблуждаться? Что еще злые врачи, как она, делают с маленькими мальчиками. Его привели сюда только для одного - чтобы эта женщина мучила его ужасными процедурами.

- Я хочу домо-ой! - продолжал плакать Брэд.

- Солнышко, ну пожалуйста. Потерпи еще немножко, - Миа принялась трепать сыну волосы, - Доктор Уолш должна закончить процедуру.

- Готов к катетеру, - сообщила врач, беря в руки прозрачную трубочку.

Брэд охнул, почувствовав, как что-то углубилось ему в письку. Врач действительно пихала эту трубочку ТУДА!!! Ощущение было странным - небольшая боль и неприятное острое покалывание, как будто письку щекотали изнутри крохотными щёточками. Брэд напрягся изо всех сил, но посторонний предмет продолжал медленно продвигаться внутрь.

- А-а! - неожиданно боль стала сильнее, а главное, с ужасом понял Брэд, болело глубоко внутри.

- Расслабься, иначе больнее будет, - сказала ему врач, - Почему все мальчишки так сопротивляются, когда вставляешь катетер. Можете мне помочь?

- Конечно. Что надо делать?

- Просто пощекотать.

- Животик?

- Можете животик. Или яички. Вы лучше меня знаете у своего сына самые щекотные места.

Миа улыбнулась и легонько коснулась кончиками пальцев мошонки Брэда.

- Уси-муси-пуси. Кто у нас боится щекотки?

Пальцы Мии запорхали по мгновенно сморщившемуся мальчишечьему мешочку.

- Спасибо, - кивнула врач, пихнув катетер чуть глубже, - Ага! Так и знала, что до конца не пописал. Мальчики никогда этого не делают.

Уолш продемонстрировала Мии внушительное пятно на подоткнутом Брэду подо попу полотенце. Дождавшись, когда из катетера перестанет капать, она подсоединила к нему трубочку от загадочного пакета с голубой жидкостью.

- Не хнычь, - обратилась она к своему зарёванному пациенту, - Сейчас тебе ни капельки не больно. Ну? Ты можешь на полминуты перестать реветь? Мне нужно кое-что тебе объяснить.

Брэд поднял на врача донельзя обиженный взгляд. Что она еще с ним собирается сделать.

- Я сейчас наполню твой животик водичкой, - пояснила та, - Вот этой, - Она показала на бледно-голубой пакет, - И ты мне должен сообщить, как только тебе захочется писать. Понятно?

Тон врача был мягче обычного. Потому что сейчас ей было нужно, чтобы он для нее что-то сделал, - догадался Брэд - в отличие от обычного снисходительно насмешливого тона, которым она комментировала то, что бесцеремонно делалось ему.

- Повторяю - как только начнёт хотеться по маленькому. Потому что когда тебе станет невмоготу, мы это и сами увидим.

Брэд испуганно кивнул.

- Приступим, - сказала Уолш, открывая маленький краник.

- Хочу, хочу! - закричал Брэд через 15 секунд, почувствовав острый позыв по маленькому.

- Писать? - уточнила Уолш, закрыв краник.

- Да, - кивнул Брэд, наблюдая, как она печатает что-то в своем планшете.

Уолш хотелось открыть кран снова. Будет прикольно понаблюдать, как мальчишка ерзает и корчится от нестерпимого позыва. Подержать его минут пять с закрытым катетером, не давая писать - легонько массируя низ живота, щекоча в самых чувствительных местах и ведя с ним обстоятельную беседу - как воспитанный мальчик должен себя вести в медицинском кабинете, когда его привели на осмотр. Впрочем тогда она растянет сорванцу мочевой пузырь, а этого ей очень не хотелось. Мальчишке мочевой пузырь наоборот надо было уменьшить - сделав крохотным, как у грудничка. Уолш надеялась, что разработанная ей терапия позволит в течение двух-трех месяцев этого добиться.

Врач принесла пластмассовый кувшин с рисками и направив в него трубку катетера, наконец позволила Брэду пописать, вызвав у того вздох облегчения.

Брэд ожидал, что записав объем выпущенной им голубоватой "мочи", она вытащит у него из письки ужасную трубочку, но Уолш и не думала это делать.

