Jump to content

Костя и Ирина


kv2005
 Share

Recommended Posts

  • V.I.P.

Автор:

Часть 1

 

С Ириной Константин познакомился ВКонтакте, как обычно просматривая состав участников группы, посвященной взрослым играм в детей и пеленанию. Он пригласил ее к себе в друзья, они начали общаться и удивительно быстро поняли, что их интересы во многом совпадают. Уже через месяц довольно раскованного виртуального общения они решили, что готовы встретиться вживую. Их первая встреча стала для каждого из них большим сюрпризом.
Оказалось, что они являются коллегами и работают в одной и той же софтверной компании. Ирина работает в ней менеджером по работе с клиентами, а Константин работает руководителем отдела разработки. Уже несколько лет они время от времени видели друг друга в коридорах здания компании и на корпоративах, кивали друг другу при случайных встречах, но при этом никогда не общались. Обычное явление для компании, в которой работает больше тысячи человек. Однако представьте себе на мгновение, что почувствовал Константин, когда придя к назначенному месту с огромным букетом цветов, он увидел столь знакомое ему лицо. Да уж влип... Черт бы побрал все эти аватарки... Ну почему в миллионном городе ему так повезло, что он нарвался на коллегу?! Может быть еще не поздно тихонько уйти? Нет, уже поздно. Заметила... Вон как удивленно раскрылись ее глаза. Кажется он только сейчас обратил внимание, как они прекрасны. Обреченно выдохнув из груди остатки воздуха, он преодолел последние несколько метров, протянул ей букет и тихо сказал ей: "Привет". Она приняла цветы и тоже сказала "Привет". Странно так произнесла она это короткое слово, немного задумчиво и при этом в уголках ее глаз уже блеснули немного озорные искорки, а на лице появилась мягкая улыбка. "Вот уж никак не думала, что это тебя я здесь встречу"...

Вечером, вспоминая события этого безумного дня, Константин улыбался, вспоминая как он, преодолевая смущение, рассказывал Ирине то, что не решался рассказать ей даже в процессе их виртуального общения, а она взамен делилась с ним своими секретами. Выяснилось, что Ирине нравится доминировать над парнями. Вид хорошо связанного и беспомощного парня, лежащего перед ней абсолютно голым и заклеенным скотчем ртом, приводил Ирину в состояние крайнего возбуждения. В такие моменты она ощущала себя тигрицей, дикой кошкой, играющей с пойманной ею мышкой. Но особенно ей нравилось игры с пеленанием парня в простыни и одеяла. В этот момент она становилась уже не хищницей, но заботливой мамочкой или няней для своих "малышей". К сожалению, далеко не всем парням нравилось примерять на себя роль спеленатого младенца, поэтому постоянного парня у Ирины не было, а новые знакомые обычно быстро от нее сбегали, узнав о ее желаниях и фантазиях. В свою очередь, Константин сам стремился к тому, чтобы хоть раз попробовать роль "взрослого младенца" в реальной жизни, а не в фантазиях. Первое желание быть спеленатым и беспомощным родилось в нем еще в раннем детстве. Он еще в школу ходил, когда понял, как притягивают его сцены принудительного пеленания в некоторых детских мультфильмах. Однажды, на летних каникулах, в гостях у бабушки он, запинаясь от смущения, хоть и с трудом, но все же уговорил ее спеленать его в простынь и одеяло и ему очень понравились эти ощущения. Однако повторять эксперимент бабуля категорически отказалась. Не помогли даже самые жаркие уговоры. Более того, как он потом начал подозревать, она сообщила о произошедшем его родителям. Тем не менее, это стало одним из самых ярких воспоминаний его детства. В дальнейшем, интерес к этой темы у Кости только рос. К моменту своей встречи с Ириной он уже многое попробовал и, пользуясь возникшей несколько лет назад финансовой независимостью, скопил приличную коллекцию предметов, имеющую прямое отношение к его увлечению. Помимо обычных памперсов для взрослых, которые можно купить в любой аптеке или супермаркете, были в его коллекции и заказанные за границей памперсы с детскими расцветками, соски большого размера, лишающие возможности использовать пальцы рукавички, а также специальные пластиковые трусы - простые, на кнопках, с рюшами и даже запирающиеся на замочек. Он даже пробовал пару раз тайком носить памперсы на работе - под одеждой они не слишком уж бросались в глаза, никто ничего не заметил, но испытываемое им волнение было слишком сильным, чтобы вновь повторять этот эксперимент. Но главную свою мечту - быть спеленатым как младенец - до встречи с Ириной Костя так и не смог вновь реализовать. Просто потому, что ему так и не удалось найти для этого подходящей девушки. Многие, с кем он пытался на эту тему поговорить, сначала считали, что он шутит, а потом называли его ненормальным или даже извращенцем. Именно поэтому он и начал искать новые знакомства в Интернете, среди участников тематических групп. Как он мог предвидеть, какой неожиданный сюрприз ждал его на этом пути?

Почти всю неделю Константин провел в состоянии необычного сочетания мечтательной влюбленности и дикого возбуждения. С Ириной он теперь виделся несколько раз на дню, они вместе обедали, весело болтали друг с другом при встречах и даже немного касались в этих разговорах соединившей их темы, но как-то несерьезно, будто в шутку. Он дважды за эту неделю подвозил Ирину к ней домой, а один раз даже набрался смелости пригласить ее к себе. В ответ на это последнее предложение Ирина ответила отказом, однако видя откровенное огорчение на его лице, тут же рассмеялась и сказала что в четверг после работы можно будет прийти к ней. При этом она ослепительно улыбнулась и заявила, что "ее малыша будет ждать сюрприз". И действительно, вечером в четверг они прямо с работы отправились к Ирине.

Едва за ними закрылась дверь, Ирина припала своими губами к губам Константина, и жадно его поцеловала. Затем отстранилась и строгим тоном велела ему здесь же в прихожей полностью раздеться, потому что "это мой дом и я здесь устанавливаю свои правила". Сгорая от смущения, Костя снял с себя почти всю одежду, оставшись в одних трусах. "Трусы тоже снимай" - сказала Ирина - "Хотя нет, я лучше сама". И она тут же стащила с него трусы, легонько прикоснувшись при этом своими пальцами к Костиному члену. Разумеется специально... Вот ведь чертовка!.. Но дальше было еще интереснее. Нежно обняв его и прижимаясь к нему всем телом, Ирина затем мягко, но в то же время, решительно завела назад его руки и защелкнула на них наручники. - Это еще зачем? - Молчи! Здесь я диктую правила! К этому моменту Костя уже готов был взорваться от возбуждения. А Ирина, сюсюкаясь с ним как с маленьким, повела его скованного под душ. Она вымыла его мягкой губкой, не пропустив ни одного квадратного сантиметра поверхности его тела. Потом повела его в спальную комнату, где на широкой кровати уже были расстелены широкие простыни и одеяло. Поверх всего этого лежала пачка подгузников для взрослых, наручники из розовой кожи на длинной цепочке, бондажные рукавички и огромных размеров соска-пустышка. По всей видимости она еще утром приготовила все это и Костя с трепетом приготовился принять предстоящее ему.

Сначала она сунула ему в рот соску, предупредив, чтобы он и не думал ее выплевывать без ее разрешения. Потом надела на него манжеты кожанных наручников. Сняла с Костиных запястий металлические наручники и убрала их в выдвижной ящик прикроватной тумбочки. Беглый взгляд внутрь этого ящика позволил оценить, что наручники это еще не самое необычное из того, что в нем находится. Костя опустил руки вдоль тела, благо длинная цепочка новых наручников это вполне позволяла. Манжеты наручников были из толстой кожи, а внутри были обшиты мехом, поэтому рукам стало намного комфортнее. Однако этот розовый цвет!... Заметив его смущение, Ирина приказала ему "не кукситься", а сама деловито надела ему на руки бондажные рукавички. Костя тут же лишился возможности шевелить своими пальцами. "Это чтобы ты не вздумал касаться себя там, где не следует" - сказала Ирина, а сама тем временем вытащила из пачки памперсов толстый подгузник и расстелила его на кровати. Коротко скомандовала: "Ну давай, забирайся сюда". Помогла правильно расположиться на кровати и деловито застегнула на Косте липучки подгузника. Натянула правый край верхней простыни и обернула его поверх Костиного тела. Подоткнула под спину. Закрыла щиколотки свободным краем простыни. Потом натянула левый край простыни и снова подоткнула его под Костю. Простыня туго прижимала Костины руки к телу, а ноги друг к другу, хотя поерзав, он конечно смог бы ослабить ее хватку и даже выбраться из нее. Но такой возможности ему предоставлено не было. Одна за другой простыни все сильнее и сильнее стягивали его тело. Наконец, когда дошла очередь до шестой, Костя понял, что из этого кокона он сам уже выбраться не сможет. Однако Ирине этого показалось мало и она завернула его еще и в широкое одеяло, которое тут же было перехвачено в нескольких местах ярко-голубой атласной лентой. Отойдя на какое-то расстояние от кровати Ирина залюбовалась получившимся результатом. А полюбоваться было на что: посреди широкой кровати лежал украшенный пышным бантом широкий и длинный белый сверток, из которого торчала только Костина голова. "Такую красоту обязательно надо запечатлеть": промурлыкала себе под нос Ирина. И тут же сделала ряд снимков на свой смартфон. Костя выплюнул соску и попробовал было возразить, но Ирина быстро закрыла ему рот ладошкой, а потом когда звуки возмущения смолкли, решительно вернула соску на место. Она предупредила Костю, что будет вынуждена заменить соску на кляп, если он ее снова выплюнет. Убедившись, что он понял, что она это вполне серьезно, сказала ему, что намерена принять душ, а он пусть лежит тихо и ждет ее. "Никуда не уходи" - пошутила она и весело рассмеявшись вышла из комнаты. Костя попробовал было выбраться из своих пелен, но обнаружил, что может лишь слегка изгибаться и немного ворочаться с боку на бок, но при этом нисколько не ближе к освобождению, чем в начале. Даже наоборот, пока он ворочался он вспотел и ставшие слегка влажными простыни еще прочнее стали держать его в своих объятьях. Пришлось оставить попытки и покорно дожидаться возвращения Ирины...

Ирина вернулась спустя полчаса. В соблазнительном алом белье и с подносом на котором стояла баночка с детским пюре и бутылочка с соской. Она устроилась рядом с ним, поставила поднос на его спеленатое тело и вынула соску из Костиного рта. "Ну как мой малыш себя чувствует?" - спросила она. Мне кажется, что ты проголодался. Пора нам ужинать - сказала она, проигнорировав все Костины реплики. Ну ка, открывай рот! И первая ложка пюре отправилась в Костин рот. Пюре было невкусным. Но Ирина заставила Костю съесть все содержимое баночки, а потом дала ему запить его молоком из бутылочки с соской. Потом Ирина убрала поднос и вернула на место соску пустышку. Костины возражения она при этом словно бы пропускала мимо ушей. Ну как, нравится тебе быть моим беспомощным младенцем, вдруг спросила она Костю. Тот закивал. Ну тогда приготовься - ты будешь спеленатым до утра. Если понадобится туалет, то просто используй свой памперс по назначению. А я пока почитаю немного, сказала Ирина и прижавшись вплотную к свертку, в котором находился Костя, открыла книжку.

Прошло несколько часов. Ирина уже спала. Недочитанная книга лежала на кровати. А Костя все никак не мог заснуть. Ему было жарко в пеленках, но он понимал, что если он будет пытаться ворочаться, то будет еще жарче. В голове был сумбур. Он одновременно млел от осознания своей беспомощности и в то же время хотел бы выбраться из своего кокона. Осознание, что рядом лежит красивая и почти раздетая девушка, к тому же коллега, тоже внесло свою толику в его мучения. Как он хотел бы сейчас ласкать ее тело, заняться с нею сексом! Но кокон крепко держал его. Он не мог даже прикоснуться к своему изнывающему от возбуждения члену. Его руки были полностью беспомощны. Огромным усилием он повернулся на бок и стал тереться своим носом о грудь Ирины. Та проснулась. А, мой малыш хочет сисечку? Ирина улыбнулась и прижала Костин рот к своему соску. Костя осторожно лизнул его и сосок мгновенно затвердел. Костя начал его посасывать, играя с ним языком. Ирина сладко застонала. Вот умница, похвалила она Костины усилия. А тот, через какое-то время выбился из сил от неудобной позы и вновь откинулся на спину. На этот раз ему удалось провалиться в сон.

Он проснулся утром. Ирины рядом уже не было. Но на кухне раздавались звуки и оттуда доносились соблазнительные запахи, свидетельствующие о том, что там готовится завтрак. Он дернулся - нет, он по-прежнему крепко спеленат. Значит эта странная ночь ему не приснилась. Вошла Ирина. "Проснулся, наконец" - сказала она, вынимая соску. - Сейчас будем завтракать. Он попросил ее распеленать его, сказал что ему надо срочно попасть в туалет. Она рассмеялась, сказала что малыши не пользуются туалетом, но руки ее тем не менее потянулись развязывать стягивающую кокон ленту. Уже наполовину распеленав Костю Ирина о чем-то задумалась и не закончив процесс вышла из комнаты. Вернулась она с пеной для бритья, бритвой и мокрым полотенцем. "Я собираюсь убрать у тебя ненужную растительность, лежи и не дергайся" - сказала она, окочтательно его распеленав и раскрыв пока еще сухой подгузник. Затем сноровисто сбрила Косте все волосы в паховой области. Остатки пены она убрала полотенцем. Затем она наклонилась к тумбочке и достала что-то из выдвижного ящика. "А это тебе еще один сюрприз" - и тут же надела на Костин член небольшой металлический пояс верности. Костя попытался запротестовать, но она быстро продела в петлю на поясе дужку небольшого замка и с довольной улыбкой вытащила ключ. Это чтобы ты был только моим и не мог играть сам с собой, сообщила она слегка ошалевшему Косте. Потом помогла ему сесть, сняла бондажные рукавицы и наручники и Костя рванулся в туалет...

Писать пришлось сидя. Проклятый пояс крепко обхватил его гениталии и снять его без ключа можно было бы только с помощью ножевки по металлу. Ну ничего. Надо просто выпросить у Ирины ключ... Закончив свои дела, Костя принял душ. Возможность двигать руками и ногами представлялась ему теперь огромным счастьем. Завернувшись в полотенце он вышел на кухню и попросил Ирину отдать ему ключ или самой снять с него проклятую железку. Та, смеясь, сказала что ключик ему не отдаст, а если он будет настаивать, то разошлет фотки с ним, спеленатым и с соской во рту, всем коллегам по работе. Но видя, как изменился в лице Костя, тут же добавила, что это шутка, а пояс она с него сама снимет, но вечером. А пока Косте придется провести в нем день, но ведь это же даже интересно? Позволит испытать новые ощущения... Костя согласился, хотя и весь покраснел от смущения. Они позавтракали и вместе пошли на работу. Разделились лишь на подходе к зданию. Зашли порознь...

Всю пятницу Костя был сам не свой. Остатки воспоминаний о прошедшей ночи и проклятая железка на его члене мешали ему сосредоточиться на рабочих вопросах. Коллеги удивлялись его состоянию, однако никто ни о чем не спросил. В обед забежала Ирина. "Ну как, пояс не жмет" - пошутила она. И тут же шепнула на ухо, что вечером его ждет еще больший сюрприз чем вчера, причем на все выходные. "Куда уж больше -то. Можно подумать, что может быть что-то еще более дикое, чем то что было вчера" - про себя проворчал Костя. Однако, как выяснилось позднее, он сильно ошибался...

