Jump to content

Сказочные Приключения Часть 2 (Автор Карапуз)


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

Лена подошла ко мне и, потянув за руку, заставила встать с пола.

 

 — Надо пописать в горшочек, — сказала она, подталкивая меня к стоящему посередине комнаты горшку, — Надеюсь, такой большой мальчик знает, как это делать?

Я промолчал, чувствуя, что краснею от смущения.

 — Ну что ты стоишь? — нетерппеливо спросила Лена, подвинув к моим ногам детский горшок, — Спускай колготки и писай!

Света тоже подошла ко мне и ласково улыбнулась, вызвав ответную улыбку.

 — Будем знакомиться? — сказала мне Ленина подруга, — Меня зовут Света, а тебя?

 — Миша! — промямлил я.

 — И сколько нам лет? — ласково спросила меня Света.

 — Четыре, — пролепетал я.

 — Уже большой, — улыбнулась Света, — И что, до сих пор не знаешь, зачем нужен горшок?

Дрожа всем телом, я чувствовал, что почти не могу сдерживать нестерпимый позыв.

 — Ты хочешь по-большому или по-маленькому? — спросила меня Лена, заставив покраснеть еще больше.

 — Наверное по-маленькому, — засмеялась Света, — Судя по тому, как мальчишка скрестил ноги.

 — Если хочешь по-маленькому, надо просто спустить штанишки и пустить струйку в горшочек, — с улыбкой сказала Лена, — Ну а если по-большому, тогда полностью снимай штанишки и садись на горшок.

Я молчал, смущенно уставившись в пол.

 — Давай, Миша! — повысила голос Лена, — Спускай колготки и писай в горшок! Или ты собираешься терпеть, пока не описаешься?

 — В самом деле так стоит, как будто вот-вот описается! — со смехом добавила Света.

 — Сейчас сама сниму тебе колготки! — заявила Лена, — И не отдам пока не пописаешь в горшок!

 — Подожди, — попросила Света, — Давай дадим Мише шанс самому все сделать.

 — Хорошо, — согласилась Лена, — Подождем еще пару минут. Но потом я церемониться с мальчишкой не собираюсь.

Лена уселась на диван, а Света подошла к столу у окна и удивленно пощупала лежащий там мат для пеленания... Я сдерживался из последних сил, чтобы не описаться.

 — Это специальный непромокаемый мат, который стелят на пеленальном столе, — объяснила Лена подруге.

 — Хочешь сказать, что это пеленальный стол? — удивилась Света, — Мишу что до сих пор пеленают?

 — Не пеленают, а подмывают! — с улыбкой поправила подругу Лена, — После мокрых и грязных штанишек. Судя по рассказу Мишиной мамы, он у нее частенькописает и какает в штанишки.

Лена тоже подошла к «пеленальному столу», который еще час назад был обычным столом-книгой.

 — Ребенка удобнее всего подмывать на таком столе, — пояснила Лена, — Укладываешь на спинку, задираешь вверх ножки, и тщательно везде моешь с мылом.

Не в силах больше терпеть острый позыв, я начал писать. Чувствуя, как горячее мокрое пятно быстро расползается у меня между ног, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Смотри, Ленка! — закричала Света, показывая на меня пальцем, — Твой мальчишка только что описался!

 — Ну вот, дождались, — вздохнула Лена, — Заговорилась я тут с тобой, а надо было насильно раздеть сорванца и посадить на горшок.

 — Теперь уже поздно! — со смехом сказала Света, — Только посмотри, как он писает в колготки.

 — Как не стыдно! — сказала Лена, подходя ко мне поближе.

 — Такой большой мальчик уже не должен мочить штанишки! — присоединилась Света.

Весь красный от смущения, я продолжал пускать горячую струю себе в колготки.

 — Чуть ли не полчаса уговаривали, чтобы сходил на горшок, а он вместо этого описался! — возмущенно сказала Лена, — У меня даже полуторагодовалые малыши вовремя просились на горшок. А тебе, Миша, уже четыре, и до сих пор мочишь штанишки.

Мне было так стыдно и неприятно стоять в мокрых колготках, что я не выдержал и заплакал. Не обращая на мой рев ни малейшего внимания, Лена принялась бесцеремонно щупать меня между ног.

 — Какой мокрый! — улыбнулась она, — Надо быстренько нести на стол и подмывать.

Лена взяла меня подмышки и отнесла на пеленальный стол. Сидя на столе, я бросил быстрый взгляд в окно и густо покраснел, вспомнив, что моя квартира находится на первом этаже. Стол, на который меня только что посадили, стоял у самого окна, и я понял, что всем во дворе будет прекрасно видно мое подмывание. Как назло, две гулявшие там молодые мамы с колясками остановились как раз напротив нашего окна. Заметив, как они со смехом что-то обсуждают, показывая в наше окно пальцами, я покраснел еще больше.