- Это катетер Фолея, - пояснила она Мие, - С шариком на конце, который не дает трубочке выскользнуть из мочевого пузыря. И мы сейчас это шарик надуем. Вот так.

По щекам Брэда потекли слёзы.

- Думал, я его вытащу, - усмехнулась врач, чуть подергав за трубочку, словно пробуя, крепко ли она сидит.

Разумеется, шарик удерживал катетер внутри. Уолш это прекрасно знала. А дергала для того, чтобы помучить плаксивого мальчишку. Надавливание шарика на клапан мочевого пузыря вызывает нестерпимый позыв писать - даже если писать нечем.

- Будешь себя хорошо вести? - спросила она, снова потянув за трубочку.

- А-а! - судорожно дёрнулся мальчишка, - Б-буду, буууу, - Брэда снова затрясло от ужасного, ни с чем не сравнимого позыва.

- Вот и славненько. Сейчас я тебя освобожу из ремней. А катетер пусть остается в писе до конца осмотра. Я буду его периодически открывать, чтобы ты мочился. Не смотри на меня так. Я уже тебе сказала - не собираюсь его вынимать. Мне фонтанчики неожиданности во время осмотра совсем не нужны.

- Я не буду, - смущенно сказал Брэд.

- Что ты не будешь?

- Писать, - еще больше покраснел восьмилетний мальчишка, - Я уже не маленький.

- А какой? Большой? Значит по ночам твою постель мочит кто-то другой? Все вы, мальчишки, одинаковые. От подгузников не отучишь. А оказавшись без памперса, норовите улучшить момент и полить маму или врача из своего масенького пожарного шланга, - Уолш легонько толкнула пальцем детский стручок, - Ну уж нет. Со мной такой номер не пройдёт.

Уолш быстро освободила Брэда от ремней и помогла ему усесться на кушетке. Брэд послушно дал себя послушать спереди и сзади. Потом врач померила ему давление. Он даже не плакал, когда она взяла у него из пальца кровь.

Врач коварно улыбнулась, представив какое мальчишку ждет разочарование, когда она объявит, что оставляет его на несколько дней у себя. Он видать надеялся, что хорошим поведение заслужит возвращение с мамой домой.

Последним этапом осмотра была проверка половых органов, для которой врач все-таки извлекла катетер наружу.

- Ложись на спинку, - попросила она, - Ножки пошире. Не ёрзай! А то снова закреплю тебя ремнями.

Уолш повернулась к Мие.

- Яички в норме, полностью опустились в мошонку. Хорошо выраженный кремастерный рефлекс. Вы кстати и сами можете его своему сынишке проверять, когда раздеваете его для смены подгузника или купания. Вот так. Легонько щекочем яички и смотрим, подтягиваются ли они наверх. Сначала левое. Да не дергайся ты так! Просто дотронуться нельзя. Теперь правое. И оба вместе. Кстати, для ребёнка, который полночи спит мокрым, у Вашего очень здоровая кожа между ножек. Паховые складочки, лобочек... - врач провела кончиками пальцев по гладкому лобку Брэда, заставив его поёжиться от щекотки, - Все в порядке, ни следа опрелостей.

- Я стараюсь следить, - улыбнулась Миа.

- Мажете ягодички и паховую область детским кремом?

- А как же! Каждый раз, когда меняю подгузник.

Брэд обиженно засопел, слушая, как мама с врачом обсуждают его, как двухлетнего карапуза, который круглые сутки носит подгузники. Мама ему их только на ночь одевает. И никакие не подгузники, а трусики с прокладкой. А может она его обманула? Там ведь были нарисованы мультяшные персонажи. Такие только на детских подгузниках. Значит она заставила его носить обычные подгузники для малышей? Только его размера. Было обидно до слез, что взрослые его в очередной раз перехитрили.

- Ну что, Миа, - обратилась к маме Брэда доктор Уолш, - Осмотрели Вашего карапуза. Пока ничего определенного сказать не могу. Надо за ним пару дней понаблюдать. И дождаться из лаборатории результатов анализов. Это сумка с его вещами? Прощайтесь и я отведу ребёнка наверх, в палату.

- Мам! Нет! Я не хочу-уууу... - Брэд громко разревелся, вцепившись в Мию мертвой хваткой, - Не надо! Ну пожалуйста! Я не хочу тут оставаться. Она... она... - он с ненавистью посмотрел на доктора.

