Jump to content

Ясельный Возраст Часть 2(Автор Неизвестен )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

Света с Наташей сняли меня со стола. Без своей взрослой одежды я конечно не мог убежать из садика домой. Я даже не мог показаться в таком виде на улицу.

 

 — Пошли в зал, — сказала Света, взяв меня за руку.

Зайдя со всеми в большой зал, я начал изучать обстановку. Сразу бросились в глаза три больших пеленальных стола. На одном из них Оля возилась с голеньким грудным ребенком. Присмотревшись, я заметил, что она мажет малыша детским кремом.

 — Ой! — неожиданно вскрикнула Оля, — Только посмотрите, что вытворяет!

 — Опять пустил струйку? — со смехом спросила нянечку воспитательница.

 — Ага, устроил такой фонтан, — подтверлила Оля, — Просто не знаю, что с Колей делать. Постоянно писает во время подмывания.

Воспитательница подошла к нам.

 — Пока вы с Сашей в раздевалке возились, уже закончился завтрак, — сообщила она.

 — Ничего, мы сейчас что-нибудь придумаем, — улыбнулась Света, — Не оставлять же ребенка голодным.

Наташа наклонилась к Свете и что-то ей шепнула на ухо, после чего обе девушки громко расхохотались.

 — Классная идея, — сказала Света, — А лишние бутылочки у нас есть?

 — Полно, — ответила Наташа, — И сосок тоже.

Заметив обиженный взгляд Маши, Наташа и с ней о чем-то перешепнулась.

 — Я бы еще знаешь, что сделала? — улыбнулась Маша и шепнула Наташе что-то в ответ.

Вслушиваясь в шепот девушек, я пытался понять, что они затевают. Впрочем единственное, что я расслышал, было странное слово «мочегонное».

 — Пойду попрошу у медсестры, — сказала Наташа, — А вы пока сажайте ребенка за стол и начинайте кормить.

Наташа со Светой куда-то ушли. Маша взяла меня за руку и подвела к стоявшим в углу зала маленьким детским столам с такими же маленькими стульями.

 — Садись, — сказала девушка, показав на низкий стул.

Я послушно сел. Через пару минут пришла Света и поставила на стол две баночки с детским питанием. Я подумал, что это шутка, отказываясь верить, что мне придется это есть.

 — Обязательно повяжем слюнявчик, — ласково сказала Света, одевая мне голубой слюнявчик, — Вот так. Чтобы не испачкать Сашину красивую маечку.

Света открыла первую банку с детским пюре.

 — Открывай рот, — скомандовала она, опустив в банку маленькую ложечку.

Догадавшись, что девушка собирается кормить меня с ложечки, я чуть не заплакал от обиды.

 — Чего ты ждешь? — улыбнулась Света, — Открывай ротик. Такое вкусное фруктовое пюре. Я же вижу, как ты его хочешь.

 — Кто-то недавно обещал слушаться, — напомнила мне Маша.

 — Что, не дает себя покормить? — с улыбкой спросила подошедшая к нам Оля, — Совсем как наши малыши.

Понимая, что девушки от меня не отстанут, я послушно открыл рот и дал Свете засунуть туда ложку.

 — Вот так, молодец! — похвалила меня Света, — А теперь вторую ложку. Нужно хорошо кушать, чтобы быстрее расти и набираться сил.

Быстро скормив мне первую баночку детского питания, Света принялась за вторую.

 — А вот и молочко, — объявила подошедшая к столу Наташа.

Увидев у Наташи в руках две детских бутылочки с молоком, я с обидой понял, что мне их сейчас тоже придется выпить.

 — Ну что, будем пить молочко? — улыбнулась Наташа, когда Света закончила меня кормить.

Я вздохнул и послушно открыл рот, куда Наташа тут же сунула соску от детской бутылочки. У молока был еле различимый странный привкус, к которому я впрочем быстро привык.