 — Внимательно смотри и запоминай, — сказала Лена подруге, — Чтобы знала, что делать, если тебя оставят с маленьким ребенком и он описается.

Девятиклассница осторожно уложила меня на спину. Почувствовав, как она взялась за мои колготки, я вцепился в них обеими руками.

 — Что, зайчик, так и хочешь оставаться в мокрых колготках? — насмешливо спросила меня Лена, — Или все таки дашь себя раздеть?

 — Давай я тебе помогу, — сказала Света и насильно убрала мои руки.

Заметив, как Лена снова потянулась к моим колготкам, я дернулся, пытаясь освободить руки, но Света их крепко держала.

 — И с чего это мальчишка так капризничает, когда его раздевают? — удивилась Света, — Неужели в четыре года уже стесняется?

 — Тоже скажешь! — засмеялась Лена.

Пользуясь тем, что Света крепко держала мне руки, Лена без труда стянула с меня колготки.

 — И зачем тебе мама одела под колготки трусики? — вздохнула она, снимая с меня вслед за колготками мокрые трусы, — Хотя это не мне, а ей их стирать придется.

 — Такой хорошенький, когда лежит без штанишек! — захихикала Света, — Может еще и маечку снять, чтобы оставить совсем голышом?

 — Зачем? — удивилась Лена, — Она же у мальчишки сухая. А вот трусики ему одевать явно не стоило.

 — Почему? — спросила Света.

 — Малышам трусики под колготки обычно не одевают, — пояснила Лена, — Только детям постарше, которые самостоятельно ходят на горшок.

 — Не понимаю, о чем ты, — с недоумением посмотрела на подругу Света.

 — Ну что тут непонятного? — вздохнула Лена, — Только лишнюю вещь стирать, если ребенок описается.

Девушки принялись рассматривать меня между ног, заставив еще больше смутиться.

 — Кто тут лежит без штанишек? — ласково спросила Лена, легонько ткнув меня пальцем в пупок.

 — Такой смешной карапуз, — засмеялась Света, — Лежит на этом столе, как грудничок, которому меняют пеленки.

Смеющиеся девушки продолжали рассматривать меня еще пару минут, обидно сравнивая с грудным малышом.

 — Хватит любоваться мальчишкой, — сказала наконец Лена, — Пора его подмывать.

Лена вышла из комнаты, оставив меня под присмотром Светы. Вскоре я услышал, как девятиклассница включила в ванной воду. Вода из крана лилась довольно долго. Наконец Лена вернулась в комнату с платмассовой миской в руках.

 — Отключили у них горячую воду что-ли? — недоуменно сказала Лена, поставив наполненную водой миску на стол, — Так и не дождалась, пока нагреется и набрала холодную.

 — С таким большим от холодной воды ничего не случится, — заметила Света.

 — Я тоже так думаю, — согласилась Лена, — Даже грудных детей можно подмывать холодной водой. Если конечно не боишься, что малыш пустит струйку.

 

 — Как это пустит струйку? — удивленно спросила Света.

 — Ты что, никогда не видела, как малыши писают во время подмывания? — засмеялась Лена.

 — Неа, — мотнула головой Света.

 — Малыши обычно пускают струйку, когда их подмывают холодной водой, — объяснила Лена, — Я в одном журнале прочитала, что дети так реагируют на холодные прикосновения между ножек. Особенно мальчики.

Лена принялась изучать набор мягких тряпочек, купленный в «Детском мире» с остальными детскими принадлежностями. Выбрав одну из тряпочек, девушка окунула ее в миску с водой.

 — Если ребенок только описался, как Миша, проще начинать спереди, — пояснила она, — И уже потом попу и ножки. А если наложил кучу в штанишки, тогда конечно начинаешь подмывать с самого грязного — попы.

Лена начала намыливать свою тряпочку.

 — В принципе мальчиков можно подмывать в любой последовательности, — сказала она, — И не очень при этом осторожничать. Мальчикам во время подмывания практически невозможно никуда занести инфекцию.

 — Так интересно, — улыбнулась Света, — Выходит мальчиков подмывать проще.

 — Не знаю, — сказала Лена, — Я не очень любит подмывать мальчишек. У них же куча всяких мелочей между ножек. Писюнчик с яичками и разные складочки. И все обычно такое грязное, особенно если карапуз обкакался.

 — Миша у нас к счастью только описался! — засмеялась Света.

 — Все равно много возни, — вздохнула Лена, — Надо тщательно помыть с мылом каждый укромный уголок у ребенка между ножек.

Представив, как она сейчас начнет протирать меня между ног, я густо покраснел.

 — Берешь тряпочку в правую руку, — пояснила Лена, — А левой рукой прижимаешь ножки ребенка к столу, чтобы не ерзал. Вот так.

