Jump to content

Ясельный Возраст Часть 6 (Автор Карапуз )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Подожди, дурачок, — улыбнулась она, — Разве ты не хочешь, чтобы тебе сначала одели колготки?

Быстро одев мне колготки, Настя легонько шлепнула меня по попе, давая понять, что мне можно идти. Я побежал к телевизору и уселся на свободный стул.

Мультики были довольно интересными. Я так увлекся, что полностью забыл о происходящем вокруг. К реальности меня вернул, как обычно, сильный позыв писать. Я с обидой подумал, что на меня по-прежнему действует мочегонное. Другого объяснения почему я сегодня так часто хожу по-маленькому у меня не было. Неожиданно сзади послышались голоса старшеклассниц.

 — Целый день дождь, — пожаловалась Настя.

 — И когда он прекратится? — вздохнула Ира, — Мы обычно в это время ведем детей гулять, а сегодня приходится сидеть внутри и смотреть телевизор.

 — Так скучно, — зевнула Ксюша.

 — В самом деле скучновато, — согласилась Оля, — Хотите, я научу вас, как купать ребенка?

 — Ага, давайте кого-нибудь искупаем, — оживилась Ксюша.

 — Есть предложения кого? — со смехом спросила Оля.

 — Сашу! — в один голос сказали старшеклассницы и дружно засмеялись.

 — Тише! — зашикала на них воспитательница.

Я почувствовал, как мне на плечо опустилась чья-то рука.

 — Идем с нами, Саша, — сказала мне Ксюша, — Сейчас будем тебя купать.

Ксюша взяла меня за руку и повела в комнату гигиены.

 — Ставьте на стол и раздевайте, — сказала Оля, когда мы зашли в комнату.

Ксюша с Ирой поставили меня на один из пеленальных столов и быстро раздели.

 — Чей это пухленький животик? — шутливо спросила меня Ира, легонько ткнув пальцем в пупок, — Вот этого голенького мальчика?

Я покраснел и прикрылся между ног.

 — Такой смешной, когда начинает стесняться, — улыбнулась Ксюша, разнимая мои руки.

 — И не говори, — засмеялась Настя, — И почему ты, Саша, такой стеснительный?

Увидев, что Оля поставила у моих ног горшок, я покраснел еще больше.

 — Каждому маленькому ребенку полагается перед купанием сходить на горшок, — объяснила она старшеклассницам, — Особенно это касается мальчиков. Если не заставишь карапуза пописать перед купанием, точно пустит в ванну струйку.

 — Ну что стоишь? — выжидающе посмотрела на меня Ксюша, — Давай писай в горшок!

Весь красный от смущения, я твердо решил терпеть, хотя мне очень сильно хотелось писать.

 — Кто сейчас пописает в горшочек? — ласково обратилась ко мне Настя.

Настя бесцеремонно приподняла пальцами мою письку, заставив меня еще больше смутиться

 — Забыл, зачем мальчикам нужен писюнчик? — ласково спросила она, — Покажи нам, как ты умеешь пускать оттуда струйку.

 — Мы все хотим посмотреть, — улыбнулась Ира, — Как ты первый раз за день нормально пописаешь в горшок.

 — Разве тебе не хочется показать нянечкам, как ты умеешь писать в горшочек? — не унималась Настя, — Все маленькие мальчики любят это демонстрировать.

 — Еще как любят! — со смехом подтвердила Оля.

 — Пись-пись-пись, — начала ласково приговаривать Настя.

Неожиданно в дверном проеме показалась незнакомая девушка. Она была гораздо младше возившихся со мной старшеклассниц и конечно без белого халата.

 — Наконец-то нашла, — улыбнулась девушка, — Вот они все где.

Девушка зашла в комнату. На вид ей было лет двенадцать-тринадцать.

 — Заходи, Лариса, — позвала она кого-то за дверью.

В комнату вошла еще одна тринадцатилетняя девушка.

 — Что ты тут делаешь, Лена? — строго спросила первую девушку Ира, — Разве вам не задали сегодня домашнее задание?

 — Я уже сделала уроки, — обиженно сказала девушка.

 — Это Лена, — представила девушку Ира, — Моя младшая сестра.

 — Все уже догадались, — улыбнулась Оля, — Вы с ней так похожи.

Заметив, что Лена с улыбкой на меня уставилась, я смущенно прикрылся между ног.

 — А это наверное ваш семилетний мальчишка, — сказала Лена, — Ира мне сегодня утром про него рассказала.

 — Так ты пришла на Сашу посмотреть! — со смехом догадалась Ира.

 — А на кого еще, — улыбнулась Лена, — Разве можно пропустить такое событие? Семилетний мальчишка в ясельной группе детского садика.