 — Как малышу нравится молочко, — ласково улыбнулась Наташа, — Так сосет эту соску. Аж причмокивает.

Девушки дружно засмеялись.

 — Ну чего остановился? — строго спросила меня Наташа — Быстренько пей молоко. Тебя еще вторая бутылочка ждет.

Я снова начал пить, хотя в меня уже ничего не лезло.

 — Какой молодец! — похвалила меня Наташа, когда я опустошил вторую бутылочку, — Все выпил.

 — Ну вот, — улыбнулась Света, — Теперь наш малыш не голодный.

 — Вы не забыли, что вообще-то вам положено мне помогать, — напомнила старшеклассницам Оля, — Вместо того, чтобы втроем с Сашей возиться.

 — А его нельзя оставлять одного, — улыбнулась Наташа, — Так и норовит убежать.

 — Давай отведем мальчишку в манеж к малышам, — со смехом предложила Света, — Оттуда точно не убежит.

Все засмеялись.

 — Такой больший через этот манеж запросто перелезет, — заметила Маша.

 — Ну что ты, — улыбнулась Наташа, — Он же пообещал нам слушаться. Ты же не хочешь и завтрашний день провести в яслях? Правда, Саша?

Девушки отвели меня к большому детскому манежу, в котором сидели три годовалых малыша в ползунках. Пропустив меня через специальную калитку, Наташа заперла ее на защелку.

 — Если захочешь на горшок, сразу громко зови нянечек, — сказала мне девушка.

Света кинула мне несколько игрушечных машинок. Остальными игрушками в манеже были примитивные кубики, шары и кольца. Я был рад, что по крайней мере могу играться с машинками.

Постепенно я так увлекся игрой, что забыл о своих обидах. Единственным, что меня беспокоило, был усиливающийся с каждой минутой позыв по-маленькому. Вспомнив Наташины слова и представив, что мне сейчас придется громко проситься на горшок, я густо покраснел.

 — Хочу писать! — неожиданно закричал игравшийся рядом с манежем двухлетний мальчик.

 — Быстрее на горшок! — засуетилась подбежавшая к карапузу Света, — Кстати, Наташка, Саше тоже пора сходить по-маленькому.

 — Сейчас я отведу мальчишку, — сказала Наташа, подходя к манежу.

 — Я не хочу, — смущенно соврал я, увидев, как Наташа отпирает калитку.

 — Хочешь или нет, у нас в яслях все, кто не просятся, ходят на горшок по расписанию, — строго сказала Наташа, — Каждые два часа по-маленькому и через 15—20 минут после еды по-большому.

 — Я честно не хочу, — повторил я, чувствуя, что краснею.

 — Ты что не понял? — повысила голос Наташа, — Здесь, в яслях, нянечки решают, когда детям пора на горшок.

Наташа подошла ко мне и, потянув за руку, подняла с пола.

 — Пошли, Саша, — сказала девушка, — Сейчас вместе с Максимкой пописаешь в горшочек.

Мы направились вслед за Светой.

 — Туалета в обычном понимании у нас нет, — объяснила мне Наташа, когда мы зашли в небольшую комнату, — Вместо него вот эта комната гигиены.

 — Туалет ясельным малышам совершенно не нужен, — сказала Оля, — Потому что у нас все пользуются горшками.

 — Те, кто умеют, — добавила Света.

 — Саша точно должен уметь, — засмеялась Наташа и вслед за ней остальные девушки.

Я оглянулся по сторонам. У одной стены стояло два пеленальных стола, один из которых был занят Олей, возившейся с годовалым малышом. В остальном комната была немножко похожа на обычную ванную. Там были раковина с краном, небольшая ванна и душ. Рядом висели на стене несколько пластмассовых детских ванночек. И наконец одна стена была полностью занята стеллажом с детскими горшками. Все они были одного цвета — светло-желтые. На каждом горшке было написано имя ребенка.