Сильная взрослая рука схватила обе мои лодыжки и прижала их к столу. В следующую секунду холодная тряпочка коснулась моего живота.

 — Моем все, что ниже пупка, — пояснила Лена подруге, щекотно намыливая меня своей тряпочкой.

Посмотрев на Свету, я заметил, что та во все глаза наблюдает за действиями подруги.

 — Устала держать мальчишке ножки, — вздохнула через пару минут Лена, — Это с грудными малышами легко, а такого попробуй удержи, когда начинает ерзать и вырываться.

 — Давай я подержу карапуза, — предложила Света, — Чтобы у тебя обе руки были свободны.

 — Я как раз хотела тебя об этом попросить, — сказала Лена, — Можешь вытянуть ребенка на столе за ручки и ножки? И крепко держи, чтобы не мог пошевелиться.

Света распластала меня на столе, как ее просила подруга.

 — А что я нашла у Миши между ножек! — засмеялась Лена, — Его маленький писюнчик!

 — Такой забавный розовый хоботок! — улыбнулась Света.

 — Берешь двумя пальцами за самый кончик, — пояснила Лена, — И вытягиваешь вверх. Вот так.

Вынужденный терпеть Ленины манипуляции с моей писькой, я не знал куда деться от смущения.

 — Теперь тщательно обтираешь со всех сторон, — продолжила Лена — И вокруг писюнчика тоже.

Я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей от острой щекотки. Оставив наконец мою письку в покое, Лена взяла другую тряпочку и сполоснула ее в воде.

 — Ннадо протереть везде мокрой тряпочкой, чтобы смыть мыло, — объяснила она Свете.

Полминуты Лена старательно протирала мне мокрой тряпочкой те же места, где только что она меня намылила. Когда она дошла до моей письки, девушки снова принялись хихикать. Я вздохнул с облегчением, когда Лена наконец попросила Свету больше не держать меня за руки и ноги.

 — Спереди помыли, — сообщила Лена, — Теперь задираем ножки вверх, чтобы заняться Мишиной попой.

Я не успел опомниться, как Лена одним рывком задрала мои ноги вверх, прижав колени к груди.

 — Видишь, как я уложила ребенка? — сказал она Свете, — Надо задирать ножки вверх до упора. Чтобы у малыша было все открыто между ними. От писюнчика и до дырочки в попе.

 — Даже сама дырочка немножко приоткрылась! — засмеялась Света.

Словно в подтверждение ее слов я не удержался и громко пукнул. Девушки дружно засмеялись.

 — Теперь, когда я заставила мальчишку полностью открыться между ножек, я могу трогать и протирать его, где хочу, — сказала Лена.

 — Так смешно выпятил вперед мошонку, — засмеялась Света, — Как напоказ.

 — Сейчас я займусь этим маленьким мешочком у мальчишки между ножек! — сказала Лена, намыливая тряпочку.

В следующую секунду что-то холодное щекотно коснулось моей мошонки.

 — Хорошенько протираешь карапузу яички со всех сторон, — комментировала Лена.

 — Только посмотри, как мальчишка начал дрыгать ножками и вырываться, когда ты принялась ему там намыливать, — засмеялась Света, — Когда ты мыла Мишу спереди, он так не ерзал.

 — Мальчики не любят, когда им моют мошонку, — улыбнулась Лена, — Потому что там у них самое щекотное место.

 — Так отчаяянно пытается вырваться! — сказала смеющаяся Света, показывая на меня пальцем, — Неужели все мальчики так боятся щекотки?

 — Ничего, я его крепко держу, — сказала Лена, — Теперь ты понимаешь, зачем я так сильно задрала малышу вверх ножки? Чтобы он никак не мог увернуться от моей тряпочки.

С трудом вытерпев мучительно острую щекотну еще полминуты, я вздохнул с облегчением, когда Лена положила свою тряпочку на стол.

 — Теперь ножки и ягодички, — сообщила Лена, — Попа у карапуза сейчас чистая, потому что он всего лишь пописал, но я все равно ему там помою. Чтобы показать тебе, как это делается.

Заново намылив тряпочку, Лена накинула ее мне на попу. Я сжался от испуга, почувствовав, как чужой палец бесцеремонно нащупывает через тряпочку мою чувствительную дырочку.

 — Когда моешь малышу попу после того, как он сходил по-большому, надо обязательно запихнуть тряпочку вовнутрь, — пояснила Лена.

 — Что, прямо в дырочку? — удивилась Света.

 — А куда еще? — засмеялась Лена, пропихивая свой палец вовнутрь, — Вот так, мизинцем.

Я испуганно замер и приготовился зареветь, но Лена быстро вытащила свой палец наружу.

 — Как грязно! — улыбнулась она, демонстрируя подруге тряпочку, — Плохо мама моет Мише попу!

