Jump to content

Sweetierus
 Share

Recommended Posts

Posted (edited)

Я проснулась и потянулась, насколько мне это позволили тугие пелёнки, большущее одеялко, перетянутое алыми атласными лентами и длинная кружавчатая комбинашка, плотно натянутая поверх моего пеленательного кокона. Подол комбинашки накрепко затянут внизу, где-то под моими пяточками. Использование комбинации одной из нянь исключило даже призрачный шанс на развязывание мною бантов на одеялке ночью…

Пока ко мне не придут няни, мне остаётся лишь посасывать мою привычную сосочку да разглядывать ажурный рисунок полога, которым накрыта моя массивная люлька взрослых размеров. Отныне это моя кроватка с опускающимися высоченными бортиками из крепеньких деревянных брусков со всех сторон. Полог надо мной виден не очень хорошо, в полумраке Детской и сквозь невеликий просвет между кружавчиками чепчика. Очень возможно, что я в этой младенческой кроватке уже навсегда…

Чувствую, что где-то снаружи нашего особняка, в большом недоступном мире, уже наступил яркий, искрящийся рассвет. Но я не вижу его, окна комнаты тщательно задёрнуты тяжёлыми бархатными волнами плотных штор. В моей уютной Детской – «ночное время», а значит царят убаюкивающие «сумерки»… Если бы вы сейчас раздвинули шторы, вашему взору открылись бы затейливые прочные решётки, скованные из силуэтов заек, мишек, облачков, грибков и пони (старшая няня изрядно посмеялась над этой своей идеей в своё время), на фоне матовых оконных стёкол.

В чётком соответствии с требованиями Хозяйки я – как обычно – с любовью, но старательно «запечатана» моими нянями в маленьком «младенческом мире» моей Детской:

·         мой крохотный членик застёгнут в тесную стальную хромированную клеточку – я всегда под замочком там, внизу (мои протесты никого не интересуют); детке не положено играться с её писюнчиком! – ни в пелёнках, ни «на воле»,

·         я плотно завёрнута в пышный двойной ночной жарковатый памперс, от середины бёдер до уровня «под грудь», с вложенным «впитывателем»,

·         по ночам я всегда одета в пару фланелевых распашонок с наглухо зашитыми рукавчиками, с какой-то скользкой тканью вокруг кистей рук (первую распашонку няни обычно одевают на меня сзади, а вторую - спереди),

·         ножки мои одевают в мяконькие ползунки-колготки, которые снаружи помещены в довольно тесный мешочек; широкие помочи ползунков плотно заведены через плечи назад, перекрещены у меня за шеей, и пристёгнуты где-то на спинке, на уровне лопаток,

·         прямо поверх распашоночных рукавчиков мои ручки беспомощно упрятаны в тесные и крепкие «ночные» варежечки, тугенько завязанные на запястьях, со спрятанными в манжеты бантиками завязок; обе кисти со всех сторон плотно охвачены особыми толстенькими подушечками; в результате схватиться за что-либо или поднять чего-либо одной ручкой в таких варежечках решительно невозможно, пальчиков у свитой таким образом детки как будто и нет вовсе; вот и сейчас в который уже раз попыталась как-то «выкрутить» ручки из варежечек – не тут-то было! тебя свили, вот и не суетись!

·         меня туго стягивают несколько фланелевых пелёнок «под шейку»; наружный край внешней пелёнки зафиксирован рядом велкро-липучек; мои мягкие путы ни на чуть-чуть не ослабевают, сколько ни возись по ночам; ручки так и остаются припелёнутыми вдоль туловища, вплоть до утреннего распелёнывания; поднять их к горлышку, чтобы выбраться из пелёночного кокона, у меня ни разу не получалось (да и у вас не вышло бы, уж поверьте мне на слово),

·         мягкий хлопковый кружавчатый чепчик плотно охватывает мою голову; ряд кружевных оборок вдоль переднего края чепца довольно сильно ограничивает мне обзор; ушки мои прикрыты плотной тканью чепчика, что заметно приглушает для меня все внешние звуки… причем новые чепчики, сидят на мне куда плотнее прежних и не крутятся, когда я поворачиваю голову, не блокируют обзор ещё сильнее (да, теперь, по прошествии ряда лет, я умею ценить такие простые «опции» в моих нежных, но абсолютно надёжных пеленательных путах),