Все дружно засмеялись. Я с обидой подумал, что скоро о моем наказании будет знать вся школа.

 — И Лариска за мной увязалась, — добавила Лена, — Когда я ей обо всем рассказала.

 — Я вообще никогда не была в яслях, — улыбнулась Лариса, — У вас тут так интересно.

 — А интереснее всего вот этот голенький мальчишка на столе, — засмеялась Ксюша.

 — Так покраснел, — улыбнулась Лена.

 — Давай уберем оттуда ручки, — ласково сказала мне Настя, насильно разводя мои руки, — Малыши не должны стесняться стоять голышом.

 — Всем ясельным малышам нравится, когда их оставляют голенькими, — заметила Ксюша, — А Саша почему-то стесняется.

Лена с Ларисой принялись с интересом меня рассматривать. Стоя на столе голышом, я не знал куда деться от смущения.

 — Такой забавный мальчуган, — улыбнулась Лена, — Кстати, а почему он стоит у вас на столе голышом? Собрались делать мальчишке какую-то процедуру?

 — Сейчас будем его мыть, — сообщила Настя, — Только никак не можем заставить пописать перед купанием.

 — Так вот почему перед мальчишкой стоит горшок! — со смехом догадалась Лариса.

 — Ну что, Саша? — спросила меня Настя, — Будешь писать в горшок?

Девушки снова принялись меня уговаривать.

 — Не знаю, как сейчас заставить мальчишку пописать, — устало вздохнула Настя.

 — Надо помассировать животик, — предложила Оля, — Я уже сегодня делала Саше эту процедуру.

 — И что, подействовало? — поинтересовалась Лена.

 — Конечно, — улыбнулась Оля, — Видела бы ты, какой мальчишка пустил фонтан.

Все засмеялись.

 — Кстати, Настя должна знать, как делать этот массаж, — сказала Оля, — Я ей на прошлой неделе показывала.

 — Не знаю, как у меня получится, — нерешительно улыбнулась Настя.

 — Не скромничай, — улыбнулась Оля, — Сейчас твоя очередь всем показывать. Посмотрим, как ты все запомнила.

Настя отодвинула в сторону мой горшок и достала откуда-то снизу марлю.

 — Укладываем ребенка на спинку, — начала объяснять она, — И массируем животик.

Осторожно уложив меня на спину, Настя начала делать мне массаж.

 — Массируем самый низ живота, потому что там находится мочевой пузырь, — объяснила она, — Вот так, круговыми движениями.

Следующие две минуты Настя молча массировала мне низ живота, постепенно нажимая ладонью все сильнее. Позыв писать стал таким острым, что я едва мог терпеть.

 — У мальчиков нужно внимательно следить, что происходит с писюнчиком, — пояснила Настя, продолжая меня массировать.

 — А что должно произойти? — удивленно спросила Ксюша.

 — Должен немножко надуться, — объяснила Настя, — Видишь, как сейчас.

 — Ага, действительно надулся, — с улыбкой подтвердила Ира.

 

 — Тогда быстрее задираем ребенку вверх ножки, — сказал Настя, — Чтобы он ничего себе не забрызгал, когда начнет писать. А под попу надо подложить марлю.

Настя задрала мне ноги и принялась запихивать под попу марлю. Собрав последние силы, мне удалось сдержать нестерпимый позыв писать.

 — Пись-пись-пись, — начала приговаривать Настя, — Ох, как один голенький мальчик сейчас пописает.

 — Посмотрите, как напрягся, — заметила Ксюша, — Видно, что хочет писать. Но все равно пытается терпеть.

 — А помните, медсестра сказала, что если ребенок терпит, его надо просто пощекотать, чтобы заставить расслабиться? — вспомнила Ира.

 — Я как раз хотела напомнить вам про этот прием, — улыбнулась Оля, — Щекотка не дает малышам терпеть позыв по-маленькому.

 — Пощекотать карапуза между ножек? — неуверенно спросила Настя.

 — Мальчикам лучше всего щекотать яички, — пояснила Оля старшеклассницам, — У них там самое щекотное место. Мальчишки не могут долго терпеть, когда им трогают мошонку.

Настя начала легонько перебирать пальцами у меня за яичками. Дрожа от мучительно острой щекотки, я почувствовал, что не могу сдерживать сильный позыв писать.

 — Так забавно наблюдать, как карапуз дрыгает ножками и пытается от тебя вырваться, — улыбнулась Ира, — Совсем как грудной.

 — А можно мне попробовать? — неожиданно попросила Лена.

 — Хочешь пощекотать карапуза между ножек? — с улыбкой спросила Оля, — Думаешь, у тебя быстрее получится заставить его пописать?