Света подошла к стеллажу с горшками и взяла оттуда маленький горшок с надписью «Макс Д. «. Увидев, как она потянулась к горшку побольше, на котором было написано «Саша», я густо покраснел.

 — Спасибо, — поблагодарила Наташа, когда Света поставила передо мной горшок.

 

Я не успел опомниться, как Наташа рывком стянула мои колготки до колен. Повернув голову, я заметил, что Света точно так же раздевает Максимку.

 — Давай одну ножку, — ласково попросила Наташа, освобождая мои ноги от колготок, — Теперь другую...

Оставшись в одной короткой майке, я изо всех сил потянул ее вниз, пытаясь прикрыться.

 — Посмотри, Светка, как мальчишка стесняется, — засмеялась Наташа.

Девушки засмеялись, заставив Олю обернуться.

 — Быстро отпустил маечку! — приказал Наташа, шлепнув меня по рукам, — Ты же ее сейчас порвешь!

 — И прикрываться тоже не надо, — добавила Света, — Тебе, Саша, уже сказали, что маленькие дети не должны стесняться стоять голышом.

 — Хочешь, чтобы ребенок в семь лет не стеснялся, когда его оставляют голеньким, — засмеялась Оля.

 — Как нибудь потерпит, — заявила Наташа, — Кстати, колготки свои он получит назад только после того, как пописает в горшок.

 — Мальчишки так забавно смотрятся вместе, — с улыбкой заметила Света, — Оба стоят без штанишек перед горшками. Только одному два, а второму семь.

Света приподняла двухлетнему малышу крохотную письку.

 — Пись-пись-пись, — начала приговаривать девушка и карапуз тут же, как по команде, пустил струйку.

 — Какой Максимка молодец! — улыбнулась Наташа, — Бери с него пример, Саша.

Мне очень сильно хотелось по-маленькому, но по-прежнему не представляя, как это делать у всех на виду, я продолжал терпеть.

 — Чего ты ждешь, Саша? — прикрикнула на меня Наташа, — Так и собираешься стоять перед горшком без штанишек?

 — Сейчас пописает, — ласково улыбнулась мне Света, — Просто Сашу нужно хорошо попросить. И тогда у него все сразу получится.

 — Давай, Саша, — сказала мне Наташа, — Не надо терпеть. Я же вижу, что ты хочешь по-маленькому.

Неожиданно я почувствовал, как чужие пальцы бесцеремонно приподняли мне письку.

 — Чей это писюнчик? — шутливо спросила меня Наташа, — Кто сейчас пустит отсюда струйку?

Одновременно повернувшись в мою сторону, Света с Олей дружно засмеялись. Мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Пись-пись-пись, — начала ласково приговаривать Наташа, по прежнему державшая мне письку, — Разве Саша не хочет всем показать, как он умеет пускать струйку?

Наташа продолжала уговаривать меня еще несколько минут, но так ничего и не добилась. Света даже успела за это время одеть двухлетнего Максимку.

 — Такой упрямый, — вздохнула Наташа, — Хорошо, Саша. Даю тебе еще три минуты. И если горшок после этого останется пустым, я тебе такое устрою!

 — Я не хочу! — закричал я, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы.

 — Никаких не хочу! — повысила голос Наташа, — Чтобы через три минуты был полный горшок! Время пошло!

Наташа со Светой подошли к старшей нянечке и начали наблюдать, как она мажет своего малыша детским кремом. Я был рад, что старшеклассницы временно оставили меня в покое.

 — Нужно крепко держать ребенка, когда мажешь его между ножек детским кремом, — пояснила Оля старшеклассницам.

 — Ага, карапуз так дрыгает ножками и пытается вырваться, — согласилась Света, — Особенно когда Вы начали мазать ему мошонку.

 — Сколько раз повторять, чтобы обращались ко мне на «ты» — проворчала Оля.

 — Извини, — улыбнулась Света.

 — Я тоже заметила, — сказала Наташа, — Мальчики всегда начинают вырываться, стоит только потрогать яички.

