Jump to content

Сказочные Приключения Часть 3 (Автор Карапуз)


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

Мы вышли из автобуса и направились к видневшемуся невдалеке моему дому. Мне так сильно хотелось по-большому, что казалось, я наложу кучу в колготки,сидя у Лены на руках. Мы обошли дом и направились к моему подъезду. У подъезда стояла подозрительно знакомая молодая женщина с детской коляской. Вспомнив, что это была одна из мам, наблюдавших из-за окна, как меня недавно подмывали, я покраснел от смущения.

 

 — Привет, Света! — помахала нам рукой стоявшая у подъезда мама с коляской, — Что это ты тут делаешь?

 — Привет, Маша, — поздоровалась Света.

Между Светой и Машей завязалась беседа. Сначала я удивился, откуда они знают друг друга, но из разговора взрослых выяснилось, что Машина младшая сестра учится со Светой в одном классе. Я злился, что все продолжают стоять у подъезда и болтать о какой-то ерунде, потому что по-прежнему стеснялся при всех проситься у Лены на горшок.

 — Что это вы сегодня утром с мальчишкой делали? — хитро прищурилась Маша, подтвердив мои самые худшие опасения, — Подмывали что-ли? Он что у вас описался?.

 — Еще как! — со смехом подтвердила Света, — Прямо у нас на виду.

 — Ай-яй-яй! — неодобрительно покачала головой Маша, — Такой большой мальчик уже должен сам проситься на горшок. И по-маленькому, и по-большому.

Собрав последние силы, я еле сдерживался, чтобы не обкакаться. Как назло, вдобавок к сильному позыву по-большому добавился острый позыв писать.

 — Я уверена, что он больше не будет мочить штанишки, — улыбнулась Маша, — Правда, Миша?

 — Хочется на это надеяться, — сказала Лена.

Не в силах больше терпеть резко усилившийся позыв какать, я громко наложил в колготки большую кучу. Противная скользкая масса начала медленно растекаться во все стороны у меня под попой, не помещаясь в тесных колготках.

 — Как-то подозрительно пукнул, — заметила Света.

 — Неужели обкакался? — улыбнулась Маша, — Или мне только показалось?

 — Сейчас посмотрю, — сказала Лена.

Девушка обошла меня сзади и я смущенно покраснел, ожидая как она сейчас всем объявит о моей куче в колготках.

 — Вы были правы, девчонки! — раздался у меня за спиной смех девятиклассницы, — Наложил полные колготки!

Все засмелись, заставив меня еще больше смутиться. Повинуясь второму нестерпимому позыву, я сдался и пустил в колготки сильную струю.

 — Только посмотрите, что творится! — засмеялась Света, показывая пальцем мне между ног, — Решил впридачу написать в колготки.

Весь красный от смущения, я продолжал вовсю писать.

 — Как не стыдно! — сказала девятиклассница, — Мало было наложить при всех кучу в колготки, так еще и описался!

 — У мальчиков всегда так, — улыбнулась Маша, — Пускают струйку сразу же, как сходят по-большому.

 — Почему ты, Миша, мне не сказал, что хочешь какать, когда мы вышли из автобуса? — строго спросила меня Лена, — Я бы уже давно привела тебя домой и посадила на горшок.

Маша обошла меня и остановилась где-то сзади.

 — Это ж надо было так обкакаться! — услышал я ее смех у себя за спиной, — Такая большущая куча в колготках.

 — И когда ты, Миша, начнешь сам проситься на горшок? — вздохнула Лена.

 — Смотрите, девчонки, как покраснел! — засмеялась Света, — Что, стыдно стоять с кучей в колготках?

 — Еще как должно быть стыдно! — присоединилась к ней Лена, — Обкакался у всех на виду.

Все продолжали меня стыдить еще несколько минут. Я почувствовал, что вот-вот заплачу.

 — Надо быстрее идти домой, — сказала Лена, — Успеть бы к полшестому в поликлинику. С Мишей сейчас, чувствую, долго возиться придется.

Лена взяла меня за руку и повела к подъезду. Мне было очень неприятно идти, потому что каждый шаг сопровождался перемещением противной кучи в колготках, особенно когда мы начали поднимться по лестнице.

 — Ага, так смешно ковыляет, — засмеялась шедшая за мной Света.

Добравшись наконец до двери в квартиру, мы вошли вовнутрь.

 — Можешь поставить карапуза на пеленальный стол? — попросила Лена Свету, — А я схожу за водой и тряпочками.

 — Хорошо, — согласилась Света и повела меня в зал.

Там она сразу подвела меня к пеленальному столу и не без труда подняла наверх. Через минуту к нам пришла Лена с уже знакомой мне пластмассовой миской, до краев наполненной водой.

 — Я в этот раз даже не стала ждать, пока пойдет горячая вода, — сказала девятиклассница, — Буду подмывать Мишу холодной. В наказание за то, что обкакался.

Лена поставила миску на стол.