 — Пускай попробует, — улыбнулась Настя, — А я подержу для нее мальчишку.

Лена подошла к столу и начала меня щекотать.

 — Ага, потрогай мальчишке яички кончиками пальцев, — кивнула старшая нянечка.

 — Ох, как мы боимся щекотки! — засмеялась Лена, продолжая меня щекотать, — Карапуз так нервничает, когда проводишь пальцами сразу по двум яичкам.

 — Можешь спуститься пониже, — улыбнулась Оля, — Просто легонечко перебирай пальцами за яичками.

 — Вот так? — засмеялась Лена, — Смотрите, девчонки, как карапуз сразу задрыгал ножками.

 — Зажать Саше ножки? — предложила Настя, — Тебе мешает, когда он ими дрыгает?

 — Зажми, чтобы лежал спокойно, — сказала Оля, — А то он так отчаянно пытается вырваться.

Настя зажала мне обе ноги, заставив неподвижно лежать на столе.

Чувствуя себя полностью беззащитным, я чуть не заплакал от обиды.

 — Ну что, Саша? — ласково обратилась ко мне Лена, — Пустишь сейчас для нас фонтанчик?

 — Конечно пустит, — улыбнулась Настя, — Саша у нас так любит всем показывать, как он умеет пускать струйку. Кто сегодня пустил фонтан, когда его мазали между ножек детским маслицем?

Я изо всех сил напрягся, пытаясь бороться с нестерпимым позывом писать.

 — Саша сейчас для нас с Ларисой тоже пустит струйку, — улыбнулась Лена, перебирая пальцами у меня за яичками, — Пись-пись-пись...

Задрожав от нестерпимо острой щекотки, я не выдержал и начал писать.

 — Ничего себе! — засмеялась Лена, — Вот это фонтан!

 — Подержи мальчишке писюнчик, — попросила Оля, — А то сейчас он не только себя, но и все на столе забрызгает.

 — Направить струйку сюда, на марлю? — улыбнулась Лена, приподняв мне холодными пальцами письку.

 — Ага, вот так, — кивнула Оля.

 — Как высоко пустил фонтан, — засмеялась Настя, — Это ты, Саша, для Лены с Ларисой так стараешься?

Девушки дружно засмеялись. Не зная куда деться от смущения, я продолжал вовсю писать вверх тонкой струйкой.

 — Кстати, Саша сегодня ни разу нормально не сходил на горшок, — заметила Оля, — А вот так, на спинке, уже третий раз писает. Сначала у меня утром, потом у вас, когда подмывали после сна, и теперь у Лены.

 — Мальчишке наверное так больше нравится, чем на горшке, — с улыбкой сказала Лена.

 — А давай мы его спросим, — улыбнулась Ксюша, — Тебе, Саша, как больше нравится писать: в горшок или лежа на спинке с задранными ножками? Правда на спинке интереснее? Пускать вверх фонтанчик у всех на виду?

Все снова засмеялись. Оля подошла к ванне и открыв кран, начала наполнять ее водой.

 — Купать ребенка сейчас буду я, — заявила старшая нянечка, — А вы смотрите и запоминвйте, как это делается.

Подождав, пока наполнится ванна, Оля сняла меня со стола.

 — Опускают ребенка в ванну вот так, попой вниз, — пояснила нянечка старшеклассницам, медленно опуская меня в горячую воду.

Не выдержав, я громко пукнул, пуская большие пузыри.

 — Любишь играть в подводные пузыри? — засмеялась Оля и вслед за ней остальные девушки.

Оля полностью опустила меня в ванну и заставила там лечь.

 — Сейчас я тебе кое-что принесу, — улыбнулась она.

Нянечка сходила к шкафу и принесла разноцветные игрушки для ванны.

 — Смотри, сколько у нас разных игрушек, — сказала Оля, кинув игрушки мне в ванну, — Уточек, рыбок, корабликов. Даже вот этот бегемот.

Я обиженно поджал губы, хотя понимал, что в яслях нет ничего другого. Все равно было обидно, что мне кинули примитивные игрушки для самых маленьких.

 — Не хочешь играться, не надо, — сказала Оля после минутной паузы, — Вставай. Сейчас буду тебя мыть.

Оля потянула меня за руку, заставив встать. Намылив розовую губку, девушка принялась протирать мне руки. Потом настала очередь груди и живота.

 — А сейчас помоем спинку и попу, — объявила Оля.

Нянечка принялась быстро намыливать меня сзади. Почувствовав, что она пытается забраться губкой мне между ягодиц, я изо всех сил сжал свои половинки.