Холодная тряпочка начала скользить между моих ягодиц вверх и вниз, заставив меня поежиться от щекотки.

 — Ну вот и все, — объявила Лена через минуту, положив намыленную тряпочку на стол и взяв оттуда другую, — Осталось только смыть мыло.

Мне снова пришлось терпеть, пока Лена целую минуту протирала меня между ног. Я вздохнул с облегчением, когда она наконец положила тряпочку на стол, но Лена почему-то не торопилась опускать мои ноги вниз.

 — Надо чем-то помазать между ножек, — сказала она Свете, — Я где-то тут на столе видела бутылочку с детским маслом.

 — Вот эту? — спросила Света, протянув Лене бутылочку с прозрачной жидкостью.

 — Спасибо, — поблагодарила девятиклассница.

Лена взяла бутылочку с детским маслом и плеснула мне между ягодиц противной тягучей жидкостью. В следующую секунду чужая ладонь щекотно заскользила вверх-вниз между моими половинками. Неожиданно Лена остановила свой палец на моей чувствительной дырочке и бесцеремонно углубилась вовнутрь.

 

 — Зачем ты это сделала? — спросила Света.

 — Будет лучше какать! — засмеялась Лена, быстро вытащив палец у меня из попы.

Я едва сдерживался, чтобы не зареветь от обиды, что девятиклассница делает со мной, что хочет.

 — Теперь мошонку, — сказала Лена, — Вот этот маленький розовый мешочек.

Неожиданное прикосновение холодных пальцев к мошонке заставило меня вздрогнуть.

 — Особенно тщательно надо мазать вот тут, за яичками, — пояснила Лена, нестерпимо щекотно намазывая меня детским маслом.

Лена как будто специально делала все медленно, чтобы подольше помучить меня щекоткой.

 — Так забавно наблюдать, как ты возишься с голеньким мальчишкой, — засмеялась Света. — Карапуз просто не может спокойно лежать на месте, когда ты начинаешь трогать ему яички.

Лена засмеялась вместе с подругой. Помучив меня еще полминуты, она наконец опустила мои ноги вниз.

 — А теперь помажем спереди, — улыбнулась Лена, плеснув мне на живот детским маслом.

 — Займешься Мишиной маленькой писулькой? — со смехом поинтересовалась Света.

 — Писюнчик мальчикам обычно не мажут, — ответила Лена, — Просто обводишь вокруг одним пальцем и все. А вот складочками надо заняться всерьез.

Лена начала щекотно мазать мне лобок и паховые складки.

 — Ну вот и всё! — сообщила она, закончив со мной возиться, — Пусть полежит минуту-две, чтобы впиталось масло и можно одевать.

Лена села на диван и взяв с журнального столика один из купленных Василисой журналов, принялась его листать. Света продолжала стоять у стола, с улыбкой меня рассматривая. Вынужденный лежать перед ней голышом, я не знал куда деться от смущения.

Вскоре вернулась к столу Лена. Я заметил у нее в руках голубые детские колготки. Я ожидал, что Лена поставит меня на ноги, но девушка начала одевать меня лежа, как грудного.

 — Интересно, почему всем малышам так высоко натягивают колготки? — с улыбкой поинтересовалась Света, когда Лена одела мне колготки, — Чуть ли не до груди.

Девушки засмеялись и Лена сняла меня со стола. Я сразу же отправился на ковер к своим машинкам и кубикам. Девушки вышли из комнаты и я услышал, что они гремят на кухне посудой. Через несколько минут Лена позвала меня на кухню полдникать.

На полдник было противное кипяченое молоко, правда с вкусным печеньем. Лена не отстала от меня, пока я не выпил всю чашку. Мы вернулись в комнату и Лена начала быстро складывать в большую сумку полотенца и другие вещи. Я догадался, что нам предстоит поездка на озеро. У Лены заняло меньше двух минут собраться. Еще через пять минут мы уже стояли на автобусной остановке.

Дорога на озеро действительно оказалась очень короткой. Выйдя из автобуса на нужной остановке, мы направились к пляжу.

 — Видишь девчонок? — спросила Света у Лены, вглядываясь вдаль.

 — Кажется вон там, — сказала Лена, показав рукой в дальний конец пляжа.

Пройдя через весь пляж, мы оказались у большого одеяла, на котором сидели три девушки.

 — А вот и мы! — сообщила всем Света, — Знали бы вы, чего мне стоило уговорить Лену выбраться на озеро.

 — Правильно, что уговорила, — сказала одна из девушек, — Нечего в такую погоду дома сидеть.

Слушая вполуха разговор взрослых, я принялся украдкой рассматривать девушек. Рыжая Настя выглядела на пару лет старше Лены, а темненькая Оля была как минимум на год младше. Старше всех была Катя с грудным ребенком на руках.

 — Сколько уже твоему Сереже? — спросила Катю Света.

