Jump to content

Ясельный Возраст Часть 4(Автор Неизвестен )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— изумленно сказала воспитательница.

 

 — Даже мне отсюда видно, — засмеялась Оля, — Такая большущая куча в колготках.

 — Ты бы видела, как он сейчас вовсю туда писает, — крикнула Оле воспитательница, — Надо быстренько позвать кого-то из девчонок, чтобы занялась Сашей.

Продолжая писать себе в колготки, я не знал, куда деться от смущения.

 — Что случилось? — спросила Наташа, подбежав к воспитательницке.

 — Неужели не видно? — улыбнулась Надежда Владимировна, махнув рукой в мою сторону.

 — Ай-яй-яй, как описался, — покачала головой Наташа.

 — Это еще не все, — вздохнула воспитательница, — Посмотри, какая у мальчишки сзади куча.

Наташа обошла меня сзади.

 — Это ж надо было так обкакаться! — негодующе сказала она, — Ты почему не попросился на горшок?

Одинадцатиклассница начала отчитывать меня за грязные колготки. Я еле сдерживался, чтобы не зареветь.

 — Такой большой мальчик, — присоединилась воспитательница, — И накакал в колготки, как двухлетний.

 — Хорошо, что мы купили Саше три пары, — сказала Наташа, — Я знала, что понадобятся.

 — Что, обкакался? — спросила подошедшая к нам Маша.

 — Еще как! — сообщила Наташа, — Посмотри, что творится у него в колготках.

 — Как не стыдно! — строго сказала мне Маша, — Подумать только! В семилетнем возрасте какать в штанишки! И это после того, как мы его десять минут уговаривали сходить на горшок.

 — Действительно нехорошо, — нахмурилась воспитательница, — Ты почему не сходил на горшок, когда тебя об этом просили? Только не говори мне, что ты тогда, пятнадцать минут назад, не хотел.

Весь красный от смущения, я продолжал молчать, уставившись в пол.

 — Придется мне сейчас тебя наказать, — сказала воспитательница.

 — Поставите в угол? — спросила Маша.

 — У меня есть идея получше, — улыбнулась воспитательница, — Пусть он продолжает игру. Вот так, с кучей в колготках.

Старшеклассницы дружно засмеялись.

 — Иди в конец очереди, Саша, — приказала мне воспитательница.

Свистнув в свой свисток, воспитательница возобновила игру. Мне пришлось еще десять минут бегать с кучей в колготках между ней и Олей.

 — Ну что? — спросила воспитательница девушек после игры, — Кто из вас хочет подмывать мальчишку?

 — Боюсь, что мне одной с таким большим не справиться, — заметила Наташа, — Нужно, чтобы кто-то его держал.

 — Я тебе помогу, — сказала Маша, — Пошли, Наташка. Вдвоем мы Сашу быстро подмоем.

Девушки отвели меня к трем пеленальным столам и поставили на средний.

 — Можешь сходить за водой и другими принадлежностями? — попросила Наташа Машу, — А я пока раздену мальчишку.

Наташа начала медленно стаскивать с меня мокрые колготки.

 — Какой грязный! — вздохнула она, — Ничего, сейчас я тебя вытру твоими же собственными колготками.

Девушка аккуратно вытерла мне попу мокрыми колготками.

 — Ложись на спинку, — скомандовала она.

Я послушно лег и Наташа тут же задрала мне ноги.

 — Надо еще вытереть, — решила девушка и снова принялась вытирать мне попу.

Вскоре вернулась Маша, осторожно неся полную миску воды.

 — Посмотри, как я вытерла мальчишку, — сказала Наташа и задрала мне ноги.

 — А чем ты его вытерла? — удивилась Маша.

 — Его же собственными колготками, — ответила Наташа, — Я от Оли этому научилась. Она всегда так делает перед тем как подмывать обкакавшихся малышей.

 — У мальчишки теперь такая чистая попа, что даже не скажешь, что обкакался, — улыбнулась Маша.