 — Если ребенок вот так сжимает ягодички, его нужно нагнуть вперед, — пояснила Оля девушкам, — Вот так. А теперь раздвинем ножки и заставим чуть-чуть присесть.

Оля надавила мне на плечо, заставив присесть. Теперь ей не составляло труда мыть мою попу.

Неожиданно Оля прекратила меня мыть и кинула губку в воду. В следующее мгновения я почувствовал ее ладонь между своих половинок.

 — Обязательно моем дырочку, — пояснила нянечка старшеклассницам, бесцеремонно углубляясь пальцем мне в попу, — Я это делаю просто мизинцем.

 — Какие у мальчишки испуганные глаза, — улыбнулась Ксюша.

 — Чего наш зайчонок так испугался? — шутливо удивилась Оля, быстро вытащив палец у меня из попы.

Тщательно намылив ладонь, Оля положила ее мне на лобок.

 — Мальчиков удобнее всего мыть просто ладонью, — сказала она, — По краней мере между ножек. У них там столько маленьких нежных приборчиков, а губка никуда не пролезает.

Я задрожал от нестерпимой щекотки.

 — Хорошенько моем складочки, — продолжила Оля, — Ой, а что я тут нашла? Сашину маленькую писульку? Сейчас мы ее со всех сторон намылим.

Лена с Ларисой тихонько захихикали.

 — Подойдите поближе, — попросила Оля старшеклассниц, — Сейчас я покажу, как правильно мыть мальчикам письку.

Оля бесцеремонно взяла пальцами мой чувствительный хоботок.

 — Начиная с двух лет мальчикам обязательно моют под кожицей, — пояснила Оля, — Сейчас мы ее оттянем.

Я почувствовал мучительное прикосновение к самому кончику письки.

 — Не оттягивается — удивленно сказала Оля, — У ясельных малышей это конечно обычное явление, но у семилетнего все уже должно легко открываться. Отвела бы сейчас мальчишку к нашей медсестре. Она знает, что делать.

 

Неприятные манипуляции с писькой вызвали у меня такой сильный позыв по-маленькому, что я чуть не пустил в ванну струю.

 — По крайней мере попытаемся там помыть, — улыбнулась Оля, — Даже если кожица оттягивается только наполовину.

 — Так забавно смотреть, как ты моешь карапузу маленький писюнчик! — засмеялась Ксюша.

Помучив меня еще полминуты, Оля наконец оставила мою письку в покое.

 — А сейчас раздвинем ножки пошире, — улыбнулась Оля, насильно раздвигая мне ноги.

Почувствовав чужую ладонь у себя между ног, я снова задрожал от нестерпимой щекотки.

 — Мальчикам надо всегда как следует мыть мошонку, — пояснила Оля девушкам, перебирая пальцами мои яички.

 — Карапуз так смешно гарцует на месте, — улыбнулась Лариса.

 — Саша у нас знаешь как боится щекотки! — засмеялась Ксюша.

 — Теперь намылим ножки, — сказала Оля, снова взяв в руки губку.

Оля быстро намылила мне ноги.

 — Всё! — улыбнулась она, — Теперь осталось только полить из душа, чтобы смыть мыло. Голову мыть не буду.

Несколько минут Оля просто поливала меня из душа. Выключив наконец воду, нянечка сходила к шкафу и принесла оттуда большое желтое полотенце, в которое она меня тут же закутала.

 — Вытирать малышей удобнее всего на пеленальном столе, — сказала Оля.

Нянечка отнесла меня на пеленальный стол. Я удивился, как ей удалось поднять меня наверх без посторонней помощи.

 — Укладываем вот так, на спинку, — пояснила Оля девушкам, — И начинаем вытирать краями полотенца.

Оля развернула полотенце и начала меня вытирать. Мне было обидно, что меня вытирают лежа, как малыша, но я решил не капризничать, чтобы нянечка поскорее меня вытерла и одела. Впрочем, у нее были другие планы.

 — После купания всех малышей обязательно мажут детским кремом, — сказала Оля, — Кто из вас хочет сейчас этим заняться?

 — Можно я? — попросила Лариса.

 — Вообще-то я имела в виду нянечек, — улыбнулась Оля.

 — Ну пожалуйста! — не унималась Лариса, — Ленке Вы разрешили возиться с ребенком. Мне тоже хочется попробовать.

 — Пускай попробует, — улыбнулась Ира, — Посмотрим, как у нее получится.

 — Хорошо, — согласилась Оля, — Будешь ей подсказывать, что нужно делать.

 — И наверное кому-то надо подержать мальчишку, — добавила Настя, — Боюсь, что Лариса сама с ним не справится.