 — Сейчас я тебе покажу, как снимают с обкакавшегося ребенка штанишки — сказала она Свете, — Берешься одной рукой спереди. А второй залезаешь ребенку между ягодичек и тянешь колготки вниз. Чтобы вытереть мальчишке попу его же собственными штанишками, пока ты их с него стягиваешь.

Лена медленно стянула с меня грязные колготки.

 — Это еще не все, — сказала она, освободив мои ноги одну за другой от колготок, — Теперь надо развернуть ребенка и вытереть ему попу все теми же грязными штанишками.

Девятиклассница развернула меня на столе. Оказавшись лицом к окну, я вздрогнул от неожиданности и густо покраснел. Прямо перед нашим окном стояла смеющаяся. Маша и вовсю глазела на происходящее у нас в комнате.

 — Куда опять полез руками! — повысила голос Лена в ответ на мою попытку прикрыться, — Держи ручки по бокам! Вот так!

Лена принялась старательно вытирать меня между ягодиц. Я стоял на столе, не зная куда деться от смущения.

 — Более-менее чисто, — сказала девятиклассница, закончив наконец меня вытирать, — Теперь уладываем на спинку и задираем вверх ножки. Кстати, маечку наверное лучше снять, чтобы не замочить ее, когда прижму карапузу коленки к груди. Так описался, что даже коленки мокрые.

Лена быстро сняла с меня майку, оставив совсем голышом.

 — Кто тут стоит голышом на столе? — ласково спросила у меня Света и засмеялась, — Маленький Мишенька?

Я смущенно опустил взгляд. Лена уложила меня на спину и сразу до отказа задрала вверх ноги.

 — Слушай, Ленка, — неожиданно сказала Лене Света, — Может я сейчас карапуза подмою? Так неудобно себя чувствую за то, что остановилась поболтать с Машей. Если бы мы не стояли так долго у подъезда, а сразу пошли в квартиру, ты бы успела посадить мальчишку на горшок.

 — Хитрая! — засмеялась Лена, — Подождала, пока я начисто вытру ребенку попу и только потом твоя совесть проснулась?

Девушки дружно засмеялись.

 — Я серьезно, — сказала Света, — Так хочется попробовать.

 — Хорошо, — согласилась Лена, — Сейчас помотрим, как у тебя получится.

 — Только ты подержи для меня карапуза, — попросила Света, — А то мне одной с ним не справиться.

 — Подержу, подержу, — улыбнулась Лена, — Ну что ты стоишь? Намыливай тряпочку и начинай мыть ребенку попу.

Света сполоснула и намылила белую тряпочку. Неожиданное холодное прикосновение между ягодиц заставило меня вздрогнуть.

 — Вот так, вверх и вниз, — приговаривала Лена, — Не забывай про маленькую детскую дырочку.

Посвятив полминуты моей попе, Света вопросительно посмотрела на подругу.

 — Чего ты ждешь? — улыбнулась Лена, — Вытирай везде, где у ребенка грязно: внутреннюю сторону бедер, за яичками...

Я поежился, почувствовав, как холодная тряпочка коснулась моей мошонки.

 — Как сразу заерзал! — засмеялась Света, нестерпимо щекотно намыливая мне мошонку, — Мы теперь знаем все Мишины щекотные места.

 

 — Тщательно оботри мальчишке мошонку со всех сторон, — сказала Лена, — Чтобы у ребенка было мыло в каждом укромном уголке между ножек.

Помучив меня еще минуту, Света принялась так же щекотно протирать мне бедра.

 — Попу помыла, — сказала она, — Сейчас протру там мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло.

 — Лучше сложи тряпочку по другому и протри чистой стороной ножки, — попросила Лена, — Везде, где мокро.

Света начала мыть мне ноги.

 — Теперь я опущу ребенку ножки вниз, — сказала Лена, — Чтобы ты протерла его этой же намыленной тряпочкой спереди.

Лена опустила мне ноги вниз и тут же распластала на столе: так что я не мог пошевелиться.

 — Протирай все, что ниже пупка, — сказала она Свете.

Намыленная тряпочка в Светиной руке заскользила по моему животу, спускаясь все ниже. Я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей от сильной щекотки.

 — Такая нежная гладкая кожа, — с улыбкой заметила Света, щекотно протирая мне лобок, — Как у Катиного девятимесячного малыша.

 — И точно так же, как Катин Сережа, писает и какает в штанишки! — добавила Лена.

Услышав очередное сравнение с девятимесячным Сережей, я обиженно поджал губы.

 — Ой, а что тут у нас? — неожиданно засмеялась Света, — Чья это маленькая писулька? Сейчас мы ее тоже помоем. Маленьким мальчикам всегда надо тщательно мыть писульку. Особенно тем, кто писает в штанишки.

 — Я не маленький! — огрызнулся я, недовольный, что Света разговаривает со мной, как с малышом.

