Jump to content

"Маленькое пространство Уилла", part 1


svtfdkn
 Share

Recommended Posts

Постаралась максимально внимательно изучить тему публикаций историй и переводов. Я не нашла никаких предписаний относительно фанфиков по теме в существующих фэндомах по фильмам/сериалам/книгам, поэтому на свой страх и риск делюсь с вами переводом одного из моих любимых фанфиков по самому любимому фэндому сериала "Ганнибал". История довольно большая, энтузиазма и переведенных глав в моем запасе много а автор не против публикации на других источниках. Надеюсь, вам понравится!


***

Ганнибал вздрогнул от внезапного громкого и непрекращающегося стука костяшек пальцев по его входной двери. Кто мог навестить его в такое время?

На часах была половина первого ночи.

Он как раз отдыхал в своем кресле у камина, читая роман, когда раздался звук. С глубоким и хриплым стоном доктор направился в фойе, одергивая рукава своего красного свитера, чтобы прикрыть руки. Показать закатанные рукава гостю было бы большим нервным жестом, чем что-либо еще.

Ганнибал имел представление о том, кто стоял на пороге, но он не мог быть до конца уверен. Заглянув в маленький глазок, Лектер убедился в том, что его подозрения подтвердились. Он открыл дверь и увидел стоящего там Уилла. Одежда профайлера была испачкана каплями дождя, который только что начал накрапывать.

"Уилл?" Почему он оказался у его двери в такой странный час? Доктор не собирался жаловаться, ему нравилась компания агента, но он был в замешательстве. "Ни одного телефонного звонка за сегодняшний вечер. Ты всегда говоришь мне, когда приходишь... "

"Мне жаль. Сегодня мой телефон остался дома", - Уилл протиснулся мимо Ганнибала, заходя в дом без приглашения. Он заламывал кисти своих рук и слегка дрожал, его слова вырывались торопливо. Агент был явно чем-то расстроен.

"Что не так?" - сказал Ганнибал, протягивая руку, чтобы положить ее на лоб Уилла, проверяя, нет ли лихорадки. "Что случилось?"

Уилл покачал головой, вежливо убирая руку Ганнибала со своей головы.

"Что-то произошло на работе? "

Работа Уилла состояла в том, чтобы анализировать места преступлений, смотреть на запекшуюся кровь и сочувствовать тому, кем был убийца. Профайлер делал это для того, чтобы помочь ФБР найти улики и жизненно важную информацию для поиска совершившего такие зверства. Большую часть времени Грэм мог справиться с рабочим напряжением. Но иногда его становилось слишком много.

Уилл кивнул, закрывая покрытое потом лицо руками и потирая их, оставляя ладони влажными.

"Ты хочешь поговорить об этом?" - сказал Ганнибал, не отпуская агента взглядом. Он чувствовал, что надвигается то, в чем, как они оба знали, нуждался Уилл.

Уилл покачал головой, тихая слеза потекла из его глаза. Ганнибал шагнул ближе, чтобы обхватить голову Уилла руками, лаская его щеки большими пальцами. "Как думаешь, что тебе сейчас нужно?"

Ганнибал никогда не был из тех, кто давит или принуждает, решение в этом вопросе всегда оставалось за Уиллом.

"Мне нужен папочка", - голос Уилла смягчился. Он посмотрел на Ганнибала уставшими глазами, те уже начали наполняться слезами, стекающими по его щекам. Широко раскрытые, голубые и блестящие глазки мальчика начали умолять доктора.

"Я здесь, дорогой", - проворковал Ганнибал, вновь поглаживая щеки Уилла большими пальцами, стирая с них солёные капли. "Ты хочешь, чтобы я одел тебя?"

Уилл кивнул.

"Мой мальчик сильно устал?" Ганнибал спрашивал Уилла в попытках понять, полностью ли он регрессировал и нуждается ли его ребёнок в самых маленьких вещах.

Уилл снова кивнул.

"Пойдем", - Ганнибал протянул руку, которую Уилл взял без вопросов. Их пальцы не переплелись вместе, а просто крепко сжались в соединении рук. "Помни, что тебе нужно держать меня за руку, когда мы будем подниматься по лестнице, ты слишком маленький, а потому можешь упасть и пораниться"

Вновь кивая, Уилл вытер рукавом своего твидового профессорского пиджака несколько слез. "Я все понимаю, милый мальчик", - нежно заметил Ганнибал. Уилл заскулил. Было неловко быть маленьким настолько, что ему во всем нужна была папина помощь. Хотя, в теории, в этом и был смысл. Это время Уилла: забыть обо всем, о каждой взрослой ответственности и сосредоточиться на регрессии. Он знал, что Ганнибал будет рядом для того, чтобы заботиться о нем так, как ему будет нужно.

