Jump to content

Ясельный Возраст Часть 3(Автор Неизвестен )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Я как раз хотела сказать, чтобы ты взяла Колю,— заметила воспитательница.

 

Оля заняла Светино место у пеленального стола.

 — Переворачиваем малышей на живот, — скомандовала она, — Сначала займемся спинкой.

Наташа перевернула меня на живот.

 — Начинают массаж всегда с поглаживаний, — начала объяснять Оля, — Видите, как я массирую Коле спинку? От ягодичек к голове тыльной стороной ладони, а назад — внутренней.

Я почувствовал, как Наташа начала массировать мне спину. По-прежнему обиженный на весь мир, я удивился, что массаж был довольно приятной процедурой.

 — Теперь ручки, — попросила Оля, — Тоже вверх и вниз. Вот так. А после ручек ягодички и ножки.

Наташа начала массировать мне ноги.

 — Слегка разведи ножки в стороны, — сказала Оля, — Чтобы был доступ к внутренней поверхности бедер.

Разведя мои ноги в стороны, Наташа продолжила массаж.

 — Переходим к растиранию, — сказала Оля, — Оно выполняется подушечками пальцев. Вот такими спиралевидными движениями. Тоже спинку, ручки и ножки. Обязательно стопы.

Наташа начала меня массировать. Когда она занялась моими ступнями, стало так щекотно, что я начал бить ногами по столу.

 — Не дразни мальчишку, — недовольно сказала Оля, — Я же вижу, что ты его просто щекочешь.

Все дружно засмеялись.

 — Следующий этап — раминание, — объявила Оля, — Это просто легкое пощипывание. Так массируют только спинку и ягодички.

Я почувствовал, как Наташа начала щипать мне спину.

 — Такая смешная кругленькая попка, — засмеялась Наташа, занявшись моей попой, — Сейчас мы пощипаем Сашины пухленькие половинки.

 — У тебя, Наташа, хорошо получается, — похвалила старшеклассницу Оля, — Все, хватит делать разминание. Переходим к последнему этапу — поколачиванию.

 — Поколачиванию? — со смехом спросила Маша, — Это как, кулаками?

 — Не кулаками, а костяшками пальцев, — объяснила Оля, — И разумеется легонечко, а не со всей силы. Вот так. Видишь, как Коле нравится?

Наташа начала легонько колотить меня по спине.

 — Всё! — сказала Оля через минуту, — Переворачиваем на спинку.

Одинадцатиклассница быстро перевернула меня на спину. Вспомнив, что я лежу голышом, я попытался прикрыться между ног, но Наташа не дала мне это сделать.

 — До сих пор нас стесняется! — засмеялась Наташа.

 — Конечно, в семь лет уже стесняется, — сказала Вика, — Моему старшему шесть и точно так же себя ведет. Помню, что он недавно устроил в детской поликлинике, когда медсестра попыталась снять ему трусики, чтобы сделать мазок.

 — Очень плохо, что ребёнок себя так ведет, — сказала воспитательница, — Вы должны ему объяснить, что дети до десяти лет не должны стесняться, когда их раздевают догола.

 — Слышал, Саша? — строго сказала мне Наташа, — Такие малыши, как ты, не должны стесняться взрослых.

Я обиженно промолчал.

 — Массаж спереди состоит из тех же этапов, — начала объяснять Оля, — Только вместо поколачивания встряхивание. Делаем все в той же последовательности: поглаживание, растирание, разминание и встряхивание. Запомнили?

Оля наклонилась над своим малышом и начала массировать ему ручки.

 — Сначала ручки, — пояснила она, — Теперь грудку. Вот так. После нее животик.

Наташа принялась массировать мне живот. Не выдержав, я громко пукнул.

 — Как не стыдно! — шутливо засмеялась Света.

 — Потом сделаем всем специальный массаж от газиков, — решила Оля, — Особенно Саше с Колей.