 — А кто уже второй раз за сегодня намочил штанишки? — засмеялась Лена, — Еще и обкакался впридачу!

Света засмеялась вместе с Леной.

 — Обведи тряпочкой вокруг, — подсказала Лена, — Ага, вот так. И мошонку тоже протри.

Посвятив моей письке с мошонкой еще полминуты, Света положила тряпочку на стол.

 — Возьми третью тряпочку, — попросила Лена, — Ага, вот эту, чистую. Намочи и смой карапузу отовсюду мыло.

Света снова принялась протирать мне низ живота и лобок. Ей пришлось повторить это несколько раз, чтобы полностью смыть мыло.

 — Снова задираем ножки! — объявила Лена, — Сейчас займешься Мишиной попой.

Очутившись в знакомой беззащитной позе с прижатыми к животу коленкаи, я чуть не заплакал от обиды и беспомощности. Несколько минут Света щекотно протирала меня холодной мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло. Наконец Лена опустила мои ноги вниз и я вздохнул с облегчением.

 — Помазать детским маслицем? — спросила Света.

 — Давай в этот раз не маслом, а вазелином, — предложила Лена, — У Мишиной мамы он тоже есть.

Лена протянула Свете белую баночку и та принялась нестерпимо щекотно мазать меня между ног детским вазелином. Я недоумевал, почему она делает это так долго, особенно когда Лена задрала мне ноги вверх, чтобы Света помазала попу и мошонку. Догадавшись, что девушка попросту дразнит меня щекоткой, я чуть не заплакал от обиды.

 — Так нравится смотреть, как карапуз дрыгает ножками! — хихикала Света.

 — Хватит там мазать мальчишку, — сказала Лена и опустила мои ноги вниз, — И так уже столько с ним возимся. Как бы в поликлинику не опоздать.

Лена сходила за чистой одеждой и принялась быстро меня одевать. Вскоре мы уже были во дворе, направляясь в детскую поликлинику.

К моему удивлению дорога до детской поликлиники заняла у нас меньше десяти минут. Зайдя вовнутрь, Лена сразу же пошла в регистратуру спрашивать, где находится кабинет нашего участкового врача. Оказалось, что находился он совсем рядом, на первом этаже. Очереди к нашему врачу не было, но из кабинета слышался детский рев. Через пять минут оттуда вышла молодая женщина с зареванным семилетним мальчишкой.

 — Мне так было за тебя стыдно, Вова, — вздохнула женщина, — Почему ты капризничал и не давал медсестре сделать мазок? А как стеснялся врача, когда она щупала тебя между ножек. Как будто они с медсестрой тебя в первый раз голышом видят.

Лена взяла меня за руку и мы зашли в кабинет.

 — Миша Одуванчиков, — улыбнулась сидящая за письменным столом симпатичная молодая женщина в белом халате.

Я догадался, что женщина за столом была врачом, а тоненькая тетрадка у нее в руках — это моя карточка.

 — Проходи сюда и ставь ребенка на стол, — попросила врач.

Лена подвела меня к пеленальному столу у окна и подняла наверх. Рядом со столом стояла девушка лет девятнадцати-двадцати в белом халате — очевидно медсестра.

 — Значит вам нужна справка в садик? — спросила врач.

 — Она самая, — кивнула Лена.

 — Ты Мишина старшая сестра? — неожиданно спросила Лену медсестра, — Извини, но на маму никак не похожа.

 — Я его няня, — объяснила Лена, — Мишина мама сегодня на весь день уехала. Что-то срочное на работе. Она меня не посвящала в детали.

 — Понятно, — сказала врач, — Ну что ж, раздевай ребенка. Будем сейчас твоего малыша осматривать.

Лена быстро сняла с меня через голову майку и вопросительно посмотрела на врача, ожидая дальнейших указаний.

 — Колготки тоже снимай, — улыбнулась врач, — И трусики, если имеются. Нужно, чтобы ребенок остался голышом.

Лена начала стаскивать с меня колготки.

 — Детей дошкольного возраста мы осматриваем голенькими, — пояснила юная медсестра.

Лена освободила мои ноги от колготок, оставив совсем голышом. Не в силах побороть свою стеснительность, я, как обычно, прикрылся ладонями между ног.

 — Да твой карапуз похоже нас стесняется! — засмеялась медсестра, — Ему же только четыре.

 — Я тоже сегодня весь день удивляюсь, — заметила Лена, — Мама его что-ли этому научила?

 — В этом возрасте стесняться не должен, — сказала врач, вставая из-за своего стола.

Врач подошла к моему столу и вставила себе в уши фонедоскоп.

 — Сначала послушаем спинку, — сказала она, поворачивая меня на столе.

Послушав меня спереди и сзади, врач сняла фонедоскоп.

 — Хрипов нет, — сообщила она и отошла к одному из застекленных шкафчиков.

Вернувшись со специальной металлической ложкой, врач попросила меня широко открыть рот и сказать «А».