Наташа опустила мои ноги вниз и начала намыливать тряпочку.

 — Кого сейчас будут подмывать как маленького? — шутливо спросила она меня, заставив покраснеть.

В следующее мгновение я почувствовал, как теплая мокрая тряпочка коснулась моего живота. Наташа начала быстро протирать мне живот, спускаясь все ниже и ниже. Я с трудом терпел мучительную щекотку, особенно когда девушка занялась моим лобком.

 — Можешь подержать карапуза? — попросила Наташа Машу, — Так ерзает и уворачивается, что не могу подмывать.

 — Извини, совсем забыла, что нужно держать мальчишку, — виновато улыбнулась Маша, — Сейчас я вытяну его за ручки и ножки. Вот так.

Вытянув мои руки и ноги, Маша крепко прижала их к столу.

 — Спасибо, — кивнула Наташа, продолжая меня подмывать.

Мне казалось, что она нарочно делает все медленно, чтобы подольше меня помучить. Неожиданно я почувствовал, как чужие пальцы бесцеремонно потянули вверх мою письку.

 — Решила заняться Сашиным маленьким писюнчиком? — захихикала Маша.

 — Ага, сейчас как следует помою мальчишке его тоненький хоботок, — улыбнулась Наташа.

Наташа начала протирать мою письку. Наблюдая за хихикающими девушками, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Смотри, как покраснел, — заметила Маша, — Что, Саша, стыдно, что тебя подмывают как малыша?

 — Не надо было какать в колготки, — сказала Наташа.

Задрав мою письку наверх, Наташа принялась щекотно водить под ней намыленной тряпочкой.

 — Сейчас я всерьез займусь этим маленьким мешочком, — улыбнулась она, — Только для этого нужно задрать карапузу ножки.

Маша одним рывком задрала мне вверх ноги. Почувствовав, как мокрая тряпочка коснулась моей мошонки, я поежился от неприятной щекотки.

 — Хорошенько там помой карапузу, — кивнула Маша, — У мальчиков за мошонкой обычно самое грязное место.

 — Кто лежит на спинке и дрыгает ножками? — ласково спросила меня Наташа, — Как ты, Саша, боишься щекотки!

Наташа как будто специально искала своей тряпочкой мои самые чувствительные места.

 — Сколько раз вам повторять, что когда подмываешь мальчика, нельзя стоять прямо перед ребенком, — неожиданно услышал я Олин голос.

Я повернул голову и увидел, что Оля поставила на соседний пеленальный стол малыша в голубых ползунках.

 — Ага, Наташка, отойди чуть-чуть в сторону, — согласилась со старшей нянечкой Маша, — На случай, если карапуз пустит струйку.

 — Неужели семилетние тоже писают во время подмывания? — улыбнулась Наташа и все громко расхохотались.

Развернув мокрую тряпочку, Наташа накинув ее мне между ног. После этого девушка положила сверху свою ладонь и начала трогать через тряпочку мои яички.

 — Такой забавный карапуз, — улыбнулась Маша, — Так смешно наблюдать, как Наташа с ним возится.

Наташа попросила Машу опустить мне ноги и начала вытирать меня спереди.

 — Вот так вытрем Саше писюнчик, — сказала Наташа и, обхватив мой тонкий хоботок мокрой тряпочкой, провела ей снизу вверх, — Теперь складочки и все остальное, что у малыша между ножек.

Помучив меня еще минуту, Наташа отложила тряпочку в сторону.

 — Надо помазать детским кремом, — улыбнулась она, — Мы же не хотим, чтобы у малыша появились опрелости.

Девушки засмеялись, заставив меня покраснеть. Я заметил в руках у Наташи маленький тюбик и в следующую секунду почувствовал, как чужие пальцы щекотно коснулись моего лобка.

 — Вот тут, вокруг письки, — улыбнулась Наташа, — А теперь обе складочки.