Часть 2

 

Обычно в пятницу вечером Костя уходил с работы рано. Он всегда очень радовался наступлению выходных, но не от того, что не любил свою работу, а просто потому, что в выходные можно было как следует выспаться. В рабочие дни он всегда испытывал дефицит сна. Порядки в их компании были весьма строгие, рабочий день начинался в 9:00 и горе тому, у кого за месяц наберется более 3 опозданий. Самое малое - могли лишить всех премиальных выплат. Если же опозданий было больше или они были значительные, а действительно уважительных причин для них не находилось, то проштрафившегося сотрудника включали в "черный список". Попавших же в этот список администрация старалась при первом же удобном случае уволить. И уж точно никто из попавших в него не мог надеяться на успешное продолжение своей карьеры. Все это коллеги объясняли новичкам в первый же день их работы и мало кто из молодежи горел желанием проверять на себе строгость исполнения существующих в компании правил. Сотрудники, особенно живущие далеко от работы, всегда старались приехать пораньше, чтобы при любых обстоятельствах не опоздать. Костя тоже старался не опоздывать, а для этого ему приходилось каждый день довольно рано вставать. Будучи явной "совой", Костя с трудом просыпался под сигнал будильника, и медленно, так и не приходя в себя ото сна, начинал собираться на работу. И лишь часам к 10, т.е. уже на работе, ему удавалось обрести столь необходимую для его профессии ясность мышления. Не лучше было и вечером. Хотя уходить в их компании разрешалось ровно в 18:00, большинство сотрудников управления разработки предпочитали задерживаться, чтобы доделать все назначенные им на день задачи. В компании негласно осуждался перенос задач на следующий день, ибо это плохо сказывалось на проектах компании и также могло привести к непоправимым с точки зрения успешного развития дальнейшей карьеры последствиям. К тому же Костя никак не мог заставить себя ложиться спать пораньше. У него всегда находилось чем занять себя вечером. За неделю недосып накапливался и к концу недели превращался в непреодолимое желание отоспаться на выходных. Обычно Костя по пятницам старался закончить все свои дела пораньше, чтобы уйти не сильно позже шести, однако в эту пятницу все было по-другому. Незадолго до конца дня Ирина еще раз заглянула к нему, и предупредила, чтобы он ждал ее на своем месте до восьми вечера, а в восемь она зайдет за ним и они вместе поедут на дачу, принадлежащую Ирининой знакомой. Ирина сказала, что обо всем с последней уже договорилась и теперь у них с Костей будет возможность провести все выходные наедине и притом на природе.
Ровно в восемь вечера, когда все остальные сотрудники Костиного отдела уже ушли, как впрочем и большая часть остальных сотрудников компании, Ирина зашла за Костей с небольшой дорожной сумкой в руках. Оказывается, она уже успела побывать у себя дома, чтобы собрать кое-какие вещи для предстоящей поездки загород. Более того, назад она приехала на машине, которая теперь стоит внизу, на их корпоративной стоянке во внутреннем дворе здания компании. Однако, вопреки Костиным ожиданиям, отправились они не сразу на парковку, а перед этим зашли в одну из пустых по случаю позднего времени переговорных комнат. Закрыв дверь и включив свет, Ирина поставила свою сумку на стол для переговоров и, покопавшись в ней немного, извлекла из нее и положила на стол одноразовый подгузник и еще ряд предметов, от вида которых сердце Кости затрепетало. Не собирается же она?... Оказывается собирается!.. Ирина коротко кивнула в ответ на застывший в его глазах немой вопрос и велела ему забраться на стол и лечь на нем. Минуту спустя она уже расстегивала ремень его брюк, а потом стянула с него штаны вместе с трусами. Костина голая попа коснулась холодной поверхности стола, но ненадолго, так как Ирина тут же попросила его приподняться и подложила под нее заранее расправленный подгузник. Она слегка поласкала кончиками пальцев Костин член, по-прежнему заточенный в клетку пояса верности, а потом завернула наверх вторую половину подгузника и прилепила к ней липкие застежки. А еще через минуту Костя уже пытался снова влезть в свои штаны. О том, чтобы одеть трусы хотя бы поверх памперса было нечего и думать - их Ирина сразу убрала в свою сумку. Но штаны надеть удалось, хотя и не без сложностей при их застегивании. Еще спустя минуту они, погасв за собой свет, вновь вышли в пустой коридор.
Идти Косте было неудобно - толстый подгузник напоминал о себе при каждом шаге. Когда в прошлом Костя тайком одевал памперсы на работу, он использовал самые тонкие и мягкие. Этот же был очень толстым и к тому же откровенно шуршал. К тому же укрытый под ним пояс верности немилосердно терзал Костины гениталии. Казалось, что он вот-вот оторвет Косте содержимое его мошонки. В итоге, он шел небольшими шагами и еле поспевал за Ириной.
На стоянке его ждал еще один сюрприз. Убирая сумку в багажник, Ирина достала из ее переднего кармана нечто, оказавшееся при ближайшем рассмотрении уже знакомыми Косте розовыми кожаными наручниками на длинной цепочке. "Зачем это?" - спросил Костя. "Вдруг кто увидит? Давай обойдемся без этого!" - сказал он с нарастающей паникой в голосе. "Не бойся дурачок! Никто ничего не увидит. Садись в машину!" - ответила Ирина. Он сел на переднее пассажирское сиденье. Ирина села за руль, но заводить машину не стала, а вместо этого одела ему манжету наручников на левую руку, а вторую засунула ему глубоко за спину. Она вновь вышла из машины, открыла Костину дверцу, вытянула у него из-за спины вторую манжету наручников, попросила его немного привстать и тут же протянула цепочку из-за Костиной спины ему под бедра. "Вот так-то!" - довольно промурлыкала она, закрепляя вторую манжету наручников на правой Костиной руке. Потом она, сильно наклонясь вперед, пристегнула Костю ремнем безопасности. Ее грудь касалась Кости пока она пыталась попасть пряжкой ремня в замок. Наконец, замок щелкнул. Ирина выпрямилась, закрыла пассажирскую дверь и быстро юркнула обратно за руль. Она критически оглядела свое творение и небрежно бросила легкий шелковый платок так, чтобы прикрыть им левую манжету Костиных наручников. Костя к тому времени успел опробовать свои путы и понял, что они держат крепко. Цепочка была плотно прижата к сиденью его бедрами, заставляя держать руки также на сиденье у самых ног. Привстать же мешал проклятый ремень безопасности. А отстегнуть его Костя не мог - дотянуться до замка мешали наручники.
Ирина завела машину и они выехали с парковки компании на улицу. Когда они проезжали шлагбаум и позже, когда они ехали по улицам города по направлению к МКАД, Косте казалось, что их секрет вот-вот будет раскрыт и он очень из-за этого нервничал. Однако со временем он был вынужден признать правоту Ирины - никому до них не было никакого дела. Они выехали на магистраль и тут же встали в обычной для пятницы пробке, которая растянулась на несколько километров. На то, чтобы преодолеть ее им пришлось потратить чуть более двух часов, при этом довольно часто они и вовсе не ехали, а стояли в окружении большого числа других страждущих выехать из города. Водители и пассажиры соседних машин скучающе окидывали их взглядом сквозь почти прозрачные окна, однако ничего примечательного так и не заметив, переключали свое внимание на что-нибудь другое.
Когда они выбрались из пробки и скорость снова стала нормальной, Ирина сказала что им надо заправиться и к тому же ей хотелось бы воспользоваться на заправке туалетом, так как ехать им еще долго, а у нее "в отличии от некоторых" памперса нет.
Они заехали на большую и ярко освещенную BP-шную заправку. Ирина дождалась их очереди, заглушила двигатель, вышла из машины, попросила заправщика налить полный бак и направилась в здание заправки. Заправщик немного осуждающе посмотрел на Костю, но ничего не сказал. Во взгляде его читалось: "Хорош, мол, посылает девушку оплачивать топливо, а сам сидит". Машину заправили, заправщик убрал пистолет шланга на место, но Ирина все не выходила. Из машины сзади, видя что автомобиль впереди не пуст, а заправка уже давно завершена, начали нетерпеливо сигналить. Костя занервничал. Ирины не было видно. Заправщик постучал в стекло и энергичным жестом показал: "Оплата прошла. Что стоим?! Перегнали бы машину на место для парковки, зачем задерживаете остальных желающих заправиться?!". Хам из машины сзади вновь засигналил и кажется собрался выходить. Костю захлестнула волна паники, но к счастью в этот момент из дверей заправки выпорхнула Ирина. "Представляешь, у них там такая очередь из желающих попасть в туалет" - пояснила она свое долгое отсутствие, усаживаясь за руль, пристегиваясь и заводя машину.
Костя был очень рад, когда они вновь выехали на трассу, набрали скорость и огни проклятой заправки остались далеко позади...

Часть 3

 

Было уже начало первого часа ночи, когда автомобиль с Костей и Ириной подъехал к шлагбауму на въезде в охраняемый коттеджный поселок. Именно в этом поселке находилась дача знакомой Ирины. Однако впустили их не сразу. Сначала к ним подошел охранник и осведомился о том, кто они такие и что им здесь нужно. В ответ Ирина назвала свое имя и номер дома, куда они следуют. Охранник, видимо заранее предупрежденный хозяевами дома, кивнул в ответ, спросил знают ли они дорогу внутри поселка и получив от Ирины положительный ответ открыл им шлагбаум. Они неспешно поехали по улицам поселка и через несколько минут остановились у ворот гаража рядом с одним из домов. Интересное у кого-то представление о "даче", подумал про себя Костя. Дом был огромным и было очевидно, что его хозяева вложили в его постройку и благоустройство прилегающей к нему территории немалые средства. Ирина достала откуда-то связку ключей с небольшим пультом-брелоком на ней, нажала на кнопку и ворота поползли вверх. Внутри просторного но пустого гаража автоматически зажегся свет и они въехали внутрь. Ирина снова нажала на кнопку и автоматические ворота вновь закрылись. Она вышла из машины и включила в гараже основное освещение. Было видно, что она здесь хорошо ориентируется.
Ирина открыла пассажирскую дверь и расстегнула манжету наручников на Костиной правой руке. Манжету на левой руке Костя расстегнул уже сам. Он потер запястья в тех местах, где их охватывали манжеты уже порядком надоевших ему мягких кожаных наручников, а потом отстегнул пряжку ремня безопасности и начал неловко выбираться из машины. Ирина тем временем деловито вытаскивала из уже открытого багажника различные сумки и пакеты. Вскоре навьюченный ими Костя зашагал рядом с Ириной по дорожке, ведущей от внутренней двери гаража к дому. Ирина открыла входную дверь ключами с уже знакомой связки и включила в доме свет. Они вошли в довольно просторную прихожую и Ирина закрыла за ними внешнюю дверь на внутренний замок. Большая часть сумок и пакетов была оставлена тут же в прихожей, а с остальными они прошли на кухню особняка. Костя при всем желании не мог воспринимать его как "дачу". Ирина и тут проявила отличное знакомство с обстановкой, наскоро организовав им неплохой ужин. Она деловито извлекала различные блюда из принесенных ими пакетов, раскладывала еду по извлеченным из ящиков тарелкам и разогревала в микроволновке. Оба они порядком проголодались и потому оба справились с ужином очень быстро. В завершении пиршества они выпили по половине бокала вина, букет которого показался Косте, который крайне редко употреблял алкоголь, довольно необычным, но в то же время приятным. Потом, прихватив с собой все оставшиеся в прихожей сумки и пакеты они поднялись на второй этаж по широкой и красивой лестнице. Ирина открыла дверь и за нею оказалась уютная спальная с большой кроватью. Они оставили принесенные ими вещи прямо на полу вдоль стены и Ирина пошла проводить Костю в ванную комнату, расположенную на этом же этаже. Огромная ванная блистала чистотой и белизной. Едва за ними закрылась дверь ванной, Ирина тут же начала снимать с Кости всю одежду. Не ожидавший этого Костя очень смутился. Он попытался отстраниться и запротестовать, но Ирина мягко прервала его робкие протесты, сказав что ей очень хочется, чтобы они совместно приняли душ. Косте тоже очень этого захотелось, однако у его протестов была вполне веская причина. Дело в том, что по дороге с ним произошла некоторая неприятность, последствия которой он очень хотел бы скрыть от Ирины. Вскоре после того как они отъехали от заправки он почувствовал, что его мочевой пузырь переполнен и ему срочно нужно облегчиться. Он попросил Ирину заехать куда-то где есть туалет или, на крайний случай, остановиться где-нибудь на обочине, но та лишь весело чирикнула, что она не для того надевала ему такой толстый и хорошо впитывающий памперс, чтобы теперь останавливаться, они и так уже потеряли в пробке кучу времени. Поэтому Косте не осталось ничего другого, кроме как сжать ноги и молча терпеть. Примерно за полчаса до въезда в поселок терпеть стало уже невмоготу и Костя ощутил, как внутренняя поверхность памперса стала влажной и теплой. Он был готов провалиться сквозь землю от стыда, но совершенно ничего не мог с этим сделать. Но потом, видя что подгузник справляется на-отлично, он немного расслабился и позволил процессу естественным образом завершиться. Поэтому, когда они въехали в поселок, Костя мечтал лишь о том, чтобы при первой же возможности и незаметно для Ирины избавиться от своего промокшего подгузника. Однако поскольку та не оставляла его своим вниманием ни на минуту, возможность эта так ему никак не представлялась. Даже когда они ели ужин, Костя был вынужден находиться в своем подмокшем подгузнике. У него была надежда привести себя в порядок перед тем, как принять душ, но и здесь Ирина поставила его в затруднительное положение. Запинаясь, он начал объяснять Ирине причину своих затруднений. Та же, как только поняла в чем дело, весело улыбнулась и ласково проворковала, одновременно стягивая с Кости его брюки: "У моей маленькой детки случилась неприятность? Ну ка, давай посмотрим, что у нас тут произошло... Детка сделала пи-пи в свои штанишки... Как хорошо, что на нас был этот чудесный подгузничек... Сейчас мы сего с тебя снимем и помоемся...". Вскоре Костя был освобожден от остатков одежды и промокшего подгузника, Ирина тоже разделась и они вместе с ней встали под душ, благо его размеры это вполне позволяли. Костя был совершенно очарован видом струящихся по загорелой и бархатистой коже Ирины потоков воды. Он крепко прижал ее к своей груди. Его руки нежно скользили по его груди. Его член был очень сильно возбужден, но жесткие рамки пояса верности мешали ему прийти в полностью эрегированное состояние. Яичкам,сдавленным кольцом пояса, было больно. Костя весь напрягся от жгучего сочетания боли и желания. Ирина заметила его состояние и провела рукой по нижнему краю его мошонки и сжатому в объятьях пояса верности члену, но ничего не сказала, а лишь нежно улыбнулась. "Мда,.. Похоже, эта ночь пройдет в зоне относительной сексуальной безопасности. Не зря проклятую железку еще называют поясом целомудрия": подумалось Косте. Но в этот момент Ирина прижалась своими губами к Костиным и все "лишние" мысли у Кости тут же исчезли. Они стояли обнявшись под струями горячей воды и жадно целовались.

Окончание этого долгого дня Костя помнил плохо. Его неудержимо клонило в сон. Он смутно помнил, как вместе с Ириной он еле вернулся в спальную и буквально рухнул на кровать, как Ирина вновь пыталась надеть на него памперс, а он почти без участия сознания выполнял ее команды, но что было потом он уже не помнил. Его сморил удивительно глубокий и крепкий сон.