 — Нам уже девять месяцев, — гордо сообщила Катя и начала раздевать своего малыша.

Катя быстро раздела своего сынишку догола и осторожно уложила его рядом с собой на одеяло

 — На удивление сухой! — засмеялась молодая Сережина мама, пощупав марлевый подгузник малыша, который она только что с него сняла.

 — Какой хорошенький карапуз! — улыбнулась Оля, — Можно его подержать?

 — Смотри, чтобы не пустил струйку! — засмеялась Катя, передавая Оле голенького малыша, — Он на руках у незнакомых людей это очень любит делать.

 — Ути-пути! — засмеялась Оля, взяв малыша на руки, — Какие мы серьезные!

 — А кого вы, девчонки, с собой привели? — неожиданно спросила Настя, — Лениного братика?

 — Какого братика! — засмеялась Лена, — Просто попросили посидеть с карапузом.

 — И как нас зовут? — с улыбкой спросила меня Настя.

 — Миша, — тихо сказал я.

 — Сколько ему? — поинтересовалась Оля.

 — Четыре, — ответила Лена, — Сейчас я Мишу тоже раздену.

Девятиклассница наклонилась и принялась меня раздевать.

 — А где Мишины трусики? — улыбнулась Оля, когда Лена сняла с меня колготки.

 — Ничего с мальчишкой в четыре года не случится, если побудет на пляже голеньким, — сказала Лена

Оказавшись голышом, я как обычно, начал стесняться и попытался прикрыться между ног.

 — Он у тебя что стесняется? — засмеялась Настя.

 — Не знаю, кто Мишу научил так прикрываться, — сказала Лена, мягко убрав мои руки, — Он вообще выглядит гораздо старше своего возраста. Такой умный взгляд. А видели бы вы, что он строит из кубиков. Целые города.

 — Если бы он еще вовремя ходил на горшок, — заметила Света, — Вместо того, чтобы мочить штанишки.

Дружный смех девушек заставил меня покраснеть.

 — Я бы уложила сейчас Мишу рядом с Сережей, — предложила Оля, — Пускай вместе загорают.

 — Ага, пусть принимают вдвоем солнечные ванны, — согласилась Лена.

Я неохотно лег на одеяло рядом с девятимесячным малышом и сразу перевернулся на живот, стесняясь лежать перед девушками голышом.

 — Кто тебе, Миша, разрешил переворачиваться? — повысила голос Лена и я почувствовал взрослую руку у себя на плече.

Девятиклассница насильно перевернула меня назад на спину.

 — Полежи пока на спинке, как Сережа, — сказала Лена, — Чтобы загорел спереди.

 — Мальчики так забавно лежат рядом, — со смехом заметила Настя.

 — Я тоже не могу на них смотреть без улыбки, — согласилась Света, — Как мы двоих мальчонок рядом положили.

Лежа перед девушками голышом, мне хотелось провалиться под землю от смущения. Лена потянулась к своей сумке и вытащила оттуда глянцевый журнал.

 — Тут такая интересная статья, как ставить маленькому ребенку клизму, — пояснила Лена, — Вот я ее сейчас и почитаю.

 — Правильно, почитай, — сказала Катя, — Чтобы все знать про эту процедуру. На случай, если она твоему Мише понадобится.

 — Если Миша у меня до вечера не сходит на горшок по-большому, точно поставлю клизму! — пообещала Лена.

Девятиклассница уткнулась в свой журнал. Несколько минут царило молчание.

 — Так интересно, — неожиданно сказала Лена, оторвавшись от журнала, — Малышам ставят клизму лежа на спинке с задранными вверх ножками а детям постарше на боку. Только по-моему на спинке гораздо удобнее.

 — Конечно удобнее, — согласилась Катя, — Потому что в этой позе у ребенка полностью разжаты ягодички. Я даже своего старшего так держу, когда ставлю клизму. Потому что он тогда никак не может от меня прикрыться или увернуться.

 — Сколько твоему старшему? — поинтересовалась Настя у Кати.

 — Семь, — ответила Катя, — Дети в этом возрасте такие упрямые. Коля у меня даже после клизмы терпит. Впрочем, медсестра из детской поликлиники научила меня, как с этим бороться. Достаточно легонечко пощекотать ребенка, чтобы заставить его расслабиться.

 

Лена отложила журнал в сторону.

 — В принципе довольно простая процедура, — сказала она, — Осторожно ввести спринцовку ребенку в попу и медленно выжать. А потом вынуть и быстро сжать ягодички, не давая покакать.

 — Я обычно держу так минуты две, — сказала Катя.

 — И что потом? — с улыбкой спросила Оля, — После двух минут со сжатыми ягодичками?

 — Как что? — засмеялась Лена, — Отпускаешь ягодички и быстренько сажаешь на горшок.