- Сынок, доктор Уолш тебе ничего плохого не сделает. Она медицинский работник. Давала клятву Гиппократа.

Даже если б Брэд знал о клятве Гиппократа и многочисленных юристах, специализирующихся на засуживании врачей за малейшую ошибку, вряд ли б он тут по своей воле остался.

- Я знаю, что ты хочешь вернуться домой, - сказала Брэду врач, - Мне нужно подержать тебя в клинике пару дней на случай, если снова придется поставить катетер. Потому что без него ты, похоже, не писаешь, когда положено - только себе в штаны. Также я попрошу одну из моих медсестер понаблюдать за тобой ночью - нужно выяснить, сколько ты раз во сне мочишься и объем каждого мочеиспускания. Только квалифицированная медсестра это может сделать.

Навзрыд плачущий Брэд промолчал, еще сильнее обняв маму. Мие было ужасно жалко сына, но в то же время неловко перед врачом.

- Миа, извините меня пожалуйста, но эта истерика еще час может продолжаться, - обратилась к маме Брэда Уолш, - Вам просто надо встать и уйти. Не волнуйтесь, мы за Вашим сынишкой хорошо присмотрим. Я специально для него наняла квалифицированную детскую медсестру, которая специализируется по уходу за грудничками.

- Я не грудничок! - заявил Брэд, - Не нужно за мной ухаживать!

- Еще как нужно! - отрезала Уолш, - Давай дадим твоей маме пару дней отдохнуть от непрерывной стирки мокрых штанишек и смены подгузников. Всё! Никаких пререканий!

- Котёнок, это всего два дня. Не заметишь, как пролетят, - сказала сыну Миа, - И я тебя буду каждый день навещать. Давай вытрем слёзки. Ну всё, я пошла. Будь умничкой и слушайся доктора.

- И остальных взрослых, - добавила Уолш, насильно оторвав рыдающего Брэда от мамы.

Миа покинула кабинет, украдкой вытирая собственные слёзы.

- Да успокоишься ты наконец или нет! - раздраженно бросила Брэду доктор Уолш, отвесив ему больный шлепок по попе, - Собрался целый день тут посередине кабинета стоять голышом и реветь? Я сейчас других пациентов тут начну принимать. У меня график приёмов, если ты этого до сих пор не понял. И так столько времени на тебя потратила. Ну что, пригласить? Пусть на тебя в таком виде полюбуются.

- Я хочу домой! - заявил Брэд.

- Нет, ты просто капризничаешь, потому что хочешь спать. Маленькие дети всегда так себя ведут, когда перевозбудятся. Хотя на самом деле малышу пора в кроватку.

- Я не маленький! Я не хочу спать!

- Хочешь! Ты просто этого не знаешь, малыш. А вот я знаю - отличное средство, чтобы помочь маленькому ребёнку успокоиться и уснуть.

Уолш сходила к одному из шкафчиков и вернулась со странной продолговатой таблеткой. Я не буду... эту таблетку! Вы меня не заставите!

- Ммм, дорогой... Сейчас ты узнаешь, как такие "таблетки" принимают.

Врач без лишних слов сгребла Брэда в охапку и уложив на стол в уже знакомую ему грудничковую позу, быстро закрепила ремнями.

- Малышам, которые отказываются пить нормальные таблетки, все лекарства дают в виде свечек. Догадываешься, куда их ставят? Во-от сюда, - ее палец углубился Брэду в попу, - Поглубже, чтобы не вытолкнул. Можно вынимать палец? Не выкакаешь свечку? Или заменить палец термометром. И подержать его, пока свечка полностью не растворится? Что скажешь?

Уолш пошевелила пальцем у мальчишки в попе, вызывав у того мученическую гримасу.

- Будешь хорошо себя вести?

- Я хочу до... - начал Брэд, удивившись собственной вялости. Он еще даже не пообедал. Почему его так клонило в сон?

- Ты хочешь поскорее добраться до кроватки, - перебила его врач, не дав сказать слово "домой". Я знаю, мой хороший. Помнишь, я говорила, что тебе пора баюшки, а ты мне не верил. Сейчас я отнесу тебя наверх в палату и уложу спать. Только сначала оденем подгузник. Потому что и ты, и я прекрасно знаем, что ты проснёшься мокрым. Смотри, какой у меня есть.

