Jump to content

Ясельный Возраст Часть 5(Автор Неизвестен )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Такой грязный, — вздохнула Ксюша, — Даже не знаю, с чего начать.

 

 — Начни с того, что отложи эту тряпочку в сторону, — сказала Оля, — А теперь задери ребенку вверх ножки и вытри ему попу его же собственным подгузником.

 — Вот так, чистым концом? — спросила Ксюша, вытирая меня между ягодиц.

 — Вытирай, вытирай, — усмехнулась Оля, — Попу, ножки, мошонку. Везде, где грязно.

Ксюша принялась старательно вытирать меня между ног.

 — Видишь, какой он теперь чистый, — улыбнулась Оля через минуту, — Теперь вытащи из-под мальчишки подгузник и подмывай как обычно — намыленной тряпочкой.

 — Наверное мокрые пеленки тоже лучше из-под Саши вытащить? — заметила Ксюша и осторожно повернув меня на бок, вытащила из-под меня все пеленки.

 — Постели на стол сухую пеленку, — напомнила Оля.

Ксюша вернула меня на спину. Лежать на сухой пеленке было гораздо приятнее.

 — Можешь задрать карапузу вверх ножки? — попросила Ксюша Настю.

 — Подержать для тебя мальчишку? — спросила Настя, сильно задрав мои ноги.

 — Ага, — кивнула Ксюша, — Хочу, чтобы у меня обе руки были свободны.

Ксюша почему-то не стала намыливать тряпочку, а принялась просто поливать меня между ног жидким мылом.

 — Чья это грязная попка? — ласково спросила она, наклонившись надо мной, — Сейчас мы ее начисто помоем.

Я вздрогнул, почувствовав мокрую тряпочку у себя в попе.

 — Найди у мальчишки под тряпочкой дырочку, — подсказала Оля, — Ага, одним пальцем.

 — И что, запихнуть вовнутрь? — спросила Ксюша, легонько нажимая пальцем на мою дырочку в попе.

 — Запихивай, не бойся!, — улыбнулась Оля.

Ксюша всунула обернутый тряпочкой палец мне в попу. Я не выдержал и громко заревел, чувствуя себя полностью беззащитным.

 — Не надо плакать, — мягко сказала мне Ксюша, — Должна же я как следует помыть тебе попку после того, как покакал.

 — Не обращай внимания, — сказала Оля, — Все дети так карпизничают во время этой процедуры.

Ксюша быстро вытащила тряпочку у меня из попы. Не удержавшись, я громко пукнул, вызвав всеобщий смех. Сходив к раковине и сполоснув тряпочку, Ксюша начала протирать меня между ног.

 — Займись мошонкой карапуза как следует, — попросила Оля, — И вон там, за яичками.

Прижатый сильными взрослыми руками к столу и беззащитно открытый между ног, я никак не мог увернуться от щекотной тряпочки в руках старшеклассницы. Хуже всего было то, что щекотка мешала мне терпеть сильный позыв писать.

 — Можешь опускать Сашины ножки вниз, — сказала Ксюша Насте через минуту.

Плеснув мне на живот жидким мылом, Ксюша снова взяла в руки тряпочку.

 — У кого тут маленький писюнчик? — засмеялась девушка, обхватив мокрой тряпочкой мою письку, — Сейчас мы как следует займемся этим тоненьким хоботком.

Девушка принялась легонько мять в тряпочке мою письку.

 — Протри мальчишке вокруг писульки, — показала пальцем Оля, — Вот так, по кругу. А теперь откинь писульку наверх и протри спереди мошонку.

Неприятная щекотка заставила меня поежиться.

 — Сейчас я подержу карапузу ножки, — сказала Настя, — А то он так начал ерзать.

Ксюша начала аккуратно вытирать мне живот.

 — Вот так вытрем малышу животик, — ласково приговаривала девушка, — А теперь пониже. Где тут наши нежные складочки?