 — А-а-а, — сказал я и почувствовал, как ложка нажала мне на язык.

 — Горло тоже нормальное, — улыбнулась врач.

Врач начала щупать мне живот, постепенно спускаясь все ниже. Стоя перед ней голышом, я не знал, куда деться от смущения.

 — Немножко плотный животик, — нахмурилась врач, — Ребенок у тебя ходил сегодня на горшок по-большому?

 — Полчаса назад обкакался, — с улыбкой сообщила Лена.

 — Как не стыдно! — укоризненно посмотрела на меня медсестра, — В четыре года уже должен сам проситься на горшок

 — Просто не знаю, что с ним делать, — пожаловалась Лена, — Отказывается ходить на горшок и всё.

 — Представляю, как тебе трудно с ребенком, — вздохнула медсестра, — Если он всё делает себе в штанишки.

 — Мишина мама так на это жаловалась, — добавила Лена, — Постоянно писает у нее в штанишки. Особенно ночью. Сказала, что каждое утро просыпается мокрым.

 — Ай-яй-яй, — покачала головой медсестра, — Так и опрелости могут появиться. Она, надеюсь, мажет ребенка каждый день детским кремом?

 

 — Надо проверить, в каком состоянии у ребенка кожа между ножек, — решила врач.

Почувствовав, как чужие пальцы пытаются раздвинуть мне ягодицы, я изо всех сил сжал попу.

 — Не надо напрягаться, — ласково улыбнулась мне врач и снова попыталась разжать мои половинки.

Разумеется, и на этот раз у нее ничего не получилось.

 — Ну что мне с тобой делать? — вздохнула врач, — Придется осматривать лёжа, как грудничка.

Врач быстро уложила меня на спину.

 — Cейчас проверим Мишину попу, — сказала она и задрала мне ноги вверх, прижав колени к груди.

Почувствовав, как холодные пальцы ощупывают меня между ягодиц, я поежился от щекотки.

 — Попа в порядке, — улыбнулась врач, — Но детским кремом все равно надо мазать. Особенно вот тут, за яичками.

Нестерпимо щекотное прикосновение чужих пальцев к мошонке заставило меня вздрогнуть. Врач улыбнулась, продолжая щекотно щупать мне яички.

 — У меня мальчишка тоже дрыгает ножками, когда я трогаю ему яички, — заметила Лена, — Так сопротивляется, когда его мажут между ножек вазелином или детским маслом!

 — Все малыши так реагируют на щекотку, — с улыбкой пояснила врач, — Особенно мальчики.

 — Проверяете кремастерный рефлекс? — поинтересовалась у врача медсестра.

 — Ага, — подтвердила врач, снова пощекотав мне мошонку.

 — Какой рефлекс? — удивленно спросила Лена.

 — Смотри, — улыбнулась врач, нестерпимо щекотно перебирая холодными пальцами у меня за яичками, — Видишь, как у малыша прячутся вовнутрь яички, когда начинаешь их щекотать?

 — Покажите еще раз, — со смехом попросила Лена.

Врач пощекотала мне яички еще раз и я снова отчаянно задрыгал ногами в тщетной попытке ей помешать.

 — Как мы боимся щекотки, — с улыбкой заметила врач, — Хорошо, больше не буду тебя там трогать.

Опустив мне вниз ноги, врач приподняла мою письку и занялась с ней какими-то неприятными манипуляциямми.

 — Крайняя плоть конечно не оттягивается, — сообщила она Лене, — Хотя в четыре года пожалуй рано о чем-то беспокоиться. Если конечно это не мешает ребенку писать. Ты наблюдала, как малыш ходит по-маленькому? У него это нормально получается? Сильная струйка или еле-еле?

 — Вроде все нормально, — пожала плечами Лена.

 — Жалко, что не пришла мама ребенка, — вздохнула врач, — Показала бы ей простую процедуру. Если делать каждый день, обычно за пару недель удается полностью открыть головку.

Врач вернулась за свой стол и принялась что-то записывать в мою карточку.

 — Сейчас Таня измерит рост и взвесит ребенка, — пояснила она Лене.

Молоденькая медсестра вплотную подошла к пеленальному столу.

 — Ничего, если я его взвешу на детских весах? — спросила у врача медсестра, — Они же до 20-ти килограмм.

 — Четырехлетнего? — проворчала врач.

 — Так иначе с ребенком столько возни, — начала оправдываться медсестра, — Снимать со стола, потом назад ставить. Проще все сделать прямо здесь, на столе. Раз весы позволяют.

Медсестра осторожно положила меня на стоящие на столе горизонтальные весы для малышей и начала двигать гирьки.

 — 18 с половиной килограмм, — сказала она врачу и та записала мой вес в карточку.

Сняв меня с весов и снова уложив на столе на спину, медсестра взяла в руки желтый сантиметр.

 — Рост 105 сантиметров, — сообщила она врачу, вытянув вдоль моего тела сантиметр.