Странный это был сон. Косте снилось, что чьи-то руки прикасаются к нему, поднимают и куда-то несут. Ощущение движение ненадолго возникло, но тут же снова пропало. Какие-то голоса тягуче выговаривали какие-то звуки, но слов было не разобрать, да и не хотелось ему их разбирать. Потом все вокруг стало молочно-белым, а спустя еще какое-то время вокруг него вновь сгустилась тьма.

Просыпался Костя не сразу, постепенно. Сначала возникло чувство радостного умиротворения и ощущение, что он уже совсем выспался. Он лежал на мягкой поверхности с закрытыми глазами и слушал звуки, напоминавшие щебет птиц. Это и есть птичьи трели, подсказало ему вернувшееся сознание. Он осторожно приоткрыл глаза и тут же снова их зажмурил от яркого света. Потом снова их приоткрыл и на этот раз широко их распахнул в полном удивлении. Он попытался протереть глаза правой рукой, но обнаружил, что не может оторвать ее от кровати. Его правая рука была надежно зафиксирована чем-то напоминавшим мягкие оковы, которыми привязывают к кровати пациентов в зарубежных фильмах про психиатрические лечебницы. И левая рука тоже привязана! И ноги тоже! На уровне бедер, колен и лодыжек они были пришпилены к кровати той же мягкой фиксацией. Еще один ремень фиксировал руки на уровне предплечий и прижимал к матрасу Костину грудь так, что он с трудом мог лишь приподнять голову, в то время как остальное тело осталось неподвижным. Матрас тоже был примечательный. Он явно был застелен белой резиновой клеенкой. Костя лежал на узкой кровати с высокими, поднятыми почти на метр бортиками из никелированных металлических труб. Из этого же материала были спинки у изголовья кровати и на противоположной ее стороне, у ног. Сверху ограждения были обшиты мягким валиком из белой кожи. Стены в комнате были обшиты тоже чем-то белым, мягким и хорошо моющимся, но уже с веселыми принтами героев мультфильмов. Окно, по-видимому, всего одно и оно "за спиной". О его существовании Костя скорее догадался, так как проклятые путы мешали увидеть, что находится за изголовьем кровати. Сам он был почти голым, не считая закрепленного на бедрах подгузника. Как он здесь оказался? Где Ирина? Чего ждать дальше? Все эти вопросы метались у него в голове, но ответов на них увы не было...

Часть 4

 

Прошло примерно полчаса с момента Костиного пробуждения. За это время он успел опробовать на прочность удерживающие его ремни и пришел к неутешительному выводу, что никакими усилиями ему из них самостоятельно не выбраться. Он также обнаружил, что кровать, на которой он лежал, может перемещаться. По всей видимости, она была на колесиках. Обнаружил он это когда безуспешно дергался и брыкался в своих путах. После одного особо сильного и резкого его рывка кровать вместе с ним немного отъехала от стены. Что-то, видимо ранее стоявшее в изголовье кровати, рухнуло на пол с оглушительным грохотом.
С негромким щелчком открылась дверь и в поле зрения Кости оказались две девушки, одетые в белые медицинские халаты и маски, над которыми были видны лишь их глаза. Одной из девушек определенно была Ирина (уж ее-то глаза Костя ни с чьими бы не перепутал), вторая же (она выглядела постарше) не была Косте знакомой.
Они подошли к бортику Костиной кровати и стали молча на него смотреть. Первым не выдержал Костя. "Ирина, что происходит? Где мы? Зачем все это?" - закричал он срывающимся голосом. Ирина промолчала, но Косте показалась что под маской она улыбнулась - это было очевидно по выражению ее прекрасных глаз. Тем временем ее более старшая спутница попросила немного помочь ей. "Конечно" - ответила Ирина, уже не таясь и сдвигая с лица маску. Вдвоем девушки легко опустили вниз бортик Костиной кровати. Старшая девушка бесцеремонно проверила состояние Костиного подгузника и обнаружив, что он совершенно сухой, разочаровано хмыкнула. Потом и она сдвинула маску и, странное дело, Косте показалось, что она похожа на его Ирину, только выглядит старше. Может быть старшая сестра? Его догадка оказалось верной - Ирина тут же представила девушку как свою сестру Вику. Потом она пояснила, что дом, в котором они находятся, принадлежит Вике и ее мужу. Они приехали сюда очень рано утром. Вике тоже нравятся игры с принудительной бебификацией и поэтому эта часть дома была переделана под своего рода "детский садик", но только для "взрослых деток". Эта комната называется "изолятор" - она используется как помещение для "карантина" для вновь прибывающих, а также сюда могут временно поместить тех, кто плохо себя вел, чтобы они могли спокойно поразмыслить над своим поведением. Еще здесь есть "детская спальная", "столовая", "игровая", "ванная" и "медицинский кабинет" для разного рода процедур. Также "детки" могут быть выведены на прогулку во внутренний дворик. Ирина добавила, что скоро у Кости будет возможность познакомиться со всеми этими помещениями, в ответ на что Вика со значением добавила: "Возможно...". И тут же пояснила, что у Кости есть всего два варианта как провести остаток выходных. В первом из них он остается лежать здесь, неподвижно пришпиленный к кровати до вечера воскресенья, а потом его переоденут в самую настоящую смирительную рубашку и Ирина отвезет его домой. Его будут кормить из бутылочки с соской различными жидкими смесями, а также будут проверять и при необходимости менять ему памперсы, но все остальное время ему придется беспомощно лежать на спине, глядя в потолок. Но есть и другой вариант - он добровольно соглашается стать "воспитанником" этого садика и тогда он сможет премило проводить здесь эти и любые последующие выходные. Он будет пользоваться относительной свободой перемещений, но он не должен выходить из образа "взрослого ребенка" или предпринимать попытки побега. За нарушение этих правил его вновь водворят в "изолятор" или даже сделают с ним кое что похуже... Здесь Вика осеклась, но тут же добавила, что до этого вряд ли дойдет. Ирина, в свою очередь, добавила к озвученным Викой условиям требование, что если Костя выберет второй вариант, то и в течение недели он должен будет во всем слушаться Ирину и соглашаться со всем, что она ему предложит. Он также не имеет право рассказывать кому-либо о том, что с ним происходит. Она пояснила, что Косте лучше не проверять на себе, что будет с ним, если он сейчас согласится с этими условиями, а потом нарушит это обещание. Сказано это было так, что Костя поверил каждому слову и очень испугался. Он понял, что на этот раз судьба столкнула его с чем-то очень серьезным. Вика спросила, готов ли он сейчас сделать свой выбор или ему нужно еще время, чтобы подумать. Тут она лукаво улыбнулась и помахала связкой ключей над головой у Кости. Костя понял намек и решил, что ему не хочется здесь больше лежать. Он подтвердил свое согласие с условиями второго из предложенных ему вариантов. Ирина радостно кивнула и они вместе с Викой принялись отцеплять удерживающие Костю ремни.

В коридор они вышли втроем: Вика и Ирина поддерживали шедшего посередине Костю под локти - Вика не удержалась и перед выходом сковала Костины руки наручниками за спиной. Из одежды на Косте был только памперс.

"Сначала в ванную" - скомандовала Вика и Ирина с ней согласилась. Вдвоем они отвели Костю в небольшую и уютную ванную комнату, так напомнившую Костику о его детстве. С него сняли памперс и наручники и посадили в ванную, которая быстро наполнилась теплой водой с пеной. "Держи, чтобы не заскучал!" - сказала Вика, вывалив в воду целый набор приспособленных для использования в ванной игрушек. Костя рассеянно взял одну - ею оказался яркий пластмассовый катер. Тем временем Ирина начала мыть его голову детским шампунем. "Слезок не будет" - пошутила она, массируя Костины волосы. Потом Костю с ног до головы вымыли мягкой губкой и высушили мягким полотенцем. На голову повязали легкую косынку, а бедра завернули в длинное полотенце, которое закрепили наподобие юбки. Затем его отвели в "медкабинет", который разом напомнил Костику все его детские страхи перед поликлиниками и больницами. Там с него сняли полотенце и уложили на кушетку, застеленную тонкой простыней поверх желтой и хрустящей медицинской клеенки. Вика задрала Костины ноги вверх, а Ирина тем временем взяла из Костиной попки мазок, а потом измерила Косте температуру при помощи введенного в его попку термометра. Во время всех этих процедур у Костии случилась сильная эрекция, что не обошлось без комментариев со стороны Вики. Девчата обсудили между собой все достоинства и недостатки Костиного члена. Вика поинтересовалась у Ирины, использовала ли та на Косте пояса целомудрия и Ирина подтвердила, что использовала. Костя густо покраснел. Потом девушки смазали Косте все его складочки каким-то прохладным кремом и одели на Костю толстый подгузник и специальные полупрозрачные пластиковые трусы, пояс которых запирался на маленький навесной замочек. Ирина тут же положила ключик от него в нагрудный карман своего медицинского халата. Костю усадили на кушетке и осмотрели ему горло. На этот раз обошлось без замечаний. Потом Вика вышла, чтобы принести Костику одежду, подходящую для их "садика". На какое-то время Костя и Ирина остались наедине. "Ирина, мне здесь не нравится, давай поскорее отсюда уедем!" - скороговоркой проговорил Костя. "Не бойся, тебе здесь понравится!" - ободряюще сказала ему Ирина. "Ты, главное, во всем слушайся меня и тетю Вику и тогда все будет хорошо" - добавила она поглаживая Костино голое колено. Вошла Вика со стопкой "одежды". Костя ахнул: "Неужели мне придется ходить здесь в этом?". "Не переживай, здесь все 'детки' так ходят!" - почти синхронно ответили Вика и Ирина и весело прыснули, рассмеявшись от того, что сказали это одновременно. "Все?! Так я здесь не один?!" - спросил Костя. "Нет, конечно!" - ответила Ирина. "Сегодня, правда, кроме тебя здесь только один 'ребенок', но иногда привозят целую ватагу. До пяти человек иногда собирается" - добавила она. "Ага, даже кроваток на всех не хватает!" - злорадно добавила Вика - "Приходится некоторых прямо в колясочках спать укладывать!". "Сейчас мы с тобой оденемся и пойдем знакомиться с Викиным мужем" - сказала Ирина, разбирая принесенную Викой стопку.

Сначала на Костю надели что-то вроде мягкого белого боди, а поверх него нечто вроде больших белых шелковых трусов с огромным количеством пришитых к ним оборок и рюшей. Их размер позволял одеть их прямо поверх тех пластиковых трусов и подгузника, в которые Костя и так уже был заключен. Потом последовало нечто вроде короткого платья из розового латекса. Его прикосновения к незакрытым участкам кожи, снова вызвали у Кости сильную эрекцию. На голову Косте повязали чепчик из мягкой ткани, а на шею - вот ужас - повесили огромную соску на небольшом шнурке. На руки ему одели матерчатые перчатки, заставившие Костю сжать пальцы в кулачки без возможности их обратно распрямить и тут же зафиксировали эти варежки специальными завязочками на запястьях. На ноги ему одели белые гольфы и что-то вроде мягких ботиночек. Костю подвели к большому зеркалу, что висело на двери в коридор. Костя весь покраснел, увидев как странно и нелепо он выглядит в этом одеянии. Затем девушки вывели его в коридор и повели в "игровую". Первое, что увидел Костя войдя в нее, был огромного размера детский манеж, в котором сидел еще один парень, одетый почти также как и он сам. Это был Вячеслав - муж Вики и хозяин этого дома...

Часть 5

 

Ирина мягко подтолкнула Костю по направлению к манежу. Он сделал несколько шагов и остановился. Между тем девушки вышли из комнаты, дверь за ними закрылась и было слышно, как в замке повернулся ключ.
- Ушли, но наверняка подглядывают — подумал Костя, мрачно посмотрев на объектив висевшей в комнате камеры наблюдения.

Он вернулся к двери и попробовал открыть ее. Больше для очистки совести, так как был уверен, что она не откроется. Так и вышло. Мало того, что надетые на руки варежки не давали распрямить пальцы и нажимать на дверную ручку приходилось сжатыми в кулаки руками, так еще и проклятая ручка все время норовила выскользнуть из почти бесполезных сейчас рук Кости. Когда ему удалось ее наконец нажать ее на достаточный угол и потянуть дверь на себя — она не поддалась, т. к. была заперта на замок.
- Дверь открывается вовнутрь, значит пытаться высадить ее тоже бесполезно — придя к этому выводу Костя решил оставить дверь в покое и подошел к Вячеславу, который все это время смотрел на него, но так и не произнес ни звука.

Подойдя вплотную к манежу Костя понял почему — рот Вячеслава был заполнен соской, аналогичной той, что висела у Кости на шее, но она плотно удерживалась во рту у Вячеслава туго затянутой тесьмой и к тому же, ее пластина была приклеена к его губам с помощью какого-то клея. По всей видимости, это суперклей — цианакрилат. Костя вспомнил, как Ирина со смехом уже предлагала вставить ему в рот соску, с намазанной суперклеем пластиной. Тогда он счел это забавной шуткой, но теперь понял, что это была никакая не шутка. Суперклей схватывается к коже почти мгновенно, а вот удалить его можно лишь с помощью специального растворителя, который еще продают далеко не в каждом магазине, где можно купить сам суперклей. Выходит, что разговор будет несколько несимметричный.
Он кратко рассказал Вячеславу кто он и как сюда попал. Тот внимательно его слушал, иногда кивая. Он спросил у Вячеслава можно ли как-то самостоятельно выбраться из «детской» и тот мотанием головы показал, что нет. Потом Костя спросил его сколько часов обычно приходится в ней проводить и, называя ряд вариантов, узнал что не меньше часа и вряд ли более 4 часов. Стало очевидным, что придется провести здесь немало времени, которое к тому же явно приготовилось течь очень медленно. Заняться было решительно нечем. Открыть дверь нельзя. Перелезть через бортик манежа, наверное, возможно, но будет явно непросто. Попасть в манеж через штатную дверцу невозможно из-за проклятых перчаток на руках. Значит придется смириться с тем, что Вячеслав ему не помощник, равно как и он для него. Снять всю ту младенческую одежду, что девчата на него надели тоже не по силам, пока он в перчатках. Значит избавиться от перчаток должно стать самой первой задачей. Он очень аккуратно сел прямо на пол, облокотившись спиной на сетку манежа. Затем попробовал зубами развязать или хотя бы перегрызть узел завязки на одной из перчаток. Действие не прошло незамеченным. Дверь открылась и вошли Вика с Ириной. Вика быстро намазала пластину висевшей у Кости на шее соски клеем и приготовилась вставить ее в Костин рот. Тот крепко сжал зубы, всем видом показывая, что не позволит сделать с собой то, что они задумали. Тогда Вика просто сжала ему ноздри, перекрыв ему возможность дышать. Костя сдался и открыл рот. Соска скользнула внутрь, а ее пластина прижалась к его губам. Вика подержала ее с минуту плотно прижатой, а тем временем Ирина затянула привязанную к ней тесьму вокруг Костиной головы. Когда Вика убрала руку, Костя понял, что теперь он как и Вячеслав не может выплюнуть эту соску, не может говорить и не может воспользоваться зубами для освобождения рук. С ним приключилось что-то очень похожее на истерику. Он вдруг осознал, насколько он теперь стал беспомощным, насколько он теперь зависит от воли «похитивших» его девушек. От внутренних переживаний у него по щекам потекли слезы. Он сам этого не ожидал и заметил лишь, когда Ирина, ласково обняв его, начала вытирать эти слезы с Костиных щек. При этом она ворковала что-то настолько успокаивающим тоном, что Костя снова пришел в себя и ему даже стало легко и приятно. Ему хотелось бесконечно оставаться в объятиях Ирины, прислонившись щекой к ее груди. Но счастье его длилось не так уж долго — Ирина встала, звонко чмокнула его в щеку и вышла вслед за Викой. Дверь за ними закрылось. Костя и Вячеслав вновь остались одни в запертой комнате.

