Jump to content

Сказочные Приключения Часть 4 Конец (Автор Карапуз)


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Так смешно наблюдать, как карапуз писает, — сказала смеющаяся Света, — Посмотрите, как мальчишка покраснел от смущения.

 

 — Допустим, фонтанчиком из писульки меня не удивишь, — заметила Лена, — Хотя никогда не думала, что четырехлетний мальчишка может вот так пустить струйку, лежа голышом на спинке.

Все снова засмеялись. Мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Кстати, мальчики всегда писают сразу после того как сходили по-большому, — объяснила подругам Лена, — Поэтому нужно всегда дождаться струйки между ножек после того, как малыш покакал.

Девушки продолжали обидно обсуждать мою струйку пока я не прекратил писать.

 — Всё? — с улыбкой спросила меня Лена, стряхивая последние капли, — Пописали и покакали?

Лена вытащила из-под меня мокрую марлю.

 — Сейчас я протру карапузу попу этой марлечкой, — сказала она, — Я считаю, что будет достаточно. Его же все равно после этого купать.

Наскоро вытерев меня между ног, Лена наконец опустила их вниз.

 — Вы, девчонки, пока присмотрите за малышом, — попросила она подруг, — А я пошла набирать ванну.

Лена вышла из комнаты и я услышал шум воды в ванной. Вернувшись через несколько минут, девушка сняла меня со стола и повела в ванную. Как я и ожидал, Света с Ксюшей тоже поплелись за нами.

Все зашли в ванную, которая, конечно, не была рассчитана на трех взрослых. Девушки там еле помещались. Лена подняла меня над ванной и начала медленно опускать в горячую воду.

 — Сколько у тебя, Миша, игрушек, — улыбнулась Лена, опустив меня в воду.

Лена кинула мне в ванну несколько пластмассовых уточек, рыбок и корабликов и я сразу же принялся играться с ними, забыв о стоящих рядом взрослых. Неожиданно я громко пукнул, пустив большие пузыри.

 — Как не стыдно! — засмеялась Лена.

Девушки дружно засмеялись, вогнав меня в краску.

 — Дети специально пукают во время купания, чтобы посмотреть, какие получаются пузыри, — объяснила Лена, — Абсолютно все малыши так делают.

Дав мне понежиться в ванне еще несколько минут, Лена заставила меня встать.

 — Сейчас буду тебя мыть, — сообщила мне девушка..

Лена взяла мягкую губку и начала ее намыливать.

 — Дай эту ручку, — попросила она и стала намыливать мне руку, — Теперь вторую.

Вслед за руками девятиклассница принялась намыливать мне грудь и живот. Я поежился от щекотки, когда губка в руке у Лены спустилась ниже моего пупка.

 — А сейчас займемся Мишиной спинкой и попой, — улыбнулась Лена.

Девятиклассница принялась быстро намыливать меня сзади. Ленина рука спускалась все ниже и ниже.

 — Чего ты сжал попу? — повысила голос Лена после безуспешной попытки забраться губкой мне между ягодиц.

Лена раздвинула мне ноги и заставила чуть-чуть присесть. Теперь ей не составляло труда мыть мою попу.

 — Малышей так неудобно мыть губкой, — пожаловалась Лена, — Особенно мальчиков. У них же между ножек столько маленьких приборчиков, а эта губка никуда не пролезает.

 — А чем ты карапуза тогда собираешься мыть? — с улыбкой спросила Света.

 — Между ножек я обычно мою тряпочкой, — пояснила Лена, — Или просто ладонью.

Лена кинула губку в ванну и намылила себе ладонь.

 — Совсем другое дело, — улыбнулась она, залезая пальцами между моих половинок.

Неожиданно Ленина ладонь остановилась ровно посередине моей попы. Я замер от испуга, почувствовав, как чужой палец нащупывает мою чувствительную дырочку.

 — А что я тут нашла! — засмеялась Лена, бесцеремонно углубившись пальцем мне в попу.

 — Так смешно, — засмеялась Света, — Только что гарцевал на месте и пытался вырваться, а сейчас замер и боится пошевелиться.

 — А глаза какие испуганные! — улыбнулась Ксюша.

 — Чего наш зайчик так испугался? — шутливо удивилась Лена и быстро вытащила палец у меня из попы.

Снова тщательно намылив ладонь, Лена начала намыливать мне лобок. Я с трудом терпел острую щекотку, особенно когда Лена начала водить пальцем вокруг моей письки.