 — Вы принесли анализ мочи? — неожиданно поинтересовалась врач, оторвавшись от заполнения моей карточки.

 — Какой анализ мочи? — удивлась Лена, — Мне никто о нем не говорил. Да и как взять, если мальчишка отказывается ходить на горшок. Все себе в штанишки делает.

 — У детей, которые не ходит на горшок, брать анализы и вправду сложно, — согласилась врач.

 — Так может поступить с ним сейчас, как с грудничком? — предложила медсестра, — Взять анализ прямо тут. Пусть пописает в баночку.

 — Попробуй, — улыбнулась врач.

Медсестра нагнулась и достала откуда-то снизу маленькую баночку.

 — Пописаешь в баночку, солнышко? — ласково попросила она меня, — Покажи мне, как ты умеешь пускать струйку.

Я почувствовал, как чужие пальцы приподняли мне письку.

 — Пись-пись-пись, — начала приговаривать медсестра.

 — Давай, Миша, — присоединилась Лена, — Разве ты не хочешь нам показать, как ты умеешь пускать фонтанчик между ножек? Мальчики в твоем возрасте ох как любят это всем демонстрировать.

Лена с медсестрой уговаривали меня еще пару минут, но так ничего и не добились.

 — Сейчас попробую кое-что другое, — улыбнулась медсестра, — Специальный массаж животика.

Медсестра опустила свою тяжелую ладонь мне на живот и принялась его массировать.

 — В принципе такой же массаж, как от газиков, — пояснила она Лене, — Единственная разница, что массируют низ живота. Там, где у ребенка мочевой пузырь.

Медсестра начала нажимать мне на живот сильнее и я почувствовал, что мне в самом деле захотелось писать. Через пару минут непрекращающегося массажа позыв стал таким мучительно острым, что я едва мог терпеть.

 — С мальчиками все очень просто, — улыбнулась медсестра, продолжая массировать мне живот, — Массируешь животик и внимательно следишь, что происходит с писулькой.

 — А что должно произойти? — с недоумением посмотрела на медсестру Лена.

 — У одних слегка надувается, у других напрягается, — начала с улыбкой объяснять медсестра, — Если внимательно наблюдаешь, всегда увидишь.

 — Так вот почему Мишин писюнчик начал шевелиться, — засмеялась Лена, — Я как раз хотела Вам сказать.

 — Ты тоже заметила? — улыбнулась медсестра, — Значит удалось вызвать нужный позыв. Вот увидишь, какую карапуз сейчас пустит струйку.

Еле сдерживая мучительно острый позыв писать, я с обидой понял, что медсестра и вправду добьется своего.

 — Поднимем вверх ножки, чтобы ничего себе не забрызгал, — пояснила медсестра, задрав мне вверх ноги, — И конечно надо подложить под попу марлю.

 — Ну и где обещанная струйка? — спросила Лена с улыбкой.

 — Упрямый он у тебя, — вздохнула медсестра, — Пытается терпеть. Ну ничего. Я знаю, как с детским упрямством бороться.

Неожиданно почувствовав прикосновение чужих пальцев к мошонке, я вздрогнул от неприятной щекотки.

 — Ох, как мы боимся щекотки! — засмеялась медсестра, перебирая пальцами у меня за яичками.

Весь дрожа от мучительно острой щекотки, я почувствовал, что не могу сдерживать сильный позыв писать.

 — А как ножками начал дрыгать! — засмеялась Лена.

 — Сейчас зажму карапузу ножки, — сказала медсестра, — А то и вправду так пытается вырваться.

Медсестра словила и зажала мне обе ноги, заставив неподвижно лежать на столе. Чувствуя себя полностью беззащитным, я чуть не заплакал от обиды.

 — Ну что, зайчонок? — ласково улыбнулась мне медсестра, — Пустишь для меня фонтанчик? Я же вижу, как тебе хочется писать.

Медсестра снова начала щекотать меня за яичками. Я изо всех пытался бороться с нестерпимым позывом писать, но щекотка мешала мне это делать.

 

 — Пись-пись-пись, — снова начала ласково приговаривать медсестра, продолжая меня щекотать.

Я не выдержал и начал писать.

 — Видишь, как все просто, — с улыбкой сказала медсестра Лене, — Осталось только подставить под струйку баночку.

Судя по булькающему звуку, медсестра так и сделала. Продолжая писать у всех на виду, я не знал куда деться от смущения.

 — Ничего себе пустил фонтан! — засмеялась Лена, — Это ты, Миша, для медсестры так стараешься?

Медсестра поставила наполненную баночку на стол.

 — Направим струйку в нужное место, — улыбнулась она, приподняв мне письку, — Вот сюда, на марлю под попой.

 — Кому нравится писать, лежа на спинке? — ласково спросила меня Лена, — Теперь я знаю, что делать, чтобы заставить тебя сходить по-маленькому. Щекотать между ножек, пока не пустишь струйку.