 

Наташа попросила Машу задрать мне ноги и выдавила на пальцы новую порцию белого крема.

 — Осталось самое главное, — улыбнулась Наташа, — Сашина попа.

Наташина ладонь щекотно заскользила между моих половинок.

 — И вовнутрь тоже пропихнем, — сказала она, углубившись пальцем в мою чувствительную дырочку, — Чтобы лучше какал.

Наташа выдавила на кончики пальцев крем и начала нестерпимо щекотно мазать мне мошонку.

 — Так смешно смотреть, как карапуз дрыгает ножками, — улыбнулась Маша.

 — И не говори, — засмеялась Наташа, — Особенно когда трогаешь вот эти маленькие шарики.

 — Прекрати дразнить мальчишку, — сказала Оля.

 — Ну должна же я ему везде помазать детским кремом, — шутливо попыталась оправдаться Наташа, — Каждый уголок между ножек.

Увидев, что Наташа вытирает руки лежащей подо мной пеленкой, я облегченно вздохнул, что мучительная процедура наконец-то закончилась.

 — Полежи пару минутут без штанишек, — сказала Наташа, — Подождём, пока впитается крем. А чтобы ты не скучал, я сейчас принесу бутылочку с молочком.

Наташа ушла, оставив меня под присмотром Маши.

 — Кто это у вас тут лежит на столе? — неожиданно спросил незнакомый голос.

Повернув голову, я увидел молодую женщину в белом халате.

 — Это Ирина Михайловна, воспитательница старшей группы, — представила женщину Оля.

 — Что этот мальчишка у вас делает? — снова спросила Ирина Михайловна, едва сдерживаясь от смеха.

 — Разве не видите? — улыбнулась Оля, — Приняли нового ребенка в ясли.

 — А он не слишком большой для ясельной группы? — засмеялась женщина.

Оля начала рассказывать про мое наказание. Лежа на столе в одной короткой майке, я не знал, куда деться от смущения.

 — А почему мальчишка лежит на столе без штанишек? — поинтересовалась Ирина Михайловна, — Вы что, подмывали его как малыша?

 — Ага, подмывали, — сказала Маша, — После того, как обкакался.

 — Наложил полные колготки, — подтвердила Оля, — А как при этом описался!

 — Серьезно? — удивилась женщина, — Такой большой и до сих пор мочит штанишки? Тогда ему точно место у вас в яслях, а не в школе.

Все дружно засмеялись.

 — Бери бутылочку, Саша, — сказала вернувшаяся к столу Наташа, — Не одену тебе колготки, пока всю не выпьешь.

 — С вами, девчонки, не соскучишься, — со смехом сказала Ирина Михайловна, — Сначала подмывали мальчишку, как малыша. Теперь поят из бутылочки с соской. Что следующее? Грудное кормление?

Наташа наклонилась к женщине и что-то шепнула ей на ухо.

 — Ах вот зачем ты его из этой бутылочки поишь! — засмеялась Ирина Михайловна.

 — Хочу, чтобы мальчишка этот день в яслях надолго запомнил, — улыбнулась Наташа.

Дождавшись, когда я выпью все молоко, Наташа одела мне колготки и сняла с пеленального стола.

 — Иди вон туда и садись за стол, — показала рукой девушка, — Сейчас будем обедать.

На обед были щи и сосиски с морковной кашей. В отличие от завтрака девушки не стали кормить меня с ложечки, но они все равно проследили, чтобы я все съел. По крайней мере на третье был вкусный компот из сухофруктов. Быстро опустошив стакан, я попросил у воспитательницы добавки.

 — Так много пьет, — улыбнулась она, протягивая мне второй стакан, — Обязательно проследите, чтобы перед сном сходил на горшок по-маленькому.

 — Я его скоро посажу, — сказала стоящая рядом Маша, — Чтобы сходил и по-маленькому, и по-большому.