 — Я своих мальчишек никогда не сажаю, — сказала Катя, — Даже старшего. Они у меня все делают на столе. Какают на подложенную под попу марлечку лежа на спинке с задранными вверх ножками.

 — Представляю эту картину! — засмеялась Оля и вслед за ней остальные девушки.

 — И часто ты ставишь своим клизму? — поинтересовалась Лена.

 — Стараюсь не злоупотреблять, — ответила Катя, — К клизме прибегают только в самом крайнем случае. Когда не удается заставить ребенка покакать другими способами.

 — Ага, в этой статье тоже об этом написано, — вспомнила Лена, — Они рекомендуют сначала подразнить ребенку дырочку в попе наконечником клизмы или градусником. Часто таким простым приемом удается добиться нужного результата без всякой клизмы.

 — Я слышала, что многие мамы часто пользуются для этой цели градусником, — улыбнулась Настя.

 — Градусник — это мой самый лучший помощник! — засмеялась Катя, — Особенно намыленный.

Девушки продолжали обсуждать разные детские процедуры еще несколько минут.

 — Ну что, пойдем купаться? — неожиданно предложила Оля.

Настя, Света и Оля поднялись с одеяла.

 — Так хочется пойти с вами, девчонки, — призналась Катя.

 — Иди! — сказала Лена, — А я посижу тут и присмотрю за твоим малышом.

 — А Миша? — вопросительно посмотрела на Лену Свету.

 — Конечно берите его с собой, — улыбнулась Лена.

Я нехотя встал и поплелся вслед за девушками к озеру. Вода была довольно холодной, но я быстро привык и начал плескаться вместе со всеми.

 — Вы тут на мелководье брызгайтесь, — улыбнулась Катя нам с Олей, — А я пойду туда, где поглубже, и поплаваю.

 — Может и мне пойти туда, где глубже, — задумалась Оля, — Попробую научить мальчишку держаться на воде.

 — Отличная идея, — засмеялась Катя, — Самое время учить Мишу плавать.

Оля взяла меня на руки. Я с опаской наблюдал, как она заходит все дальше и дальше в озеро. Девушка остановилась, когда вода дошла ей до груди.

 — Положи на животик, — подсказала стоящая рядом Катя.

 — Вот так? — спросила Оля, укладывая меня в воде, — Ну давай, солнышко, плыви. Дрыгай в воде ножками. Не бойся, я же тебя держу.

Я задрыгал в воде ногами, как меня просила Оля.

 — Как у Миши хорошо получается! — улыбнулась Катя.

 — Может попробуем по-лягушачьи? — сказала Оля, — Знаешь, как лягушата плавают?

 — Давай я ему покажу, — улыбнулась Света, — Смотри, Миша. Лягушата вот так плавают.

Света начала показывать мне нужные движения.

 — Сейчас я поудобнее возьму мальчишку, — сказала Оля и бесцеремонно залезла рукой мне между ног, обхватив ладонью письку с мошонкой.

 — Понял, что нужно делать? — спросила меня Света, — Давай, плыви как лягушонок.

Я сделал неумелую попытку плыть по-лягушачьи и не удержавшись, громко пукнул.

 — Решил попускать пузыри? — засмеялась Оля и вслед за ней остальные девушки.

 — Теперь пусть поплавает на спинке, — сказала Катя, — Поддерживай ребенка снизу.

 — Давай, дрыгай ножками! — скомандовала Оля, перевернув меня на спину, — Ага, вот так!

 — Ну как? — поинтересовалась подошедшая к нам Настя, — Научила мальчишку плавать?

 — Так забавно с ним голеньким возиться, — улыбнулась Оля и зачем-то приподняла мою попу наверх, пока из воды не показалась моя писька. Я не знал, куда деться от смущения.

 — Ой, а что это? — засмеялась Настя, — Мишин писюнчик?

 — Это не писюнчик, — со смехом сказала Оля, — Это маленький фонтанчик.

 — Вот будет смеху, если сейчас оттуда брызнет струйка! — улыбнулась Настя.

Девушки дружно засмеялись.

 — Пожалуй, на первый раз хватит, — сказала Катя, — Ленка нам с берега уже давно машет, чтобы выходили.

Мы вышли из воды и направились к одеялу, на котором сидела недовольная Лена.

 — Сколько можно там в озере сидеть? — накинулась на подруг девятиклассница, когда мы подошли поближе, — Хотите, чтобы ребенок простудился?

 — Бери полотенце и скорее вытирай, — сказала Катя, — Если так боишься, что мальчишка простудится.

Лена завернула меня в большое махровое полотенце и начала быстро вытирать.

 — Ну что сжал попу? — спросила она после безуспешной попытки залезть мне между ягодиц, — Должна же я тебе там вытереть.

 — Вытирай его лежа, если капризничает, — посоветовала Катя, — Как малыша.