 — Чей это писюнчик? — шутливо спросила она меня, — Кто недавно пустил оттуда струйку?

Ксюша тихонько захихикала.

 — Хорошенько намылим этот тоненький хоботок, — ласково приговаривала Лена, продолжая мыть мою письку, — Вот так, со всех сторон.

 — Так забавно смотреть, как ты моешь карапузу маленький писюнчик! — засмеялась Ксюша.

 — И под кожицей обязательно помыть надо, — сказала Лена, — По крайней мере попытаться. Потому что у Миши она почти не оттягивается.

Неприятные манипуляции Лены с моей писькой вызвали у меня такой сильный позыв по-маленькому, что я чуть не пустил в ванну струю. Вспомнились Ленины слова о том, что все мальчики любят писать в ванну.

 — А ну-ка раздвинь ножки, — с улыбкой попросила Лена и не дожидаясь моей реакции сама насильно раздвинула мне ноги.

В следующее мгновение Ленина ладонь оказалась у меня между ног. Я задрожал от нестерпимой щекотки, когда она начала трогать мне яички.

 — Надо помыть там как следует, — пояснила Лена девушкам, — Потому что у мальчиков за мошонкой самое грязное место.

Я попытался вырваться, потому что не мог терпеть мучительную щекотку.

 — Стой спокойно! — строго сказала мне Лена, — Должна же я как следует помыть тебя между ножек.

 — Помнишь, я тебе рассказывала, как Ленкин карапуз боится щекотки? — дернула сестру за рукав Света и обе тихонько захихикали.

 — Что тут у нас осталось? — улыбнулась Лена, снова взяв в руки губку, — Намылить ножки и конечно помыть голову.

Лена намылила одну за другой мои ноги и взяла в руки большую бутылку с шампунем.

 — Закрой глазки, — попросила меня Лена, — Сейчас помою тебе голову.

Я почувствовал, как Лена начала намыливать мне голову и закрыл глаза, чтобы в них не попал шампунь. Было слышно, как кто-то включил душ. Через пару секунд мне на голову полилась горячая вода. Тщательно смыв с меня душем шампунь и мыло, Лена закрыла оба крана. После этого она взяла у Светы большое желтое полотенце и полностью меня в него закутала.

 — Так тут тесно, девчонки, — пожаловалась Лена, — Лучше отнесу Мишу на пеленальный стол. Мне там будет намного удобнее вытирать ребенка. Не говоря уже о том, что его нужно помазать между ножек детским кремом. Где еще, как не на столе это делать.

Лена взяла меня на руки и отнесла в зал, где сразу уложила на пеленальный стол. Я по-прежнему был укутан в большое полотенце.

 — Что это за непонятный сверток? — шутливо удивилась девушка, начиная разворачивать полотенце, — Ах вот кто тут спрятался!

Стоящие рядом Ксюша со Светой тихонько захихикали. Я ожидал, что Лена поставит меня на ноги, но она принялась вытирать меня лежа, как малыша.

 — Вытерли! — объявила девушка через пару минут, — Осталось только помазать между ножек детским кремом.

 — А можно я? — неожиданно попросила Ксюша, — Так хочется попробовать.

 — Он вам что, кукла? — вздохнула Лена, — Дай попробовать это, дай попробовать то...

 — Ну пожалуйста! — продолжала просить Ксюша.

В Лениных глазах мелькнул хитрый огонек и я понял, что девушка что-то затеяла.

 — Хорошо, — согласилась Лена, — Только сначала я сделаю Мише массаж от газиков, потому что у него очень плотный животик.

Лена принялась массировать мне живот.

 

 — Вот так, вокруг пупка, — приговаривала она, нажимая мне на живот тяжелой ладонью, — А теперь вот тут, пониже.

Ладонь девушки скольнула вниз и теперь она массировала мне низ живота. Сразу сильно захотелось писать — точно так же, как в детской поликлинике, когда похожий массаж делала мне медсестра. Лена продолжала массировать мне низ живота еще пару минут. Позыв писать стал таким нестерпимым, что мне пришлось напрячь все силы, чтобы не пустить струйку. Я заметил, что девушка начала что-то высматривать у меня между ног. Неожиданно Лена удовлетворенно улыбнулась и прекратила массировать мне живот.