 — Их надо просто на горшки посадить, чтобы хорошенько покакали, — засмеялась Маша.

Послышался дружный хохот.

 — После животика массируем ножки, — сказал Оля, — Правильно, Наташа. Чуть-чуть разведи их карапузу в стороны, чтобы было удобнее.

Наташа принялась массировать мне ноги. Заметив, как Вика с улыбкой на меня уставилась, я снова покраснел.

 — Теперь растирание и разминание, — объявила Оля, — Помните, как все делать?

 — Растирание — круговыми движениями, а разминание — щипательными? — неуверенно спросила Маша.

 — Правильно, — сказала Оля, — В той же последовательности: ручки, грудка, животик, ножки.

Несколько минут Наташа молча делала мне массаж.

 — И последний этап — встряхивание, — сказала Оля, — Сейчас я вам покажу. Сначала встряхиваем ручки. Вот так разводим в стороны, вкладываем большой палец ребенку в ладошку и зажимаем кулачок. Теперь легонечко встряхиваем.

Наташа повторила показанную Олей процедуру.

 — Теперь ножки, — продолжила Оля, — Надо просто легонечко подергать. Ага, вот так.

 — Ты еще хотела сделать массаж от газиков, — напомнила Оле воспитательница.

 — Совсем забыла, — виновато улыбнулась Оля.

Я почувствовал, как тяжелая взрослая ладонь опустилась мне на живот.

 — Правильно, Наташа, — одобрительно кивнула Оля, — Надо массировать всей ладонью вокруг пупка.

 — По часовой стрелке? — спросила Маша.

 — Ага, — кивнула Оля, — И не бойся нажимать посильнее.

 — Вот так? — улыбнулась Маша.

Неожиданно послышалось звонкое пуканье и все засмеялись.

 — Видишь, Маша нажала сильнее и сразу добилась нужного результата, — сказала смеющаяся Оля.

Почувствовав, как Наташа сильно нажала мне на живот, я не выдержал и тоже пукнул.

 — И Наташа кажется поняла, что нужно делать, — улыбнулась Оля.

Я не удержался и пукнул еще раз, вызвав всеобщий смех.

 — У малыша газики, — ласково улыбнулась мне Наташа, — Сейчас Саша попукает и сразу станет легче.

Вынужденный слушать Наташино сюсюканье, я чуть не плакал от обиды, что она разговаривает со мной, как с малышом.

 — Сейчас я принесу воду и тряпочки, — сказала Оля, — Займемся влажными обтираниями.

Оля куда-то ушла и через минуту вернулась с голубой пластмассовой миской. Вручив каждой из старшеклассниц по тряпочке, Оля стала объяснять им, что нужно делать.

 — Я набрала в миску воду комнатной температуры, — сказала она, — Окунаем туда тряпочку, слегка отжимаем и протираем ребенка.

 — Малышам, как Коля — только ручки и ножки, — пояснила воспитательница, — А детям старше двух лет — все тело.

 — Спереди и сзади? — спросила Света.

 — Только спереди, — ответила Оля.

Я поежился, почувствовав, как Наташа начала протирать меня мокрой тряпочкой.

 — Не стой прямо перед малышом, Света, — с улыбкой попросила Оля, — Немножко отойди в сторону.

 — Почему? — удивилась Света.

 — Потому что такой маленький запросто может пустить струйку, — со смехом объяснила Оля, — Грудные дети постоянно это устраивают.

 — Особенно мальчики, — добавила воспитательница, — Малыши так реагируют на холод.

 — Мне врач в детской поликлинике то же самое сказала, — вспомнила Вика, — Я привыкла, что он писает во время подмывания, но когда он начал это делать каждый раз, запаниковала и побежала к врачу. А та сразу спросила, какой водой я подмываю ребенка — горячей или холодной. Тут мы и выяснили, что я малыша в последнее время действительно начала подмывать холодной водой, потому что горячую у нас отключили.

