Jump to content

Ясельный Возраст Часть 1(Автор Неизвестен )


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

Жизнь большинства людей проходит в строгой последовательности. Ясли, детский сад, школа... Потом армия или институт. Разумеется работа. Определенные этапы могут отсутствовать: скажем ясли или армия с институтом, но последовательность обычно никогда не меняется. И ясли, и школа бывают в жизни только раз. Если верить известной песне, свадьба тоже.

Впрочем, у большинства правил есть исключения. Одно из таких исключений-приключений произошло со мной в семилетнем возрасте. Нет, конечно не свадьба, но такое же невероятное для моего тогдашнего возраста событие.

У нашей школы была необычная архитектура, напоминавшая букву «Н». Разумеется, в младшем школьном возрасте меня это не особо волновало. Примерно до середины второго класса, когда несколько моих приятелей-одноклассников сделали интересное открытие. Они нашли место на третьем этаже, откуда отлично просматривался женский туалет на первом.

Все окна в школе были разделены на две части: нижнюю и верхнюю. В туалетах нижнее стекло было закрашено белой краской. Но при взгляде сверху даже узкой верхней форточки было достаточно, чтобы рассмотреть, что делается в туалете двумя этажами ниже.

Поначалу мы осторожничали и шугались каждой появившейся в коридоре девчонки., не говоря уже об учителях. Но через пару месяцев заметно осмелели, чувствуя полную безнаказанность. Я даже начал тайком таскать в школу папин полевой бинокль восьмикратного увеличения.

Особую пикантность процессу придавал неофициальный статус туалета. Он считался «учительским» из-за находившихся рядом учительской и кабинета директора. Остальными посетительницами туалета были старшеклассницы, поскольку весь первый этаж был отдан старшим классам. Нам с малышами-первоклашками достался третий этаж. Ситуация была просто идеальной. Вероятность появления старшеклассниц на нашем этаже была практически нулевой, а наши собственные девчонки конечно ни о чем не догадывались.

Обычно наблюдение за женским туалетом было занятием коллективным — особенно с тех пор, как я начал таскать в школу бинокль. Всем разумеется хотелось им попользоваться. Но в тот день все «соучастники» оказались чем-то заняты и я отправился к заветному окну один. Как назло, туалет был пустым. Простояв пять минут у окна, я собрался уходить, когда неожиданно почувствовал на своем плече чужую руку.

 — Ну что я тебе говорила, Светка! — услышал я незнакомый голос у себя за спиной, — Они подглядывают отсюда, с третьего этажа. Я этого с биноклем сразу узнала.

Я обернулся и увидел трех девушек. На вид все трое учились в последнем, одинадцатом классе. Мгновенно поняв, что произошло, я дернулся, чтобы убежать, но одна из девушек успела схватить меня за руку.

 — Только посмотри, Наташка, какой у него бинокль, — сказала она, обращаясь к подруге.

 — Сейчас посмотрим, — улыбнулась девушка, которую звали Наташей.

Приложив к глазам мой бинокль, девушка посмотрела через окно вниз и начала краснеть.

 — Абсолютно все видно! — сообщила она подругам, — А вы не хотели мне верить.

Неожиданно Наташа громко расхохоталась.

 — Видели бы вы, кто сейчас туда пошел! — сказала она.

Я вздрогнул, услышав фамилию директриссы.

 — Представляю ее лицо, когда мы ей все расскажем, — продолжала смеяться Наташа.

Все дружно засмеялись.

 — Ну что ж, тогда пошли рассказывать, — сказала девушка, державшая меня за руку, — Пусть она решает, что с мальчишкой делать.

Девушки повели меня в кабинет директора. Впрочем до самого кабинета мы не дошли, потому что встретили директриссу в коридоре.

 — Валентина Степановна! — окликнула ее Наташа, — Вот, словили малолетнего хулигана.

 — И чем он провинился? — с улыбкой поинтересовалась директрисса, — Бегал по коридору?

 — Подсматривал за нами в туалете, — обиженно сообщила одна из девушек.

 — Как это? — удивилась директрисса.

 — С третьего этажа, — пояснила другая девушка, — Вот в этот бинокль.

 — Ай-яй-яй, — укоризненно покачала головой директрисса, — За такое конечно нужно наказать.

Директрисса строго спросила мою фамилию. Я испуганно ей ответил, гадая, какое наказание меня ждет. «Скорее всего вызовет в школу родителей» — подумал я.

 — И где этот туалет? — поинтересовалась директрисса.

 — Вот он, — махнула рукой одна из девушек в сторону двери в конце коридора.