Взяв у Оли голубой тюбик, Лариса выдавила немного крема на кончики пальцев.

 — Помажь лобок, — попросила Ира, — Особенно тщательно складочки.

Прикосновение чужих пальцев к лобку заставило меня поежился от щекотки.

 — Такая нежная и гладкая кожа, — улыбнулась Лариса, скользя ладонью по моему лобку.

 — Давай я подержу мальчишку, — сказала Настя, — Вот так, за ручки и ножки.

Настя вытянула меня за руки и ноги, заставив беспомощно распластаться на столе.

 — А теперь одним пальцем вокруг писюнчика, — подсказала Ларисе Ира, — Ага, вот так.

 — Мошонку тоже мазать? — спросила Лариса.

 — Подожди, — сказала Настя, — Сейчас я задеру карапузу ножки, чтобы тебе было удобнее.

Настя рывком задрала мне ноги вверх.

 — Теперь, когда мальчишка лежит с задранными ножками, помажь со всех сторон его маленький розовый мешочек, — улыбнулась Ира.

 — Какие у нас кругленькие яички! — захихикала Лариса, принявшись нестерпимо щекотно трогать мне мошонку.

 — И за яичками тоже, — подсказала Ира, — Ага, вон там. Между попой и мошонкой.

Чувствуя себя полностью беззащитным перед Ларисой, которая щекотно трогала меня между ног где хотела, я еле сдерживался, чтобы не зареветь от обиды.

 — Теперь мажем попу! — объявила Ира, — Сначала дырочку, а потом сверху донизу между ягодичками.

Лариса прикоснулась пальцем к моей чувствительной дырочке.

 — Не бойся, я только что мальчишке там все помыла, — улыбнулась Оля.

Не удержавшись, я громко пукнул.

 — Он что, специально? — засмеялась Лариса, — Какой вредный.

 — Только не хватало, чтобы карапуз сейчас наложил кучу, — со смехом сказала Настя.

Поигравшись пальцем с моей дырочкой, Лариса принялась водить всей ладонью между моих половинок. Мне ничего не оставалось, как терпеть щекотку.

 — Хватит! — сказала Ира, прекратив мои мучения, — Подождем минуту, чтобы впитался крем и можно одевать.

Мне пришлось, как обычно, лежать голышом на столе, слушая, как девушки обидно сравнивают меня с ясельными малышами. Наконец Настя меня одела и сняла со стола. Я тут же пулей вылетел из ненавистной комнаты.

 — Почему ты у меня во время эстафеты так не бегал? — засмеялась воспитательница, словив меня за руку, — Пошли, усажу тебя за стол. Сейчас будем ужинать.

Воспитательница повела меня к низким детским столам. Через пару минут нянечки принесли ужин: гречневую кашу с сосиской и стакан кефира. Как всегда, они не отстали от меня, пока я все не съел.

Не зная, что делать после ужина, я уселся перед окном и принялся наблюдать за машинами на улице. Вскоре начали приходить мамы и забирать своих малышей. От обиды, что никто не придет за мной, у меня на глаза навернулись слезы. Я томился в мучительном ожидание, когда мне наконец отдадут мою одежду и отпустят домой. Неожиданно почувствовав, что хочу по-большому, я с обидой подумал, что нянечки уже успели выработать у меня то, что они называли регулярным стулом. Не удержавшись, я громко пукнул.

 — Уже прошло 15 минут после еды? — услышал я Ксюшин голос.

Оглянувшись и увидев рядом улыбающуюся Ксюшу, я густо покраснел.

 — Так подозрительно пукает, — заметила Ксюша.

 — Думаешь, хочет по-большому? — улыбнулась Настя.

 — Поэтому я и спросила, сколько времени прошло после ужина, — объяснила Ксюша, — Мы малышей обычно высаживаем на горшки минут через 15 после еды.

 — Конечно 15 минут уже прошло, — сказала Настя, посмотрев на часы.

 — Тогда я отведу Сашу в комнату гигиены и посажу на горшок, — решила Ксюша.

Ксюша взяла меня за руку и повела в мою самую нелюбимую комнату. На мое счастье там было пусто. Я подумал, что если Ксюша сейчас оставит меня одного, мне и в самом деле не мешает сходить на горшок по-большому.

 — Снимай колготки и садись на горшок, — сказала девушка, поставив рядом со мной горшок, — Даю тебе пять минут, чтобы покакал.

Дождавшись, когда Ксюша развернется и выйдет, я быстро спустил колготки и сел на холодный горшок. Краснея от мысли, что кто-то должен будет вытереть мне после горшка попу, я решил все-таки покакать в гошок, чтобы все поскорее от меня отстали и отпустили домой. Как назло, в слудующую секунду в комнату вошла Ира с двухлетним малышом на руках.