 — Это от щекотки, — пояснила Оля, — Смотри.

Оля легонько пощекотала своему малышу мошонку, заставив того еще сильнее задрыгать ножками.

 — Особенно вот тут, за яичками, — улыбнулась Оля, — У мальчиков там самое щекотное место.

 — И что, все мальчики так реагируют на щекотку? — поинтересовалась Света.

 — Абсолютно все, — ответила Оля, — Мальчишки не могут ее терпеть.

Наташа вернулась ко мне и заглянула в горшок.

 — Даже не знаю, что сейчас с Сашей делать, — вздохнула она.

 — А чего ты от мальчишки добиваешься? — с улыбкой спросила Оля, — Чтобы просто пописал?

 — Ну да, — кивнула Наташа, — Чтобы сходил на горшок по-маленькому.

 — Всему вас, неопытных, учить надо, — шутливо проворчала Оля, — Подожди, пока я закончу с Павликом и я покажу, как заставить ребенка пописать.

Закончив мазать своего малыша детским кремом, Оля принялась быстро его одевать.

 — Не знаю, как семилетнего, а малышей очень просто заставить пописать, — заметила она, — Особенно мальчиков.

Оля передала годовалого малыша Свете.

 — Отнеси Павлика в манеж, — попросила она, — А я сразу займусь Сашей.

Держа годовалого Павлика на руках, Света свободной рукой подтолкнула двухлетнего Максимку к к выходу и направилась туда сама.

 — Надо поднять ребенка на пеленальный стол, — сказала Оля Наташе.

Девушки подняли меня на стол.

 — Сейчас он быстренько у меня пописает, — уверенно заявила Оля, укладывая меня на спину.

Тяжелая взрослая ладонь опустилась мне на живот.

 — Чтобы вызвать нужный позыв, достаточно просто помассировать животик, — пояснила старшая нянечка Наташе, принявшись гладить мне низ живота, — Вот так, по часовой стрелке.

 — Точно так же, как делают массаж от газиков? — спросила Наташа.

 — Ага, — кивнула Оля, — Только массируешь не вокруг пупка, а чуть пониже. Там, где у малыша мочевой пузырь.

Наташа начала надавливать мне на живот сильнее, сделав позыв писать совсем нестерпимым.

 — И долго так надо ребенка массировать? — спросила Наташа.

 — Пока не пустит струйку! — засмеялась вернувшаяся в комнату Света.

 — Обычно минуты-двух достаточно, — сказала Оля, продолжая массировать мне живот.

Борясь из последних сил с мучительно острым позывом, я с обидой понял, что опытная нянечка сейчас добьется своего.

 — Массируешь животик и внимательно наблюдаешь за малышом, — продолжила Оля, — И как только почувствуешь, что вот-вот пустит струйку, быстро задираешь вверх ножки. Вот так. Чтобы карапуз себе ничего не забрызгал.

Оля одним рывком задрала мои ноги вверх, прижав мне колени к груди.

 — Дай мне Сашин горшок, — попросила Оля Наташу, — Поставим вот тут, у попы. Неплохо бы еще постелить под нее кусок марли потолще.

 — И откуда у тебя такая уверенность, что мальчишка сейчас пустит струйку? — с улыбкой спросила Света, передавая Оле марлю.

 — У мальчиков это очень просто определить, — улыбнулась Оля, запихивая мне под попу марлю, — Видишь, как у карапуза надулся писюнчик?

 — Я тоже это заметила, — подтвердила Наташа.

 — И что теперь? — поинтересовалась Света, — Ждать, пока начнет писать?

 — Давай подождем, — улыбнулась Оля, — Сейчас он нам такой фонтан устроит.

Я вздрогнул, почувствовав, как холодные пальцы приподняли мне письку.

 — Пись-пись-пись, — начала ласково приговаривать Оля, — Кто сейчас пустит струйку?