 — Вот этот? — повысила голос директрисса и я заметил, что ее лицо наливается краской, — Так туда же... все учителя ходят.

Повисло неловкое молчание.

 — Надо отвести в учительскую, — решила директрисса, — Раз он за всеми подглядывал, значит и решение о наказании должно быть коллективным.

Все направились в учительскую. Зайдя вслед за директриссой вовнутрь, я удивился, как там было многолюдно.

 — Прошу минуточку внимания! — громко объявила с порога директрисса.

В наступившей тишине она быстро рассказала всем о моем проступке.

 — Да что ж это такое! — возмутилась пожилая завуч начальных классов и все учителя негодующе на меня уставились.

Только у одного учителя была на лице улыбка. Разумеется это был мужчина. В послышавшихся охах и ахах я отчетливо расслышал его сдавленный смех. Директрисса бросила на учителя испепеляющий взгляд и он замолчал.

 — Ну так как наказывать будем? — спросила она, обведя взглядом всех присутствующих.

 — Родителей завтра в школу! — заявила пожилая завуч.

Со всех сторон посыпались предложения о моем наказании — одно страшнее другого.

 — А мне кажется, наказание должно быть таким же, как проступок, — неожиданно сказала одна из старшеклассниц.

 — Что ты имеешь в виду? — заинтересованно спросила директрисса.

 — Ну чтобы мальчишка тоже испытал, каково ходить в туалет у других на виду, — пояснила старшеклассница.

 — Ага, посадить его при всех на горшок как маленького, — засмеялась одна из учительниц и все громко расхохотались.

 — Это было бы самым лучшим наказанием, — с улыбкой сказала директрисса, — Только откуда у нас горшки? Тут же школа, а не ясли-сад.

 — Мы можем взять мальчишку в садик, — предложила одна из старшеклассниц, — Когда пойдем туда в следующий раз на практику.

 — Точно, — вспомнила директрисса, — У нас же есть подшефный детский садик, где старшие классы проходят практику.

 — Обязательно в ясельную группу, — со смехом добавила старшеклассница, которую звали Наташей, — Потому что там нет туалета. Только горшки.

Все снова засмеялись.

 — Очень интересное предложение, — улыбнулась директрисса, — Я сегодня все обдумаю и решу.

 — Я бы все равно вызвала родителей в школу, — проворчала пожилая завуч, — Чтобы отец отлупил дома ремнем.

 — Если еще раз повторится, обязательно вызову, — сказала директрисса, — А пока давайте не вовлекать родителей. Мы и сами в состоянии разобраться с нашими малолетними нарушителями дисциплины и порядка.

Раздавшийся звонок был как нельзя кстати.

 — Беги в класс, — сказала мне директрисса.

 — А бинокль? — попросил я.

 — Зайдешь ко мне в кабинет после уроков, — сказала директрисса, — Заодно поговорим о твоем наказании.

Мне не надо было повторять дважды и я убежал к себе в класс.

Когда я зашел в кабинет директора после уроков, она, как и обещала, отдала мне бинокль.

 — Яне хочу, чтобы дома тебя кто-то наказывал, — сказала мне Валентина Степановна, — Поэтому решай сам, рассказывать обо всем родителям или нет. Я уже решила не вызывать их в школу.

 

Я ожидал, что директрисса объявит мне о моем наказании, но она просто махнула рукой, давая понять, что разговор закончен. Моя учительница тоже ничего мне не сказала, только постоянно косилась на меня с хитрой улыбкой. Через пару дней и я понял, почему.

Один день в месяц в начальных классах обязательно посвящался какому-то культурному мероприятию. Для нашей параллели это был третий четверг месяца. Все вторые классы отправлялась в музей или в кино. Реже в театр. Уроков в этот день конечно не было. И разумеется можно было поспать подольше, потому что не надо было переться в школу к восьми. Не говоря уже о том, что не нужно было носить школьную форму.

Придя в четверг в школу, я предвкушал обещанный поход в кино, но наша учительница прямо с порога послала меня в учительскую. Я похолодел, вспомнив недавний разговор в той же учительской о моем наказании. Вппрочем другого выбора у меня не было и я поплелся в учительскую.

К моему удивлению в учительской было пусто.

Через полминуты туда зашла молодая девушка. На учительницу она была не похожа, не говоря уже о том, что я ее видел в школе впервые. «Практикантка из пединститута» — догадался я.

 — Саша? — спросила меня девушка.

 — Да, — отозвался я.

 — Я сейчас отведу тебя в детский садик, — улыбнулась симпатичная практикантка, — Директор попросила. Она тебе придумала такое наказание. Ты должен провести весь день в ясельной группе.