 

 — Сочувствую, — вздохнула воспитательница, — У нас в садике всегда есть горячая вода, потому что своя котельная.

Наташа начала щекотно протирать мне холодной тряпочкой низ живота.

 — Не ерзай! — прикрикнула на меня одинадцатиклассница, — Можешь пару минут полежать спокойно?

 — Саша так боится щекотки, — захихикала Света.

Протерев меня тряпочкой с головы до ног, Наташа по совету Оли дала мне полминуты полежать голышом и принялась быстро вытирать большим махровым полотенцем.

 — Хочу какать! — неожиданно закричал Максимка.

 — Сейчас отнесу малыша в комнату гигиены и посажу на горшок, — сказала Маша.

 — Не надо никуда нести, — улыбнулась Оля, — Я принесу Максимкин горшок сюда.

 — Принеси заодно Сашин, — попросила Наташа, — Ему тоже не мешает сходить по-большому.

 — Саша у нас сегодня еще не какал? — спросила воспитательница.

 — Еще нет, — подтвердила Оля, — Один раз сходил по-маленькому и все.

 — Мы стараемся следить, чтобы у ребенка был регулярный стул, — объяснила воспитательница Вике.

Оля принесла два горшка.

 — Посади прямо тут на столе, — сказала она Маше, вручая ей Максимкин горшок, — И Сашу тоже.

Маша посадила двухлетнего малыша на горшок и тот тут же громко начал какать.

 — Вовремя посадили! — засмеялась Оля, — Сейчас и Саша у нас тоже покакает.

Наташа поставила на стол мой горшок и помогла мне на него сесть.

 — Ну я пошла, — улыбнулась Вика.

Я наблюдал, как воспитательница с Викой медленно направились к выходу. После массажа живота мне немножко хотелось по-большому, но я твердо решил терпеть.

 — Что, Саша? До вечера собрался сидеть на горшке голышом? — недовольно спросила меня Наташа, — Я не собираюсь тебя одевать, пока не покакаешь.

 — Бери пример с Максимки! — сказала Маша, — Посадили на горшок и сразу покакал.

 — Разве ты не знаешь, что полагается делать маленьким мальчикам, когда их сажают на горшок? — спросила меня Света.

 — Ему наверное больше нравится все делать себе в штанишки, — со смехом сказала Наташа, — Правда, Саша? Хочешь ходить с кучей в колготках?

 — Давай, Саша, — ласковой улыбнулась мне Света, — Будь хорошим мальчиком и покакай в горшочек.

Девушки безуспешно уговаривали меня еще несколько минут.

 — Слушай, Оля, — неожиданно спросила старшую нянечку Наташа, — А помнишь, ты говорила, что наша медсестра дала тебе коробку специальных слабительных свечек?

 — Сейчас принесу, — улыбнулась Оля, — Раз тебе надо именно сейчас заставить мальчишку сходить по-большому.

Оля принесла Наташе небольшую белую коробочку.

 — Ты знаешь, как ставить ребенку свечи? — поинтересовалась старшая нянечка.

 — В попу! — засмеялась Наташа.

 — Сейчас я тебя научу, — сказала Оля, — Прежде всего надо уложить ребенка на спинку.

Наташа уложила меня на спину.

 — Теперь до отказа задери вверх ножки, — попросила Оля.

 — Как для подмывания? — спросила Наташа, рывком задрав мне ноги.

 — Еще выше, — попросила Оля, — Вот так. Чтобы заставить ребенка полность разжать ягодички.

 — У мальчишки даже дырочка в попе немножко приоткрылась, — засмеялась Света, показывая пальцем мне между ног.

 — Нам это как раз и нужно, — с улыбкой сказала Оля Наташе, — Теперь он никак не сможет тебе помешать.

 — Засуну сразу две, — решила Наташа, вытащив из упаковки две белые свечки, — Просто запихнуть их карапузу в попу?