Допив компот, я побежал к своим игрушкам в манеже. Находиться в самом манеже было довольно унизительно и я перенес машинки с кубиками на лежащий рядом ковер. Как всегда увлекшись игрой, я потерял счет времени и опомнился только тогда, когда кто-то положил мне руку на плечо.

 — Вставай, Саша, — сказала Маша, — Сейчас быстренько сходишь на горшок и спать.

Я нехотя поплелся за девушкой в комнату гигиены. Заметив, что зал был абсолютно пустым, я догадался, что всех малышей уже отвели в другую комнату спать.

 — Быстренько раздевайся, — скомандовала мне Маша, когда мы зашли в комнату гигиены, — Сейчас я принесу тебе горшок.

Маша отошла к стеллажу с детскими горшками и быстро нашла мой.

 — Чего ты не раздеваешься? — недовольно спросила девушка, вернувшись ко мне с горшком, — Собрался сесть на горшок в колготках?

Маша присела передо мной на корточки и принялась стаскивать с меня колготки. Оказавшись без них, я как обычно, прикрылся между ног.

 — Опять стесняешься? — нахмурилась одинадцатиклассница, разнимая мои руки, — И когда ты уже к нам привыкнешь?

Девушка посадила меня на горшок.

 — Даю тебе пять минут, чтобы сходил по-большому, — строго сказала она, — Стоять и понукать тебя я не собираюсь, но если не наполнишь к моему приходу горшок, придется принимать серьезные меры.

Маша вышла из комнаты, забрав с собой мои колготки. После обеда мне в самом деле немножко хотелось по-большому, но по-прежнему обиженный на всех нянечек, я решил терпеть.

 — Сейчас посмотрим, что у Саши получилось, — сказала Маша, вернувшись через несколько минут в комнату.

В этот раз девушка была не одна. Вслед за ней в комнату зашли Света с Наташей и чуть позже Оля с очередным описавшимся малышом на руках. Маша подошла ко мне и, потянув за руку, подняла с горшка.

 — Ну что? — поинтерсовалась Света.

 — Пустой, — сообщила Маша, — Даже не пописал.

 — А ты что, чего-то другого от мальчишки ожидала, оставив его одного? — улыбнулась Наташа, — С ним нужно построже. Надо было стоять рядом и подгонять. Если не проследишь лично, ничего от такого упрямого не добьешься.

 — Я бы постояла, если бы не надо было помогать Оле укладывать малышей спать, — вздохнула Маша, — Это важнее, чем Сашин горшок.

 — И что нам с ним сейчас делать? — спросила Света, — Ему самому уже давно пора быть в постели.

 — В самом деле нет времени, чтобы уговаривать и ждать, пока сходит на горшок, — согласилась Наташа.

 — Сейчас я вам подскажу, что делать, — улыбнулась Оля.

 — Что? — спросила Маша.

 — Запеленать, как грудного, — сказала Оля на удивление серьезным тоном.

 — Семилетнего мальчишку? — засмеялась Маша и вслед за ней остальные старшеклассницы.

 — Я серьезно тебе говорю, — начала разъяснять Оля, — У нас в яслях такие правила. Тех, кто не сходил перед сном на горшок, просто пеленают.

 — И во что, интересно, такого большого пеленать? — скептически спросила Света.

 — У нас есть большие пеленки, — ответила Оля.

 — Что, даже Саша поместится? — недоверчиво спросила Маша.

 — Даже семилетний, — подтвердила Оля, — Вы присмотрите пока за моим малышом. Сейчас я вам все принесу. И пеленки, и подгузник.

Оля вышла из комнаты и через минуту вернулась со стопкой белья.

 — Заодно научу вас пеленанию, — улыбнулась она, застилая пеленками свободный стол, — Идите сюда и смотрите.

Старшеклассницы подошли к Оле и старшая нянечка начала объяснять, как правильно стелить пеленки и складывать из марли подгузник.