Представив, что мне предстоит, я чуть не заплакал от обиды. Впрочем, перспектива вызова в школу родителей была еще хуже, поскольку в этом случае мне точно попало бы от строгого отца.

 — Ты что, подглядывал за девочками в туалете? — засмеялась практикантка, — Они мне всё рассказали. Кстати они все сейчас в нашем подшефном садике.

Девушка взяла меня за руку и мы направились в детский садик.

 — Я тоже в вашей школе училась, — улыбнулась практикантка, — Я все про эту практику знаю. Тебе известно, что в ясельной группе нет туалета? Потому что малышам до трех лет он не нужен. Они пользуются горшками. По крайней мере те, кто умеют проситься.

Я недоумевал, зачем практикантка мне все это рассказывает.

 — Ну а остальные попросту мочат штанишки, — продолжила она, — Впрочем, у такого большого мальчика, как ты, не должно быть проблем с горшком.

После второго упоминания о горшке до меня наконец дошло, на что намекала девушка и я густо покраснел. Было так обидно слушать, как юная практикантка смеялась над моим наказанием. Всю оставшуюся дорогу она продолжала рассказывать о порядках в ясельной группе, где мне сегодня предстояло провести целый день.

Мы зашли в здание детского садика и практикантка сразу подвела меня к нужной двери. Громкий детский рев за дверью не оставлял сомнений, что это была ясельная группа. Зайдя вовнутрь, мы оказались в небольшой комнате заставленной типичными для детских садов узкими шкафчиками. Я сразу вспомнил старшую группу детского садика, куда я ходил до школы. Впрочем, были и отличия — в виде двух больших пеленальных столов, как в детской поликлинике. Через распахнутую вторую дверь был виден большой светлый зал. Неожиданно в дверном проеме появилась совсем юная девушка в белом халате. Узнав в ней одну из старшеклассниц, которые «поймали меня с поличным», я густо покраснел.

 — Идите сюда, девчонки! — громко крикнула девушка в зал, — Смотрите, кто пришел!

В комнату быстро прибежали еще две старшеклассницы и вслед за ними девушка постарше. Все, разумеется, были в белых халатах. Я понял, что все они работали нянечками.

 — Так это и есть ваш Саша? — с улыбкой спросила самая старшая девушка.

 — Он самый! — подтвердила одна из старшеклассниц.

 — Тогда будем знакомится, — сказала старшая нянечка, — Малыши зовут меня тётей Олей, но тебе разрешаю звать просто по имени, без «тёти».

 — Нас двоих он должен помнить, — улыбнулась одна из старшеклассниц, — Но на всякий случай надо официально представиться. Меня зовут Наташа, а это Света.

 — Маша, — скромно представилась третья старшеклассница.

 — Вы, девчонки, из какого класса? — поинтересовалась практикантка.

 — 11-й «А», — сообщила Наташа.

 — Значит система осталась прежней? — улыбнулась практикантка, — Три старшеклассницы под руководством опытной нянечки из садика.

 — А Вы откуда знаете? — удивилась Света.

 — Я тоже в вашей школе училась, — объяснила практикантка, — И точно так же ходила в садик на практику. Давно это было. Лет пять назад.

 — А я тебя, Катя, до сих пор помню, — сказала вошедшая в комнату женщина лет тридцати.

 — Надежда Владимировна? — удивилась практикантка, — Вы по прежнему здесь, в ясельной группе?

 — А где мне еще быть, — с улыбкой вздохнула Надежда Владимировна, — С ними, малышами. Лучше скажи, что ты тут сейчас делаешь.

 — Привела к вам нового ребенка, — засмеялась Катя, махнув рукой в мою сторону.

 — Наказанного мальчишку? — вспомнила Надежда Владимировна, — Меня уже о нем предупредили.

Женщина подошла ко мне поближе.

 — Добро пожаловать в ясли, — улыбнулась она, — Я Надежда Владимировна, воспитательница ясельной группы. Надеюсь, тебе у нас понравится.

 — Что должен сказать воспитанный ребенок? — строго спросила меня Наташа.

 — Здравствуйте, — смущенно выдавил я.

 — И как нас зовут? — с улыбкой спросила меня воспитательница.

 — Саша, — ответил я.

 — Про возраст спрашивать не буду, — засмеялась Надежда Владимировна.

 — Разве не видно? — со смехом сказала Наташа, — Малышу два с половиной годика.

Все дружно засмеялись.

 — Только одет карапуз почему-то не по возрасту, — продолжила игру Света, — Джинсы с кроссовками, какая-то непонятная футболка...