 — Становись сюда, Ксюша, — сказала она Светиной младшей сестре, уступая ей свое место, — Бери вот этот тюбик с детским кремом и мажь карапуза между ножек.

 — Ой, я даже не знаю, — растерялась Ксюша, — С чего начинать-то?

 — Ну вот, — засмеялась Лена, — Так хотела мазать ребенка кремом и не знаешь с чего начинать. Хорошо, давай мы так сделаем. Я сейчас подниму малышу ножки, а ты помажь ему попу.

Лена рывком задрала мои ноги вверх, заставив лежать в знакомой беззащитной позе с прижатыми к груди коленками. Я наблюдал, как Ксюша взяла в руки голубой тюбик и выдавила немного крема на кончики пальцев.

 — Проведи одним пальцем между ягодичками, — улыбнулась Лена, — Вот так, ровно посередине. Ага, вверх и вниз.

Я поежился от неприятной щекотки.

 — Теперь помажь малышу ягодички, — подсказала Лена, — Только не одним пальцем, а всей ладонью. Сначала одну пухленькую половинку. Вот так. Теперь вторую.

 — Как сразу начал дрыгать ножками! — засмеялась Ксюша.

 — Я могу полностью зажать карапузу ножки, если тебе это мешает, — предложила Лена, — Вот так.

Лена взяла меня за лодыжки обеими руками, полностью лишив возможности двигаться.

 — Ага, так намного удобнее, — согласилась Ксюша, выдавливая на пальцы новую порцию крема, — Дырочку в попе тоже помазать?

 — Очень осторожно, — сказала Лена, — Мизинцем.

Я почувствовал, как Ксюша прикоснулась пальцем к моей чувствительной дырочке.

 — Немножко глубже, — улыбнулась Лена, — Не бойся, я мальчишке там все только что помыла.

Чужой палец углубился в мою чувствительную дырочку.

 — Ага, вот так, — одобрительно кивнула Лена, — Больше там мазать не надо. Набери побольше крема и помажь со всех сторон мошонку.

Неожиданное прикосновение чужих пальцев к яичкам заставило меня вздрогнуть. На мгновение расслабившись от острой щекокти, я чуть не потерял контроль над мочевым пузырем.

 — Хорошенечко там помажь, — попросила Лена, — Ага, вот так, со всех сторон.

 — Такое все маленькое и нежное! — засмеялась Ксюша, играясь пальцами с моими яичками

 — Только посмотрите, девчонки, как карапуз боится щекотки! — улыбнулась Света, — Попробуй еще раз потрогать там мальчишку.

 — Вот тут? — спросила хихикающая Ксюша, щекотно перебирая пальцами у меня за мошонкой.

Дрожа всем телом от мучительной щекотки, я едва мог терпеть сильный позыв писать.

 — Так отчаянно пытается увернуться от моих пальцев, — засмеялась Ксюша, продолжая щекотно трогать мои яички, — Ну должна же я тебя, Миша хорошенько помазать кремом между ножек. Всех малышей так мажут после купания. Чтобы не было опрелостей.

Не в силах больше бороться с острым позывом, я сдался и начал писать...

 — Ой! — закричала Ксюша, резко отдернув руку, — Он что, писает?

 — А ты как думаешь? — засмеялась Лена.

 — Твой мальчишка мне всю кофточку забрызгал, — обиженно сказала Ксюша.

 — Извини, Ксюша, — улыбнулась Лена, — Надо было мне тебя предупредить, чтобы ты так над карапузом не наклонялась.

Я продолжал вовсю писать, не зная куда деться от смущения. Теперь у меня не было сомнений, что Лена специально все подстроила, чтобы подшутить над Ксюшей.

 — Надо направить струйку ровно между ножек, — сказала Лена, приподняв мне пальцами письку, — Чтобы мальчишка ничего себе не забрызгал.

 — Так смешно смотреть на этот фонтанчик у карапуза между ножек, — засмеялась Света.

 — Малыши очень часто писают во время подмывания и других процедур, — заметила Лена, — Особенно мальчики.

Дождавшись, когда я прекращу писать, Лена осторожно вытащила из-под меня мокрое полотенце и опустила мои ноги вниз.

 — Ну что стоишь? — повернулась она к Ксюше, — Надо помазать малыша спереди. Лобок и складочки.

Ксюша выдавила на пальцы белый крем и начала щекотно мазать мне лобок.

 — Такая нежная гладкая кожа, — улыбнулась она.