 — Правильно, что посадили Сашу на горшок, — машинально заметила девушка, — А вот Витюшу не успели.

Ира поставила своего малыша на пеленальный стол и я заметил большое мокрое пятно у него между ножек. Быстро раздев ребенка, девушка уложила его на спинку и принялась подмывать. Разумеется я стеснялся какать в ее присутствии. Вздохнув от досады, что мне никак не дают остаться в комнате одному, я решил терпеть, пока не уйдет Ира.

 

 — Ну что, Саша? — улыбнулась вернувшаяся через несколько минут Ксюша, — Вставай с горшка. Покажи мне, что у тебя получилось.

 — Скорее всего ничего, — засмеялась Ира, — Я бы услышала, если бы мальчишка покакал.

 — Действительно пустой горшок, — сообщила Ксюша после того, как я встал, — И как заставить его покакать? Снова отвести к медсестре на клизму?

 — А помнишь, она рассказывала про термометр, — заметила Ира, — Давай попробуем.

 — Ты серьезно? — засмеялась Ксюша.

 — А чем мы рискуем? — улыбнулась Ира, — Иди, попроси у медсестры термометр.

 — Хорошо, — сказала Ксюша и вышла из комнаты.

Вернувшись через несколько минут, Ксюша привела с собой Настю.

 — Мне медсестра подробно объяснила, как все делать, — сообщила Ксюша.

 — Собираетесь померить Саше температуру? — с хитрым видом спросила Настя.

 — Вот этим термометром, — сказала Ксюша, продемострировав всем тонкую белую палочку.

 — Какой-то странный термометр, — удивилась Настя, — Я думала, она тебе даст обычный стекляный.

 — Это специальный детский термометр, — объяснила Ксюша, — Ректальный.

 — Какой? — удивленно спросила Настя.

 — Ректальный, — повторила Ксюша, — Который ставят в попу.

Догадавшись, что затеяли девушки, я густо покраснел.

 — Ребенку ясельного возраста полагается ставить градусник только в попу, — объяснила Ксюша.

Ксюша подошла ко мне и положила ладонь на лоб.

 — Надо обязательно померить Саше температуру, — серьезно сказала она, но я заметил, что девушка еле заметно подмигнула Насте.

 — Мне тоже кажется, что у него лоб горячий, — с таким же серьезным видом согласилась Настя, пощупав мой лоб после Ксюши.

 — И как он у нас простудился? — нахмурилась Ксюша.

 — Наверное просквозило, — сказала Настя.

 — Дайте и мне Сашин лоб пощупать, — присоединилась Ира, — Действительно горячий. Но без термометра все равно ничего не поймешь.

Девушки разговаривали таким серьезным тоном, что я и вправду поверил, что заболел.

 — Надо быстренько померить температуру, — сказала Ксюша, — А то нас потом обвинят, что простудили ребенка.

Настя с Ксюшей подняли меня на пеленальный стол.

 — Ложись на спинку, — сказала мне Ксюша, — Вот так. Сейчас сниму с тебя колготки.

 — Не хочууу! — громко заревел я, вцепившись в колготки обеими руками.

 — Еще ничего не сделала, а уже ревет! — возмутилась Ксюша.

 — Сейчас я помогу тебе раздеть карапуза, — сказала Настя и насильно убрала мои руки с колготок.

Ксюша без труда стащила с меня колготки и сразу же задрала мои ноги вверх. Девушка, как обычно, прижала мне колени к груди, заставив полностью разжать ягодицы. Позыв по-большому был таким сильным, что я уже почти не мог терпеть.

 — А теперь мне нужен кусок марли потолще, — попросила Ксюша, — Подложить Саше под попу.

Настя сходила к шкафу и принесла марлю. Аккуратно сложив из нее пухлый квадрат, девушка подсунула его мне под попу.

 — Дай мне вон тот флакончик с детским маслом, — попросила Ксюша.

 — Так это же не масло, — начала Настя и неожиданно осеклась, после того, как Ксюша ей подмигнула, — Ах, вот этот флакон с детским маслицем? Пожалуйста.

Я недоумевал, как девушки могли перепутать жидкое мыло с детским маслом.

 — Это специальное маслице, — ласково сказала мне Ксюша, — Им мажут малышам попу перед тем, как поставить градусник.

Ксюша взяла свободной рукой флакон с жидким мылом.

 — Можешь раздвинуть карапузу ягодички? — попросила она Настю, — Там, где дырочка.

Чужие пальцы до отказа разжали мне попу.

 — Вот так, — кивнула Ксюша, — Чтобы немножко приоткрыть дырочку.