 — Ничего, — засмеялась Наташа, — Мы купили Саше подходящую одежду: маечку с колготками.

 — Колготок три пары, — добавила Света, — На всякий случай.

 — На какой это случай? — хитро спросила Катя и все снова засмеялись.

 — На случай, если описается, — со смехом объяснила Наташа, — Как будто не знаете, что у двухлетних малышей не всегда получается вовремя ходить на горшок.

 — Кстати, горшок мы для Саши тоже нашли, — улыбнулась Света, — Сейчас покажу.

 — Захвати одежду тоже, — попросила Наташа, — Надо переодеть мальчишку.

Слушая разговоры девушек про детскую одежду и горшок, я по прежнему отказывался верить, что мне дейтствительно предстоит провести день, как ясельному малышу.

 — Сейчас я все принесу, — сказала Света и вышла из комнаты.

Через минуту девушка вернулась в комнату с аккуратной стопкой одежды в одной руке и эмалированным детским горшокм в другой. Увидев на горшке написанное большими буквами моё имя, я густо покраснел.

 — У нас все горшки такого цвета, — пояснила Оля, — Светло-желтые. Только для семилетнего конечно пришлось раздобыть самый большой.

 — Основательно вы к Сашиному приходу подготовились! — засмеялась Катя и вслед за ней все остальные.

 — Надежда Владимировна! — неожиданно раздался из зала молодой женский голос и вслед за ним громкий детский рёв.

 

 — Пошли, Оля, — сказала воспитательница старшей нянечке, — Девчонки с Сашей и без нас справятся.

Воспитательница с нянечкой ушли в зал.

 — Ну что, дать мальчишке колготки, чтобы переоделся? — сказала Наташа.

Присев рядом со мной на корточки, Наташа взяла у Светы салатовые детские колготки и приложила их к моим ногам.

 — Какая прелесть, — улыбнулась она, — Как раз на Сашу.

 — Я и не знала, что есть такие большие мальчуковые колготки, — удивилась Катя, — Мальчиков в этом возрасте уже так не одевают.

 — Мы тоже их сначала в магазине не могли найти, — улыбнулась Света, — Пока Наташка не предложила посмотреть в отделе для девочек.

 — Ну и что? — сказала Наташа, — Мальчики салатовые колготки тоже носят. Мы купили еще две пары: светло-желтые и нарядные белые.

Упоминание белых колготок было последней каплей.

 — Не хочу колготки! — громко заревел я, — Не буду их носить!.

 — Будем еще тебя спрашивать! — повысила голос Наташа, — Мы здесь решаем, как тебя одевать!

Наташа снова приложила ко мне салатовые колготки. Я вырвал их у нее из рук, бросил на пол и, пользуясь замешательством девушки, устремился к выходу.

 — Ты что себе позволяешь? — гневно спросила Света, нагнав меня в коридоре.

Девушка отвела меня назад в раздевалку ясельной группы.

 — Как ты себя ведешь, Саша? — сразу накинулась на меня Наташа, отвесив больный шлепок по попе, — Ну ничего, я научу тебя слушаться! Хотела дать тебе новую одежду, чтобы сам переоделся, но сейчас ничего не остается, как переодевать тебя как малыша.

Я продолжал тихонько всхлипывать от обиды.

 — Поможешь мне поднять мальчишку на стол? — попросила Наташа Свету.

Вдвоем девушкам не составило труда поднять меня на пеленальный стол.

 — Хочешь, чтобы мы рассказали о твоем поведении Валентине Степановне? — строго спросила Наташа, начав меня раздевать, — Она сказала, что если ты не будешь нас слушаться, она тебя и завтра в ясли отправит.

 — Будешь каждый день сюда ходить, — присоединилась Света, — Пока не начнешь хорошо себя вести.

 — Мы можем ей сейчас позвонить, если ты нам не веришь, — сказала Наташа.

Почувствовав, как Наташа расстегивает мне джинсы, я густо покраснел. Света тем временем принялась развязывать мои кроссовки. Вдвоем девушки быстро раздели меня до трусов. Весь красный от смущения, я ждал, когда мне поскорее оденут какие-нибудь штаны: даже салатовые детские колготки. Вместо этого Наташа потянула вниз мои трусы. После секундного замешательства я вцепился в трусы мертвой хваткой.

 — Это еще что такое? — повысила голос Наташа, — А ну быстро убрал оттуда руки!

 — Сейчас я тебе помогу, Наташка, — сказала Света и насильно подняла мои руки вверх.