 — Не забудь про складочки, — напомнила Лена.

Девушка залезла пальцами сразу в обе мои складочки и старательно помазала их кремом.

 — А еще у Миши есть маленький писюнчик, — улыбнулась она, потеребив мне письку, — Его наверное тоже надо помазать?

 — Просто обведи вокруг одним пальцем, — сказала Лена, — Ага, вот так.

 — Такой смешной маленький хоботок, — захихикала Ксюша, — Только, Миша, не вздумай сейчас пустить оттуда струйку!

Все громко засмеядись.

 — Хватит! — сказала Лена Ксюше, — А то ты сейчас весь тюбик израсходуешь.

Лена поставила меня на ноги. Посмотрев в окно, я заметил, что пошел дождь.

 — Даже не знаю, что ему сейчас одеть, — задумалась она, — Пижаму наверное еще рано, а обычную одежду не хочется.

 — Почему пижаму рано? — удивилась Света, — Ты разве не собираешься укладывать карапуза спать?

 — Хочу дождаться «Спокойной ночи, малыши», — объяснила Лена, посмотрев на часы, — А они только через сорок пять минут будут.

Я заметил в Лениных руках мою майку.

 — Просто одену маечку без штанишек, — решила Лена, — Ничего не случится, если мальчишка полчаса походит с голой попой.

Одев мне майку, Лена сняла меня со стола.

 — Карапуз без штанишек такой смешной, — засмеялась Ксюша, — Эта маечка ему еле-еле пупок прикрывает.

Я стеснительно потянул короткую маечку вниз, чтобы прикрыться, но лена шлепнула меня по рукам.

 — Мы наверное пойдем, — сказала Света, — И так у тебя засиделись.

 — Посидите еще, — улыбнулась Лена, — Куда вы в такой дождь? У вас же ни зонтов, ни курток.

 — Наверное и вправду лучше полчаса подождать, — согласилась Света, — Хотя сомневаюсь, что этот дождь скоро кончится.

Лена сняла меня со стола и включила телевизор. Все уселись на диван, причем меня Лена посадила к себе на колени. Мне ничего не оставалось, как смотреть со всеми скучный женский сериал. Досмотрев его до конца, Лена переключила на другой канал. Там как раз начинались «Спокойной ночи малыши». Я начал с интересом смотреть детскую передачу и вскоре так увлекся, что не заметил, как она подошла к концу.

 — Все, Миша, — сказала Лена, выключив телевизор, — Детское время кончилось.

Лена поставила посередине комнаты мой горшок. Догадавшись, о чем она сейчас меня попросит, я покраснел от смущения.

 — Иди сюда! — позвала меня Лена

Я нехотя поплелся к девушке.

 — Скажи мне, что каждый ребенок должен сделать перед тем, как ложиться спать? — ласково спросила меня девятиклассница.

 — Сходить на горшок? — смущенно промямлил я.

 

 — Правильно, — улыбнулась Лена, — Быстренько становись перед горшшком и писай.

Лена подвинула к моим ногам горшок и выжидающе на меня посмотрела.

 — Я жду! — строго сказала девушка.

Я смущенно опустил взгляд.

 — Что, Миша? — спросила Лена, — Забыл, зачем тебя поставили перед горшком? Долго еще мне ждать, пока ты туда пописаешь?

Лена опустилась рядом со мной на корточки и как обычно приподняла мне письку. Услышав, как Ксюша тихонько захихикала, я еще больше смутился.

 — Знаешь, Миша, что бывает с мальчиками, которые забывают сходить перед сном на горшок? — улыбнулась Лена, — Они просыпаются утром мокрыми.

Я продолжал молча стоять перед горшком, не зная куда деться от смущения.

 — Надо обязательно сейчас сходить по-маленькому, — ласково сказала мне Лена, — Ты же не хочешь ночью описаться?

Девятиклассница помяла мою письку своими холодными пальцами.

 — Пись-пись-пись, — начала ласково приговаривать Лена.

Понимая, что она от меня не отстанет, я сдался и начал писать.

 — Вот так, — улыбнулась Лена, — Какой Миша молодец!

 — Наконец-то понял, чего от него хотят, — засмеялась Света.

Весь красный от смущения, я продолжал писать в горшок.

 — Направим струйку вот сюда, — сказала Лена, пошевелив мне письку, — В середину горшка.

Девушки как обычно принялись со смехом обсуждать, как я писаю.