Прошло какое-то время — Косте показалось, что целая вечность и девушки вновь вошли в «детскую». Почти все время до их появления Костя просто изнывал от скуки и безделия. Ему было решительно нечем заняться, а играть с рассыпанными в комнате детскими игрушками он не хотел. В отличие от Вячеслава, который лениво переставлял по дну манежа кубики и катал по нему игрушечный автомобильчик. Вместо этого Костя просто сидел неподвижно там, где его оставила Ирина и смотрел в стену. От скуки он изучал все особенности узоров, нанесенных на обои и даже нашел ряд погрешностей в работе их дизайнера. Но проблему скуки незадолго до возвращения девушек вытеснила другая проблема. Косте нестерпимо захотелось пописать. Он заерзал и старался терпеть сколько мог, но природа все-таки взяла свое и вот уже надетый на него подгузник стал теплым и тяжелым. И самое главное, что Костя ничего не мог с этим сделать.

Видимо за ними все-таки наблюдали, поскольку вскоре после того, как Костя вновь успокоился, девушки вновь их навестили. Ирина взяла Костю под руку и вывела его из комнаты, а Вика начала выводить из манежа Вячеслава. Это было последнее, что Костя успел увидеть, как за ними с Ириной закрылась дверь в коридор. Ирина отвела Костю во двор, и Костя был рад ощутить на лице прикосновения свежего ветерка, а также тепло от солнечных лучей. Судя по солнцу была уже вторая половина дня, часа два-три после полудня. Они постояли с Ириной возле дома и потом Ирина спросила у Кости, не слишком ли много впечатлений ему выпало сегодня. Костя интенсивно закивал головой и потом как только мог сквозь запечатанный рот попытался попросить у Ирины, чтобы она забрала его отсюда. Вышел же у него лишь набор бессвязных звуков. Но видимо Ирина все-таки угадала, что стояла за этим жалобным мычанием, потому как она ободряюще сказала Косте, чтобы он не переживал и что скоро она заберет его отсюда домой. Пока же просит его еще немного потерпеть. Она подвела Костю к стоящей возле дома сидячей коляске, так похожей на детскую, но только огромного размера, усадила его туда и застегнула набор фиксирующих сидящего ремней. Она откатила Костю в тенек и попросила его тихонько подождать ее тут, пока она поможет Вике с Вячеславом и подготовится к обратной дороге. Она быстрым шагом вернулась в дом, а Костя остался сидеть там, где она его оставила.

Наконец, Ирина вернулась. Она отстегнула Костю, помогла ему подняться из коляски и вновь завела его в дом, но уже не через боковой вход, а вновь через центральную дверь. Она усадила Костю на стул в кухне и принялась деликатно освобождать его от запечатавшей его рот пластины, используя небольшой тюбик растворителя для суперклея. Потом она подвела его к раковине, очень тщательно умыла ему все лицо с мылом и потом вытерла его полотенцем. После этого спросила у Кости: «Ну как ты, мой герой?». Костя, к которому вновь вернулся дар речи, сначала хотел ответить резко, но взглянув на Ирину смягчился и лишь тихо попросил ее, чтобы они поскорее отсюда уехали. Ирина кивнула и принялась стягивать с него платье и чепчик. Она также сняла с него перчатки и Костя был рад вновь расправить сомкнутые в кулаки пальцы рук. Он потянулся затем, чтобы сам снять все остальное, но Ирина его остановила. Пожалуйста, давай поедем так. Просто одень свою обычную одежду поверх всего этого и мы поедем домой. Косте так сильно хотелось домой, что он не стал с нею спорить и быстро оделся. Они быстро собрались и прошли в гараж, где сели в машину Ирины. Через 10 минут они уже выехали из поселка и Костя облегченно вздохнул. Была вторая половина дня субботы и они без проблем долетели до Москвы, благо двигались они против потока. В пять вечера они уже заходили в дверь квартиры Ирины.

Едва войдя в дверь и сняв обувь, Костя тут же бросился в ванную. Очень уж ему хотелось побыстрее избавиться от уже опостылевшего ему подгузника и всего того, что было надето на него поверх. Он сорвал с себя верхнюю одежду, скинул кружевные трусы, боди, и тут понял, что он не может снять с себя пластиковые трусы, так как их пояс был закрыт цепочкой с замком. Он крикнул Ирине сквозь дверь, чтобы она отдала ему ключ. Та зашла к нему и по ее смущенному виду Костя сразу понял, что она собирается ему сказать. Ключ от замка остался в кармане халата, который остался на даче у Вики. Костя с усилием попытался стащить с себя запертые на цепочку трусы, но так и не преуспел — их пояс больно вцепился в его бедра и не сдвигался больше ни на миллиметр. Костя тихо выругался и попросил у Ирины пассатижи. Орудуя принесенными ею пассатижами и отверткой, он под радостное одобрение Ирины раскурочил цепочку и смог снять с себя пластиковые трусы и подгузник. Ирина унесла подгузник, чтобы его выкинуть, а Костя с наслаждением залез под душ.

Когда он вылез, он обнаружил, что Ирина успела унести всю его одежду. Хмыкнув, он обернул бедра широким полотенцем и отправился на поиски Ирины. Искать долго не пришлось, Ирина была в спальной. Она была лишь в очень соблазнительном белье и явно в весьма игривом настроении. Костя мигом оценил ситуацию и не заставил долго себя ждать. Они как безудержно занимались сексом и им обоим было очень хорошо.


Утро воскресенья застало Костю в отличном настроении. Он лежал обнаженный на широкой кровати, рядом с ним с лежала еще не проснувшаяся Ирина. Костя осторожно встал и попытался найти, что бы ему надеть. Так ничего и не найдя, он как был голый отправился в туалет, а потом принял освежающий душ. Выйдя из душа он отправился на кухню, чтобы хоть чуть-чуть перекусить. Он был очень голоден и это не удивительно, ведь последний раз он ел на даче у Вики, где Ирина поила его молоком из бутылочки и кормила пюре еще перед тем, как отвести в «детскую».

В кухне он застал Ирину. Та уже готовила им легкий завтрак. Он спросил у Ирины, где что-нибудь, во что он мог бы одеться и та шутя заметила, что он нравится ей и полностью голым. Она сказала, что отдаст ему одежду ближе к вечеру, а пока ему придется обойтись без нее.

Они сели завтракать. Завтрак был легким, но очень вкусным. Однако он лишь немного приглушил Костин голод. Ирина тем временем задумчиво помешивала кофе в своей чашке. Она хотела обсудить с Костей события вчерашнего дня, но все не решалась поднять эту тему. К ее удивлению Костя сам заговорил об этом. Он сказал Ирине, что все было чудесно до тех пор, пока не вмешалась Вика. Он сказал, что готов вновь повторить пережитое, но только если впредь они с Ириной не будут больше вовлекать никого из посторонних в их отношения. Ирина ему это пообещала и радостно засмеялась, поняв что Костя на нее больше не обижается. Костя тут же доказал это действием. Он легко подхватил Ирину на руки и понес ее обратно в спальную. Они вновь занялись друг с другом любовью.


В начале третьего часа дня они решили, что было бы неплохо им выйти в город и побаловать себя чем-нибудь вкусненьким в одном из знакомых Ирине ресторанчиков неподалеку. Ирина весьма ответственно отнеслась к экипировке Константина — перед тем, как вернуть ему одежду она протянула ему уже знакомый ему пояс верности и потребовала, чтобы он сам его одел и защелкнул на замок. Костя подчинился. Довольная Ирина достала из одного из шкафов Костину одежду и он поспешил одеться. Они вышли в город держась за руки...

Как следует перекусив, они потом долго бродили по улицам без какой-то особой цели. Просто наслаждались отличной погодой и обществом друг друга. Костя уже привык к поясу и перестал так часто на него отвлекаться. Он был рад тому, что рядом с ним шагает Ирина.


В начале седьмого, когда они были в районе Большой Дмитровки, Ирина вдруг предложила Косте пойти в театр. Они с радостью обнаружили, что на вечернее представление в одном из расположенных поблизости театров еще есть билеты и тут же их приобрели.

Однако уже войдя с Ириной внутрь фойе, Костя вдруг напрягся. Посетителей просили по-одному проходить сквозь рамки металлоискателей. Нечего было и думать, что ему удастся пройти сквозь него без того, чтобы тот среагировал на надетый на Костю пояс верности. Ирина прошла первой. Уже предчувствуя предстоящее унижение, Костя обреченно вздохнул и прошел вслед за ней. И точно — детектор тут же среагировал на металл пояса, а стоящий возле него охранник начал тянуться к Косте с ручным детектором. Уже через несколько секунд он локализовал причину срабатывания тревоги, но тут Ирина что-то тихо сказала ему на ухо. Широкая улыбка расплылась на хмуром лице охранника, но он убрал ручной детектор и позволил им пройти. Костя спиной чувствовал, как тот с напарником смотрит им вслед.

Едва они заняли свои места, Костя не выдержал и все-таки спросил у Ирины, что именно та сказала охраннику. Ирина ответила, что ничего особого, а когда Костя стал настаивать — сказала ему, что именно она объяснила охране. «У моего мужа там сделан пирсинг» - вот оказывается как она объяснила охране срабатывание детектора. «Даже удивительно, что они тебе поверили» - тут же прокомментировал Костя, не уточняя что именно он имеет в виду: «пирсинг» или «мужа». «Не бери в голову — я всегда так делаю!» - бойко отозвалась Ирина.


Представление им очень понравилось. Они неспешно возвращались к Ирине домой, по-прежнему держась за руки. По дороге Ирина нашептывала Косте на ухо свои планы на сегодняшний вечер и всю предстоящую рабочую неделю. Косте же предлагалось вести себя смирно и с Иришкиными планами соглашаться. Костя и соглашался, хотя от подступившего возбуждения ему пришлось идти немного вразвалку, а проклятый пояс грозил оторвать ему все его сокровища. Согласно планам Ирины эту ночь, равно как и все последующие вплоть до ночи с четверга на пятницу, Косте предстояло провести в туго спеленатом состоянии. Ирина сама будет его пеленать каждый вечер и освобождать из пелен только перед работой. При этом допускалось, что Костя сможет дарить Ирине оральные ласки, однако только тогда, когда она сама этого захочет. Что касается всего остального, то без этого Косте предстояло обойтись, а плотное пеленание послужит лучшей гарантией, что ночи обойдутся без сюрпризов с Костиной стороны.

Часть 6

 

Костя с некоторым трудом приподнял голову и в очередной раз оценил обстановку. Он лежал на широкой кровати в квартире Ирины. Все его тело от шеи и до пяток было плотно затянуто в несколько слоев простыней, превратившись в огромный гладкий белый сверток, перетянутый в нескольких местах ярко-голубой атласной лентой. По слоями материи его руки были вытянуты вдоль тела и пошевелить ими у Кости не было никакой возможности. Даже такая простая вещь, как сжать/распрямить пальцы была ему недоступна из-за того, что они были запакованы в специальные варежки. Его текущая степень свободы была намного меньше, чем у гусеницы. Надетый на него подгузник был сухим, но впереди у Кости был остаток вечера пятницы, вся ночь и даже часть утра субботы.

По опыту, приобретенному им в течение недели, Костя знал, что ему нечего и надеяться на освобождение из этого кокона пока Ирина не проснется и не захочет его распеленать. А Ирина любила в выходные как следует выспаться, поэтому вряд ли ему светит обрести свободу до полудня субботы. Костя вновь откинул голову на лежащую под ней тоненькую подушку и в очередной раз начал разглядывать потолок над кроватью Ирины.

Неделя действительно пролетела очень быстро. Странная это была неделя. Сумасшедшая. Режим установился довольно быстро. Каждый вечер Ирина пеленала его так, что о каком-либо самостоятельном освобождении не могло быть и речи. Причем в рабочие дни она начинала пеленать его ровно в 21:00, шутя приговаривая, что для Кости наступило «детское время». Ей явно доставляло удовольствие решительно пресекать все его протесты по поводу того, что он хотел бы провести вечер как-то иначе. Утром она освобождала его из пелен, но только после того, как сама успевала принять душ и одеться. Она позволяла ему самостоятельно привести себя в порядок перед началом рабочего дня, но перед самым выходом на работу заставляла его приспустить штаны и трусы, после чего надевала на него пояс верности, а поверх него тонкий дневной памперс, в котором он должен был ходить на работе до тех пор, пока тот не станет мокрым. Если такое происходило, он должен был дать знать об этом Ирине, и тогда она приносила ему новый памперс на замену испорченному. Хорошо хоть, что она приносила его в невзрачном картонном пакетике и разрешала Косте самостоятельно переодевать подгузник в кабинке мужского туалета, а не тащила его в переговорную комнату, столь сильно запомнившуюся Косте после событий, произошедших в прошлую пятницу. Ключ от пояса при этом все время находился у Ирины.

По окончании рабочего дня они направлялись в квартиру Ирины и только там она разрешала Косте снять «дневной» подгузник и снимала с него пояс верности. Костя мог пользоваться возникающей при этом свободой по своему усмотрению, но ровно в 21:00 наступало «детское время» и он снова превращался в малоподвижный белый сверток.

В то немногое время перед пеленанием на ночь, в течение которого Косте дозволялось чувствовать себя «на свободе», Ирина соглашалась выполнять любые Костины сексуальные желания. И он этим вовсю пользовался.

В понедельник он пожелал, чтобы во время ужина Ирина забралась под стол и сделала ему минет. Во вторник он впервые в своей жизни попробовал анальный секс. В среду он попросил Ирину, чтобы она разрешила ему сначала связать ее по рукам и ногам, а потом растянуть ее на кровати при помощи уже приделанных к ее кровати цепочек с карабинами, к которым так удачно можно было пристегивать кожаные манжеты. И только наступление заранее оговоренного времени прервало их чудесную игру. В четверг он попросил Ирину, чтобы та одела небольшой страпон и занялась его попой по своему усмотрению. Ирина радостно эту идею подхватила и в результате Костя застал наступление 9 часов вечера в коленно-локтевой позе, одетым в Иринино кружевное белье (трусики и колготки приспущены), с накрашенными губами и другим макияжем на лице. К этому стоит добавить, что в заднице у него был страпон, которым Ирина не стесняясь обрабатывала его попу. Ну а сегодня, в пятницу, они с Ириной занялись самым обычным сексом, без всяких излишеств. Они очень нежно ласкали друг друга и Костя ощущал себя самым счастливым человеком на Земле. Так он распорядился подаренной ему Ириной возможностью реализовать с нею свои собственные сексуальные желания и попробовать что-то, о чем в обычных условиях он никогда не решился бы ее попросить. Какая-то часть его разума вопила, что все происходящее с ним не является нормальным, что они оба сошли с ума и их пора запереть в психушке, что он не должен позволять происходить тому, что сейчас с ними происходит. Но этот «голос разума» был безжалостно изгнан на периферию сознания. Косте в буквальном смысле «сорвало крышу».