Ганнибал медленно поднимался по лестнице, помогая Уиллу подняться тоже. Он останавливался каждые несколько ступенек для того, чтобы мягко подсказать, куда Уиллу следует сделать следующий шаг. Сердце Уилла затрепетало. Ганнибал действительно серьезно относился к своему титулу папочки, не желая, чтобы Уиллу приходилось беспокоиться о чем либо. Даже о том, куда ступить.

Наконец поднявшись по лестнице, Ганнибал направил его в спальню. "Ты хочешь, чтобы папа тебя раздел или сделаешь это сам? " Он часто давал Уиллу небольшой выбор, чтобы оценить, насколько он независим и насколько глубоко регрессировал.

"Хочу, чтобы ты это сделал", - сказал Уилл, снова вытирая нос пиджаком.

"Нет-нет", - Ганнибал опустил руку Уилла. "Мы же не используем наши рукава в качестве носовых платков, не так ли? Что мы должны использовать?" Он взял руки Уилла в свои.

Уилл пожал плечами.

Ганнибал тихо улыбнулся. "Точно не рукава наших пиджаков, родной", - вздохнул Ганнибал, увидев, что Уилл смотрит вниз, стыдясь самого себя. Его нижняя губа дрожала и он выглядел так, словно вновь собирался заплакать.

"Что не так?" - проворковал Ганнибал, приглаживая волосы Уилла по бокам.

"Папочка злится на меня? "

Лицо Ганнибала вытянулось. "Нет, милая, папа на тебя не сердится", - он потер руки Уилла вверх-вниз и обхватил его за плечи. "Папа никогда не мог бы сердиться на тебя. Если только ты не плохой мальчик, а ты уже давно таким не был, не так ли?”

Уилл покачал головой, все еще надув губы.

Ганнибал тихо и медленно шикнул, целуя его в лоб. Он заключил Уилла в объятия и укачивал его. Параллельно Ганнибал шептал Уиллу на ухо о том, как сильно его любит папа, какой же он хороший мальчик и о том, как ему никогда и ни о чем больше не придётся беспокоиться.

Уилл вцепился в него, не желая отпускать. До того, как Ганнибал более полугода назад предложил неортодоксальное лечение панических атак, он никогда о нем не слышал.  Теперь же это была самая любимая форма терапии Уилла.

"Давай снимем с тебя эту взрослую одежду и переоденемся в твои мягкие вещи. Как это звучит?"

Уилл кивнул. Да, это в самом деле была очень хорошая идея.

Ганнибал сбросил с плеч Уилла профессорский пиджак, расстегнул и отпустил серые брюки своего мальчика, заставив их шлепнуться на пол. Он помог Уиллу выйти из них и принялся расстегивать и снимать тёмно-бордовую рубашку Уилла. Тот же стоял молча, но смотрел за всем, наблюдая, как ловкие и длинные пальцы Ганнибала помогают ему снять взрослую одежду.

Уилл остался в одних трусах, когда папа велел ему лечь на кровать для того, чтобы он мог взять свою сумку с припасами. Это всегда было его любимой частью в «маленькой трансформации».

Ганнибал вернулся из ванной с кожаной спортивной сумкой и опустил ее на кровать, рядом с тем местом, где лежал Уилл. Его ноги и руки были раскинуты и расслаблены на матрасе.

"Вот и чудно, но нам нужно раздеться до конца" - сказал Ганнибал, игриво щекоча нижнюю часть живота Уилла в дюйме над поясом его боксеров. Мальчик хихикнул, пытаясь оттолкнуть руки Ганнибала.

"Папа, прекрати", - улыбнулся он. Агент заглянул в глаза доктора, и время, казалось, остановилось.

Они не интересовались друг другом, и уж тем более не помышляли об отношениях до того момента, как полгода назад не началась регрессионная терапия Уилла. Их первая возрастная игра была неловкой, но Уилл быстро вник в нее, пристрастившись к ней в процессе. Мягкие прикосновения Ганнибала и то, как он беспокоился о своем мальчике, заставили Уилла развить чувства к этому человеку. Но он не был уверен во взаимности и это его беспокоило.

Когда Ганнибал был его папочкой, то всегда говорил малышу Уиллу о том, что любит его, но было ли это просто ролью или он действительно что-то чувствовал? Уилл не был уверен. Они никогда не говорили об этом вне игрового времени. Никогда.

Ганнибал запустил пальцы в пояс боксеров Уилла и стянул их вниз. "Ноги вверх", - тихо сказал он с доброй улыбкой на лице. Уилл согнул ноги так, что его колени оказались близко к ушам.

"Щенки или поезда? " - спросил Ганнибал, поглаживая слегка волосатую ногу Уилла. Он никогда не был чересчур волосатым мужчиной, но и не брился к возрастной игре. Просто потому что никогда не считал это необходимым. Ганнибал не возражал, ведь это было то, что устраивало его малыша.

Уилл задумался на секунду: он выбирал «щенков» три раза подряд пару дней назад. "Поезда!" - сказал он, просияв.