 — Сейчас переодену Мишу в пижаму, — сказала Лена, стряхнув последние капли в горшок.

Порывшись в шкафу, Лена извлекла оттуда необычный белый комбинезон.

 — Какая прелесть, — улыбнулась Света, — Это что, такая пижама?

 — А застегивается где? — поинтерсовалась Ксюша, — На спине?

 — Ага, на спине, — кивнула Лена.

Лена подошла ко мне и принялась натягивать на меня пижаму. Нижняя часть напоминала ползунки, но рукава, к счастью, были открытыми.

 — Быстренько в постель! — скомандовала Лена, наконец одев мне пижаму.

Мне не надо было повторять дважды и я быстро забрался в детскую кроватку.

 — Спокойной ночи, Миша, — сказала Лена, накрывая меня одеялом.

 — Сладких снов, — добавила Света.

Подняв боковую решетку детской кроватки, Лена отошла к дивану и что-то шепнула Ксюше со Светой, после чего все трое быстро вышли из комнаты. Я понял, что они пошли на кухню. Сладко зевнув, я закрыл глаза и почувствовал, что засыпаю.

Я проснулся от яркого света, бившего мне прямо в глаза.

 — Ну вот мы и проснулись, — сказал чужой и в то же время подозрительно знакомый молодой женский голос.

Я открыл глаза и увидел склонившуюся надо мной симпатичную девушку. Первой реакцией было удивление. Красивое лицо было очень знакомым, но я не мог его вспомнить. И что это за странные деревянные решетки по обе стороны кровати?

Спросонья у меня заняло чуть ли не целую минуту узнать Василису и вспомнить вчерашние события. Я вспомнил все, хотя по прежнему не мог привыкнуть к абсурдности происходящего. Я точно знал только одно: это был не сон. В снах все обрывочно и размыто. Особенно лица. Но красивое лицо склонившейся надо мной девушки было абсолютно чётким.

И потом, даже самый кошмарный сон обычно внезапно кончается. Не то, чтобы происходящее со мной можно было назвать кошмаром, но и приятного было мало. Нет, это явно был не сон. Все несомненно происходило наяву. Хотя в какой-то странной реальности. Как будто в параллельном мире.

 — Быстренько вставай, — сказала Василиса, опустив боковую решетку детской кроватки, — Нам надо к 8: 30-ти в садик.

Я нехотя вылез из постели, подумав, что самым лучшим вариантом было бы проспать всю неделю и проснуться уже взрослым.

 — Переоденешься сам? — спросила Василиса, — Вся одежда вон там, на стуле. Трусики, колготки и маечка.

 — Угу, — кивнул я.

 — Тогда я пошла на кухню готовить завтрак, — сказала девушка.

Василиса вышла из комнаты. Мне сильно хотелось по-маленькому и я побежал к стоящему посередине комнаты детскому горшку. С трудом избавившись от верхней половины пижамы-комбинезона, я подумал, что лучше полностью ее снять. Позыв писать был таким сильным, что я едва мог терпеть. Раздевшись догола, я встал перед горшком и начал писать, прислушиваясь к происходящему на кухне. На мое счастье Василиса по-прежнему была занята приготовлением завтрака. Стряхнув последние капли в горшок, я подошел к стулу и начал впопыхах одеваться, поражаясь, каким я стал неуклюжим. Минут через десять Василиса позвала меня на кухню завтракать.

На завтрак была противная манная каша. В отличие от Лены, Василиса не стала настаивать, чтобы я всё съел.

 — Надо собираться, — сказала девушка, когда я допил чай, — В этот садик где-то полчаса на машине ехать. Если не будет пробок.

Мы вернулись в комнату и Василиса начала складывать мою одежду в большую сумку.

 — Пять пар трусиков, три пары колготок, три маечки, две рубашки, — перечисляла она, наполняя сумку одеждой, — Сандалики эти тоже кинем. Пару свитеров, куртку, шорты... Кажется ничего не забыла.

Василиса застегнула сумку.

 — Пошли! — сказала она и взяв меня за руку, потащила в прихожую.

В прихожей девушка быстро обула меня в маленькие детские кроссовки. Еще раз проверив, ничего ли она не забыла, Василиса открыла входную дверь.

Дорога до садика и вправду заняла около получаса. Мне было непривычно сидеть на заднем сиденье собственной машины. Все, что оставалось делать, это смотреть в окно.