Посвятив моему лобку и складочкам чуть ли не целую минуту, Ксюша снова сходила к раковине и сполоснула тряпочку.

 — Теперь снова везде вытрем, чтобы смыть мыло, — улыбнулась она, накинув тряпочку мне на живот. Несколько минут тряпочка в Ксюшиной руке щекотно скользила по моему животу и лобку.

 — Раздвинь мальчишке ножки и обхвати ладонью мошонку, — подсказала Оля, — Ага, помассируй карапузу через тряпочку яички. А теперь писульку. Вот так.

 — Осталось только вытереть попу и ножки, — сказала Ксюша.

 — Хорошо протри ножки, — попросила Оля, — А теперь вон там, за яичками.

Дрыгая от щекотки ногами, мне пришлось несколько минут терпеть, пока старшеклассница протирала меня мокрой тряпочкой.

 — Ну вот и все! — объявила Ксюша, наконец прекратив меня мучить.

 — Как это все? — спросила Ира, — А помазать между ножек детским кремом? Неизвестно сколько времени ребенок лежал мокрым.

 — Боишься, что у семилетнего мальчишки появятся опрелости? — засмеялась Настя.

 — По правилам малышей всегда положено мазать кремом после подмывания, — настаивала Ира.

 — Не надо тратить на Сашу этот дорогой крем, — улыбнулась Оля, — Помажьте детским маслицем. Справитесь без меня? Хочу в шкафу все сложить.

 — Конечно справимся, — уверенно сказала Ксюша.

Ксюша взяла бутылку с детским маслом.

 — Продолжай держать карапузу ножки, — попросила она Настю.

Я почувствовал, как что-то полилось мне между ягодиц.

 — Сначала проведем одним пальцем между ягодичек, — улыбнулась Ксюша, — Ровно посередине.

Ксюша принялась щекотно водить пальцем вверх и вниз между моими половинками.

 — Теперь помажем малышу ягодички всей ладонью, — сказала девушка, — Сначала одну пухленькую половинку, теперь вторую. И конечно саму дырочку нужно помазать. Чтобы малышу было легче какать.

Почувствавал, как чужой палец прикоснулся к моей чувствительной дырочке, я замер от испуга и неожиданно для самого себя громко пукнул.

 — Ну что, попробовала Сашину дырочку на прочность? — засмеялась Настя.

 — Какая там прочность, — со смехом сказала Ксюша, — Он нам сейчас еще раз кучу наложит.

Вынужденыый одновременно терпеть мучительную щекотку и острый позыв писать, я не мог дождаться, когда Ксюша наконец прекратит меня мучить.

 — Попу помазали, — с улыбкой сказала она и снова взяла в руки бутылочку с детским маслом, — Теперь займемся вот этим маленьким мешочком у малыша между ножек.

Плеснув мне на мошонку щедрую порцию детского масла, Ксюша начала нестерпимо щекотно его повсюду размазывать.

 — Всех маленьких мальчиков после подмывания хорошенько мажут между ножек детским маслицем, — ласково сказала Ксюша, продолжая мучить меня щекоткой, — Чтобы была здоровая кожа без опрелостей.

 — А интересно, где у мальчиков чаще всего появляются опрелости? — спросила Ира.

 — Обычно между попой и мошонкой, — сказала копающаяся в шкафу Оля, — У мальчиков это самое уязвимое место.

 — Сейчас я Саше там как следует помажу маслицем, — улыбнулась Ксюша.

Холодные пальцы снова скользнули мне за мошонку. Задрыгав ногами от нестерпимой щекотки, я не выдержал и начал писать.

 — Ой! — крикнула Ксюша, отпрыгнув в сторону, — Он же пустил струйку!

 — Быстренько поставь мальчишке под попу горшок! — сказала Оля, — И держи писульку, чтобы ничего себе не забрызгал.

Я почувствовал, как Ксюша приподняла мне письку.

 — Ты конечно стояла прямо перед карапузом? — усмехнулась Оля, — Когда занимаешься на пеленальном столе с мальчиком, нужно стоять чуть-чуть сбоку.