Ирина тоже не оставалась в долгу. Далеко не каждую ночь Косте разрешалось просто спокойно лежать в стягивающих его тело «пеленках». Вместо этого Ирина заставляла его дарить ей оральные ласки или иным образом доставлять ей удовольствие. Так в понедельник еще до пеленания она одела на него двусторонний кляп-фаллос (кожаный ремешок с широкой площадкой напротив рта, с обоих сторон которой находились реалистичные копии мужского члена из плотной резины, но только та, что была обращена наружу, была естественного размера, а та, что смотрела внутрь, была короткой — всего 4 сантиметра в длину). Когда Ирина вставила Косте в рот эту штуку и затянула ремешок, не забыв зафиксировать пряжку маленьким замочком, тот сразу понял, что она собирается предпринять дальше. Едва покончив с пеленанием Кости в многочисленные простыни, Ирина сняла с себя всю одежду и уселась на Костиной груди, обхватив Костину голову своими коленями. Она какое-то время поиграла со своими собственными сосками, нежно лаская свои груди на глазах у Кости, который был готов взорваться от дикого возбуждения, но мог лишь глухо мычать сквозь свой кляп. Потом Иринина рука переместилась ниже. Она ласкала свое тело и то откликалось на эти ласки, как тому и было положено. Уже порядком возбудившись, Ирина подалась вперед и медленно ввела в себя торчащий из Костиного рта искусственный фаллос. Она позволила ему полностью погрузиться в себя и Костя почувствовал как Иринины бедра скользнули по его щекам внутренней стороной, ощутил ее запах, почувствовал на себе изрядную часть ее веса. Потом Ирина вновь приподнялась, позволяя внешней части кляпа-фаллоса выйти немного наружу, а затем вновь на него опустилась. Так продолжалось довольно долго, не менее получаса. За это время Ирина успела испытать не один оргазм, а Костя кончил прямо в стянувший его бедра подгузник.

Во вторник, пеленая его, Ирина засунула ему в попу виброкапсулу и оставила ее включенной на несколько часов. В среду она села своей киской на его рот и нос и заставила Костю делать ей куннилингус. В четверг, едва его спеленав, Ирина позвонила кому-то и спустя полчаса уже провела в комнату миловидную девушку. Не понятно кто больше смутился, когда она увидела лежащего на кровати и спеленатого как младенца парня с остатками женского макияжа на лице — она или никак не ожидавший ночных гостей Костя. Ирина представила Костю как «своего молодого человека», но тут же посоветовала гостье «не обращать на него внимания, так как он сейчас спеленат и им не помешает». Всю ночь Костя был вынужден наблюдать за «псевдолесбийскими» играми двух не на шутку разошедшихся девушек, закончившихся тем, что гостью тоже спеленали и уложили рядом с ним. И только сегодня, в пятницу, обошлось без озорства. Ирина просто позволила ему спокойно лежать, а сама быстро уснула рядом с ним. Костя же, напротив, долго не мог заснуть. Он лежал в своих «пеленках» и думал, что ему ждать на наступающих выходных. Он перебирал в голове самые разные варианты их возможного времяпровождения, и сам не заметил как заснул...

Часть 7

 

Когда Костя проснулся, он был один. Ирины рядом с ним не было. Судя по освещению была еще первая половина дня, хотя время и приближалось к полудню. Он лежал крепко спеленатый на широкой кровати и по-прежнему не имел ни малейшей возможности выбраться самостоятельно из того кокона, в который превратилось его тело от шеи и до пят. Он больше «для порядка», чем с надеждой на результат, в очередной раз попробовал этот кокон на прочность. Результат оказался предсказуемым — он мог лишь немного ворочаться сбоку на бок и совсем немного подгибать ноги, но вот руки больше чем на пару сантиметров сдвинуть не удавалось, не говоря уже о том, чтобы сделать с ними что-то большее. Ну что же, странно было ожидать другого. Ирина действительно знала толк в пеленании. Костя расслаблено выдохнул, полежал еще немного и сначала тихонько, а потом чуть громче позвал Ирину. Та откликнулась сразу, сказав что идет, а еще через две минутки вошла в комнату. Она была уже полностью одета. На ней было очень красивое платье средней длины. Она радостно улыбнулась Косте, и тот улыбнулся ей в ответ.

«Проснулся, мой зайчик?» - жизнерадостно чирикнула Ирина. «Очень хорошо! Ни за что не угадаешь, что за сюрприз мы тебе с девчонками приготовили! Но я думаю, что он тебе скорее понравится!» - сказала она, хитро улыбаясь.

«Пообещай, что будешь сегодня во всем меня слушаться и я тебя распеленаю!» - попросила Ирина. Костя пообещал и Ирина тут же начала распутывать бантики, которыми был перетянут удерживавший Костю кокон. Она деловита освободила Костю из «пелён» и тот побрел в ванную, заранее предчувствуя, что повышенная активность Ирины не сулит ему ничего хорошего. Они наскоро перекусили и потом вышли из дома. Перед выходом Ирина по традиции одела на Костю пояс верности и свежий подгузник. На улице была отличная погода, было солнечно и тепло.

Ирина сама села за руль, оставив Косте роль пассажира. Ехали они, впрочем, довольно недолго и уже через 10 минут припарковались возле косметического салона. Вывеска гласила, что в здании находится студия красоты «Марина», а за названием студии и часами ее работы следовал довольно длинный перечень оказываемых здесь услуг. Костя вместе с Ириной поднялся по ступенькам и зашел внутрь. Он уже внутренне приготовился провести полтора-два часа в кресле в ожидании Ирины. Однако к его удивлению, та едва войдя сразу же представила его трем находившимся внутри девушкам, а те в свою очередь начали окидывать его с ног до головы оценивающими взглядами. В животе у Кости возникло ощущение «порхающих бабочек». Она сразу припомнил утреннюю фразу Ирины про «приготовленный вместе с девчонками сюрприз» и понял, что скорее всего это Ирине придется его здесь ожидать.

Тем временем одна из девушек закрыла входную дверь на замок, а перед этим по всей видимости повесила снаружи салона какое-то объявление. Потом она присоединилась к коллегам. Девушки вместе с Ириной встали вокруг Кости, после чего Ирина попросила Костю раздеться, сняв с себя все кроме подгузника. Скоро Костя уже стоял в одном подгузнике перед улыбающимися ему девушками, а Ирина собрала снятую Костей одежду и унесла ее в одно из помещений салона. Между тем девушки проводили Костю в массажный кабинет и попросили его лечь на животе на массажный стол. Он выполнил их просьбу и лег. Одна из девушек подошла к изголовью стола, попросила Костю вытянуть руки вперед, а когда тот выполнил просьбу, одела ему на руки мягкие кожанные манжеты. Манжеты были соединены друг с другом цепочкой, а еще одна цепочка шла от середины этих «наручников» к кольцу, закрепленному на стене как раз на уровне стола. Вторая девушка тем временем заканчивала аналогичную процедуру с Костиными лодыжками. А третья, тем временем стала снимать с Кости подгузник. В результате их действий, Костя оказался зафиксированным лицом вниз на массажном столе в компании полностью одетых и довольно весело настроенных девушек. Из «одежды» на нем был только пояс верности, который немилосердно напоминал о себе Косте, так как у того случилась сильная эрекция.

«Для начала удалим всю лишнюю растительность» - сказала одна из девушек. «Да, приступим к полной эпиляции» - ответила ей вторая. Девушки принялись бодро удалять волосы с Костиной спины и ног и попы, а потом очень деликатно удалили даже те волосы, что были расположены рядом с Костиным анусом. Потом две из них помогли Косте перевернуться на спину. Это было не совсем просто из-за той своеобразной «растяжки», при помощи которой Костя был зафиксирован на (или над?) массажным столом, но вдвоем им это вполне удалось. Костя лежал на спине полностью голый и лишь его член был заточен в клетку пояса верности. Никакой возможности прикрыть свое «достоинство» девчата ему не оставили. «Хоть бы полотенце набросили» - тихо проворчал Костя, но вознаграждением ему стала лишь новая порция смешков на тему «Ну надо же, какой ты у нас стеснительный». Тем временем к девчонкам присоединилась и Ирина. И вовремя — девушки закончили удалять волосы с Костиного тела — нетронутой осталась лишь лобковая область. Ирина передала ключик от пояса одной из девушек и та быстро сняла с Кости так сильно мучавший его пояс. Теперь его «дружок» предстал перед девушками во всей красе. Но те вместо если и уделили ему какое-то внимание, то строго в контексте удаления с тела Кости остатков волос. Ирина нежно провела рукой по Костиной ноге от бедра до лодыжки, а потом немного приласкала Костины гениталии. «Ну надо же, какой ты у нас теперь гладенький!» - весело произнесла она.

Тем временем, девушки освободили от манжет Костины ноги, а также сняли цепочку, которая вытягивала Костины руки, хотя сами манжеты снимать не стали. Они всей гурьбой проводили Костю в небольшую душевую, расположенную в кабинете загара, и там вновь закрепили его руки, вытянув их вверх. После этого две из них удалились, а вторая принялась мыть под душем Костино тело, смывая с него малейшие остатки пены, депилятора и других косметических средств, которыми девушки пользовались, когда безжалостно изничтожали на Косте всю растительность, кроме волос на голове. Ирина задумчиво наблюдала за этой процедурой, а потом рассеяно заметила: «Что-то ты у меня бледноват, может быть стоит тебе немного позагорать». Она кивнула головой в сторону капсулы для загара. Костя тихо запротестовал, и Ирина согласилась, что действительно не стоит тратить на это время. Тем временем, Костю насухо вытерли с головы до пят и обвязали вокруг его бедер широкое полотенце, конец которого Костя прижал скованными спереди руками, чтобы оно не сползло и не размоталось. Его провели в еще один кабинет, где уложили на кушетку. Цепочку, соединявшую манжеты на его руках убрали, после чего каждую из манжет пристегнули к карабинчикам, которые уже были пристегнуты по бокам кушетки. Ноги фиксировать не стали. Девушки стали обсуждать с Ириной, какой размер лучше всего Косте подойдет, и сошлись на том, что третий будет в самый раз. Одна из них вышла и вскоре вернулась с двумя каплевидными протезами женской груди, вполне подходящего под цвет Костиной кожи оттенка, которые затем были приклеены на специальный клей к совершенно гладкой теперь  Костиной груди. Костя пережил  весьма странные ощущения, когда та закончила их придерживать и разрешила ему осторожно приподнять спину с кушетки. Тяжелые накладки потянули вниз Костину кожу и тому на миг показалось, что у него выросла настоящая женская грудь. Потом его заставили вновь вернуться в горизонтальное положение.

Полотенце было снято с его бедер и он вновь остался полностью голым. Ирина подошла к нему, чтобы вновь одеть на него пояс верности, но не тут то было — пояс не позволял запаковать в него Костин член до тех пор, пока у того не спадет эрекция. «Что же мне с тобой делать-то, а?» - протянула Ирина. «А Вы сделайте ему кое-что и у него сразу все пройдет» - дала шутливый совет одна из девушек и тут же игриво подмигнув ошарашенному Косте протянула «А мы отвернемся...». Но Ирина справилась по-другому. Она попросила одну из девушек принести ей пару кубиков льда, и начала водить ими по Костиному возбужденному члену. От сильного холода у того мигом пропала вся эрекция, более того член сильно съежился даже относительно своего обычного состояния, словно пытаясь таким образом спастись от холода. В результате Ирина без проблем одела на Костю пояс верности и с удовлетворением защелкнула его на замочек. Потом она вместе с одной из девушек отстегнула Костины руки и попросила того присесть, а потом и  привстать, чтобы и могли одеть на него белье. На Костю были последовательно надеты белый пояс для чулок, белые шелковые трусики и бюстгальтер, который вновь напомнил Косте, что у него теперь есть вполне приличного размера грудь. Ирина сфотографировала на смартфон, как занятно выглядит заточенный в поясе верности Костин член под тонкой тканью трусиков. Затем прямо поверх этих трусиков на Костю одели довольно толстый подгузник, выправив из под него элементы пояса для чулок. Сами чулки при этом на Костю надевать не стали — вместо этого его усадили в привезенное одной из девушек кресло-каталку. Его руки, ноги и живот притянули к креслу широкой мягкой фиксацией. Костя сразу же попробовал эти узы на прочность — держали они крепко. Девушки покатили Костю в основное помещение парикмахерской, где еще раз промыли голову специальными составами, сделали подготовительную стрижку, а затем нарастили ему волосы. Из щебетания девушек он понял, что они использовали на нем какой-то новейший метод, а иначе мол с его короткой стрижкой и не совладать, зато теперь у него будут шикарные волосы и никто на свете не сможет понять, что это не его собственные волосы. И действительно, когда девчонки закончили, он увидел, что у него теперь шикарные длинные локоны и совершенно женская, но очень красивая прическа. Между тем, его мучительницам этого показалось мало. Одна из них занялась наращиванием Косте ресниц и исправлением ему бровей, а другая вознамерилась проколоть ему уши! Этого он пережить уже никак не мог, начал было громко возмущаться, но заработав кляп в рот в дальнейшей дискуссии участия уже не принимал. Когда эти процедуры была завершены, его развернули к зеркалу и он увидел, что теперь он является счастливым обладателем длинных пушистых ресниц, которым могла бы позавидовать любая девушка, а в ушах у него красуются небольшие сережки. Между тем  девушки занялись Костиными ногами и руками. В результате ногти на ногах у Кости оказались накрашены, а на руках ему перед окрашиванием выполнили еще и наращивание ногтей, в результате чего его руки стали выглядеть очень женственно.  Костю отстегнули от кресла-каталки и, усадив его в обычное кресло, надели на его ноги чулки, которые тут же прикрепили к поясу. Поверх чулков на Костю надели белые туфельки со средним каблуком, которые застегнули на его ногах при помощи опоясовших лодыжки ремней. Пряжки ремней, позволяли запереть их на небольшие навесные замочки, что тут же и было с ними проделано. Теперь у Кости не было ни одного шанса снять эти туфли без того, чтобы предварительно не раздобыть ключи. Между тем, девушки продолжили одевать Костю и уже успели одеть на него белый подъюбник и туго затянуть на нем белый корсет, сдавивший тому дыхание, когда вошла Ирина и внесла (у Кости перехватило дыхание еще больше) шикарное свадебное платье. Его тут же одели на Костю и оно пришлось ему в пору. Девушки тут же принялись расправлять его на Косте, поправляя и без того незаметные складочки, а также надели ему на руки длинные перчатки из белого шелка.  Закончив с этими процедурами и взяв с Кости обещание, что он будет вести себя тихо, девчата сняли с него кляп и занялись тем, что сделали Косте макияж, который окончательно преобразил его лицо, а также занялись финальной укладкой и украшением его вновь приобретенных волос. Когда ему дали взглянуть на себя в зеркало, он увидел, что оттуда на него смотрит весьма привлекательная девушка-невеста. Костя даже не сразу  поверил, что видит самого себя - настолько совершенным было искусство сотворивших  с ним это чудесное превращение девушек.

Косте помогли встать на ноги и сделать несколько шагов (он с некоторым трудом научился удерживать равновесие на каблуках, и хорошо еще что каблук не был высоким, иначе бы он просто был бы вынужден заново учиться ходить. В руки ему вручили букет цветов, и прежде чем он смог окончательно опомнится от того потрясения, которое случилось с ним, когда он увидел себя в зеркале, они с Ириной оказались на улице.

Они шли к машине Ирины. Та поддерживала Костю под руку, помогая ему не упасть на столь непривычных для него каблуках. Навстречу им прошла молодая женщина с парой детишек — мальчиком и девочкой. «Мама, смотри — это невеста!» - сказал мальчик, показывая пальцем на Костю. «Какая она красивая!» - тихо выдохнула им вслед девочка...