Я почувствовал, как противная жидкость начала капать мне прямо в попу и догадался, что Ксюша льет туда жидкое мыло. Неожиданно я громко пукнул, тут же почувствовав неприятное жжение в попе.

 — Ты, Саша, специально стараешься пукнуть погромче? — шутливо спросила меня Настя.

Девушки засмеялись, заставив меня покраснеть.

 — Надо аккуратно растереть везде мы... — начала Ксюша, — Детское маслице. Чтобы было красиво.

Ксюша несколько раз легонько провела скользким от мыла пальцем у меня между ягодиц. Неожиданно девушка остановила свой палец на моей чувствительной дырочкке. Я не выдержал и снова пукнул.

 — Ну что, Саша? — улыбнулась Ксюша, — Уже жалеешь, что не сходил на горшок по-большому? Ты у нас сейчас прямо тут, на столе, наложишь кучу.

Увидев, как Ксюша взяла в руки пластмассовый термометр, я попытался сжать попу и с обидой понял, что я не могу этого сделать в беззащитной позе с до отказа задранными вверх ногами.

 — Термометр тоже нужно помазать маслицем, — улыбнулась Ксюша, — Самый кончик.

Помазав жидким мылом кончик термометра, Настя протянула его Ксюше.

 — Спасибо, — поблагодарила Ксюша и я почувствовал, как что-то быстро скользнуло мне в попу.

Я едва сдерживался, чтобы не заплакать от обиды. Позыв по-большому стал таким мучительно острым, что я уже не сомневался, что сразу же начну какать, как только у меня вытащат из попы термометр.

 — Ой, совсем забыла, — неожиданно спохватилась Ксюша, — Когда медсестра дала мне этот термометр, она сказала, что им нужно вот так нажимать вниз.

 — Зачем? — удивилась Настя.

 — Тогда он точнее измеряет температуру, — улыбнулась Ксюша, хитро подмигнув Насте.

Ксюша начала шевелить термометром у меня в попе. Ощущение было таким неприятным, что я чуть не заплакал. Сразу же резко усилился позыв какать.

 — И еще она меня предупредила, что все малыши до двух лет обычно какают после термометра, — продолжила Ксюша, — У них это совершенно обычная реакция на посторонний предмет в попе.

 — Мне кажется, что Саша тоже сейчас наложит кучу, — засмеялась Настя, — Он сегодня весь день так старается быть похожим на ясельного малыша. Абсолютно все делает, как маленький: мочит пеленки, писает во время подмывания...

 — Я не маленький! — закричал я, чуть не плача от обиды.

 — А какой? — с улыбкой спросила Ксюша.

 — Большой, — смущенно ответил я.

 — Сейчас посмотрим, какой ты большой! — улыбнулась Ксюша, — У кого будет после термометра большущая куча под попой?

 — Лежит перед нами с градусником в попе и еще пытается спорить! — засмеялась Настя.

Девушки тихонько захихикали.

 — Поделись своими планами на ближайшее будущее, — шутливо обратилась ко мне Ксюша, — Ты уже решил, что делать, когда у тебя вытащат из попы термометр? Сразу наложишь кучу? Или пустишь фонтанчик между ножек?

 — Смотрите, как покраснел! — засмеялась Настя.

 — Не забывай нажимать термометром вниз, — с улыбкой напомнила Ира, — Чтобы он точнее работал.

Ксюша тихонько захихикала и начала неприятно шевелить термометром у меня в попе.

 — Точно сейчас наложит кучу, — улыбнулась Настя.

 — Ну что ты, — засмеялась Ира, — Саша же у нас большой.

Девушки снова засмеялись.

 

 — Пора вынимать, — сказала Ксюша, посмотрев на часы, — Сейчас посмотрим, какая у Саши температура.

Ксюша быстро вытащила пластмассовую палочку у меня из попы. Я ожидал, что тут же начну какать, но напрягшись изо всех сил, мне удалось сдержаться. Ксюша почему-то не торопилась опускать мне вниз ноги.

 — Ты, Настя, тоже заметила это красное пятнышко у мальчишки между ножек? — неожиданно спросила она, — Вон там, за яичками.

Ксюша начала щупать мне мошонку. Задрыгав ногами от острой щекотки ногами, я почувствовал, что уже не могу сдерживать сильный позыв.

 — Какое пятнышко? — удивилась Настя.

 — Вот это, — сказала Ксюша, хитро подмигнув Насте, — Неужели ты его не видишь?

 — Ах, вон там! — сказала Настя, изобразив неестественно серьезное лицо, — Я уже давно заметила.