 — Просто щекоткой не заставишь, — заметила врач, — Потому что щекотка сама по себе не вызывает позыва по-маленькому. Она просто не дает ребенку его долго терпеть.

 — Понятно, — улыбнулась Лена, — Малыша щекочут, чтобы заставить расслабиться. А сам позыв можно вызвать, массируя ребенку низ живота, как Вы только что делали.

 — Правильно, — кивнула медсестра, — Массируя животик в области мочевого пузыря.

Медсестра вытащила из-под меня насквозь мокрую марлю и опустила мои ноги вниз.

 — Кажется ничего себе не забрызгал, — улыбнулась она.

 — Можешь одевать ребенка, — сказала врач Лене, — А я пока запущу следующих, чтобы было быстрее.

Лена помогла мне встать на ноги. Врач тем временем сходила к двери и пригласила в кабинет следующих посетителей: молодую маму с мальчиком примерно пятилетнего возраста. Я недоумевал, почему молодая женщина сразу с улыбкой на меня уставилась. Вспомнив, что я по-прежнему стою голышом, я густо покраснел.

 — Чем это вы тут занимались? — с любопытством спросила молодая мама.

 — Брали анализ мочи, — сообщила медсестра, — Заставила мальчишку пописать в баночку.

 — Что, прямо здесь? — засмеялась женщина, — У вас в кабинете?

 — Я и Вашего могу точно так же заставить пописать, — пошутила медсестра, — У нас и для него баночка найдется.

Все громко расхохотались. Отсмеявшись, Лена начала быстро меня одевать. Все заняло у девушки меньше минуты.

 — Вот ваша справка, — сказала врач, протягивая Лена бумагу, — Не забудь поставить печать в регистратуре.

Лена сняла меня со стола. Мы вышли из кабинета и направились в регистратуру, где нам пришлось постоять несколько минут в очереди. Всю дорогу домой девушка смеялась, вспоминая, как медсестра заставила меня пустить струйку, лежа голышом на спине.

По приходу домой я сразу сел на ковер к своим игрушкам. Лена включила телевизор и уселась на диван, принявшись смотреть какой-то сериал. Впрочем, долго ей смотреть телевизор не пришлось. В дверь позвонили. Это опять была Света, но на этот раз не одна. Она привела к нам свою младшую сестру.

 — Мы буквально на минутку, — услышал я из прихожей Светин голос, — Ксюша захотела посмотреть на твоего карапуза после того, как я ей про него рассказала.

Я услышал приближающиеся шаги и в следющее мгновение девушки появились на пороге комнаты.

 — Так вот он какой! — улыбнулась девчушка лет двенадцати, с интересом меня разглядывая.

 — Что, Ксюша, нравится тебе Ленин малыш? — спросила сестру Света.

 — Ага, — с улыбкой ответила Ксюша, — Такой смешной карапуз.

Все трое уселись на диван.

 — Ну как сходили в поликлинику? — поинтерсовалась Света, — Они вам сразу выписали справку?

 — Какой там сразу! — сказала Лена, — Устроили Мише полный медосмотр. С замерами и взвешиванием. Медсестра даже заставила мальчишку пописать в баночку для анализа мочи.

 — Понятно, — протянула Света.

 — Надо идти греть ужин, — спохватилась Лена, посмотрев на часы, — А потом я наверное искупаю карапуза.

 — Ты же сказала, что тут отключили горячую воду, — удивилась Света.

 — Вроде идет, — пожала плечами Лена, — Мальчишку обязательно нужно сегодня искупать. Мы же ходили с ним сегодня на озеро.

 — Конечно искупай, — согласилась Света.

 — Не хотите остаться поужинать? — предложила Лена.

 — Спасибо, мы не голодные, — вежливо отказалась Света, — Только что покушали дома.

 — Можем просто попить чай, — улыбнулась Лена, — Я видела в холодильнике коробку с пирожными.

 — Ой, спасибо! — расплылась в улыбке Света, — Я и в правду не откажусь.

 — А можно мы останемся у тебе после ужина? — попросила Ксюша, — Так хочется посмотреть, как ты будешь купать малыша.

 — О чем разговор, — улыбнулась Лена, — Конечно оставайтесь, девчонки. Поможете мне купать Мишу.

Лена поднялась с дивана и ушла на кухню. Через минуту за ней последовали Света с Ксюшей. Вскоре Лена позвала меня ужинать.

Для меня на ужин была гречневая каша с сосисками. Девушки же просто пили чай с пирожными. Лена не разрешила мне есть сладкое, пока я не съел всю кашу. Я удивился, почему она налила мне огромную даже по взрослым меркам чашку чая, но выпил ее до конца, заодно слопав целых два пирожных.

Вернувшись в комнату, я сразу пошел к своим игрушкам, но у Лены были другие планы.

 — Сейчас пойдем купаться, — сообщила она мне.

Заставив меня встать, Лена начала стаскивать с меня колготки. Потом настала очередь моей майки.