 — Сейчас так и сделаем, — согласилась Лена и уложила меня на расстеленное полотенце, — В самом деле намного удобнее.

Лена задрала мне ноги вверх принялась вытирать между ягодиц. Как я ни пытался, я не мог сжать в этой позе попу.

 — Мальчишка у тебя так боится щекотки! — со смехом заметила Настя, — Сразу начал дрыгать ножками, когда ты принялась вытирать его за мошонкой.

 — Вот так, уголком полотенца? — засмеялась Лена и я с обидой понял, что она специально меня дразнит, — Показать тебе, где у Миши самое щекотное место?.

Чужие пальцы скольнули мне за мошонку, вызвав мучительно острую щекотку.

 — Ага, у мальчиков там самое щекотное место, — с улыбкой подтвердила Катя, — Мой тоже точно так же реагирует, когда трогаешь ему яички.

Катя задрала своему девятимесячному сынишке голые ножки и легонько пощекотала Сереже крохотную мошонку. Мальчик тут же, как по команде, задрыгал ножками.

 — Так смешно, — улыбнулась Настя, — Неужели у всех мальчиков такая реакция?

Девушки дружно засмеялись. Катя начала опускать маленькие детские ножки вниз, но неожиданно остановилась. Присмотревшись, я заметил, что малыш пустил из письки прозрачную струйку.

 — Так и знала, что это случится! — вздохнула Катя, — Хорошо, что лежал на краю одеяла и ничего не замочил.

 — Так забавно смотреть на эту тоненеькую струйку у карапуза между ножек! — засмеялась Оля.

 — Ничего себе пустил фонтан! — улыбнулась Настя, — Наверное потому, что давно не писал.

 — Мне кажется, это от перепада температур, — объяснила Катя, — Подул ветерок, ребенку стало холодно, и он сразу пустил струйку.

 — А я думала карапуз это сделал из вредности! — засмеялась Оля, — Потому что Сереже не понравилось, как ты щекотала его между ножек.

 — Из вредности тоже может, — со смехом сказала Катя, — Но сейчас точно от холода. Мне врач в детской поликлинике сказала, что все малыши так реагируют на перепад температур. Особенно мальчики.

 

 — Наверное ты права, — сказала Настя, — Действительно подул ветерок.

 — Может и Миша сейчас пописает? — засмеялась Оля.

Смеющиеся девушки повернулись в мою сторону, потеряв интерес к девятимесячному карапузу. Лена почему-то по-прежнему держала мои ноги задранными вверх.

 — Пись-пись-пись, — принялась ласково уговаривать меня Оля, бесцеремонно приподняв мою письку своими холодными пальцами, — Ох, как один мальчик сейчас пустит струйку...

Я почувствовал, что мне действительно немножко хочется по-маленькому, но решил терпеть.

 — Хватит баловаться! — недовольно сказала Оле Лена, — Если ты так хочешь, чтобы ребенок пописал, отведи его в кустики.

Оля поднялась с одеяла и заставив меня встать, повела за руку к ближайшим кустам.

 — Становись вот тут и писай! — приказала она, опустив меня возле кустов на землю.

Я смущенно опустил взгляд, совершенно не представляя, как писать в ее присутствии.

 — Ты что, в самом деле стесняешься? — засмеялась Оля, — Ну хорошо, я отвернусь.

Девушка отвернулась, скрестив руки на груди. Прошла минута.

 — Что-то я, Миша, не слышу твоей струйки! — раздался у меня за спиной голос Оли.

Неожиданно послышался хруст веток и приближающиеся шаги.

 — Ну как ваши успехи? — спросил Ленин голос, — Заставила мальчишку пописать?

 — Разве такого упрямого заставишь, — вздохнула Оля.

 — Может мне удастся уговорить, — сказала Лена.

Опустившись рядом со мной на корточки, Лена приподняла мне письку. Я густо покраснел от смущения.

 — Пись-пись-пись! — начала приговаривать Лена, — Покажешь нам, как маленькие мальчики пускают струйку?

Как назло, Оля выбрала место рядом с тропинкой. Заметив направляющихся по ней двух девушек Олиного возраста, я покраснел еще больше.

 — Что, не хочет писать? — со смехом спросила одна из девушек, когда они подошли к нам вплотную.

 — Если сейчас не заставим, точно еще раз описается, — вздохнула Лена.

Весь красный от смущения, я вынужден был пару минут слушать, как Лена со смехом рассказывает двум совершенно незнакомым девушкам про мой недавний конфуз.

 — Такому большому должно быть стыдно мочить штанишки! — сказала одна из девушек.

 — Конечно, обязательно заставьте карапуза сходить по-маленькому, — добавила вторая, — А то еще одни мокрые штанишки гарантированы!

Незнакомые девушки отправились по тропинке к видневшейся вдали автобусной остановке. Оля с Леной уговаривали меня еще несколько минут, но так ничего и не добились.