 — Кажется не опоздали, — сказала Василиса, запарковав машину у ворот детского садика.

Девушка помогла мне вылезти наружу и мы направились к двухэтажному зданию. Круглосуточная группа находилась на первом этаже. Мы зашли в небольшую комнату, все стены которой были заставлены рядами странных узких шкафчиков. Кроме нас в комнате была молодая мама с такими же четырехлетними мальчиком, как я.

 — А это наверное наш новенький! — неожиданно услышал я у себя за спиной женский голос.

Я обернулся и увидел молодую женщину лет двадцати пяти. Через пару секунд в комнату зашла совсем юная девушка, тоже в белом халате.

 — Ага, это мы, — подтвердила Василиса, — Я вам вчера насчет Миши звонила.

 — Я помню, — улыбнулась женщина в белом халате, — Хотите на неделю оставить у нас ребенка?

Василиса утвердительно кивнула.

 — Я воспитательница круглосуточной группы, — представилась женщина, — Ирина Владимировна. Хотя многие малыши просто зовут тётей Ирой.

 — Я уже догадалась, что Вы воспитательница, — улыбнулась Василиса.

 — Справку из поликлиники принесли? — поинтерсовалась воспитательница.

 — А как же, — сказала Василиса, вытаскивая из кармана куртки сложенную вчетверо бумагу.

 — Ну вот и ладненько, — улыбнулась воспитательница, взяв у Василисы справку, — Найдите свободный шкафчик и сложите туда вещи ребенка. Наташа сейчас Вам все объяснит. Хочется остаться тут с Вами, чтобы ввести в курс дела, но надо бежать.

Воспитательница пересекла комнату и скрылась за второй дверью, которая вела в большой светлый зал.

 — Ты здесь нянечкой работаешь? — немного удивленно спросила Василиса у юной девушки в белом халате.

 — Ага, — подтвердила Наташа, — Но только до осени. Пока в школе не начался учебный год. У нас в садике половина нянечек такие же, как я. Из десятых и одинадцатых классов.

 

 — Значит вы летом так подрабатываете, — улыбнулась Василиса, — Какие молодцы!

Я внимательно посмотрел на симпатичную нянечку. На вид ей действительно было лет шестнадцать.

 — Ну я пошла, — сказала Василиса, закончив перекладывать мою одежду из сумки в шкафчик.

Василиса присела рядом со мной на корточки и крепко обняла.

 — Будь хорошим мальчиком и слушайся взрослых, — сказала она мне, — И пожалуйста постарайся не мочить штанишек.

 — Не волнуйтесь, мы позаботимся, чтобы ребенок вовремя ходил на горшок, — улыбнулась Наташа.

Василиса взяла сумку и направилась к выходу. Когда за моей «мамой» закрылась дверь, я не выдержал и горько заплакал. Совсем как вчера, когда Василиса оставила меня с Леной. Только в этот раз меня оставляли с незнакомыми людьми на целых шесть дней.

 — Какой рёва, — ласково сказала мне Наташа, — Ну надо плакать, зайчонок. Тебе у нас понравится.

 — Мой тоже так ревел, когда в первый раз вам отдавала, — вспомнила стоящих рядом мама четырехлетнего мальчика.

Наташа снова начала меня успокаивать, но я продолжал реветь. Я понимал, что это «возрастное», но ничего не мог с собой поделать. Шесть дней казались мне немыслимо долгим сроком, как будто речь шла о колонии строгого режима, а не дошкольном детском учреждении.

Как ни пытался я считать оставшиеся дни, я все равно быстро потерял счет времени. Где-то на второй день в садике. Менялись воспитательницы и нянечки, к нам приводили и забирали детей, но для меня все оставалось прежним. Я не знал, когда закончится отведенная мне неделя. Просто помнил слова Василисы, что однажды засну ребенком и проснусь нормальным взрослым человеком.

И одним утром это действительно произошло. Даже с закрытыми глазами, в полусне, я просто знал, что у меня все вернулось в норму. Слышались странные чужие голоса, я не представлял, где нахожусь, но все это меня не пугало. Главное, что у меня было взрослое тело. Мое тело.

Постепенно я начал различать голоса. Их было два: мужской и женский.

 — Доктор, скажите, с ним все будет в порядке? — обеспокоенно спросил женский голос, показавшийся мне знакомым, — Уже больше недели в коме лежит.