 — Такому большому можешь просто насильно запихнуть, — сказала Оля, — А малышей во время этой неприятной процедуры надо чем-то отвлекать.

 — Погремушкой что-ли трясти? — со смехом спросила Света.

 — Лучше всего отвлекать щекоткой, — пояснила Оля.

 — Тогда и я сейчас буду Сашу отвлекать, — замеялась Наташа, — Надо все делать по правилам.

Неожиданно почувствовав чужие пальцы у себя за яичками, я задрыгал ногами от острой щекотки. Оля еле заметно кивнула Наташе и что-то быстро скользнуло мне в попу. Догадавшись, что это была слабительная свечка, я громко заревел от обиды. Не обращая на мой рев никакого внимания, Наташа бесцеремонно всунула мне в попу вторую свечку.

 — Не надо плакать, солнышко, — ласково сказала мне Маша, — Все уже позади. Наташа больше не будет вставлять тебе свечки. Она же пытается помочь тебе сходить по-большому, чтобы у тебя не болел животик. Быстрее садись на горшок и какай.

 — Вот еще! — возмущенно сказала Наташа, — Не собираюсь я садить его на горшок. Сейчас одену и сниму со стола. Хочу чтобы сам попросился на горшок по-большому.

 — Правильно, — поддержала подругу Света, — Через десять минут сам попросится.

Как и обещала, Наташа быстро меня одела и сняла со стола. Не зная, что делать, я подошел к окну и принялся наблюдать за оживленной улицей. Несмотря на неприятное жжение в попе от слабительных свечек, я был рад, что девушки наконец оставили меня в покое.

 — Что ты там делаешь, Саша? — неожиданно услышал я голос воспитательницы, — А ну-ка быстренько беги сюда!

Я нехотя поплелся к воспитательнице. Жжение в попе сменилось таким острым позывом по-большому, что мне приходилось изо всех сил сжать свои половинки, чтобы не обкакаться. Я с обидой понял, что Наташа добьется своего и очень скоро мне действительно придется проситься на горшок.

 — Ну что ты так медленно ковыляешь? — недовольно посмотрела на меня воспитательница, — Все уже тебя, Саша, заждались.

 — Ты же любишь активные игры? — спросила меня стоящая возле воспитательницы Оля, — Или собираешься весь день просидеть у окна?

 — Конечно любит, — улыбнулась воспитательница, вручив мне яркий мяч, — Все дети любят активные игры.

Воспитательница разделила всех на две команды и мы начали перекидываться мячами. Продолжая бороться с нестерпимым позывом по-большому, я подумал, что по крайней мере мне не надо бегать. Иначе я точно бы обкакался.

 — А сейчас эстафета! — объявила воспитательница.

Оля начала объяснять правила игры. Мы были по прежнему разделены на две команды. Нужно было добежать с мячом от нянечки до воспитательницей и передать его следующему игроку, чтобы побежал обратно. Воспитательница махнула рукой и началась игра. Я с ужасом наблюдал, как уменьшается передо мной шеренга малышей и неумолимо подходит моя очередь.

 — Ну что ты стоишь, Саша? — легонько подтолкнула мне воспитательница, — Быстрее беги сюда.

Мне ничего не оставалось, как взять мяч и неуклюже побежать к воспитательнице.

 — Быстрее. быстрее! — подгоняла меня воспитательница, — Андрюша тебя уже заждался.

Не пробежав и половины дистанции, я громко наложил в колготки кучу.

 — Чего остановился? — непонимающе посмотрела на меня воспитательница, — Давай, беги!

Я побежал к воспитательнице, продолжая какать в колготки. На глаза наворачивались слезы.

 — Что с тобой, Саша? — спросила меня воспитательница, когда я передал свой мяч двухлетнему Андрюше, — Бегать разучился?

Я смущенно покраснел и окончательно сдавшись, начал писать в колготки.

 — Ой, да ты же обкакался!

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.