 — Не люблю памперсы, — сказала Оля, демонстрируя старшеклассницам большой марлевый треугольник, — Я предпочитаю обычную марлю. Потому что ребенку не должно быть слишком комфортно после того, как описался. Малыш должен чувствовать, что он мокрый. Быстрее начнет проситься на горшок.

 

Оля положила марлевый треугольник на расстеленные на столе пеленки и обернулась ко мне.

 — Ведите мальчишку сюда и поднимайте на стол, — приказала она старшеклассницам.

Окончательно осознав, что меня сейчас запеленают, как малыша, я рванулся к выходу.

 — Опять убегаешь? — засмеялась Наташа, догнав меня у самой двери.

Наташа потащила меня к пеленальному столу. Я ревел и упирался, но одинадцатиклассница конечно была сильнее.

 — Давай я, — сказала Оля и схватив меня в охапку, подняла на пеленальный стол.

 — Сейчас же успокоился! — строго приказала мне Наташа., — Если не перестанешь капризничать, мы не просто тебя сейчас запеленаем. До вечера так оставим.

 — Конечно оставим, — с улыбкой подтвердила Оля, — В пеленках ты, Саша, от нас никуда не убежишь.

 — А если описается? — спросила Света, — Так и будет лежать мокрым?

 — Даже если обкакается, — решительно заявила Наташа, — Кстати, не мешает сейчас об этом позаботиться.

 — О чем? — непонимающе посмотрела на одноклассницу Маша.

 — Чтобы мальчишка использовал подгузник по назначению, — засмеялась Наташа.

Наташа шепнула что-то Маше на ухо и обе громко расхохотались.

 — В прошлый раз эти свечки быстро подействовали, — сказала смеющаяся Маша.

Догадавшись, что затевают девушки, я заревел еще громче.

 — Не испытывай наше терпение, Саша, — повысила голос Света, — Если ты не хочешь, чтобы мы рассказали о твоем поведении Валентине Степановне и она продлила твое наказание.

 — А ты дай ему соску, — в шутку предложила Оля, — Сразу успокоится.

 — И как мы раньше до этого не додумались, — засмеялась Маша, — Малышу просто нужна соска.

Все дружно засмеялись.

 — Дай вот эту, — сказала Оля, достав из ящика стола детскую соску, — Только сначала помой под краном.

Помыв соску под струёй воды, Маша всунула ее мне в рот.

 — Какая прелесть! — засмеялась Света.

Я с отвращением выплюнул соску и снова заплакал.

 — Давай договоримся, Саша! — строго сказала мне Наташа, — Или ты начнешь слушаться, или будешь ходить сюда каждый день до конца учебного года. Быстро взял в рот соску!

Наташа запихнула мне в рот соску. Тон девушки не оставлял сомнений, что она упросит директриссу нашей школы навечно оставить меня в яслях.

 — Вот так-то лучше, — улыбнулась Наташа, — А теперь соси, как положено! С причмокиванием. И чтобы никаких других звуков, кроме этого причмокивания, я больше от тебя не слышала!

Я с обидой понял, что единственное, что мне сейчас остается, это действительно наслаждаться соской-пустышкой.

 — Ну что? — спросила Оля, — Кто и вас хочет пеленать мальчишку?

 — Можно я? — попросила Света.

 — Хорошо, — сказала Оля, — Становись вот сюда.

 — Уложить ребенка на спинку? — спросила Света.

 — Сначала сними маечку, — подсказала Оля, — У Саши нет запасной. Не хочу, чтобы замочил, если описается.

Света сняла с меня майку, оставив голышом.

 — Ага, вот так, попой на подгузник, — одобрительно кивнула Оля, когда Света уложила меня на спину, — А теперь проведи нижний конец между ножек и накрой боковыми.

 — Подожди, — попросила Наташа, — Сейчас я вставлю мальчишке свечки. Можешь задрать ему вверх ножки?

Света до отказа задрала мои ноги вверх, прижав колени к груди.