 

Часть 8

 

Ирина помогла Косте сесть в машину. Без ее помощи он сам вряд ли смог бы это сделать. Он с трудом сохранял равновесие на каблуках, да к тому же еще не до конца отошел от того ступора, в который его ввергла произошедшая с ним метаморфоза. Ирина скользнула за руль и приготовилась уже выехать на проезжую часть, но заметила, что Костя до сих пор не пристегнулся и лишь безучастно смотрит в окно. В итоге она сама начала его пристегивать. В тот момент, когда она потянулась за ремнем, ее рука случайно коснулась Костиной «груди». Костя мгновенно «вышел из транса» и больно схватил Ирину за руку. Его лицо было искажено гневом.

- Надоело! Я уже по горло сыт этими играми! - прошипел он сквозь сжатые зубы. - Все, с меня хватит! Я ухожу!

С этими словами он выскочил из машины и не разбирая дороги побежал вверх по улице. Бежать в женских туфлях, пусть и на среднем каблуке было очень непросто, он несколько раз был крайне близок к тому чтобы серьезно подвернуть ноги. Скинуть же ненавистные туфли мешали замочки, которыми были заперты пряжки застегнутых вокруг Костиных лодыжек ремешков. Ирина вылезла из машины и что-то кричала ему вслед, но Костя ее не слушал. Он хотел как можно быстрее добраться куда-нибудь, где можно будет избавиться от надетой на него женской одежды, от этого макияжа, от всего того, что все утро делали с ним нанятые Ириной девушки.

Когда крики Ирины остались далеко позади, а сам он скрылся в одном из примыкавших к улице переулков, он сначала замедлил бег, потом перешел на шаг, а после и вовсе остановился, тяжело дыша и переводя дыхание. От сильных эмоций и быстрого бега его лицо раскраснелось.

Костя начал методично обдумывать то положение, в котором он оказался. Оно было довольно сложным. Он стоит в незнакомом ему переулке, на нем женские туфли, белое платье невесты, а под ним подгузник, женское белье, и пояс верности. К тому же у него на лице макияж, волосы и ресницы удлинены, а в ушах сережки. У него нет ключей от замков на туфлях и от замочка на поясе верности. Более того, у него с собой ничего нет — его кошелек, документы, телефон и ключи от дома остались в его мужской одежде, а ее Ирина собрала в пакет и уложила в багажник своей машины. При мысли, что он остался без связи и даже к себе домой теперь не сможет попасть, у Кости внутри все похолодело, в желудке возникло гнетущее ощущение «порхающих бабочек», а в висках застучало. Он впервые осознал, как серьезно он «влип».

Чтобы попасть к себе домой ему нужны ключи. Запасные ключи есть у родителей, но он не может им позвонить или появиться у них в таком виде. Он не может даже попросить кого-нибудь, чтобы ему дали позвонить с чужого телефона, так как его голос его мгновенно выдаст. Он не может избавиться от женской одежды, так как ему не во что переодеться и совершенно нет денег, чтобы что-то купить. Обратиться к друзьям — немыслимо! А разгуливать по городу одному в свадебном платье также небезопасно, особенно без возможности с кем-то заговорить.

Можно, конечно, пойти к Ирине, извиниться перед нею за свой эмоциональный срыв, попросить простить или хотя бы отдать ему его вещи. Но гордость не позволила Косте сразу принять этот самый разумный в его ситуации вариант поведения. С другими вариантами правда было совсем негусто. Поразмышляв еще какое-то время Костя решил поступить следующим образом — он «зайцем» поедет к себе на дачу, там он сможет переодеться хоть в какую-то мужскую одежду, а заодно избавится от макияжа и женской прически. Также там есть инструменты, а значит он сможет перепилить дужки замков и снять туфли и пояс верности. А если ему совсем повезет, то там даже может оказаться немного денег — там вполне могла остаться сдача с его последней вылазки в местный продуктовый магазинчик. Попасть же в дом для него не проблема — замок на двери чисто символический, да и окна довольно низко. Лишь бы только никто не привязался к нему по дороге.
Приняв такие решения, Костя вышел обратно на улицу, подошел к расположенной неподалеку троллейбусной остановке, кое-как разглядел в ее мутном стекле свою прическу, совершенно по-женски поправил ее, после чего принялся изучать перечень проходящих через данную остановку маршрутов. Один из них его устраивал, так как вел к одной из знакомых ему железнодорожных станций. О том, чтобы доехать на троллейбусе речи не шло — без проездного или хотя бы денег ему не пройти в салон. Но идти надо всего 4 остановки. Дойдет и пешком. Костя вздохнул и пошел вверх по улице.


Через 45 минут размеренной ходьбы, Костя подошел к железнодорожной станции. Однако ему не на что было купить билет, а пройти на перрон без билета ему мешали турникеты и высокое ограждение. О том, чтобы на глазах у всех прыгать через турникет, да еще в образе невесты, нечего было и думать. Оставалось два варианта — отойти немного и попытаться перелезть через забор или отойти существенно дальше до края ограждения, а потом вернуться на станцию вдоль путей. Оценив высоту забора и его острые пики, Костя выбрал второй из имеющихся у него вариантов. Этот путь привел его к каким-то гаражам, расположившимся вдоль ограждения. Местечко выглядело довольно диковатым, и Костя остро почувствовал, как неуместно здесь его одеяние. Он даже подумал о том, не вернуться ли к первому варианту, и не перелезть ли через забор в этом месте, каким бы высоким тот не выглядел, но в этот момент увидел, что к нему развязной походкой приближаются трое подростков. Старшему из них на вид было около 18, самому младшему — лет 14. Старший нагло ухмыльнулся, и эта ухмылка очень не понравилась Косте.

- Поссорилась со своим женихом, а милая? - протянул старший парень и сделал попытку обхватить Костю за талию.
Не отвечая ему, Костя отстранился и сделал шаг в сторону. Но тут дорогу ему перегородили двое оставшихся сопляков. Костя попытался их оттолкнуть, но тут его сзади за локти схватил оставшийся за спиной противник и резко потянув назад опрокинул Костю на землю. Малолетки мгновенно уселись Косте на ноги и в результате он потерял возможность вновь встать на ноги. Старший из нападавших тем временем уселся Косте на живот и прижал его руки к земле. Костя буквально зарычал сквозь зубы от осознания своей беспомощности. Тем временем, сопляки решили задрать вверх подол одетого на Костю свадебного платья и пришли в крайнее изумление, обнаружив под ним подгузник. Все еще стараясь сбросить с себя старшего из парней, Костя услышал, как они обсуждают между собой сделанное ими открытие, а также ощутил их пока еще робкие прикосновения к липучкам на поясе надетого на Костю подгузника. Понимая, что ребят вот-вот ждет еще одно, еще более неприятное для Кости своими возможными последствиями открытие, Костя из последних сил задергал ногами, вырвал одну из них и от души лягнул одного из нападавших. Тот отлетел, но два оставшихся продолжали плотно прижимать Костю к земле. И в этот момент раздался громкий крик: «Эй, долбоебы,
у ну немедленно оставили эту девушку в покое!» Голос был спокойный и уверенный. И его эффект не замедлил сказаться — едва взглянув на говорившего подростки немедленно кинулись бежать, позволив себе оглянуться лишь оказавшись на приличном расстоянии от места происшествия.

Костя поднялся на ноги и посмотрел на тех, кто прогнал напавших на него подростков. Это были трое мужчин в полицейской форме. Двое из них держали в руках автоматы. Старший же сказал Косте: «Ты пойдешь с нами». Костя в ответ лишь молча кивнул. Он не решился спорить с этими странными полицейскими, более похожих по выправке и поведению не на простых патрульных, а на бывших спецназовцев. Он подошел к ним. Старший молча снял с пояса металлические наручники и протянул их Косте.
- Сам наденешь, или нужно помочь? - немного помолчав, спросил он Костю. Поняв по вопросу, что вновь прибывшим уже известен его пол, Костя молча вытянул вперед свои руки.
- Вот и умница! - сказал его собеседник и защелкнул браслеты наручников на Костиных запястьях.

- Пошли! Он взял Костю за плечо и повел к стоявшему неподалеку полицейскому УАЗику. Костю посадили в заднее его отделение и дверь за ним закрылась.

- Отвезите его к ним и напомните, что теперь они нам сильно обязаны за спасение их любимой лялечки от этих отморозков! - успел он услышать инструкцию, оставленную старшим из полицейских своим напарникам.

- Костя обдумал услышанное. Было очевидно, что его «спасители» имеют какое-то отношение к Ирине. И вероятно хорошо осведомлены о том, кто он такой. И почти наверняка не случайно так вовремя оказались рядом. Значит они повезут его куда-то, где он сможет увидеться с Ириной. Он оказался прав. Через некоторое время машина остановилась и Колю, сняв с него предварительно наручники, вывели во двор столь знакомого ему загородного дома, на пороге которого его уже ждали Ирина и Вика.

 

Ирина сразу же взяла Костю за руку и повела внутрь дома. Вика же осталась разговаривать с Костиными «конвоирами». По долетевшим до Кости фрагментам разговора тот понял, что они весьма хорошо друг с другом знакомы. Дверь закрылась и они с Ириной остались одни.
- Дурак ты! Зачем ты сбежал?! Я так за тебя волновалась! - набросилась на него Ирина. - Я бы не пережила, если бы что-то с тобой случилось! И она расплакалась. При виде этих слез, Костя почувствовал острый приступ нежности к этой хрупкой проказнице и ласково обнял ее за плечи. Они жадно начали целоваться, когда дверь снова распахнулась и вошла Вика.

 

- Ах, какие нежности! - с ехидцей прокомментировала она застигнутую ею сцену. - А между тем, тебя мой дружочек, ждет серьезное наказание за твою выходку! С этими словами Вика взяла их обоих за руки и увлекла за собой в «секретную» часть своего дома. Приведя их в «медкабинет» она принялась доставать из шкафов все необходимое для обработки ссадин, в избытке украшавших Костины руки и ноги. Косте помогли раздеться до белья и уложили на животе на кушетке. Лежать было холодно, а сквозь тонкую простынку ощутимо чувствовалась толстая медицинская клеенка. Ирина аккуратно принялась обрабатывать зеленкой ссадины на его локтях и спине. Потом она попросила Костю перелечь на спину и занялась его голенями. Закончив, она повела Костю в ванную. Костя удивился столь странной последовательности, но ничего не сказал. Он решил, что девушки просто перенервничали и из-за этого столь непоследовательны. Ирина включила на-полную воду и ванная начала быстро наполняться теплой водой. Она попросила Костю снять остававшееся на нем белье, сняла с него пояс и помогла ему забраться в воду. В этот момент Костя был готов простить ей все неприятности этого дня. Он полежал какое-то время в ванной, после чего Ирина взяла большую поролоновую губку, смочила ее гелем для душа и нежно протерла ею все части Костиного тела, уделив особое внимание его спине, животику, паховой области и ягодицам. Она также помогла Косте избавиться от последних остатков женского макияжа, а также вымыла ему волосы приятно пахнущим шампунем. Наконец, она помогла ему выбраться из ванной и вытерла его длинным полотенцем. С этим же полотенцем вокруг бедер она вновь привела его в «медпункт», где повторно обработала зеленкой все его ссадины и ушибы. Закончив с этим она достала из шкафа стопку мягких и толстых одноразовых подгузников, положила их на небольшой столик, а затем взяла один и начала его расправлять. Костя хотел было возмутиться, но Ирина шепотом попросила его не спорить и с небольшой Костиной помощью одела на него этот подгузник.

Покончив с этим, она помогла ему подняться и они пошли в новую комнату, где Костя ранее еще не был. Судя по оформлению, это помещение предназначалось под спальную, для пребывающих здесь «взрослых детей». Кровати были снабжены высокими спинками и высокими боковыми решетками. Все, кроме одной — на ней боковые решетки были сняты, что обеспечивало свободный подход к этой кровати с любой из боковых сторон. На этой кровати уже лежало множество уложенных друг на друга простыней, а под ними широкое одеяло, уложенное диагонально. Рядом с кроватью стояла Вика. В руках она держала гигантских размеров соску-пустышку, к пластине которой была привязана эластичная тесьма.

Заметив как расширились Костины глаза она отложила этот предмет на столик и безапелляционным тоном заявила ему, что за доставленное им с Ириной волнение, он должен понести заслуженное наказание и теперь обязан будет провести в этом доме целую неделю. Большую половину этого срока ему предстоит провести в туго спеленатом состоянии. На слабые Костины возражения, что у него же работа, Вика ответила, что этот вопрос уладит Ирина — она договорится с его начальством и этот вопрос можно считать уже решенным. Но если Костя имеет возражения насчет этого плана, то у него всегда есть выбор. Вика может позвонить и парни, которые доставили его сюда, пришлют подробный отчет о его задержании и направят копию руководителям Костиной компании, а потом уже она, Вика, разошлет всем Костиным коллегам фотографии Кости, причем все эти фотографии будут весьма любопытного свойства. В частности, они исключат любые сомнения в подлинности истории о Костином задержании в любопытном виде в общественном месте. Костя понял, что она вряд ли шутит и согласился с предложенным ему сценарием.


Первая тонкая простынь плотно обхватила его ноги, притянув их друг к другу. Один ее край был подоткнут под правую Костину ногу. Вторым же девушки еще раз обмотали его ноги и теперь они оказались плотно стянуты этой простыней. Вытянув одну из его рук вдоль тела, девушки прижали ее к Костиному боку еще одной простыней. Третья простыня надежно притянула к Костиному туловищу вторую его руку. Четвертая, пятая и шестая простыни довершили дело, превратив Костино тело в ровный белый сверток. Костя попробовал получившийся кокон на прочность, но тот держал его крепко. Однако девушкам этого показалось мало и посовещавшись они достали из шкафа белый смирительный мешок. Больше всего он походил на обычный туристический мешок-кокон, но был необычного белого цвета, а также имел пришитые к нему поперечные ремни, позволяющие плотно стянуть находящегося в нем человека. Девушки расстегнули его и с некоторым трудом натянули его на сверток из простыней, в который Костя уже был запакован. Когда они застегнули мешок и затянули ремни, Костя понял, что теперь он полностью в их власти. В этот момент Вика вспомнила об отложенной ею соске и вставила ее в Костин рот. Она завязала тесьму и теперь Костя уже не мог выплюнуть изо рта этот предмет. Затем она натянула на голову Кости капюшон мешка и подсобрала его вокруг Костиного лица, затянув соответствующий шнурок.

 

В лежащее на кровати одеяло девушки упаковали получившийся кокон уже чисто формально, больше «для красоты», нежели с целью дополнительной фиксации. Одеяло, чтобы оно не развязывалось, как бы сильно не ворочался Костя, было дополнительно стянуто ярко-красной капроновой лентой. Затем девушки поставили на место боковые решетки, и вышли прикрыв за собой дверь. Костя остался лежать один, совершенно неподвижно. Еще в начале он попробовал было вырваться из стянувших его тугих пелен, но понял что это бесполезно. К тому же он понимал, что если он будет сильно ворочаться и вырываться, ему очень быстро станет очень жарко, а вот к освобождению это вряд ли приведет.


Он не знал, сколько времени он провел так — может полчаса, может несколько часов. Когда открылась дверь он крепко спал, сомлев в мягких объятиях своих пелен. Проснулся он лишь когда девушки уже вплотную подошли к его кровати.