 — Не знаю, что вы там увидели... — начала Ира и тут же замолчала, потому что Ксюша толкнула ее локтем в бок.

 — Небольшое раздражение, — с серьезным видом согласилась Настя, — Наверное от того, что ребенок долго лежал в мокрых пеленках.

 — Вот тут, да? — спросила Ксюша, продолжая меня щекотать.

Я задрыгал ногами и не в силах больше терпеть мучительный позыв, начал громко какать.

 — А я уже поверила, что Саша большой., — улыбнулась Ксюша, щекотно перебирая пальцами у меня за яичками, — А он при всех наложил кучу после термометра. Как не стыдно!

 — Тоже нашла большого! — засмеялась Настя, — Лежит на пеленальном столе с голой попой и какает на подложенную под нее марлю.

 — Еще и ножками при этом дрыгает, — со смехом добавила Ира.

 — Саше надо с этим номером в цирке выступать! — засмеялась Ксюша и вслед за ней остальные девушки.

Слушая обидные комментарии смеющихся девушек, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Сейчас Саша нам еще один цирковой номер покажет, — засмеялась Ксюша и снова принялась щекотать мне яички, — Пись-пись-пись. Кто сейчас пустит струйку?

Отчаянно задрыгав ногами от нестерпимой щекотки, я действительно начал писать.

 — Нет, вы только на это посмотрите! — засмеялась Настя, — Лежит на спинке и пытается повыше пустить струйку.

 — Все мальчики любят устраивать такие показательные выступления, когда остаются голенькими, — засмеялась Ира.

 — Ну что, Саша? — строго спросила у меня Ксюша, — Кто только что кричал, что он большой мальчик? Нет, чтобы покакать в горшок, когда тебя об этом просили. Решил терпеть до последнего, пока не наложил после термометра кучу, как маленький.

Я смущенно молчал, продолжая пускать вверх струйку. Ксюша обидно меня отчитывала, пока я не прекратил писать.

 — Подмывать с мылом не буду, — решила она, — Просто вытру попу мокрой тряпочкой.

Настя намочила под краном маленькую тряпочку и принесла ее Ксюше.

 — Вот так аккуратненько вытрем малышу попу, — начала ласково приговаривать Ксюша, протирая меня тряпочкой между ягодиц.

Я ожидал, что после того, как Ксюша меня вытрет, она опустит мои ноги вниз, но она принялась мазать меня детским маслом. Несколько минут я вынужден был терпеть мучительную щекотку. Закончив мазать меня детским маслом, Ксюша вышла из комнаты.

 — Ну что, будем одеваться? — улыбнулась она, вернувшись через пару минут со стопкой одежды.

Я не верил своим глазам. Это была моя нормальная одежда. Ксюша помогла мне встать и начала быстро одевать. У меня вырвался вздох облегчения. Наказание наконец закончилось.

 — Слезай со стола! — приказала мне девушка, — Сейчас Настя отведет тебя в школу.

Настя уже ждала нас у двери. Она взяла меня за руку и молча повела к выходу.

Через десять минут мы уже были в школе. Настя поднялась со мной на третий этаж и завела меня в комнату продленки начальных классов. Несмотря на позднее время там еще были дети.

 — Будь хорошим мальчиком и вовремя ходи на горшок, — шутливо сказала мне Настя на прощанье.

Стоявшие рядом мальчишки удивленно на нас оглянулись.

 — Всех бы их забрать к нам в ясли, — еле слышно пробормотала Настя, направляясь к двери.

Посмотрев на настенные часы, я понял, что мне еще полчаса придется ждать маму. Она всегда забирала меня из продленки последним, за пять минут до закрытия.

 — Саша! — неожиданно услышал я мамин голос, — Ну как, интересный был фильм?

Я обрадованно побежал к маме.

По дороге домой мне пришлось выдумывать небылицы про поход в кино.

 — Ой, а чем это от тебя пахнет? — неожиданно спросила мама, потянув носом воздух, — Неужели детским маслом?

 — Каким маслом? — наигранно удивился я.

 — Я этот запах хорошо знаю, — улыбнулась мама, — Когда ты, Саша, был маленьким, ты так не любил, когда тебя мазали после подмывания детским маслицем. Ерзал, дрыгал ножками, вырывался...

Мама неожиданно засмеялась, что-то вспомнив.

 — А сколько раз пускал во время этой процедуры струйку! — добавила она.

Я густо покраснел. Если бы мама только знала, как я провел сегодня целый день.

 — Ты этого конечно не помнишь, — вздохнула мама.

Разумеется, я не помнил, как меня в годовалом возрасте подмывали и мазали детским маслом. Но я на всю жизнь запомнил, как это делали со мной в семь лет.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.