·         большущая упругая силиконовая соска для взрослых*, с выраженным клубничным вкусом и ароматом – не самый любимый мною предмет – прямо сейчас заполняет весь мой ротик, прижимая язычок и блокируя звуки, не без участия широкой овальной розовой пластинки спереди; атласные ленты от краёв пластинки заведены мне позади шеи да над ушками, где и завязаны на крепкие узелки; соска позволяет мне лишь издавать посасывающие звуки, слабо мяукать или мычать, даже если я и не согласна с чем-то; а няням не очень-то интересно, что это там пищит туго спелёнутая Лизонька,

(* не знала, что бывают на свете такие мега-сосочки, пока сама не «обзавелась» такой в один прекрасный день; «Пузырики должны оставаться в шампанском!» - ещё одна как бы искромётная шутка старшей няни, по поводу комплекта сосочек-переростков «прописавшегося» в моей Детской)

·         одеялко в кружавчатом пододеяльничке венчает свивательные меры, которые няни предпринимают каждый вечер чтобы обеспечить мою беспомощность и послушание по ночам: в большое, но дышащее одеялко я плотно увита вся, только глазки моргают над верхним краем пышных кружевных пододеяльниковых оборок; няни пеленают меня в одеялко традиционным способом, плотно запахивая левую и правую стороны и тщательно расправляя их подо мною, между тем подворачивая нижний край высоко вверх (до груди!) и, наконец, равномерно опутывая всю меня несколькими лентами – от шейки до лодыжечек, завязывая красивые банты на каждой ленте, что частенько сопровождается разными уничижительными комментариями в адрес «девочки», только что упрятанной в пелёночки (первое что вспоминается, от моих нянь: «Самая счастливая девчонка ты у нас, в этакой-то пелёночной защите у тебя вообще нет поводов для беспокойства что от кого-нибудь залетишь; может разве что от твоего плюшевого мишки в манеже», ну и далее ха-ха тридцать три раза),

·         обычно няни пеленают меня в четыре руки прямо в люльке, сделанной по спецзаказу; как только свивание окончено, а комбинашка плотно натянута на меня и уже зафиксировала бантики на стягивающих меня лентах (вижу что няням прямо-таки жаль сминать-прижимать все эти красивенькие банты), мои ножки на уровне лодыжек подвязывают к нижней спинке люльки («Лизонька знает, что нет шансов выбраться из пелёнок? – крепче спит!»), высокие бортики поднимают и щелчки закрываемых фиксаторов возвещают о предстоящей мне ещё одной беспомощной ночи с безрезультатной вознёй в пелёночках… хотя теперь-то я уже отлично знаю, что лучше и не начинать бесполезных возюшек, потому как сильно вспотев, придётся до утра мучаться от липкой жары в моих неумолимых плотных путах.

 

Вам могло показаться странным, почему это я думаю о себе в женском роде? Так ведь бытие определяет сознание! Годы, проведённые мною в моём розовом «младенческом мире», сделали предшествующую мужскую жизнь не более чем миражом: было ли всё это? – престижная работа в финансовом секторе, мужские хлопоты, свобода решений и поездок в большом мире… сейчас я уже не очень-то и помню что это значит – «быть взрослым».

По воле моей властной Хозяйки (а когда-то – моей (притворно?) нежной супруги), теперь весь мой мир – это жизнь в высоко ограждённом сетчатом манеже (днями) да в большущей колыбельке (ночами), беспрестанные пелёнки и прочая мягкая но надёжная несвобода, младенческое и самое разное девичье бельё**, снисходительные улыбки и временами довольно колкое подшучивание нянь и кормилиц, беспрекословное послушание всем женщинам, которые поставлены Хозяйкой за мною надзирать, ежедневные кормления грудью (я теперь «очень близко» знакома со всеми мыслимыми моделями бюстгальтеров и топиков для кормления… вот только расстёгиваю их не я; впрочем, и «мои» лифчики на моей спинке тоже не я застёгиваю, в ходе периодических "модных показов"), воспитательные процедуры с болезненной поркой моей несчастной попочки, и … ещё кое-что крайне стыдное по ночам, когда няни остаются со мною наедине на дежурстве («Да, Лизонька, правильное имя дала тебе Хозяйка. Идеально соответствуешь! Ну всё, сосочку мы тебе вернули в ротик, теперь спи давай»).

(** «моя» белоснежная и розовая коллекции девичьих лифчиков, бодиков, «ночных» тёплых колготочек, кружевных маечек, высоких трусиков-макси и кружавчатых панталошек неизмеримо больше бельевых запасов любой обычной женщины или девушки; все нижние ящички мебели в Детской просто ломятся от всевозможных предметов младенческого и девчачьего белья; иногда Хозяйка любит со мной поразвлечься, что для меня означает превращение в «бельевую модель» прямо в манеже, а для нянь оказывается ещё одним сеансом бурного веселья с наряжанием их «куколки» в самые женственные образы)

У Лизки, ну то есть у меня, имеются к сегодняшнему дню несколько полных перенательных «ночных» комплектов. Каждый из них включает все перечисленные выше предметы.*** Большой шкаф в Детской содержит всё это в образцовом виде (выглажено, прилежно сложено), готовое к применению и аккуратно разложенное в порядке, нужном для очередного пеленания. Достали нянечки свивательный комплектик, развернули на моей люльке – и можно сразу пеленать девочку!