 — Одна из обязанностей нянечки в яслях — следить, чтобы у каждого ребенка был регулярный стул, — сказала Наташа, вставляя мне в попу одну за другой слабительные свечки, — Мы все равно заставим тебя какать, когда положено. И если ты отказываешься ходить на горшок, тебе придется все делать в подгузник, как грудному.

 — Правильно, Наташка! — поддержала подругу Света, — Пусть писает и какает в подгузник в наказание за свое упрямство.

Опустив мои ноги вниз, Света обернула их марлевым подгузником.

 — Проверь, чтобы писулька была направлена вниз, — попросила Оля.

Света залезла рукой под марлю и поправила мне письку. Маша с Наташей тихонько захихикали, заставив меня покраснеть.

 — Теперь заворачивай в первую пеленку, — сказала Оля.

Одинадцатиклассница принялась быстро меня пеленать. Оля изредка подсказывала ей, что надо делать.

 — Какой ляля! — засмеялась Маша, когда Света меня полностью запеленала, — Эх, жалко, нет фотоаппарата.

 — А посмотри, как сосет пустышку! — улыбнулась Наташа, — Я знала, что ему понравится.

 — Правда, хорошо быть малышом, Саша? — ласково спросила меня Света, — Не надо ходить в школу...

 — Не говоря уже о том, что не надо бегать в туалет, — добавила Наташа, — Можно все делать себе в подгузник.

Все дружно засмеялись.

 — Никаких обяхзанностей, никаких домашних заданий, — продолжила Света, — Лежи себе в пеленках и все.

Полюбовавшись на меня еще минуту, девушки отнесли меня в спальню и уложили в свободную детскую кроватку. Удивившись, как я вообще в эту кроватку поместился, я принялся рассматривать непривычные боковые решетки.

 — Спать! — приказала мне Оля, — Только попробуй поднять шум! Если разбудишь кого-то из малышей, я тебе такое устрою!

Девушки вышли из комнаты. Спать мне совсем не хотелось — в основном из-за неприятного жжения в попе, которое начало быстро переходить в уже знакомый мне мучительный позыв какать. От обиды, что девушки всегда добиваются своего, на глаза навернулись слезы.

Прошло несколько минут. Позыв какать стал таким острым, что я едва мог его терпеть. Вскоре к нему добавился такой же сильный позыв по-маленькому. В комнату зашла Маша и сразу направилась к моей кроватке.

 — Ты почему не спишь? — тихо спросила она.

 — Понятно почему, — тихонько засмеялась показавшаяся в дверном проеме Наташа.

Вслед за Наташей в комнату зашла Света. Обступив мою кроватку, все трое выжидающе на меня уставились.

 — Саша сейчас ничем не отличается от шестимесячного Андрюши, который лежит в соседней кроватке, — улыбнулась Света.

 — Ага, — согласилась Маша, — Оба в пеленках и с сосками.

 — В самом деле выглядит, как грудной, — сказала Наташа.

 — Я не грудной! — обиженно заявил я, выплюнув соску.

 — А какой, большой? — засмеялась Наташа, — Большие дети сами ходят на горшок, а ты у нас писаешь и какаешь в штанишки.

 — Ты у нас сейчас тоже накакаешь в подгузник! — уверенно сказала Маша, — Не говоря уже о том, как ты его намочишь.

Я обиженно молчал, напрягшись изо всех сил, чтобы не обкакаться.

 — Кстати, кто тебе разрешилп выплюнуть соску? — строго спросила Наташа.

 — Не хочу соску! — запротестовал я.

 — Как это не хочешь? — строго спросила Наташа, — Всем малышам дают соски, а Саша у нас какой-то особенный? Тебе уже сказали, что здесь в яслях, ты такой же маленький ребенок, как все.

Набрал в рот воздуха, чтобы закричать, что я не маленький, я не удержался и громко обкакался. Старшеклассницы переглянулись и тихонько засмеялись

 

 — Что-то случилось, Саша? — с улыбкой спросила Наташа, — Скажи, не стесняйся.