 — На меня почти ничего не попало, — улыбнулась Ксюша, осмотрев свою кофточку, — Я успела вовремя отскочить.

 — Кто бы мог подумать, что семилетний мальчишка устроит фонтан во время подмывания? — засмеялась Настя, — Так смешно смотреть на эту струйку у него между ножек.

 

 — Ага, Саша сейчас совсем как годовалый, — улыбнулась Ира, — Лежит голышом на спинке и вовсю писает.

Мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Мальчики часто писают во время подмывания, — заметила Оля.

 — Теперь мы знаем, что даже семилетние это делают, — засмеялась Ксюша и вслед за ней остальные девушки.

Дождавшись, когда я закончу писать, Ксюша убрала горшок и попросила Настю опустить мне ноги. Я ожидал, что после того, как я пустил струйку, девушка прекратит меня мучить, но она взяла свою бутылочку и начала поливать мне лобок противным маслом.

 — Размажем везде маслице, — улыбнулась Ксюша, принявшись щекотно гладить мне лобок.

 — Как сразу заерзал! — засмеялась Настя, — Хочешь, чтобы я снова подержала мальчишку?

Не дожидаясь ответа подруги, Настя вытянула меня за руки и ноги.

 — Надо помазать складочки, — сказала Ксюша, продолжая размазывать масло по моему лобку, — Вот так. А сейчас займусь вот эти маленьким писюнчиком. Кто только что пустил оттуда струйку?

Все дружно засмеялись.

 — Писульку мальчикам обычно не мажут, — сказала Оля, — Просто обводят вокруг одним пальцем.

 — Вот так? — улыбнулась Ксюша, принявшись щекотно водить пальцем вокруг моей письки.

Заметив, что Ксюша потянулась к бутылочке с детским маслом, я чуть не заплакал от обиды, что она снова собралась меня им полить. Увидев, что девушка просто закрыла колпачок, я вздохнул с облегчением.

 — Сашина одежда вон там, на стуле, — показала рукой Оля.

 — Вот эти колготки с маечкой? — засмеялась Ксюша, взяв со стула мою одежду, — Какая прелесть!

Ксюша поставила меня на ноги и быстро одела.

 — Постарайся вести себя тихо, — попросила она, снимая меня со стола, — Малыши еще спят.

 — Сейчас начнем будить, — сказала Оля.

Я вышел в зал и направился к своим игрушкам на ковре перед детским манежем. Несколько минут в зале стояла абсолютная тишина. Неожиданно послышался детский рев и я понял, что нянечки начали будить малышей.

Где-то через 10 минут воспитательница позвала меня подникать. Я уже забыл, когда в последний раз пил противное кипяченое молоко. Как всегда, нянечки отстали от меня только после того, как я опустошил стакан. Обрадованный, что мне можно встать из-за стола, я побежал к своим игрушечным машинкам.

Увлеченный игрой, я не заметил, как прошло полчаса.

 — Смотри, что я тебе принесла, — неожиданно услышал я Настин голос.

Увидев у Насти в руках свой горшок, я густо покраснел.

 — Чего ты принесла горшок сюда? — спросила стоящая рядом Ира, — Надо было посадить в комнате гигиены.

 — Видела бы ты, что там сейчас творится, — вздохнула Настя, — Пусть все делает здесь.

Настя подняла меня на ноги и взялась за мои колготки. Догадавшись, что она собирается их снять, я вцепился в колготки обеими руками.

 — Хотела просто спустить тебе колготки, — улыбнулась Настя, убирая мои руки, — Но раз ты так сопротивляешься, полностью сниму.

Девушка быстро стащила с меня колготки. Я тут же стеснительно прикрылся между ног.

 — Какие мы стеснительные! — засмеялась Настя, убирая мои руки, — Что, в семь лет уже нельзя посмотреть на тебя голышом?

 — Такой смешной в этой коротенькой маечке! — улыбнулась Ира, — У меня бы все время так и ходил. С голой попой.