Наташа быстро сняла с меня трусы, оставив совсем голышом. Света по-прежнему держала мои руки вытянутыми вверх — так, что я даже не мог прикрыться.

 — Хочу трусы-ы-ы! — громко потребовал я, чуть не плача от обиды.

 — Перестань капризничать! — прикрикнула на меня Наташа, шлепнув по голой попе.

 — Неужели ты думал, что мы разрешим тебе носить под колготками трусики? — улыбнулась Света, — У нас в яслях все дети ходят без трусиков. Знаешь почему?

Разумеется я не знал и не хотел знать.

 — Потому что если ты описаешься, все ограничится мокрыми колготками, — объяснила Света, — По крайней мере трусики менять не придется.

 — Не говоря уже о том, что у тебя нет с собой запасных трусиков, — добавила Наташа. — Что мы будем делать, если ты, Саша, описаешься? Я твои мокрые трусики стирать не собираюсь.

 — Описается — это еще ничего! — засмеялась Маша, — Интересно, что с Сашиными трусиками делать если он обкакается?

Девушки засмеялись, вогнав меня в краску. Почувствовав, что Света больше не держит мне руки, я мгновенно прикрылся ладонями между ног.

 — Только посмотрите, девчонки, как стесняется! — засмеялась Наташа, показывая на меня пальцем.

 — Ага, так покраснел, — улыбнулась Света.

 — Малыши не должны стесняться стоять голышом, — ласково сказала мне Маша и насильно развела мои руки в стороны.

 — Вот так и держи ручки! — приказала мне Наташа, — По швам! Если еще раз увижу, что прикрываешься, получишь по попе.

 — Как будто никто из нас не видел маленьких мальчиков голышом! — засмеялась практикантка Катя.

Я снова потянулся руками к паху, чтобы прикрыться, но Наташа погрозила мне пальцем.

 — Кому сказала не прикрываться! — повысила голос Наташа, — И когда ты, Саша, начнешь нас слушаться?

 — А вы возьмите с него обещание, — со смехом предложила Катя.

 — Правильно, — оживилась Наташа, — Не буду одевать, пока не пообещает слушаться.

Наташа выжидающе на меня уставилась.

 — Ну что молчишь? — сказала она через полминуты, — Не хочешь, чтобы тебя одевали? Так и собрался стоять голышом?

 — Повторяй за мной, Саша, — решила помочь мне Света, — Обещаю быть хорошим мальчиком и слушаться воспитательницу, нянечек и других взрослых.

Я смущенно повторил Светины слова.

 — Это еще не все, — продолжила Света, — Обещаю хорошо кушать.

 — Обещаю хорошо кушать, — повторил я, еще больше краснея от смущения.

 — А теперь самое главное, — улыбнулась Света, — Обещаю не мочить штанишек и вовремя проситься на горшок по-маленькому и по-большому.

Девушки дружно засмеялись. Не зная куда деться от смущения, я вынужден был повторить за Светой обещание.

 — Теперь я спокойна за Сашины колготки, — сказала смеющаяся Маша, — После его обещания вовремя ходить на горшок.

Девушки дружно засмеялись.

 — Мальчишка такой хорошенький, когда стоит голышом, — улыбнулась Света, — В самом деле как двухлетний.

 — Хватит на голенького карапуза любоваться, — сказала Наташа, посмотрев на часы, — Мы и так с ним тут долго возимся. Оля нас наверное уже заждалась.

Наташа начала одевать мне майку.

 — Маечка немножко коротковата, — улыбнулась Наташа, — Ничего, натяну колготки повыше.

 — Карапуз в этой маечке такой смешной, — сказала Маша, — Она ему едва пупок прикрывает. Кто из вас выбрал такую короткую?

 — Я выбрала, — ответила Света, — У нас же все малыши в коротеньких маечках ходят. Решила, что и у Саши должна быть такая.

Наташа принялась одевать мне салатовые колготки. Девушка натянула их до груди, как и обещала.

 — Ну вот и все! — объявила Наташа, обув меня в коричневые чешки, — Полностью переодели Сашу в нашу одежду.

 — А Сашину одежду мы пока заберем, — улыбнулась Света, сгребая мою одежду в кучу, — И отдадим только вечером. Если он конечно весь день будет хорошо себя вести.

 — Слышал, Саша? — строго спросила меня Наташа, — Если не будешь нас слушаться, джинсов своих назад не получишь. Так и пойдешь домой в колготках.

 — Представляю, что его мама скажет, если мальчишка придет домой в таком виде, — засмеялась Света.

Link to comment
Share on other sites

  • Аплоудеры

я в последней части написал автора

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.