 — Такой упрямый будет еще полчаса терпеть, — вздохнула Наташа.

 — Опытная нянечка должа знать, как бороться с детским упрямством, — сказала Оля, хитро подмигнув старшеклассницам.

 

Чужие пальцы быстро скользнули мне за мошонку.

 — Я знаю, почему Саша не может пописать, — ласково сказала Оля, — Потому что у него пропала писулька. Сейчас мы ее поищем.

Нянечка принялась нестерпимо щекотно перебирать пальцами у меня за яичками. Непроизвольно расслабившись, я чуть не пустил струйку.

 — Куда пропала Сашина писулька? — шутливо спросила Оля, продолжая щекотно трогать меня между ног, — В попе нет. Может вот здесь, повыше? Спряталась за этим маленьким розовым мешочком у малыша между ножек? Надо его со всех сторон пощупать.

 — Так смешно дрыгает ножками, — улыбнулась Света, — А как ерзает и пытается увернуться от Олиных пальцев!

 — Ножки лучше зажать, — сказала Оля, — Чтобы Саша не мешал мне искать его писульку.

Оля зажала мне ноги. Лишенный возможности двигаться, я чуть не заплакал от своей беспомощности.

 — Точно тут нет Сашиной писульки? — улыбнулась Оля, снова принявшись щекотать меня за яичками.

Весь дрожа от нестерпимой щекотки, я не выдержал и начал писать.

 — Ой, нашлась Сашина писулька! — засмеялась Оля, — Он же только что пустил оттуда струйку. Направим эту струйку вот сюда, в горшок.

Нянечка приподняла мне письку своими холодными пальцами.

 — Ничего себе пустил фонтан! — засмеялась Света.

 — Кто недавно кричал, что не хочет по-маленькому? — спросила меня Наташа, — А сейчас только посмотрите на эту струйку между ножек!

 — И не говори! — со смехом согласилась Света, — Так писает, как будто целый день терпел.

Продолжая вовсю писать, я не знал, куда деться от смущения.

 — Ты что, специально щекотала мальчишку между ножек? — спросила Наташа Олю.

 — Если ребенок хочет по-маленькому, но пытается терпеть, щекотка заставляет его расслабиться и пустить струйку, — объяснила Оля.

 — Теперь буду знать, — улыбнулась Света, — Что малыша можно заставить щекоткой писать. Независимо от того, хочет он на горшок или нет.

 — Если не хочет, никак не заставишь, — сказала Оля, — Потому что щекотка сама по себе не вызывает позыва по-маленькому. Она просто не дает ребенку его терпеть.

 — Я так и подумала, — согласилась Наташа, — Сначала малышу делают массаж, чтобы вызвать позыв по-маленькому, а потом щекочут, если ребенок пытается терпеть. Подождав, пока я закончу писать, Оля отодвинула в сторону горшок и вытянула у меня из-под попы марлю.

 — Кажется ничего себе не забрызгал, — сказала Оля, опуская мои ноги вниз, — Можете одевать мальчишке колготки.

Я ожидал, что Наташа поставит меня на ноги, но она начала одевать меня лежа, как маленького. Быстро натянув на меня колготки, Наташа позвала Свету и они вдвоем сняли меня со стола.

 — Пускай сразу бежит к воспитательнице, — сказала Оля, посмотрев на часы, — Она сейчас будет читать всем книжку.

Я выбежал из ненавистной комнаты в зал и сразу заметил воспитательницу, вокруг которой сидели на маленьких детских стульях малыши.

 — А вот и Саша, — улыбнулась воспитательница, когда я подошел поближе, — Бери стул и садись.

Воспитательница принялась читать всем книжку. Я с трудом высидел 15 минут, слушая давно известную мне сказку про трех медведей.

 — Сейчас закаливающие процедуры, как обычно? — спросила у воспитательницы Оля, когда та закончила чтение книжки.