- Надо же! Ты только посмотри, как сладко он спит! - опять съехидничала Вика — Просыпайся, соня! У меня для тебя хорошие новости!


Увидев, что Костя окончательно проснулся, Вика пояснила, что они с Ириной пришли к крайне интересному для него соглашению. А именно, что Ирина тоже будет на какое-то время превращена в «младенца» на радость Вике, которая уже давно так с нею не играла. В частности, сейчас Ирина тоже будет спелената, точно так же как он и займет место на соседней с ним кроватке. А взамен на этот шаг, Вика отпустит их обоих уже завтра вечером и они оба смогут вернуться к себе. После чего она начала готовить соседнюю с Костей кровать, время от времени прося Ирину ей с чем-то помочь. Потом она принесла из шкафчика свежий подгузник, расправила его на кровати, велела Ирине раздеться догола и лечь на него. Закрепив подгузник она быстро начала заворачивать тело Ирины в тугие простыни, а потом поместила ее в аналогичный Костиному смирительный мешок и, наконец, завернула ее в одеяло. Одеяло она также перевязала красной капроновой лентой. Когда она закончила этот процесс и начала ставить на место боковые решетки, Ирина была так же беспомощна, как и Костя.


Вика не стала вставлять ей соску-пустышку, и это было единственное отличие от того, в каком положении сейчас находился Костя. Это для того, чтобы Вы тут могли спокойно поворковать друг с другом — прокомментировала она, выходя из комнаты. Дверь за нею закрылась, Костя и Ирина остались лежать одни.

 

Часть 9

 

- Костя, я должна тебе кое-что рассказать - сказала Ирина. 

Дело в том, что у меня в юности был тяжелый период и  старшая сестра взяла на себя все вопросы, связанные с моим сексуальным воспитанием.

К играм со связыванием и пеленанием меня также пристрастила она. Первоначально я была ее любимой моделью. Она пробовала на мне все свои новые игрушки и навыки. Я тогда мало что понимала и не могла ей противиться.

Постепенно она почти полностью меня подчинила. Я помню как она однажды увидела, что я целовалась с симпатичным парнем из нашего института. Так вот за это мне пришлось расплачиваться целый месяц. Каждый день после занятий я должна была идти сразу домой, где Вика сразу же туго пеленала меня и заставляла неподвижно лежать до 10 часов вечера. А если я в чем-то осмеливалась ее ослушаться, то тугому пеленанию предшествовала суровая порка.

Потом, когда мне было уже 21, Вика решила, что я повзрослела достаточно, чтобы иметь сексуальные контакты с мужчинами. Она сама организовала мое "практическое обучение". Для этого она привела в наш дом молодого человека моего возраста и заставила его раздеваться догола в нашем присутствии. Потом она вставила ему кляп и привязала его на кровати. Она прочла мне целую лекцию об особенностях мужского организма, а потом объяснила как предохраняться, как надевать на парня презерватив, как ввести в себя его член. В этот момент я перестала быть девственницей.

Мы занимались с этим пареньком сексом и я была сверху. А потом, после моего первого в жизни оргазма, Вика учила меня как делать парню минет, чтобы тому нравилось, заставила парня сделать мне куни, а потом перевернула его на живот и научила меня пользоваться страпоном.

Таким был день, когда я впервые на практике познакомилась с сексом. И это изменило меня.

Теперь я получаю удовольствие только от таких отношений. Пожалуйста, прости меня...

 

Костя попытался ответить Ирине что-то ободряющее, но из-за вставленной в рот соски получилось что-то очень неразборчивое.

Ирина между тем продолжала рассказывать. Она рассказала о том, как после этой своеобразной "инициации" сестра начала вовлекать ее в свои игры не только в роли своей покорной игрушки, но и в роли активного участника, своего рода младшей Госпожи. Младшей - потому что все равно по всем вопросам последнее слово было за Викой. Она никому не позволяла перечить своей воле.

Однако постепенно у Ирины начал формироваться свой собственный стиль, так не похожий на стиль ее старшей сестры. Ирина не испытывала потребности в том, чтобы причинять своим "нижним" боль или специально их унижать. Ей была чужда Викина жестокость. Она на своей шкурке знала, как больно и обидно бывает Викиным "подопечным". В прошлом ей часто доводилось глотая слезы лежать плотно спеленатой и совершенно беспомощной на кровати, пока ее сверстницы отрывались с друзьями на дискотеках только из-за того, что сестра не доверяла ей самой делать свой выбор. Также ей прекрасно помнилось, как устав биться в тугих объятиях спеленавших ее простыней, ей самой приходилось использовать по назначению надетый на нее перед пеленанием подгузник.

После всего этого никак не могла она быть жестокой к своим "подопечным". И у не выработался ее собственный стиль, основанный на чрезмерной заботе по отношению к попавшим в ее руки парням. Это не значило, что тем приходилось меньше времени проводить в туго спеленатом или плотно связанном состоянии, но по крайней мере Ирина заботилась о том, чтобы им было комфортно и старалась идти навстречу тем их пожеланиям, реализация которых не мешала ей реализовывать свои цели.

Постепенно Ирина начала тяготиться жизнью в одном доме с сестрой и вскоре та разрешила ей жить отдельно, потребовав лишь чтобы Ирина не реже чем раз в неделю навещала ее или хотя бы звонила ей.

 

До знакомства с Костей Ирина еще не с кем не была столь эмоционально близка. А когда она призналась старшей сестренке в том, что бес памяти влюбилась в своего коллегу у которого оказались крайне подходящие ей интересы, Вика настояла, чтобы она привезла его к ней для "знакомства".

Так и был задуман и подготовлен первый из Костиных визитов в этот дом. Кстати, по результатам этого визита Вика выбором Ирины осталась довольна и разрешила сестре и дальше встречаться с Костей.

Кстати, Викино внимание не обходило стороной молодую пару.  Во многом, что с Костей происходило нет-нет, а чувствовалась Викина жесткая воля.

Именно Вика в ответ на наивные Иринины мечты о свадьбе и подвенечном платье настояла на том, чтобы с Костей проделали то, что сегодня чуть было не закончилось кошмаром. Но в то же время именно благодаря быстрым и четким указаниям Вики с Костей не случилось чего-то гораздо худшего, чем то, что уже успело с ним произойти до прибытия посланных Викой людей. Когда Ирина в слезах позвонила старшей сестре и рассказала ей о том, что Костя сбежал, та используя свои контакты в несколько минут организовала его поиск, задержание и доставку.

Костя слушал Ирину и представлял все, что той довелось пережить. Также он теперь в новом свете увидел все то, что произошло с ним. Это новое знание позволило ему еще больше эмоционально сблизиться с Ириной. Его злость ушла и на ее место пришла огромная нежность к этой чудесной девушке, что добровольно согласилась ради него провести эту ночь в спеленатом и полностью беспомощном состоянии на соседней с ним кровати.

Едва обретя эмоциональный комфорт, он ощутил сильнейшее возбуждение от той нелепой ситуации, в которой они оба оказались. Мысль о том, что они с Ириной проведут эту ночь как две беспомощных лялечки невероятно его возбудила. 

 

Он вновь попробовал на прочность стягивающие его тело пелены и понял, что девушки хорошо поработали над ним исключительно хорошо. Без посторонней помощи ему из них не выбраться.

Ирина, заметив как он ворочается, тихонько посоветовала Косте не тратить зря силы. Это очень надежный способ пеленания - без помощи Вики нам с тобой отсюда не выбраться. А она обещала мне освободить нас завтра утром. Поэтому потерпи еще немного, а завтра мы оба отсюда уедем.

Костя прислушался к словам Ирины и какое-то время просто тихо лежал в темноте, пока у него вдруг не возникло острое желание попасть в туалет. Ему ну очень захотелось писать. Он как мог старался сдерживаться, зажимал в себе рвущуюся на наружу влагу, ворочался с боку на бок укачивая в себе это желание, но природа взяла свое и вот уже первая горячая струйка стала распределяться внутри надетого на Костю подгузника.

Ирина, заметив его метания, тихо посоветовала ему расслабиться и воспринять ситуацию как должное. Она призналась Косте, что сама она еще более часа назад намочила свой подгузник и теперь врямя от времени продолжает ронять в него то или иное количество жидкости. 

Потом она предложила Косте спеть ему колыбельную, чтобы он поскорее расслабился, заснул и хоть немного поспал. Костя промычал что-то, что можно было принять за согласие и Ирина начала тихонько напевать слова столь знакомые с детства каждому из нас.

Под нежные звуки ее голоса Костя расслабился и почти тут же заснул. Когда он проснулся в комнате было уже светло. 

Щелкнула дверь и в комнату вошла Вика.

- Ну как, голубки, выспались? - радостно провозгласила она с порога, направляясь прямиком к Костиной кровати. 

- Вставай, давай! Ромео недоделанный. Пора тебя выпускать.

С этими словами она освободила рот Кости от кляпа-соски. Он с наслаждением облизал засохшие губы и глубоко вдохнул, втянув воздух через рот.

Тем временем Вика освободила его из плена одеяла и начала растегивать молнию на находившимся под ним "смирительном" мешке.

- Может быть Вы сначала освободите Ирину? - предложил было Костя, но тут же получил по лицу звонкую пощечину.

- Я решаю что и как правильно делать! А ты это беспрекословно исполняешь! Ты понял меня или тебя еще раз ударить? - зло огрызнулась Вика. От ее первоначально веселого тона в ее голосе уже ничего не осталось.

- А что касается Ирины, то ее время еще не пришло. Она была спелената позже и без кляпа-соски, а потому ей еще минимум три часа надо будет полежать спеленатой. Я думаю, что это пойдет ей только на пользу. Впрочем, это время можно сократить, вставив ей более серьезный кляп.  С этими словами Вика одела на протестующую Ирину небольшой кляп-фаллос, заперев пряжку его ремня на небольшой навесной замочек. После этого она продолжила освобождать Костю.

- А, таки описался, Ромео - довольно прокомментировала она демонстративно проверяя рукой надетый на Костю подгузник. Проверка была явно лишней, так как по одному виду этого несчастного подгузника было видно, что он впитал в себя все, что только мог.

Вика сковала Костины руки у него за спиной металлическими наручниками и помогла ему встать с кровати. Она отвела его в ванную и поставила под душ. Она тщательно, но несколько грубо помыла каждый участок Костиного тела, а потом заставила его сесть на корточки и вымыла ему шампунем волосы. Судя по запаху шампунь был детский.

 

 

Потом она провела Костю в "медкабинет" и усадив его на кушетке надела на него небольшой пластиковый пояс верности, закрыв его небольшим замочком.

Затем она сняла с Кости наручники, вручила ему стопку одежды и велела одеваться и потом приходить в комнату, где они с Ириной провели текущую ночь.

Одежда была мужская и явно из собственного Костиного гардероба. Он уже не стал удивляться тому, откуда Вика ее взяла. Было понятно, что у нее есть свои возможности, как добыть вещи из запертой на ключ Костиной квартиры. 

Костя оделся и пошел в комнату, где оставалась Ирина.

Та лежала на на кровати по-прежнему упакованная в "смирительный мешок" и с кляпом во рту, но уже без одеяла. Вместо этого ее тело было на нескольких уровнях стянуто прямо  поверх мешка мягкими ремнями из коричневой кожи с меховой подкладкой. Рядом с ней стояла Вика.

Ну что, Ромео, будешь забирать свою Джульетту сейчас или будешь ждать, пока она полностью отбудет свое наказание? - просила Вика у Кости.

Костя не хотел ни минуты лишней проводить в этом доме и потому сказал, что они уезжают прямо сейчас. 

Тогда Вика с хитрой улыбкой продела дужки небольших замочков в пряжки ремней, закрыла их, приоткрыв молнию бросила ключи от них внутрь мешка, туда же сунула ключи от Костиного пояса верности, а потом закрыв обратно молнию продела дужку маленького кодового замка в петлю на ползунке молнии "мешка" и сбила код. Расстегнуть молнию стало невозможно. Ирина все это время пыталась что-то возмущенно мычать через кляп.

Проделав вышеописанное Вика сказала Косте, чтобы он прямо так нес Ирину в ее машину. Костя поднял Ирину на руки и осторожно понес ее следом за Викой. Вдвоем с Викой (хоть здесь она согласилась помочь) они уложили Ирину на заднее сиденье ее машины и укрыли сверху принесенным из дома Вики покрывалом. 

- Позвонишь мне не раньше чем через два часа, - инструктировала Костю Вика - и я скажу тебе код от замка. С остальным справишься сам. С этими словами Вика вручила Косте листочек со своим телефонным номером и комплект ключей от Костиной квартиры. 

- Если вас кто-то остановит за управление автомобилем без документов - звони мне, я выручу. Эти слова Вики прозвучали-почти даже по-дружески. А следующие и вовсе с нежностью: Береги мою маленькую сестренку...

Костя сел за руль и поспешил как можно быстрее уехать из дома Вики. На заднем сиденье Ирина ворочалась в своем коконе, пытаясь устроиться поудобнее.

Они отъехали километров на 5 в сторону Москвы и Костя решил попытаться высвободить Ирину. Но не тут-то было. Будь у него ножницы или нож еще можно было бы что-то предпринять, но ничего такого под рукой не было.

Помучавшись немного и осознав тщетность усилий Костя снова сел за руль и они поехали в Москву. 

По пути Костя лихорадочно соображал как ему пронести Ирину в ее текущем виде к себе домой так, чтобы никто ее не видел. И не лучше ли сначала добыть где-то инструменты, которые позволили бы освободить Ирину, пусть и ценой сохранности стянувших ее тело ремней, "мешка", застежки кляпа и т.д. И где добыть ей одежду - ведь внутри всей этой "упаковки" Ирина лежит совершенно голая, за исключением одетого на нее и уже использованного ею подгузника

В конечном итоге он решил, что не готов ни на минуту отлучаться от Ирины в ее текущем беспомощном состоянии, а потому в первую очередь ему надо попасть с нею к нему домой.

Всю дорогу он не мог избавиться от мысли, что  Вика явно рассчитывала именно на такое его поведение и ему казалось, что он и сейчас слышит ее мелодичный, но все же совсем недобрый смех....

Часть 10

 

Небольшой московский дворик был плотно заставлен машинами. Когда Костя и Ира въехали в него перед ними во весь рост встала проблема обеспечения конфиденциальности при транспортировке Ирины из машины до дверей Костиной квартиры.


За все время пути Косте так и не удалось придумать полностью приемлемый план. И потому он решил действовать «напролом».


Он подъехал и остановился прямо перед подъездом, совершенно безобразным образом перегородив весь подъезд, так как больше встать было просто негде. Кроме того, это обеспечивало ему возможность занести Ирину в подъезд за наиболее короткое время. Что он, собственно, и сделал. С бешено стучащим в груди сердцем он вытащил из машины сверток, внутри которого находилась Ирина, подхватил ее на руки и со всех ног кинулся к двери подъезда.

- Уффф… Кажется первый этап удался. Вроде бы нас никто не видел. - прошептал Костя склонившись к голове Ирины.

 

Костя вызвал лифт. Он жил на 5-ом этаже и нести Ирину вверх по лестнице, особенно в прежнем темпе, было выше его сил. На его счастье, лифт пришел быстро, почти сразу.


Он внес Ирину в лифт. Поднялись на этаж. И здесь им повезло, - никто не присоединился к ним по пути, никого не было на площадке. Костя открыл дверь квартиры и внес Ирину внутрь. Постоял, перевел дыхание. Потом не снимая обуви отнес Ирину в спальную и уложил на кровать. Наскоро проверил, что она устроилась удобно и ей ничего не мешает.

