Jump to content

Отчаяние Анны


Despfan
 Share

Recommended Posts

      Эта история случилась ранней весной. Я снимал комнату у дальней родственницы моего друга, молодой учительницы Анны. Она была типичной "серой мышкой", довольно симпатичная, скромная интеллигентная девушка. Она одевалась очень неброско по причине постоянного безденежья, и за год своего проживания я не заметил у нее никаких признаков личной жизни. Анна работала учительницей начальных классов в небольшой пригородной школе, дорога в одну сторону занимала больше часа на электричке. От бабушки ей досталась двухкомнатная квартира на пятом этаже панельной хрущевки, одну из комнат она была вынуждена сдавать, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.
      Я работал над диссертацией, поэтому все дни проводил дома. Мой стол стоял у окна, из которого была видна улица, я любил смотреть в окно, делая паузы в работе. Я знал почти всех соседей, кто во сколько приходит и уходит, гуляет с детьми или выгуливает собак. Анна обычно приезжала в 17.30, вместе с коллегой-учителем, который жил в соседнем доме. Они подходили к нашему подъезду, несколько минут стояли, продолжая разговор, затем прощались. Отношения между ними были явно чисто деловые, никаких признаков романтики обнаружить мне не удавалось.
      Однако была одна интересная особенность, которая вызывала мой живой интерес. Практически всегда девушка приезжала с работы с полным мочевым пузырем. Разговаривая с коллегой, она обычно стояла, скрестив ноги, а когда заходила в квартиру, сразу бежала в туалет. Слышимость в хрущевке была почти идеальной, и я каждый день слушал, как бьет в унитаз мощная струя мочи, иногда в сопровождении сдавленных стонов облегчения.
      Это стало ежедневной привычкой: сначала наблюдать явные признаки отчаяния в окно, затем слышать поворот ключа в замке, торопливый стук каблучков, шуршание снимаемой одежды и громкое журчание, сопровождаемое характерным свистом и шипением. Анна понимала, что мне все слышно, но другого выхода у нее не было. Меня очень интересовало, почему она каждый день приезжает в таком состоянии, но я не решался спросить ее об этом.
      И вот однажды я получил ответ на свой вопрос. Началось все с ужасной банальности. Я пошел выносить мусор и захлопнул дверь. Ключи, которые я обычно всегда носил в кармане, я зачем-то выложил. Оставалось ждать Анну, она должна вот-вот появиться. Я сел на скамейку у подъезда и стал ждать.
      Я посмотрел на часы. Уже 18.00, но Анны все не было. Странно, подумал я, она всегда ездила на одной и той же электричке. Прошло еще полчаса, я уже стал сомневаться, приедет ли вообще сегодня Анна домой. Может она наконец нашла себе молодого человека и сидит с ним где-нибудь в кафе или кино?
 Наконец показались Анна и ее спутник. Правая рука учительницы была в кармане брюк (она была одета в свой единственный серый брючный костюм), она шла, наклонившись вперед. Я сразу понял, что она безумно хочет в туалет. Они приближались, продолжая разговор, Анна семенила мелкими шажочками, не вынимая руку из кармана. Бедная девочка из последних сил боролась с желанием пописать, настолько сильным, что ей уже не удавалось скрывать свое отчаяние.
Но больше всего меня поразил коллега Анны. Невысокий мужчина лет сорока явно наслаждался затруднительным положением молодой учительницы. Он делал вид, что ничего не замечает, но по его лицу все было понятно. Они дошли до подъезда. Анна попыталась закончить разговор и попрощаться. Стоять на месте, очевидно, было совсем невмоготу, Анна откровенно нажимала себе между ног через карман брюк, согнувшись в талии. Мужчина явно специально затягивал разговор и бедная Анечка в панике стала скрещивать ноги и приседать, испуганно озираясь вокруг. Я понял, что надо спасать мою несчастную хозяйку.
      Я встал со скамейки и подошел к ним.
      - Анна, привет! Представляешь, я выходил выносить мусор, и дверь захлопнулась! Я тебя уже час жду! Пойдем скорее!
      Лицо мужика вытянулось. Со стороны все выглядело так, что я являюсь молодым человеком Анны, живущим вместе с ней. Это было явной неожиданностью для него. Анна же посмотрела на меня как на спасителя, торопливо попрощалась и засеменила к двери подъезда.