 — Мой двухлетний племянник постоянно так ходит, — сказала Настя, — Особенно летом. Сестра может на целый день оставить его без штанишек.

 — Правильно, — согласилась Ира, — Маленький ребенок может летом обойтись без штанишек и трусиков.

 — Я большой, — обиженно заявил я, — Не хочу ходить без колготок.

 — Давай садись на горшок, большой, — улыбнулась Настя, — Тебе надо после еды сходить по-большому.

 — Предыдущие девчонки сказали высаживать через пятнадцать минут после еды, — вспомнила Ира, — И обязательно добиваться, чтобы покакал. Они один раз не смогли заставить мальчишку сходить по-большому, так он потом так обкакался.

 — Ага, они рассказывали, как Саша обкакался, — засмеялась Настя, — Ничего. Мы проследим, чтобы при нас этого не случилось.

Настя посадила меня на горшок и присев рядом на корточки, принялась массировать мне живот. Я не выдержал и громко пукнул.

 — Кажется, процесс пошел, — улыбнулась девушка.

 — Кто сейчас покакает в горшочек? — ласково спросила меня Ира.

 — Настя! Ира! — услышал я голос старшей нянечки, — Идите сюда! Мне нужна ваша помощь!

 — Сейчас! — крикнула Настя, вскочив на ноги.

Девушки мгновенно куда-то умчались, оставив меня одного.

Вернувшись через пять минут, Настя сразу бесцеремонно раздвинула мне ноги, чтобы заглянуть в горшок.

 — Ты почему до сих пор не покакал? — строго спросила меня девушка, — Опять собираешься терпеть, пока не наложишь кучу в штанишки?

 — Похоже действительно повторяется утренняя история, — улыбнулась подошедшая к нам Оля.

Девушки принялись решать, что со мной делать. Я испуганно ожидал, что они опять вспомнят о слабительных свечках. Впрочем, новые нянечки похоже об этих свечках не знали. Вскоре подошли Ира с Ксюшей. Оказавшись в центре внимания, я не знал, куда деться от смущения.

 — Сходи к медсестре, — неожиданно посоветовала Насте старшая нянечка, — Она тебе посоветует, как заставить мальчишку сходить по-большому.

 — Сейчас схожу, — сказала Настя и направилась к выходу.

Я продолжал сидеть на горшке, гадая, какая неприятная процедура меня ждет. Вернувшись через несколько минут, Настя просто потянула меня за руку и подняла с горшка.

 — Медсестра попросила привести ребенка, — сообщила Настя остальным девушкам, — Сказала, что поставит ему клизму.

 — Я так и подумала, — улыбнулась Оля.

 — Так не хочется одевать мальчишке колготки, — вздохнула Настя, — Замучаешься пока натянешь. А через пять минут снова раздевать, чтобы медсестра поставила карапузу клизму.

 — Отведи вот так, без штанишек, — с улыбкой предлодила Ира, — Ничего с мальчишкой не случится, если пройдет по коридору с голой попой.

Настя потянула меня за руку, увлекая за собой.

 — А мне с вами можно пойти? — спросила Ксюша.

 — И мне, — присоединилась Ира, — Так хочется посмотреть на эту процедуру.

 — Мы с Ирой тебе сейчас не нужны? — спросила Олю Ксюша.

 — Идите, — улыбнулась старшая нянечка, — Потом расскажете мне, как медсестра ставила Саше клизму.

Окруженный старшеклассницами, я направился к двери в раздевалку. Представив, как кто-то увидит меня в коридоре без трусов, я густо покраснел от смущения.

 — Ну что остановился? — потянула меня за руку Настя, открыв дверь в коридор.

Мы вышли в коридор и буквально столкнулись с двумя девушками в белых халатах. Я сразу же прикрылся между ног.

 — Это что за процессия? — засмеялась одна из девушек.

 — Ведем клиента к медсестре, — улыбнулась Настя, — На клизму.