Пообещал быстро вернуться. Потом вышел на лестницу и закрыл дверь на ключ.

 

- Костя, я Вас уже много дней не видела. У вас все в порядке?- голос соседки из квартиры напротив прозвучал очень неожиданно, что Костя даже вздрогнул.

- Да, все в порядке, Вера Семеновна! Просто был в коротком отпуске. Мысленно при этом проклял нетактичную старую кошелку, с ее вечной привычкой за всем подглядывать.

- А что это Вы только что занесли?

- Да так, спальный мешок, палатка, одеяла и прочее туристическое снаряжение. Мы с ребятами были несколько дней на природе. Костя не знал, поверила ли ему старушка, но мысленно молился чтобы поверила.

- Костя, а у Вас точно ничего не пропало?

- Нет, а что?

- Я вчера ночью видела, как двое ребят заходили к Вам в квартиру и были там примерно полчаса. Затем ушли. Одного я запомнила, а вот второго я не рассмотрела.

- Это видимо Олег и Андрей — Костя назвал два первых попавшихся имени - я давал ребятам ключи, чтобы они взяли диски, которые нужны им по работе.

Тут на Костино счастье пришел лифт и он спустился вниз, молясь чтобы на этом разговоре все и закончилось.

 

Отогнав машину от подъезда Костя ненадолго остановился, раздумывая над дальнейшими действиями. Прежде всего ему необходимо добыть для Ирины хоть какую-то одежду, в которой она могла бы появиться на улице. Проще всего было бы заехать к ней домой и взять одежду там, но ключей от квартиры Ирины по прихоти ее старшей сестренки у них сейчас не было. Тогда Костя решил, что просто купит Ирине новые вещи. Приняв такое решение он отправился за покупками в один из магазинчиков, где он уже однажды был вместе с Ириной.


Едва войдя в магазин, Костя начал сильно сомневаться в правильности принятого им решения. Он решительно не знал, что ему нужно купить и как выбрать правильный размер. У него была слабая надежда, что кто-то из продавцов-консультантов, которые могли видеть его здесь вместе с Ириной вспомнит ее и поможет ему с выбором, но ни одна из девушек из тех, к кому он набрался смелости подойти с этим вопросом, не решилась ему помочь.


Понимая, что его план быстро купить Ирине необходимый минимум одежды стремительно проваливается, Костя решил прибегнуть к последнему средству. Он достал телефон и позвонил Вике.


Та ответила после первого же гудка, видимо ждала звонка. Костя кратко описал Вике ситуацию, в которой он оказался, и попросил Вику помочь ему с выбором одежды для Ирины. В ответ Вика рассмеялась и спросила, а почему он не позвонил ей из дома. Она пояснила, что по ее просьбе в Костиной квартире были оставлены ключи от квартиры Ирины и если бы Костя догадался позвонить Вике оттуда, она бы обязательно объяснила ему, где их найти. В результате Костя бы не оказался в той ситуации, в которой он теперь пребывал.

 

Но к счастью для Кости Вика согласилась ему помочь. Она перезвонила ему через Skype и через камеру Костиного смартфона смогла быстро сориентироваться в ассортименте одежды, имевшейся в наличии в магазине. Благодаря Викиным коротким и четким инструкциям, Костя быстро смог выбрать для Ирины минимально необходимый комплект одежды, обуви и нижнего белья. Выбор последнего оказался для Кости некоторым испытанием — ему было очень неловко перебирать выставленные для продажи предметы в поисках подходящего фасона и размера. И Викины ехидные комментарии не способствовали обретению им душевной гармонии. Но, к счастью, довольно быстро ему удалось сделать устроивший Вику выбор и Костя с отобранными им вещами отправился на кассу. Девушка-продавец быстро провела все его покупки, хотя и поглядывала на Костю после каждого предмета, лукаво улыбаясь уголками губ и с озорными огоньками в глазах. Костя понимал, что она сегодня же расскажет о нем всем своим подружкам. Но сейчас ему было уже не до того. Он забрал пакет со своими покупками и поспешил вернуться к своей квартире.


Уже на подъезде к своему дому Костя понял, что выпавшие на его долю испытания еще не закончились. Перед их подъездом стояли две машины полиции и Скорая помощь. С бешено бьющимся сердцем, стук которого отдавался пульсацией в висках, а также противным ощущением в желудке Костя пулей взлетел по лестнице на свой этаж. Его худшие опасения сбылись. Дверь в его квартиру была распахнута, перед нею стоял сержант полиции, а внутри квартиры раздавались голоса. «Ну бабка, погоди, еще сочтемся!» и «Лишь бы удалось нормально выпутаться из этой истории» - мелькнули в Костиной голове две несвязные мысли, когда он на деревянных ногах шагнул к свой двери.

 

Кое-как объяснив сержанту, что он является хозяином квартиры и предъявив тому свой паспорт Костя прошел внутрь. Беглым взглядом окинув комнату он увидел Ирину, которая завернувшись в его халат отвечала на вопросы медика и двух полицейских. Увидев, что с Ириной все более или менее в порядке, Костя резко выдохнул и тут же набрав в грудь воздуха и ненадолго задержав дыхание решительно спросил: «А что здесь, собственно, происходит!».

 

***

 

Ирина лежала на кровати в легкой дремоте, когда в дверь Костиной квартиры властно постучали. Она рефлекторно дернулась, чтобы вскочить, но лишь сильнее ощутила свою полную беспомощность из-за стянувшего ее тело кокона. Она затаилась. Стук в дверь ненадолго прекратился. Видимо стоявшие за ней тоже прислушивались. Затем стук вновь возобновился и к нему добавилось грозное: «Откройте, полиция!». Поняв, что визитеры настроены решительно и вряд ли сами уйдут, Ирина набралась смелости и громко, чтобы услышали даже за дверью, попыталась крикнуть: «Убирайтесь отсюда! Вам здесь нечего делать. Здесь не происходит ничего, чтобы хоть как-то могло Вас касаться». Разумеется, из-за кляпа никакой осмысленной речи у нее не получилось, а те невнятные звуки, которые она смогла издать только подбодрили незванных визитеров — они явно начали выламывать входную дверь. Ирина еще сильнее задергалась в своем коконе, но он держал ее крепко — она могла лишь беспомощно ворочаться с боку на бок. И в этот момент входная дверь сдалась….


***

 

Когда на пульт дежурного поступил очередной вызов, Михаил отнесся к поступившей к нему информации очень скептически. Вредная бабка никак не успокоится. Она уже звонила им вчера ночью по поводу того, что посторонние вломились в квартиру ее соседа. Сигнал был проверен, но к моменту прибытия полицейских квартира была заперта и скорее всего пуста, а со слов бабки посещавшие ее молодые люди уже ушли. Не обнаружив никаких признаков взлома прибывшие на место полицейские удалились восвояси, перед этим порекомендовав пожилой женщине крепче спать по ночам, а не подглядывать за соседями. Они уже привыкли к тому, что старушка никак не может забыть свое чекистское прошлое и постоянно донимает их разного рода сообщениями. Иногда, как сегодня ночью, они были абсолютно бесполезными, но в ряде случаев благодаря бдительной старушке полицейским удавалось предотвратить ряд ограблений и даже задерживать преступников с поличным. Однако на этот раз старушку явно несло. Она заявила своему собеседнику, что только что стала свидетелем того, как ее отсутствовавший несколько дней подряд сосед занес в свою квартиру сверток, в котором почти наверняка находится человеческое тело. Более того, этот сосед ведет себя нервно, и почти наверняка вовлечен в какое-то противозаконное деяние. Михаил поразмышлял какое-то время, а не послать ли ему собеседницу ко всем чертям, но потом вспомнил, что ведь иногда она все-таки бывает права и со вздохом выслал наряд на проверку сигнала. Когда через полчаса прибывшие на место полицейские доложили ему, что слышат из-за закрытой двери сдавленные женские крики, Михаил понял, что на этот раз произошло что-то очень серьезное.


***

 

Взломав дверь, полицейские вместе с двумя понятыми проникли в квартиру. Из одной из комнат до них донеслись приглушенные звуки, как будто кто-то сопел и ворочался. Они осторожно прошли в комнату и увидели на кровати девушку с закрытым кляпом ртом, которая беспомощно рвалась на свободу из крепко стянувшего все ее тело кокона. Увидев вошедших полицейских она взвизгнула и попыталась что-то прокричать, но слов было не разобрать из-за кляпа.

 

Доложив о ситуации начальству, и узнав о том что к ним дополнительно направляют еще один наряд и бригаду медиков, полицейские продолжили осмотр квартиры. За исключением спальной комнаты она была пуста.

 

Вернувшись к потенциальной жертве похищения (а что еще это могло бы быть?) полицейские попытались освободить ее от кляпа и кокона, но тут же выяснили, что это совсем непросто. Пока они искали хоть что-то пригодное для разрезания замков и ремней, в квартиру поднялись медики, а вслед за ними — второй наряд полиции и «начальство». Вскоре в комнате стало тесно от скопившихся в ней людей. Наконец, один из полицейских смог перерезать ремень кляпа и вытащил его изо рта «жертвы». Однако тут же пожалел об этом — ибо теперь уже ничего не останавливала поток отборных ругательств, которые девушка обрушила на головы собравшихся вокруг нее людей.


Выяснив, что девушка явно не удерживается здесь никем против ее воли и поняв, что прошествие почти наверняка является какой-то из форм «садо-мазо» отношений, полицейские выпроводили из квартиры всех посторонних и приняли меры по охране квартиры со сломанной дверью. Между тем один из медиков с любопытством изучал устройство кокона, к который было заключено тело девушки. Сама девушка тоже немного успокоилась и перестала ругаться. Она на этот раз сдержано и очень четко, словно для протокола, пояснила, что находится здесь по своей воле, что она сама попросила своего парня так «спеленать» ее ради новых сексуальных ощущений, что они начали играть в эту игру на даче, а продолжить ее решили в городе и что ее молодой человек вот-вот придет и вряд ли обрадуется тому, что дверь в их квартиру взломана, а вокруг полно полицейских. Она попросила принять меры, чтобы никто и особенно СМИ не могли узнать о возникшей неловкой ситуации. Она также попросила, чтобы ей помогли освободиться, но при этом предупредила что неодета. Следуя ее советам, один из медиков и один из полицейских помогли ей избавиться от части «пут» и деликатно вышли из комнаты, давая ей возможность одеться. Через короткое время они смогли вернуться. Девушка уже успела накинуть на себя халат, привела в порядок лицо и волосы, а также убрала с постели остатки от «кляпа» и «кокона».

 

***

 

«А что здесь, собственно, происходит!» - спросил Костя и окружающие, наконец-то, обратили на него внимание. Ирина резко прекратила общаться со своими собеседниками, в один прыжок преодолела разделявшее ее с Костей расстояние, крепко обняла его и спрятала свое лицо у него на груди.


«К нам поступил сигнал, были обязаны проверить...» - начал уныло мямлить один из полицейских. «И как, проверили?!» - зло поинтересовался Костя. - «Вопросы к нам остались? Если нет, то я прошу всех уйти. Шоу закончилось!».

Однако полностью избавиться от настойчивых визитеров удалось лишь спустя полчаса и не без помощи звонка Вике. Получив «внушение» с какого-то недосягаемо высокого уровня внутри своего министерства, полицейские резко собрались и принеся извинения покинули помещение. Костя и Ирина остались, наконец, наедине. Они долго стояли молча, сжимая друг друга в объятиях.


«Я тут тебе кое-какую одежду купил» - наконец вспомнил Костя и смущенно улыбаясь протянул Ирине пакет с покупками. - «Примеришь?»

Ирина взяла пакет и юркнула вместе с ним в ванную. Вскоре оттуда донесся шум душа. А еще спустя полчаса Ирина вышла из ванной одетая в купленные Костей вещи.

- А тебя вполне можно отправлять одного за покупками — мягко улыбнулась она. - Все подошло просто идеально. Ты просто чудо!

Костя смущенно потупился. Он еще не решил, стоит ли ему упоминать о Викиной помощи в процессе подбора вещей для Ирины.

Костя залез со своего смартфона в Интернет и нашел мастера, который вызвался починить им дверь. Пока ждали мастера они с Ириной успели немного перекусить. Когда мастер закончил работу и ушел, они быстро собрали весь имеющийся и вновь образовавшийся в квартире мусор, нашли ключи от Ирининой квартиры, прихватили с собой ряд нужных Косте вещей и вышли из дома, заперев за собой дверь. Соседка выскочила к ним на лестничную площадку с извинениями, но Костя не стал с нею разговаривать (он очень злился, но не хотел срываться при Ирине), а Ирина ограничилась тем, что смущенно пробормотала о том, что она все понимает и что все в порядке, что к счастью все разрешилось. Они спустились вниз, выкинули мусор и, наконец, уехали из Костиного двора. Отъехав пару кварталов они оба не сговариваясь расхохотались в голос. Косте даже пришлось ненадолго остановиться, чтобы не создавать аварийную ситуацию при вождении. Смех Ирины был чистым и радостным. И он полностью смыл весь осадок, что успел образоваться у Кости в душе после всего, что с ними произошло. Впервые за много часов он чувствовал себя полностью счастливым.


***

 

ЭПИЛОГ

Удивительно красивая пара выпорхнула из машины у одного из прибрежных отелей. Они зарегистрировались, оставили вещи в номере и быстро переодевшись отправились на пляж. Волны Тихого океана мягко накатывали на берег. Солнце клонилось к закату. Парень взял девушку за руку. Последние лучи солнца блеснули на новеньком обручальном кольце. Так, держа друг друга за руку, Костя и Ирина еще долго стояли у самого края волн, наблюдая за тем, как дневное светило постепенно уходит за горизонт.

  • Like 1
  • Upvote 6
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Очень интересный рассказ. Давно не читал ничего подобного. Надеюсь на такое же шикарное продолжение. Спасибо :)

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Хорошо написано, грамотно и читается легко. Спасибо!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Переместил этот текст под спойлер к первой части рассказа.

Edited by kv2005
  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Переместил этот текст под спойлер к первой части рассказа.

  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

Захватывает всё больше и больше. Браво!

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Спасибо!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Даааааа.... Крайне интригующее продолжение сюжета )

Link to comment
Share on other sites

Ждемс проделжения )))

Ждемс проделжения )))

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Переместил этот текст под спойлер к первой части рассказа.

  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Великолепно ))) Каждый день жду новой части )))

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Спасибо!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Честно говоря ожидал, что он проснётся крепко спеленутый. Не угадал)). Подождём, а вдруг запеленают))).

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Обязательно запеленают и даже не один раз :-)

  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

Уважаемый автор, крайне советую размещать продолжения под спойлерами редактируя первое сообщение темы, для удобства прочтения вашего рассказа.

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Хорошо. При размещении очередной части обязательно последую Вашему совету.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...
  • V.I.P.

Эххх... Когда уже будет продолжение? ;)))

Link to comment
Share on other sites

Zсупер

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Дорогие друзья, я наконец-то ненадолго вышел из того цейтнота, что был у меня на работе и в связи с этим  опубликовал здесь еще одну часть своей истории (размещено под спойлером к первой части).

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Интригующее продолжение )))

Link to comment
Share on other sites

Браво! Отличное продолжение!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Спасибо!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

интересно что же будет дальше?

 

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Опубликовал еще одну часть истории (под спойлером к первой части).

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Отлично! И что же Косте ждать на наступающих выходных?)))

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.