Ганнибал ухмыльнулся в ответ, улыбка Уилла всегда была заразительной. Он потянулся за одним из подгузников со шлейфами на передней ленте. Ганнибал сжал ноги Уилла вместе и надавил назад, чтобы суметь приподнять его и положить подгузник под попу. После мужчина потянулся за кремом под подгузник и смазал им попку Уилла, слегка похлопывая ладонью по его яйцам и вдоль ствола мягкого пениса. "Вот и все", - проворковал он. "Никаких царапин и опрелостей. Точно не сегодня"

Уилл знал, что делать после того, как крем был нанесен. Он опустил ноги, чтобы позволить папе закрыть памперс. Ганнибал приподнял переднюю часть и затянул ремни, укутывая Уилла в подгузник.

"Спасибо, папочка", - тихо сказал он.

"Всегда пожалуйста", - сказал Ганнибал. "Боже мой, какой у меня вежливый мальчик". Он наклонился, чтобы поцеловать Уилла в лоб, отчего тот снова захихикал.

Уилл замер, вспомнив важную деталь. "А Мистер Медведь?" Ганнибал вслепую полез в сумку, чтобы достать плюшевую игрушку Уилла. Мальчик просиял, увидев его, и быстро прижал к груди. Ганнибал улыбнулся этой сцене, прежде чем взглянуть на цифровой будильник на прикроватном столике. Без пятнадцати час.

"Пора спать, дорогая".

Уилл кивнул. Никаких протестов, не сегодня. День и так был для него долгим и трудным. Все, чего он хотел - это заснуть.

"Ночная рубашка или комбинезон?"

"Ночную рубашку, пожалуйста"

Ганнибал достал большую белую футболку с мультяшной собачкой спереди. Он помог Уиллу надеть её, и футболка закрыла подгузник своей длиной.

"Хочешь заснуть в своей детской или остаться в папиной комнате, ягненок? " – заботливо спрашивал мужчина, приглаживая локоны своего мальчика.

Ганнибал отремонтировал одну из гостевых спален специально для ситуаций, когда Уилл оставался на ночь и нуждался в регрессии. Там были игрушки, вещи для переодевания и детская кроватка взрослого размера. Он сделал и оплатил все это для своего мальчика. Он сделал бы все для Уилла Грэма. Но у Ганнибала еще не хватило смелости сказать об этом Взрослому Уиллу.

Руки мальчика все еще крепко сжимали мистера Медведя, когда он, зевая, ответил "С тобой, папочка" Ему нравилось, что папа всегда давал ему выбор. Простой и элементарный, но это заставляло его чувствовать себя большим, хоть он находился в маленьком пространстве. Утром у профайлера была работа, о которой он пытался забыть. Уилл надулся, зная то, что он может быть маленьким лишь  несколько часов, прежде чем начнется новый, напряженный день.

Уилл положил свой большой палец в рот и начал сосать. "Нет-нет, солнышко", - взволнованно произнес Ганнибал, снова потянувшись к своей сумке для того, чтобы достать соску Уилла и, сняв с неё крышку, поднести к его рту. Уилл любезно взял ее и захватил ее губами, издав комичный хлопок.

"Вот и все", - проворковал Ганнибал, снова целуя Уилла в лоб. Он взял детскую салфетку и вытер ей лицо и нос Уилла, очищая его от слез. "Ложись в постель, милый. Вот так, под одеяло. Позволь папочке убрать твою сумку, я сейчас приду".

Когда Уилл забирался под одеяло, подгузник между его ног сморщился от движения. Он прижал мистера Медведя к себе и тихонько посасывал свою соску, не сводя глаз с двери ванной и ожидая, когда папа снова присоединится к нему.

Он услышал звуки сливающейся в унитазе воды и, понимая, что папочка сходил в туалет, покраснел, сжимая ноги вместе. Ему тоже нужно было сходить по-маленькому, но он сдержался. Слишком устал для повторной смены сегодня. Он сделает это ночью, а утром сменит бельё перед работой.

Как только дверь в ванную открылась, Уилл среагировал.

"Папочка?" - пискнул мальчик.

"Я уже тут", - он приподнял одеяло и подвинулся к Уиллу, лаская ладонями лицо своего малыша. Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза, прежде чем Ганнибал заговорил снова. Его голос был низким и мягким. "Ты чувствуешь себя лучше, Уилл? "

Уилл знал, что в этот момент Ганнибал обращается к Взрослому Уиллу. Он кивнул, все еще посасывая соску. Мужчина подал знак Уиллу перевернуться для того, чтобы он мог обнять его, прижавшись грудью к спине своего малыша. Его подгузник снова сморщился, крепко облегая тело. "Теперь все в полном порядке. Ты со мной, там, где и должен быть. Не так ли? "

Уилл сонно кивнул, его веки начали опускаться. Ганнибал уткнулся носом в кудри мальчика. "Отправляйся спать, детка". Его горячее дыхание касалось затылка малыша. "Папа защитит тебя от всего. Тебе больше ни о чем не нужно беспокоиться".

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.