Уолш продемонстрировала Брэду толстый подгузник. В отличие от гуднайтс этот был стопроцентно детским памперсом. Даже запах был соответствующий. Брэд обиженно скривился, вспомнив, что именно такие он носил в три года. Почему-то запомнился именно запах. Выходит и для детей постарше такие выпускают. Это была его последняя мысль перед тем, как он отключился.

 

 

 

...продолжение следует

 

Edited by karapuz
добавил вторую часть
  • Like 1
  • Upvote 6
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Спасибо

 

Link to comment
Share on other sites

А продолжение будет? 

 

Link to comment
Share on other sites

Мне понравилось, жду продолжения :)

 

Link to comment
Share on other sites

Врача прибить надо. а парня жаль.

Edited by z85
Link to comment
Share on other sites

Добавил вторую часть. 

Так кого прибить надо, мать или врача? Пожалуйста определитесь.

С литературной точки зрения это мой первый опыт художественного перевода и продвигается медленно. Сначала переводил дословно, но потом начал просто пересказывать - что-то добавлять, а что-то опускать. Потому что отдельные действия и кусочки диалогов у автора не стыкуются. Другой бы не заметил, но мне режет глаз, потому что глаз намётан - искать подобные ляпы во время перечитывания собственного.

Вторая проблема - я читаю по английски не переводя, т.е. думаю (зрительными образами) на языке оригинала. И звучит достаточно связно. А остановиться и перевести на русский - совсем не звучит. У автора куча глубочайших мыслей, которые хочется донести без искажения. Как вы к примеру переведете следующее: "She said in the soft voice she only used when she actually needed Brad to do something, instead of just needing to do something to him." Конечно контекст нужно представлять - как врач методично издевалась над восьмилетним мальчиком. Донести ту же мысль коротко, как он, одной хлесткой фразой, которая поворачивает выражение "need to do something" на 180 градусов, не получится. Если переводить дословно, то "Она смягчила тон потому что ей, этой бесцеремонной суке, представьте, действительно нужно было свою беспомощную жертву попросить что-то сделать для нее. Тогда как до этого в течение получаса тон у нее был другой - она язвительно комментировала все ужасные процедуры, которые по её прихоти делались ему.

 

Edited by karapuz
Link to comment
Share on other sites

После прочтения продолжения точно врача

Link to comment
Share on other sites

Отличный рассказ. Ждём продолжение

Сама не прочь оказаться на месте мальчика, но только при условии что мне 15-16 лет не меньше) Ну и с соответствующими коррективами на пол и возраст)))

Edited by Yana
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

рассказ вроде понравился если опустить мучения. можно было добиться того же результата без издевательств.)))) хотя дело вкуса.

Link to comment
Share on other sites

Издевательства я убирал, а не добавлял, ЛОЛ. Автора примерно за это же критиковали там, где опубликовал.

Link to comment
Share on other sites

А есть ли авторский перевод? и когда ждать продолжение?
в оригинале очень длинная история, а гугл переводчик не гуд, совсем не гуд.

Link to comment
Share on other sites

А есть ли авторский перевод? и когда ждать продолжение?
в оригинале очень длинная история, а гугл переводчик не гуд, совсем не гуд.

Там полно фразеологизмов и идиом. Гугл бессилен. И если честно (прочитал целиком), там немного занудно. Отдельные сцены супер, но в целом идёт нудное обсуждение планов и приготовлений. Напиши автору (по английски), может ответит.

Link to comment
Share on other sites

Снимаю шляпу перед проделанной тобой работой, на собственном опыте знаю как порой не просто переводить. Жду продолжение.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Есть новости о дате выхода новых частей на русском? )

Что то у меня ссылки на оригинал перестали открываться

Edited by Yana
Link to comment
Share on other sites

  • 7 months later...
В 25.08.2015 в 00:22, малыш сказал:

рассказ вроде понравился если опустить мучения. можно было добиться того же результата без издевательств.)))) хотя дело вкуса.

я то же за такой варинт))

Link to comment
Share on other sites

  • 8 months later...

Будет ли продолжения, так интересно чем закончиться....

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Скорее бы продолжение

Link to comment
Share on other sites

  • 1 year later...

Когда продолжение?

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.