Старшеклассницы начали объяснять незнакомым девушкам, кто я такой и что делаю в ясельной группе.

 — Так стесняется! — улыбнулась первая девушка, — Смотрите, как покраснел.

 

 — Не надо прикрываться, — сказала Ксюша, мягко убрав мои рук, — Как будто никто тут не видел голеньких малышей.

 — Кстати, а почему ваш мальчишка без штанишек? — поинтересовалась вторая девушка.

 — Только что сажали на горшок, — объяснила Настя, — Зачем одевать ему на пять минут колготки, если медсестра все равно попросит снять, чтобы поставить клизму.

 — И давно у ребенка запор? — участливо спросила первая девушка.

 — Какой запор? — засмеялась Ксюша, — Мальчишка регулярно ходит по-большому. Только не в горшок, а себе в штанишки.

 — Ай-яй-яй, как не стыдно! — сказала мне вторая девушка в белом халате.

 — Уже два раза обкакался, — сообщила Настя, — Сначала утром, а потом во время тихого часа.

Все принялись стыдить меня за грязные штанишки. Было так обидно, что я едва сдерживался, чтобы не зареветь.

 — Никак не можем заставить нормально сходить на горшок, — пожаловалась Ксюша, — А если не покакает сейчас в горшок, то снова наложит кучу в штанишки.

 — Поэтому решили отвести к медсестре, чтобы та заставила его сходить по-большому, — сказала Настя.

 — Медсестра точно заставит! — замеялась первая девушка.

Попрощавшись с двумя незнакомыми девушками, старшеклассницы повели меня в кабинет медсестры, который находился в самом конце коридора.

 — А вот и мы, — объявила Настя, открыв дверь кабинета.

Настя потянула меня за руку и я несмело зашел вовнутрь.

 — Кого это ты мне привела? — засмеялась вставшая из-за стола юная медсестра.

 — Как кого? Клиента на клизму, — улыбнулась Настя, — Ты, Таня, кого-то другого ожидала?

 — Вообще-то я ожидала ясельного малыша, — сказала медсестра, — Вы же в ясельной группе на практике, да?

Старшеклассницам снова пришлось рассказывать мою историю. Услышав, как хохочет молодая медсестра, я густо покраснел.

 — А почему он без штанишек? — с улыбкой поинтересовалась медсестра, — Что, так и вели мальчишку по коридору?

 — Зачем сейчас Саше штанишки? — засмеялась Настя, — Ты же ему будешь клизму ставить.

 — Верно, — улыбнулась Таня, — Хорошо, ставьте ребенка на стол. Кстати, маечку тоже лучше снять. Знаете, какая это грязная процедура.

 — Хочешь, чтобы я раздела ребенка догола? — спросила Настя, не без труда подняв меня на стоящий у окна пеленальный стол.

 — Ага, — кивнула медсестра, — Мне нужно, чтобы ребенок был голеньким.

Настя сняла с меня майку и вопросительно посмотрела на стоящую рядом медсестру.

 — Сейчас пощупаем животик, — улыбнулась Таня, — Действительно плотный.

Таня спустилась пальцами ниже и мне стало щекотно. Чувствуя, как она начала щупать мои яички, мне захотелось провалиться под землю от смущения.

 — Кожица не оттягивается. Непорядок, — нахмурилась медсестра, проделывая неприятные манипуляции с моей писькой, — Эх, сделала бы мальчишке одну процедуру, но его сейчас совсем на другую привели.

Медсестра снова начала щупать мне живот.

 — Сейчас поставим клизмочку, покакаешь и сразу станет легче, — ласково сказала она мне.

Таня вытащила откуда-то снизу большую резиновую грушу и отошла с ней к раковине. Я с опаской наблюдал, как медсестра моет оранжевую клизму. Потом Таня набрала стакан воды и опустила туда клизму носиком вниз. Я понял, что медсестра поставила ее набираться.