 — Пошли назад, — сказала наконец Лена, — А то мы тут еще полчаса можем стоять с мальчишкой.

Мы вернулись к пляжному одеялу.

 — Ну что? — сразу поинтересовалась Света, — Пописал?

 — Ага, как же! — вздохнула Лена, — Стояли с ним в кустиках наверное минут пятнадцать и никакого результата.

Девятиклассница отпустила мою руку и сев на одеяло, уткнулась в свой журнал.

 — Ложись загорать, Миша! — скомандовала Света, укладывая меня на живот рядом с голеньким Сережей, — Вот так.

 — Снова будут просто лежать? — спросила Оля, — Или во что-нибудь с детьми поиграть, чтобы не скучали?

 — Не знаю, как вы собрались развлекать Мишу, — улыбнулась Катя, — А мы сейчас с Сережей займемся гимнастикой.

Катя перевернула своего девятимесячного сынишку на спину и начала сгибать и разгибать голенькому малышу ручки.

 — Вот такая у нас гимнастика, — сказала она девушкам, — Меня в детской поликлинике научили.

 — Может и с Мишей сейчас тоже заняться гимнастикой? — со смехом предложила Оля.

 — Займись! — засмеялась Лена.

 — И какие, интересно, ты будешь делать с ним упражнения? — с улыбкой поинтересовалсь Катя, — Уж не собираешься ли ты пробовать на четырехлетнем гимнастику для малышей?

 — Почему бы и нет, — засмеялась Оля.

Оля подвинулась ко мне поближе, явно собираясь заняться со мной гимнастикой для малышей. Мне хотелось зареветь от обиды, что со мной опять обращаются как с грудным ребенком.

 — Вот так поднимаем ручки вверх, — ласково улыбнулась мне Оля, принявшись повторять Катины движения, — А теперь вниз. И в стороны.

Заметив, что все с улыбками наблюдают, как Оля со мной возится, я еще больше смутился.

 — Теперь ножки! — объявила Катя и начала поднимать и опускать своему малышу голые ножки.

Оля последовала примеру старшей подруги, проделывая со мной те же самые упражнения. Весь красный от смущения, я ждал, когда девушка наконец оставит меня в покое. Как назло, меня начали мучить газы. Не выдержав, я громко пукнул, вызвав всеобщий смех.

 — Кому-то снова пора в кустики, — заметила Настя, — Чтобы в этот раз сходил по-большому.

 — Это просто газики, — сказала Катя, — Ребенку надо просто помассировать животик.

 — Как? — спросила Оля.

 — Сейчас на своем покажу, — сказала Катя и положила ладонь на пухлый Сережин животик, — Вот так. Круговыми движениями по часовой стрелке.

Катя начала массировать девятимесячному карапузу живот, водя ладонью вокруг пупка. После третьего или четвертого круга Сережа громко пукнул.

 — Видишь, как все просто? — засмеялась Катя.

 — Сейчас попробую, — улыбнулась Оля и тоже начала массировать мне ладонью живот.

 — Нажимай сильнее, не бойся, — сказала Катя.

Оля нажала ладонью мне на живот и я, не удержавшись, пукнул.

 — Кажется действует! — засмеялась девушка и снова сильно нажала мне на живот, вынудив пукнуть еще раз.

 — Надо собираться, — неожиданно сказала Лена.

 — Чего так рано? — спросила Оля.

 — Нам к пол-шестому в детскую поликлинику, — объяснила Лена.

 — И я наверное пойду вместе с Ленкой, — решила Света.

Девятикласница быстро оделась и начала собирать в сумку наши вещи.

 — Давай я пока одену Мишу, — предложила Света.

Света заставила меня встать и начала быстро одевать. Как и Лена, она натянула мне колготки чуть-ли не до груди. Попрощавшись со всеми, мы направились к автобусной остановке. Через пару минут туда подошел наш автобус.

Мы зашли в автобус и я сразу уселся у окна. Автобус плавно тронулся. Занятые своими разговорами, девушки, казалось, совсем обо мне забыли. Не прошло и пяти минут, как мне сильно захотелось какать. Позыв по-большому быстро усиливался, но мне ничего не оставалось, как терпеть. Неожиданно для самого себя я громко пукнул.

 — Как не стыдно! — засмеялась Света.

 — Может выйти на следующей остановке и отвести в кустики? — предложила Лена, — Как бы Миша у нас тут в автобусе не обкакался.

 — Я не хочу, — смущенно соврал я.

 — Когда придем домой, сразу посажу на горшок! — сказала Лена, — И пусть только попробует оставить его пустым.

Девушки снова принялись болтать о чем-то своем. Я уставился в окно, стараясь не показывать виду, что мне сильно хочется какать.

 — А вот и наша остановка! — сказала Лена.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.