 — Ага, закаливающие процедуры, — подтвердила воспитательница, посмотрев на часы, — Сначала воздушные ванны. Скажи девчонкам, чтобы каждая выбрала ребенка и уложила его голеньким на пеленальном столе.

 — Здесь, в зале? — уточнила Оля, — Мы с Валей можем заняться еще двоими в комнате гигиены. Там как раз два стола есть.

 — Валя у меня полчаса назад отпросилась домой, — сообщила воспитательница, — А твоя задача сейчас — учить старшеклассниц. Поэтому стой рядом и руководи. После воздушных ванн покажешь им, как делают с малышами гимнастику. Потом массаж. И в самом конце влажные обтирания.

 — А с Сашей что делать? — поинтересовалась Оля.

 — Как что? — улыбнулась воспитательница, — Тоже голышом на пеленальный стол. У нас ни для кого нет исключений

 — Можно я возьму Сашу? — неожиданно спросила Наташа, неизвестно как оказавшись рядом.

 — Я тоже хотела! — обиженно заявила Света.

 — Вы еще из-за семилетнего мальчишки подеритесь! — засмеялась воспитательница, — Значит, так: Света берет Колю, Маша — Максимку, а Наташа — Сашу. Ставьте всех на пеленальные столы в зале. Сейчас Оля вам объяснит, что надо делать.

Наташа взяла меня за руку и повела к стояшим в ряд трем пеленальным столам.

 — Стелим на стол пеленку, — скомандовала Оля, когда каждая старшеклассница подошла к своему столу, — Вот так. А теперь поднимаем наверх малышей. Сейчас я помогу Наташе.

Оля помогла Наташе поднять меня на стол.

 — Раздеваем малышей, — объявила она.

 — Догола? — спросила Маша.

 — Конечно догола, — улыбнулась Оля, — Воздушные ванны детям положено принимать голеньнькими.

Быстро раздев меня догола, Наташа вопросительно посмотрела на старшую нянечку.

 — Укладывай на спинку, — подсказала Оля.

Наташа осторожно уложила меня на спину. Повернув голову, я заметил, что остальные старшеклассницы точно так же уложили своих малышей.

 — Пусть полежат голышом две минуты, — сказала Оля, поставив на мой стол песочные часы.

 — Только посмотрите на эту картину! — засмеялась Света, — Семилетний мальчишка лежит на столе рядом с двумя ясельными малышами. И все трое голышом.

Все дружно засмеялись. Густо покраснев от смущения, я попытался прикрыться между ног.

 — Опять стесняешься? — улыбнулась Наташа, разводя мои руки в стороны, — Обычно маленькие дети любят оставаться голышом. Посмотри, как остальным малышам нравится.

 — Саше тоже должно нравиться, — со смехом сказала Света, — Все двухлетние мальчики любят, когда их оставляют голенькими.

 — Ах, да, — улыбнулась Наташа, — Я же забыла, что ему не семь, а два.

Все дружно засмеялись.

 — Саша сейчас и вправду ничем не отличается от девятимесячного Коли, что лежит справа, — с улыбкой заметила Маша, — Такие же ручки, ножки, пухленький животик...

 — И между ножек у них все одинаковое, — со смехом добавила Света.

 — Я тоже заметила, что у Саши точно такой же писюнчик, как у малышей, — согласилась Наташа, — Посмотри, какие у них с Колей одиноковые хоботки.

Наташа бесцеремонно приподняла пальцами мою письку. Мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — А яички у мальчишек немножко отличаются, — заметила Света.

 — Что, собираетесь задрать им обоим ножки и сравнить? — ехидно спросила Оля.

 — Почему бы и нет! — улыбнулась Наташа и рывком задрала мне вверх ноги.

Света точно так же задрала ножки своему грудному малышу.

 — Видишь? — сказала Света, — У девятимесячного мальчика торчит вперед плотненький мешочек, а у восьмилетнего мошонка уже немножко свисает.