 — Ложись на бок, — скомандовала мне Таня, вернувшись к столу, — Вот так. А теперь подогни ножки к животу. Еще выше.

Лежа спиной к медсестре, я мог только гадать о ее приготовлениях.

 — Надо помазать попу вазелином, — сказала медсестра и в следующее мгновение чужой палец прикоснулся к моей чувствительной дырочке.

Я тут же выпрямил ноги и сильно сжал попу.

 — Не надо напрягаться, — ласково сказала медсестра, — Разожми ягодички.

Чужой палец попытался забраться ко мне в попу, но я его туда не пустил.

 — Ну что мне с таким непослушным делать, — вздохнула Таня, — Придется уложить на спинку, как малыша.

Медсестра перевернула меня на спину и сразу же сильно задрала ноги. Заметив, с каким интересом наблюдают за ее действиями обступившие стол старшеклассницы, я густо покраснел.

 — В этой позе он не сможет сжимать ягодички, — пояснила старшеклассницам медсестра, набрав на палец большой комок вазелина.

Таня была права. Я с обидой понял, что не могу сжать попу.

 — Обычно вазелином положено мазать только кончик спринцовки, — пояснила медсестра старшеклассницам, — Но я попу тоже мажу. Вот так. Видите, как я легонько массирую ребенку дырочку? Многим малышам этого бывает достаточно.

 — Подразнить дырочку в попе? — засмеялась Ксюша.

 — Ага, — улыбнулась Таня, продолжая шекотно трогать мою чувствительную дырочку, — Чуть-чуть пощекотать и потыкать, проверяя на прочность...

Неожиданно я громко пукнул.

 — Кажется клиент созрел, — засмеялась Настя и вслед за ней остальные девушки.

 — Точно сейчас наложит кучу, — улыбнулась Ксюша.

 — Давайте подождем, — сказала медсестра.

Манипуляции медсестры и вправду вызвали у меня сильный позыв по-большому.

 — Ну что ты просто так лежишь, Саша? — спросила медсестра, — Даже не тужишься.

Медсестра подождала еще полминуты.

 — Все-таки придется поставить клизму, — сказала Таня, взяв в руки оранжевую грушу.

Осознав, что мне и вправду предстоит сейчас неприятная процедура, я громко заревел.

 — Не хочу-у-у! — кричал я, дрыгая ногами.

Дернувшись изо всей силы, мне неожиданно удалось освободиться из рук медсестры. Пользуясь всеобщим замешательством, я спрыгнул со стола и побежал к двери.

 — Ты куда, Саша? — крикнула Ксюша, рванувшись за мной.

 — Далеко голышом не убежит, — засмеялась вдогонку медсестра.

Я распахнул дверь медицинского кабинета и выбежал в коридор, где тут же столкнулся с незнакомой молодой женщиной в белом халате.

 — Ой, кто это бегает по коридору голышом? — со смехом спросила женщина, словив меня за руку.

 — Это наш, — сказала подошедшая к женщине Ксюша, — Спасибо, что словили.

Ксюша взяла меня у незнакомой женщины.

 — Испугался клизмы и убежал из кабинета медсестры, — объяснила она.

 — Ах вон оно что, — улыбнулась женщина, — Теперь понятно, почему мальчишка голенький.

Ксюша с женщиной дружно засмеялись.

 — Это тот самый семилетний мальчик, которого привели в ясельную группу? — поинтересовалась женщина.

 — Ага, он самый, — подтвердила Ксюша.

 — Я так сразу и подумала, когда его увидела, — сказала женщина.

Вспомнив, что стою голышом, я густо покраснел.

 — Смотри, как прикрылся ладошками, — засмеялась женщина, — Какие мы стеснительные!

 — Пошли, Саша, — сказала Ксюша, потянув меня за руку, — Клизма тебя уже заждалась.

Ксюша увела меня в кабинет медсестры.

 — Хорошо, что одна из воспитательниц в коридоре словила, — сообщила всем Ксюша, когда мы зашли в кабинет.