Я смущенно молчал, продолжая увеличивать кучу у себя в подгузнике.

 — Посмотрите, девчонки, как покраснел, — засмеялась Света, — Кто тут лежит и какает в пелёнки?

Не зная, куда деться от смущения, я окончательно сдался и пустил в подгузник горячую струю.

 — Ой, смотрите девчонки! — неожиданно показала пальцем Маша, — У карапуза появилось мокрое пятнышко между ножек.

 — И как быстро расползается во все стороны! — заметила Света, — Хорошо, что не накрыли его одеялом. Тоже было бы мокрое.

Наташа пощупала мои пеленки Весь красный от смущения, я продолжал писать в подгузник.

 — Вовсю мочит пеленки, — сообщила всем Наташа.

 — Так смешно наблюдать сейчас за карапузом! — захихикала Маша, — Что, Саша, нравится писать и какать себе в подгузник?

 — А как только что кричал, что большой! — засмеялась Наташа, вставив мне в рот соску.

Я ожидал, что старшеклассницы отнесут меня в комнату гигиены и начнут подмывать, но девушки молча развернулись и вышли из комнаты. Я с обидой понял, что мне придется лежать мокрым до конца тихого часа. Единственным утешением было приятное облегчение после того, как я опорожнил кишечник и мочевой пузырь. Постепенно я привыкнул к мокрым пеленкам и с удивлением почувствовал, что засыпаю. Сладко зевнув, я закрыл глаза и провалился в пелену сна.

Я проснулся от сильного позыва писать. Оглядевшись по сторонам, я не сразу понял, где нахожусь. Было холодно и мокро, с обеих сторон меня окружали какие-то странные решетки, и вдобавок этот неприятный запах... «Так я же лежу в детской кроватке» — неожиданно догадался я. Попробовав повернуться на бок, я с удивлением обнаружил, что не могу даже пошевелиться. Страх и паника окончательно прогнали сон и я сразу вспомнил о своей ситуации.

Моим первым желанием было проснуться еще раз. Так хотелось, чтобы происходящее со мной было просто кошмарным сном. Я закрыл глаза, подождал и открыл их снова. Ничего не изменилось. Те же поднятые решетки детской кроватки, холодные мокрые пеленки и противная скользкая масса под попой. Хотя нет, в этот раз было что-то новое. Незнакомые голоса.

 — Ах, вот он где, — улыбнулась незнакомая девушка в белом халате, подойдя к моей кроватке.

Вскоре к ней присоединилась еще одна девушка в белом халате. Обеим на вид было лет 16—17. Я понял, что девушки тоже были в яслях на практике.

 — Уже проснулся, — сказала вторая девушка, — Это ты, Ирка, его разбудила?

 — Не будила я его! — ответила девушка, которую звали Ирой, — И почему ты, Настя, постоянно на меня наезжаешь?

 — Такая ты обидчивая, — улыбнулась Настя, — Спросить ничего нельзя.

К моей кроватке подошла еще одна незнакомая девушка.

 — А вот и Ксюша, — улыбнулась Ира.

Обступив мою кроватку, девушки принялись меня рассматривать.

 — Смотрите, девчонки! — неожиданно засмеялась Ксюша, показывая на меня пальцем, — Они и вправду мальчишку запеленали.

 — Ага, запеленали, — улыбнулась Ира, — Карапуз в этих пеленках такой хорошенький.

 — А это что? — удивилась Настя, взяв что-то из моей кроватки, — Они что еще и соску ему дали?

 — Как видишь, — засмеялась Ксюша и вслед за ней остальные девушки.

 — Что вы там шумите? — услышал я недовольный голос старшей нянечки, — Сейчас всех малышей разбудите.

 — Самый старший уже проснулся, — с улыбкой сообщила Оле Настя.

 — Рано еще, — сказала Оля, подойдя к моей кроватке, — Закрывай глазки и спи.