 — Подними ручки, — попросила Лена и быстро сняла с меня через голову майку, оставив совсем голышом.

 — Такой хорошенький! — засмеялась Ксюша, — Когда стоит вот так голышом.

Лена поставила у моих ног горшок и я смутился еще больше.

 — Что каждый маленький мальчик должен сделать перед купанием? — ласково спросила меня Лена.

Я молчал, смущенно уставившись в пол.

 — Неужели не знаешь? — улыбнулась Лена, — Нужно как следует пописать в горшочек.

Я почувствовал, как Лена приподняла мне письку. Света с Ксюшей встали с дивана и подошли поближе. Оказавшись в центре внимания, я не знал, куда деться от смущения.

 — Надо обязательно заставить сходить по-маленькому, — пояснила Лена девушкам, — Иначе пустит струйку в ванну. Мальчики знаете как любят это делать.

Ксюша тихонько захихикала.

 — Ну что стоишь? — снова начала уговаривать меня Лена, — Забыл, как писать?

 — Кто сейчас пописает в горшочек? — ласково обратилась ко мне Света, — Покажешь нам, как ты пускаешь струйку?

 — Конечно покажет, — улыбнулась Лена.

 — А Ксюша вообще ни разу не видела как ты писаешь, — добавила Света с ласковой улыбкой, — Разве ты не хочешь ей показать, как ты умеешь пускать из писульки фонтанчик?

 — Давай, солнышко, — устало сказала Лена, — Не надо терпеть.

Мне и в самом деле немножко хотелось по-маленькому. Не представляя, как все делать в присутствии трех девушек, я твердо решил терпеть.

 — Пись-пись-пись! — начала приговаривать Лена.

Девушки продолжали ласково меня уговаривать еще несколько минут.

 — Разве от такого упрямого чего-то добьешься! — вздохнула Лена.

Неожиданно я громко пукнул.

 — Так подозрительно пукает, — заметила Света, — Не хочешь посадить на горшок, чтобы сходил по-большому?

 

 — Действительно не мешает посадить, — согласилась Лена, сажая меня на горшок, — Даю тебе, Миша, пять минут. И только попробуй оставить горшок пустым!

Девушки уселись на диван и приняллись листать журналы. Я облегченно вздохнул, что меня временно оставили в покое. Несколько минут в комнате стояло молчание.

 — Пять минут прошло, — объявила Лена, взглянув на часы, — Сейчас посмотрим, что у Миши получилось.

Лена подошла ко мне и, потянув за руку, подняла с горшка.

 — Так и знала! — негодующе сказала она.

 — Пустой? — поинтересовалась Света, — Что, даже не пописал?

 — Конечно пустой! — подтвердила Лена, — Просто не знаю, как с Мишиным упрямством бороться. Придется ставить клизму, раз отказывается самостоятельно ходить на горшок.

Услышав слово «клизма», я съежился от испуга.

 — Я помню, что где-то видела детскую клизму, — сказала Лена, оглядываясь по сторонам, — Сейчас поищем.

Лена открыла дверцу шкафа и принялась рыться внутри. Через полминуты поисков девушка продемонстрировала всем оранжевую спринцовку. Представив, что мне сейчас предстоит, я похолодел от испуга. Лена зачем-то снова полезла в шкаф и вытащила оттуда большой кусок марли.

 — Будешь все делать на столе? — поинтересовалась Света.

 — А где еще, — улыбнулась Лена, — Сейчас я постелю там марлю.

Постелив посередине стола марлю, Лена вернулась ко мне.

 — Сейчас уложу мальчишку на стол, — сказала она, беря меня на руки.

Лена отнесла меня на пеленальный стол.

 — Вот так, попой на марлю, — улыбнулась она, усаживая меня на столе, — А теперь ложимся на спинку.

Окончательно поняв, что мне и вправду сейчас поставят клизму, я громко заревел от обиды.

 — Не хочууу! — кричал я, дрыгая ногами.

Лена вынула из кармана коробочку с двумя сосками и выбрав голубую пустышку, бесцеремонно запихнула ее мне в рот.

 — Какой ляля! — со смехом сказала Ксюша Лене, — Не могу без улыбки смотреть, как твой голенький мальчишка лежит на спинке с соской во рту. Совсем как грудной.

 — Без соски чего-то не хватало, — засмеялась Света, — Было не совсем понятно, зачем такой большой ребенок лежит голышом на пеленальном столе.

Вспомнив, что у меня во рту соска, я с отвращением ее выплюнул и снова заревел от обиды, что Лена обращается со мной, как с грудным ребенком.

 — Это еще что такое! — повысила голос Лена и снова насильно всунула мне в рот соску, — Если еще раз выплюнешь, я тебе не просто сейчас поставлю клизму, а вдобавок запеленаю как малыша.

Решительный тон Лены не оставлял сомнений, что она действительно меня так накажет. Всхлипнув от обиды, я подумал, что лучше ее сейчас послушаться.