 — А вы знаете, как сделать, чтобы Сашина мошонка стала такой же плотной, как у малыша? — со смехом спросила Оля.

 

 — Как? — с любопытством посмотрела на старшую нянечку Наташа.

 — Попробуй легонько пощекотать мальчишке яички, — сказала Оля Наташе.

Почувствовав прикосновение чужих пальцев к мошонке, я отчаянно задрыгал ногами от нестерпимой щекотки.

 — Видите, как у карапуза сразу сжалась мошонка? — показала пальцем Оля, — Это у мальчиков такой рефлекс. Мне наша медсестра однажды показала, когда я водила к ней одного из малышей на клизму.

 — Мальчишка так смешно дрыгает ножками, когда ты щекочешь ему яички, — улыбнулась Маша.

 — Хватит баловаться! — недовольно сказала Оля Наташе, — Посмотри, ребенок уже покрылся гусиной кожей.

Неожиданно раздался громкий стук в дверь.

 — Кто это к нам ломится? — удивилась старшая нянечка и куда-то убежала.

Через пару минут я увидел, как Оля быстрым шагом направляется к воспитательнице. За нянечкой шла незнакомая молодая женщина.

 — Надежда Владимировна! — громко позвала Оля воспитательницу, — Это к Вам.

 — Вы наверное та самая мама, которой наша заведующая пообещала экскурсию в ясельной группе, — улыбнулась воспитательница, — Она меня предупредила о вашем приходе.

 — Ага, это я, — с улыбкой подтвердила молодая женщина, — Вика.

 — Надя, — представилась в ответ воспитательница, — Хотя лучше называйте по отчеству, как все. А это моя старшая нянечка Оля.

 — Очень приятно, — сказала Вика.

 — Значит, решили сначала ознакомится с нашими яслями? — улыбнулась воспитательница, — Перед тем, как отдавать сюда ребенка.

 — Сейчас мы Вам все покажем, — сказала Оля.

Воспитательница с нянечкой принялись водить Вику по залу, оживленно что-то обсуждая. Через пару минут они подошли к моему столу.

 — А вот так мы проводим закаливающие процедуры, — пояснила воспитательница Вике, — Сейчас дети принимают воздушную ванну, а потом нянечки займутся с ними гимнастикой. Хотите посмотреть?

 — Так вот почему они все лежат голышом! — засмеялась Вика, — А что, интересно, такой большой мальчик у вас делает?

 — Как что? — улыбнулась Оля, — Принимает вместе со всеми воздушную ванну.

 — Это долгая история, — сказала воспитательница, — Сашу привели к нам в наказание за его проступок в школе. Он должен провести один день в яслях, как маленький.

 — Интересное наказание, — улыбнулась Вика, внимательно меня рассматривая, — Сколько ему? Шесть?

 — Семь, — поправила Оля.

 — Так мальчишка уже во втором классе, — засмеялась Вика, — А вы делаете ему те же процедуры, что и малышам.

 — А что он у нас какой-то особенный? — улыбнулась Оля, — Раз привели в ясли, значит и обращаться положено как с ясельным.

Лежа перед всеми голышом, я не знал, куда деться от смущения.

 — Покажи девочкам, как надо делать детскую гимнастику, — попросила Олю воспитательница.

 — Тогда я возьму Сашу, — решила Оля, — А они пусть всё за мной повторяют.

Нагнувшись надо мной, Оля начала сгибать и разгибать мои руки. Мне хотелось зареветь от обиды, что со мной обращаются как с малышом.

 — Теперь разводим ручки в стороны, — объявила Оля, — Вот так. А сейчас поднимаем и опускаем.

 — С детьми постарше можно делать ладушки, — улыбнулась воспитательница.

 — У грудных тоже иногда получается, — заметила Оля, — Ну давай, Саша! Ладушки, ладушки! Где были, у бабушки...