 — А почему предыдущие нянечки запеленали мальчишку? — поинтересовалась Ира.

 — Потому что у нас такие правила, — объяснила Оля, — Все, кто не сходил перед сном на горшок, спят в пеленках.

Оля поправила мое одеяло.

 — Давай, Саша, закрывай глазки, — сказала мне нянечка, — Что ты лежишь с таким удивленным видом?

 — Наверное пытается понять, кто мы такие, — улыбнулась Настя.

 — После обеда к нам приходят на практику новые нянечки — объяснила мне Оля, — А теперь спи. Еще полчаса положено спать.

 — Интересно, почему он так рано проснулся? — задумалась Ксюша, — Может мокрый?

 — Тоже скажешь! — засмеялась Ира.

 — Все равно не мешает проверить, — сказала Ксюша и отдернула мое одеяло.

Все трое ехидно заулыбались.

 — Нет, вы только на это посмотрите, — засмеялась Ксюша.

 — Ничего себе описался! — улыбнулась Настя, — Все пеленки насквозь мокрые.

 — Что, Саша? — со мехом спросила меня Ксюша, — Не мог упустить возможности использовать пеленки по назначению?

 — Смотрите, как покраснел, — улыбнулась Ира.

 — И долго вы будете тут стоять и обсуждать Сашины мокрые пеленки? — прикрикнула на старшеклассниц Оля, — Уже забыли, что с описавшимся ребенком нужно делать?

 — Сейчас распеленаю и подмою, — сказала Ксюша, потянувшись ко мне обеими руками.

 — Ты что, прямо в кроватке собралась это делать? — спросила Оля, — Неси мальчишку в комнату гигены и подмывай его там. А то всех малышей тут разбудишь.

 — Даже не знаю, как такого большого нести, — вздохнула Ксюша, — Он наверное тяжелый.

 — Втроем справитесь, — усмехнулась Оля.

Ксюша опустила решетку детской кроватки и позвала Настю с Ирой.

 — Раз, два, взяли! — скомандовала Ксюша и все трое без труда подняли меня с кроватки и понесли к двери.

Девушки отнесли меня в комнату гигиены и уложили на один из пеленальных столов.

 — Сейчас, сейчас, — ласково улыбнулась наклонившаяся надо мной Ксюша, — Освободим нашего малыша от мокрых пеленок.

Ксюша начала быстро разворачивать мои пеленки.

 — Какой мокрый, — сказала она, — Это же надо было так описаться.

 — А тебе не кажется, что от мальчишки очень подозрительно пахнет? — спросила Ксюшу Ира, когда я остался в одном марлевом подгузнике.

Ксюша развернула мой подгузник и тут же зажала нос.

 — Ах вот какой подарок нам Саша в подгузнике приготовил! — засмеялась она.

Девушки дружно засмеялись, вогнав меня в краску. Лежа перед ними голышом, я не знал, куда деться от смущения. Вдобавок очень сильно хотелось писать.

 — Мало было намочить пеленки, так еще решил туда покакать? — улыбнулась Ира.

 — Какой грязный, — сказала Настя, — Ксюша уже наверное жалеет, что вызвалась подмывать мальчишку.

 — А что делать, — вздохнула Ксюша, — Должен же кто-то подмыть ребенка. Вы вдвоем явно не собираетесь этого делать.

Ксюша взяла со стола маленькую тряпочку и отошла к раковине. Я наблюдал, как девушка мочит свою тряпочку под краном.

 — Такой смешной, — улыбнулась Ксюша, вернувшись к столу, — Никогда не думала, что увижу семилетнего мальчишку в таком состоянии. Не просто мокрого, а с большущей кучей между ножек.

В комнату зашла Оля.

 — Ну что вы стоите и любуетесь на мальчишку? — недовольно спросила старшеклассниц старшая нянечка, — Я думала, вы его уже давно подмыли.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.