 — Комой это состояние можно назвать весьма условно, — ответил мужской голос, — Скорее глубоким сном. Пациент просто не реагирует на внешние раздражители. Хотя находится при этом в полном сознании. Кстати, сегодня я решил попробовать кое-что новенькое. Ввел один препарат минут десять назад. Посмотрим, поможет ли это Михаилу проснуться.

 — Вы так и не ответили на мой вопрос, — немного обиженно сказала женщина.

 — Выздоровеет Ваш друг, не волнуйтесь, — ответил загадочный врач, — Скажите спасибо, что скорая быстро приехала. И конечно немцам, за то что умеют делать прочные и безопасные автомобили.

 — Какие они прочные, — сказала женщина, — Вся машина всмятку. Восстановлению не подлежит. Представляю, что с Мишей случится, когда увидит свою любимую игрушку в таком виде.

 — Купит другую, — усмехнулся мужчина, — Раз жив остался.

 — Это конечно самое главное, — вздохнула женщина.

 — Прогноз очень хороший, — сказал врач, — Постепенно все восстановится. Но сразу хочу Вас предупредить о терпении. Выздоровление затянется как минимум на год.

 — Не важно, как долго, — сказал женский голос, — Главное, чтобы выздоровел.

Я пытался понять странный диалог. Было ясно, что речь шла обо мне. Но все остальное оставалось загадкой.

 — Я так и не могу понять, что случилось, — сказала женщина, — Как он выехал на встречную полосу? Занесло что ли? Дорога вроде была сухая.

 — А Вы спрашивали свидетельницу аварии? — поинтересовался врач.

 — Какую свидетельницу? — удивился женщина.

 — Такую голубоглазую блондиночку, — сказал врач, — Это она сразу вызвала скорую по мобильному телефону. Она и сюда в больницу несколько раз приходила. Проведать Вашего друга.

Несколько секунд стояло молчание.

 — Эта девушка сказала, что стояла на обочине и голосовала, когда увидела показавшуюся из-за поворота иномарку, — продолжил врач, — Скорость с ее слов была просто огромной.

 — Я ей верю, — вздохнула женщина, — Но Миша, хоть и любит полихачить, очень сосредоточенный и внимательный водитель. Не мог же он заснуть за рулем.

 — Он мог просто на эту девушку засмотреться, — предположил мужской голос, — На большой скорости малейшего толчка руля достаточно, чтобы машину бросило вбок на метр. А по встречной как раз ехал этот Камаз.

«Камаз!!!» — я поразился, как страшно прозвучало это слово, хотя речь шла об обычном грузовике.

«Но почему?» — подумал я и неожиданно вспомнил все: как мгновенно включился защитный рефлекс, как я отчаянно пытался тормозить и поворачивать, как сорвались в занос задние колеса... Лобового столкновения, к счастью, удалось избежать, но мне все равно не хватило места, чтобы разминуться с грузовиком. Буквально пары метров. Почувствовав, как покрываюсь холодным потом от страшного воспоминания, я окончательно проснулся и открыл глаза.

Я лежал в ярко освещенной комнате на специальной больничной кровати. Рядом стояли мужчина в белом халате и моя подруга Оля.

 — Кажется проснулся! — обрадованно сказала Оля.

Человек в белом халате нагнулся надо мной и поправил какие-то провода.

 — Теперь, когда Ваш друг проснулся, Вы сами можете спросить у него, что случилось, — улыбнулся врач, — Но девушку ту я советую Вам найти. Ведь это она спасла Вашему другу жизнь.

 — Блондинка, — прошептал я, еле ворочая языком, — Камаз.

 — Вот видите, потихоньку возвращается память, — засмеялся врач.

 — Скажи честно, Миша, — улыбнулась Оля, — Засмотрелся на красивую девушку и выехал на встречную полосу?

Я промолчал. Перед глазами стоял заляпанный грязью бампер Камаза. Он мелькнул передо мной всего на долю секунды, но я помнил каждую царапинку.

 — Постоянно на блондинок заглядывается, — шутливо обиделась Оля, — В одном могу быть спокойна. Попутчиков Миша никогда не берет. Да и кто его сумасшедшую езду выдержит.

Она была права. Попутчиков я действительно не брал. Никого. Даже симпатичных девчонок. Что толку, если через пять минут попросят высадить. Увидев стрелку спидометра, приближающуюся к отметке 200.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.