 — Я сейчас умру со смеху, — засмеялась Вика, — Голенький семилетний мальчишка лежит на спинке и играет в ладушки.

 — А как покраснел! — улыбнулась Наташа, — Так смешно смотреть, как Саша стесняется.

Все засмеялись, заставив меня еще больше смутиться.

 — Теперь ножки! — сказала Оля, принявшись поднимать и опускать мне ноги.

Весь красный от смущения, я ждал, когда девушка наконец оставит меня в покое.

 — Вверх и вниз, — приговаривала Оля, — А сейчас разводим ножки в стороны. Вот так.

Повернув голову, я начал наблюдать, как Света и Маша занимаются со своими малышами точно такими же упражнениями.

 — А теперь сгибаем ножки в коленках и до отказа задираем вверх, — объявила Оля.

Нянечка сильно задрала мне ноги, прижав мои коленки к груди. Неожиданно я услышал, как малыш рядом со мной громко пукнул.

 — Малыши всегда в этой позе начинают пукать, — с улыбкой пояснила Вике воспитательница.

Словно в подтверждение ее слов я не удержался и тоже пукнул. Все засмеялись, снова вогнав меня в краску.

 — Ну что я Вам говорила! — засмеялась воспитательница, — Видите, даже семилетние это делают. Надо будет им двоим хорошенько помассировать животики, когда перейдем к массажу.

 — Так у вас еще и массаж, — удивилась Вика.

 — А как же, — подтвердила воспитательница, — Мы всегда делаем четыре процедуры: воздушную ванну, гимнастику, массаж и влажное обтирание.

Оля принялась сгибать и разгибать мне ноги.

 — Ну что вы стоите? — недовольно обратилась она к старшеклассницам, — Повторяйте за мной.

 — Сгибать и разгибать ножки? — спросила Маша.

 — Ага, — кивнула Оля, — Сначала вместе, а теперь вот так, попеременно.

 — Покажи «велосипед», — попросила воспитательница.

Оля начала попременно сгибать мне ноги.

 — «Велосипед» у наших малышей — это самое любимое упражнение, — улыбнулась она, — Кстати, двухлетние и постарше могут делать его самостоятельно. Сейчас Саша нам покажет.

 — Чего ты ждешь? — спросила у меня воспитательница после короткой паузы, — Делай велосипед!

 — Не хочет, — улыбнулась Наташа, — Посмотрите, как стесняется.

 — А мой сразу понял, чего от него хотят! — засмеялась Маша, — Посмотрите, как Максимке нравится дрыгать ножками.

 — Это не велосипед! — с улыбкой сказала Вика, — Так педали не крутят.

 — Каждый крутит как умеет, — улыбнулась Оля, — Давай, Саша. Просто подрыгай для нас ножками.

Оля выжидающе на меня уставилась.

 — Я знаю, как заставить Сашу дрыгать ножками, — неожиданно сказала она.

Нянечка рывком задрала мне ноги вверх и в следующую секунду чужие пальцы щекотно коснулись моей мошонки.

 — Кто сейчас будет дрыгать ножками? — ласково улыбнулась Оля, принявшись перебирать пальцами у меня за яичками.

Не в силах терпеть мучительно острую щекотку, я отчаянно задрыгал ногами.

 — Вот так, — засмеялась Оля, продолжая щекотать мне мошонку, — Как хорошо у нас получается «велосипед».

Все дружно засмеялись.

 — Вот такая у нас гимнастика, — сказала Оля, — А сейчас массаж.

 — Снова будешь на Саше все показывать? — спросила Наташа.

 — Да нужен мне твой мальчишка! — засмеялась Оля, — Так обиженно на меня смотришь, как будто я забрала у тебя любимую игрушку.

 — Живую куклу, — сказала Вика и все засмеялись.

 — Я буду показывать массаж на Коле, — пояснила старшая нянечка, — Извини, Света, но в первый раз я тебе такого маленького не доверяю. С грудничками нужно очень осторожно.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.