 — Придется вам, девчонки, его держать, — немного раздраженно сказала медсестра, — Чтобы подобного больше не повторилось. Давайте, поднимайте ребенка на стол.

 

Две старшеклассницы подняли меня на стол.

 — Сразу уложим на спинку, — сказала медсестра, — Вот так. Ножки вверх. А теперь подложим под попу марлю.

 — Я могу подержать мальчишке ножки, — предложила Ксюша и взяв у медсестры мои ноги, до отказа задрала их вверх.

 — А я ручки, — добавила Настя, — Вот так вытянем их за головой.

Медсестра снова набрала на палец вазелин и помазала мне дырочку в попе.

 — Зажми ребенку ножки, чтобы он ими не дрыгал, — попросила она Ксюшу, — Ага, вот так.

Взяв со стола оранжевую клизму, Таня слегка ее выжала, пока на кончике не показалась капелька воды.

 — Хотела поставить тебе клизму обычной водой, — сказала мне медсестра, — Но после того, как ты убежал, я поменяла ее на мыльную. В наказание за твое поведение.

Предчувствуя, что мне сейчас предстоит, я снова заплакал. Ира молча вынула из кармана соску-пустышку и облизнув, сунула мне в рот.

 — А ну быстро успокоился! — строго сказала мне Ира, — Если будешь капризничать, попросим медсестру два раза поставить тебе клизму.

Я послушно засосал соску и в следующую секунду что-то скольнуло мне в попу.

 — Выжимать нужно очень медленно, — пояснила медсестра.

Таня начала медленно выжимать клизму, наполняя меня водой.

 — Ну вот и все, — сказала она через полминуты и быстро вынула клизму у меня из попы.

Не в силах терпеть вызванный клизмой позыв по-большому, я собрался какать, но Таня сильно сжала мне ягодицы, не дав этого сделать.

 — Опусти ножки вниз, — попросила она Ксюшу, — Обычно детей держат вот так две минуты, но я подержу Сашу подольше в наказание за его выходку.

 — Представляю, каково ему держать внутри мыльную воду, — участливо сказала Ира, легонько погладив мне живот.

 — Мыло — самый лучший помощник при запоре, — улыбнулась Таня, — Часто бывает достаточно просто ввести ребенку в попу намыленный посторонний предмет, чтобы добиться нужного результата. Например, наконечник клизмы или термометр.

 — Я слышала, что многие мамы пользуются градусником, чтобы заставить ребенка покакать, — заметила Ксюша.

 — Я тоже сначала хотела вашему мальчишке так сделать, — сказала медсестра, — Поставить в попу намыленный термометр. Но потом подумала, что с таким большим и от клизмы ничего не случится.

 — А что делают с термометром? — спросила Настя, — Просто держат у малыша в попе?

 — Сначала дразнят намыленным кончиком дырочку, — начала объяснять медсестра, — Потом вводят вовнутрь. Но не держат неподвижно, а постоянно двигают и крутят в разные стороны. Я обычно люблю надавливать термометром вниз.

Таня еще несколько минут объясняла старшеклассницам разные приемы, как заставить ребенка сходить по-большому. Я почувствовал, что нестерпимый позыв какать начинает потихоньку проходить.

 — Наверное можно отпускать ягодички, — сказала медсестра, посмотрев на часы, — Можешь снова поднять мальчишке ножки?

Настя задрала мне ноги вверх. Почувствовав, что медсестра перестала сжимать мне попу, я удивился, что у меня остались силы терпеть острый позыв.

 — А я думала, карапуз сразу начнет какать, — разочарованно протянула Ксюша.

 — Я тоже, — сказала Настя, — Неужели на него не подействовала клизма?

 — Обычно все сразу какают, — сказала Таня, — Но иногда приходится подождать. Особенно если делаешь процедуру ребенку постарше.

Медсестра поправила марлю у меня под попой.

 — Такие большие, как ваш, всегда пытаются терпеть, потому что стесняются, — улыбнулась она, — Но я знаю, что в этих случаях делать.