      Мы вошли внутрь. Я молча взял ее сумку. Девушка тут же сунула вторую руку в карман, согнулась и стала переступать ногами, стуча каблучками по бетонному полу. Справившись с очередным позывом, Анна стала медленно подниматься по ступенькам, останавливаясь на каждой площадке. Я шел за ней, наблюдая, как бедная девочка дрожит всем телом, отчаянно пытаясь не опозориться и сохранить достоинство.
      Мы подошли к двери, я протянул Анне сумку, чтобы она достала ключи. Девушке пришлось вытащить руки из карманов. Она отчаянно сжимала бедра и приседала, судорожными движениями роясь в сумке. Наконец ключи были найдены, я схватил их и распахнул дверь.
      Несчастная учительница бросилась в туалет, на ходу расстегивая брюки. Я успел увидеть, как она сдергивает их вместе с трусиками, затем Анна толкнула рукой дверь, которая не закрылась полностью, осталась маленькая щель. Я услышал протяжный стон облегчения и оглушительный звук хлещущей мочи. Анна писала больше минуты, затем спустила воду и закрыла дверь. Через несколько минут она еще раз смыла, я слышал стук ее каблучков и понял, что девушка не решается выйти.
      - Анна, с тобой все в порядке? - я взял инициативу на себя.
      Дверь открылась, учительница вышла с пунцовым от стыда лицом. Она безуспешно пыталась прикрыть руками большое темное пятно между ног и мокрые полосы вдоль бедер. Анна жалобно посмотрела на меня, ее губки задрожали и она разревелась у меня на плече.
      Через час, переодевшись и успокоившись, она сидела со мной на кухне в пушистом белом халате. Смущение и стыд боролись в ней с необходимостью выговориться. Наконец, она решилась.
      - Понимаешь, в нашей школе напряженка с туалетами. На первом этаже - туалет для младших классов, а для старших и учительский - на втором. Учительский уже полгода не работает. Что-то там сломалось, на ремонт денег нет. Учителям сказали ходить вместе со старшеклассниками. Это какой-то кошмар! В женском туалете всего два унитаза, перегородок нет! Я не могу стоять в очереди с девчонками-старшеклассницами и писать у них на глазах!
      - А сбегать во время урока?
      - Ты что, я же с малышами работаю! Я не могу их оставить ни на минуту на уроке! Меня моментально уволят!
      - И что, директор тоже с детьми в один туалет ходит?
      - Ага, как же! На ремонт его кабинета и канцелярии деньги нашлись! И туалет рядом новенький! Ключ в канцелярии на стенке висит! Но туда только администрация и старшие учителя ходят, а нас не пускают!
      - И как же ты работаешь целый день?
      - Вот так и работаю, терплю, меньше пить стараюсь. Утром приезжаю пораньше, пописаю, пока нет никого, и весь день работаю. Остальным наплевать, а я не могу при всех писать, такая вот я дура стеснительная! Поэтому как только в квартиру вхожу, сразу в туалет бегу. Я первое время и тебя жутко стеснялась, тебе ведь слышно все, но ты вроде парень нормальный, не извращенец, как Виктор Михайлович наш.
        - Сволочь редкая, историк наш, - голос Ани задрожал. - он догадался о моей проблеме, и под предлогом того, что живет рядом, стал со мной домой каждый день ездить! Раньше я иногда на вокзале в платный забегала, когда совсем невмоготу, а теперь он от меня ни на шаг не отходит! А я не могу сказать, что хочу в туалет, тем более мужчине! Он со мной едет и наслаждается моим состоянием!
      - А сегодня почему вы так задержались?
      - Сегодня вообще кошмар какой-то... - заплакала девушка. - Электричка где-то в лесу остановилась, почти час стояла. Боже, я чуть не умерла, а этот урод смотрел и улыбался... И шел потом специально медленно, делал вид, что ничего не замечает, а сам пялился, как я терплю и жмусь... Я так больше не могу... Если бы не ты... я бы... о боже... я бы умерла от стыда... спасибо тебе...
      Я обнял Анну.
      - Успокойся, я поговорю с ним, он к тебе больше не подойдет. А тебе надо учиться преодолевать свои комплексы... начиная прямо с завтрашнего дня...
      На следующее утро я остановил возле дома шагающего на работу Виктора Михайловича и объяснил ему, что будет, если он не отстанет от Анны. А вечером я встречал учительницу на вокзале с букетом цветов. Она, конечно, приехала одна. Проходя мимо туалетов, я остановился и вопросительно посмотрел на Анну. Она смущенно улыбнулась, протянула мне букет и сумку и скрылась за дверью.
      Через месяц я помог Анне устроится в престижную частную гимназию, и для нее началась совсем другая жизнь.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.