 — Вот и молодец, — улыбнулась Лена, — Видите, девчонки, как карапуз сразу успокоился, когда я дала ему соску?

 — И не говори, — согласилась Света, — Так сосет свою пустышку. Аж причмокивает.

Девушки дружно засмелись. Я попытался снова выплюнуть соску, но заметив, как Лена погрозила мне пальцем, сразу вспомнил о ее угрозе. Лежать с соской во рту было не так уж и плохо. Я с удивлением подумал, что мне в самом деле нравится ее сосать.

 — Пойду наберу клизму, — улыбнулась Лена и взяв со стола оранжевую спринцовку, вышла из комнаты.

Я услышал, как в ванной потекла из крана вода. Через пару минут Лена вернулась в комнату с наполненным водой стаканом, в котором стояла перевернутая клизма.

 — Ну что, Ленка? — улыбнулась Света, — Ты теперь эксперт по детским клизмам. После той статьи в журнале.

 — Сейчас проведем процедуру по всем правилам! — заявила Лена.

Девятиклассница рывком задрала мне ноги вверх.

 — Вот так, повыше, — пояснила она стоящим рядом девушкам, — Чтобы заставить ребенка разжать ягодички.

Лена потянулась к стоявшей на столе баночке с вазелином.

 — Надо хорошенько помазать Мишину попу вазелином, — улыбнулась Лена, — Можешь открыть эту баночку, Ксюша? А то у меня только одна рука свободна.

Ксюша открутила крышку на баночке с вазелином. Лена окунула туда мизинец и в следующее мгновение я почувствовал, как она ткнула им в мою чувствительную дырочку. Не удержавшись, я громко пукнул.

 — Сейчас наложит кучу без всякой клизмы, — со смехом заметила Света.

Ленин палец безцеремонно углубился мне в попу. Я едва сдерживался, чтобы не зареветь от обиды и беспомощности.

 — Может и вправду удастся заставить покакать без клизмы, — улыбнулась Лена, — Сейчас я мальчишке там легонечко пощекочу.

Лена принялась щекотать мне дырочку в попе.

 — Ох, как мы сейчас покакаем, — ласково сказала девушка, тыкая пальцем в мою чувствительнуюдырочку.

 — Так смешно смотреть, как ты дразнишь мальчишку, — захихикала Ксюша, — Пробуешь его маленькую дырочку на прочность.

 — Какая там прочность! — засмеялась Лена, бесцеремонно скользнув своим пальцем вовнутрь.

Ленины манипуляции и вправду вызвали у меня сильный позыв какать.

 — Все-таки придется поставить клизму, — вздохнула девятиклассница, безрезудьтатно провозившись со мной чуть ли не целую минуту.

Взяв со стола оранжевую клизму, Лена слегка ее выжала, пока на кончике не показалась капелька воды. Собрав все силы, я попытался сжать ягодицы, но с обидой понял, что не могу этого сделать в беззащитной позе с прижатыми к груди коленями. Неожиданно я почувствовал, как что-то быстро скользнуло мне в попу.

 — Теперь медленно выжимаем, — улыбнулась Лена.

Я почувствовал, как меня неприятно наполняет вода.

 — Ну вот и все, — сказала через несколько секунд Лена и быстро вынула клизму у меня из попы.

Не в силах терпеть вызванный клизмой позыв по-большому, я собрался какать, но Лена сильно сжала мне ягодицы и позыв начал потихоньку проходить.

 — Подержу Мишу две минуты со сжатыми ягодичками и можно пеленать, — сообщила подругам Лена.

Прошло несколько минут. Посмотрев на часы, Лена разжала мне попу. Напрягшись изо всех сил, мне удалось справиться с острым позывом по-большому.

 — А я думала, мальчишка сразу же наложит кучу, — разочарованно сказала Света.

 — Сейчас покакает! — уверенно сказала Лена, зачем-то взяв руки клизму.

В следующее мгновение я почувствовал, как Лена начала тыкать клизмой мне в попу.

 — Кто сейчас покакает на марлечку? — ласково улыбнулась мне девушка, продолжая дразнить мою дырочку наконечником клизмы, — Вот этот голенький мальчик?

Не в силах больше терпеть, я начал громко какать.

 — Ничего себе! — засмеялась Ксюша, — Только посмотрите, какую мальчишка наложил кучу.

 — Думаешь, это все? — улыбнулась Лена.

Словно в подтверждение ее слов сильный спазм в животе заставил меня снова громко накакать на лежавшую под попой марлю. В следующую секунду, не понимая как все произошло, я почувствовал, что начал писать.

 — Что, Миша? — со смехом спросила Лена, — Всё-таки решил всем продемонстрировать, как ты умеешь пускать фонтанчик? Сейчас направлю Мишину струйку ровно посередине. Чтобы ничего не забрызгал себе между ножек.

Таня приподняла пальцами мою письку. Весь красный от смущения, я продолжал вовсю писать.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.