Попросив Ксюшу крепко зажать мне ноги, медсестра принялась нестерпимо щекотно трогать мою мошонку.

 — Кто сейчас покакает? — ласково приговаривала Таня, перебирая пальцами у меня за яичками.

Не выдерживав мучительно острой щекотки, я сдался и начал какать.

 — Вот видите, как все просто, — засмеялась медсестра, — Стоило только пощекотать яички, как сразу же наложил кучу.

 — Ловко ты с ним! — улыбнулась Ксюша.

 — Щекотка сразу заставляет ребенка расслабиться, — объяснила Таня, — Кстати, если ребенок пытается терпеть другой позыв — по-маленькому, щекотка тоже помогает добиться нужного результата.

 — А ты попробуй снова пощекотать мальчишку, — со смехом предложила Ксюша, — Может он и сейчас пустит струйку.

Все засмеялись. Словно в подтверждение Ксюшиных слов я непроизвольно начал писать.

 — Без всякой щекотки пустил фонтан, — сказала смеющаяся Настя.

 — Так смешно наблюдать, как карапуз писает, — улыбнулась Ксюша, — Посмотрите, как покраснел от смущения.

 — Что, Саша? — со смехом спросила Ира, — Решил и медсестре продемонстрировать, как ты умеешь пускать фонтан между ножек?

 — Допустим, фонтанчиком из писульки меня не удивишь, — засмеялась Таня, — Мальчики всегда писают после того как сходили по-большому.

 — Оля нас об этом предупреждала, — вспомнила Ксюша, — У мальчика нужно всегда дождаться струйки между ножек после того, как покакал.

 — Сейчас направлю Сашину струйку ровно посередине, — улыбнулась медсестра, — Чтобы ничего себе не забрызгал.

Таня приподняла пальцами мою письку. Весь красный от смущения, я продолжал заливать горячей струёй лежащую подо мной марлю.

 — Всё? — с улыбкой спросила меня Таня, стряхнув последние капли, — Пописали и покакали?

Медсестра вытащила из-под моей попы мокрую марлю.

 — Не отпускай ему ножки, — попросила Таня, — Сейчас вытру мальчишке попу.

Таня пошарила рукой в ящике стола и достала маленькую голубую тряпочку.

 — Можешь намочить? — попросила она Иру.

Ира взяла у медсестры тряпочку и отошла к раковине.

 — Ты тоже пользуешься тряпочкой, а не одноразовыми детскими салфетками? — поинтересовалась Ира у Тани, подставив руку с голубой тряпочкой под струю воды.

 — В этих салфетках столько химикатов, — вздохнула медсестра, — У малышей обычно появляется от них раздражение.

 — Оля нам тоже это сказала, — согласилась Ксюша, — Чтобы никогда не пользовались одноразовыми салфетками.

 — Лучше подмывать малыша по-старинке, мокрой тряпочкой, — улыбнулась медсестра, — Сейчас я вашему Саше как следует вытру попу.

Медсестра начала водить мокрой тряпочкой у меня между ягодиц. Я вздрогнул, почувствовав, как тряпочка углубилась в мою чувствительную дырочку.

 — Всё! — объявила медсестра через полминуты, отложив тряпочку в сторону, — Попа чистая. Осталось только помазать вазелином, раз уж делаем Саше клизму, как малышу. Надо, чтобы все было по правилам.

Таня набрала на пальцы щедрую порцию вазелина и принялась щекотно мазать меня между ног.

 — Можете отпускать ребенка, — сказала медсестра через минуту.

Я облегченно вздохнул, что мои мучения наконец закончились. Подняв меня на ноги, Настя одела мне майку и сняла со стола.

На обратном пути мы к счастью никого не встретили. Коридор детского садика был на удивление пустым. Зайдя в зал ясельной группы, я заметил, что все дети сидят перед телевизором и смотрят мультики. Я тоже рванулся к телевизору, но Настя схватила меня за руку.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.