(*** отличная швея живёт неподалёку от нас, в нашем коттеджном посёлке; поэтому все пеленательно-смирительные идеи нянечек в отношении их подопечной малышки выполняются быстро, эффектно и в безупречном виде; этому очень способствует и выделяемый Хозяйкой немалый бюджет для поддержания полного послушания Лизоньки)

Если раньше Хозяйка дозволяла мне некоторую свободу, то с каждым годом она всё глубже, и на всё большее время, погружает меня в состояние новорожденного ребёночка. Ей просто очень нравится видеть меня в беспомощном обличии – и днём в «костюмчике послушания» в манеже, и ночью в крепеньких пелёнках. Надо мной она мягко потешается, говоря какая чУдная, послушная малышка у неё получилась из неудавшегося мужчины (но всё же любимого мужа, иначе стала бы она со мной этак возиться?! или дело всё же в деньгах моих родителей, которые на меня когда-то свалились? и в необходимости держать меня в мягком плену после того как моя сообразительная жёнушка установила свой полный контроль над семейными активами?).

А мои дневные «костюмчики послушания» это тоже своего рода шедевр «нянечкового рвения». После утреннего распелёнывания, влажного обтирания всего тела и замены памперса няни не мешкая одевают меня – их «непослушную девчонку» – в особый комбинезончик. Его зашитые снизу штанинки стягивают вместе мои коленочки, а также не дают полностью выпрямить обе ножки одновременно. Выпрямлять ножки я могу, но лишь попеременно. И это гарантирует няням, что я даже не могу встать в манеже в полный рост, совсем как несмышлёная детка… В верхней части костюмчика, вокруг ручек, имеются ряд поясов. Няни затягивают их у меня за спинкой с таким расчётом, чтобы локоточки Лизоньки всё время были крепко прижаты к талии. Конечно же, мои ручки тут же вновь оказываются в особых «малышкиных варежечках», плотно завязанных на запястьях (чуть менее строгий, «дневной» вариант контроля над моими «шаловливыми пальчиками») и я опять получаю в ротик мою «обожаемую» плотную сосочку-кляпик. Голову мне покрывают «дневным» кружевным чепчиком, в котором глазки мои закрыты полу-прозрачной сеточкой, замутняющей все предметы вокруг, «чтобы у Лизки не возникало никаких лишних идей». Да и кормилицам незачем лишний раз видеть моё лицо, так распорядилась Хозяйка. Плотные завязки чепчика под подбородком будут – как обычно – то и дело щекотаться весь день, при любом моём движении… Убедившись в надёжности застёжек и узелков на «костюмчике послушания», меня оставляют в пространном манеже, окружённом со всех сторон высокой, очень прочной, кружевной розовой сеткой. Манеж занимает добрую треть пространства Детской. На время, которое остаётся до грудного кормления, в моём распоряжении есть несколько мягких игрушек да куколок.

Время в Детской течёт иначе, совсем не так, как в большом мире. Оно тягучее, бесконечное. Сильно ограниченная в движениях очередным моим «костюмчиком послушания», я вынужденно полностью оказываюсь поглощена моими нехитрыми играми. А что мне остаётся? Только слушать детские песенки, смотреть бесконечные мультики на «плазме» на дальней стене, и дожидаться каких-либо событий в моём неспешном «младенческом мире», неуклюже сидя на мягоньком полу моего манежа, а точнее – моей розовой кружевной клеточки.

Но вот я слышу приглушённые голоса и смешки в соседней комнате, откуда нянечки постоянно наблюдают за мною и днём, и ночью. Это пришла кормилица!

Обычно кормилицы являются к обеду. Они меняются. Меня кормили грудками уже столько разных пышногрудых женщин!

Кормилица сначала идёт в душ, затем одевается в свежее белоснежное бельё, в лёгкий халатик, и входит ко мне в Детскую. Мне всегда интересно (а иногда и боязно) наблюдать за реакцией новых кормилиц: несмотря на подробный предварительный инструктаж со стороны старшей няни, несмотря на подтверждение позитива у женщины к факту кормления столь «великовозрастной детки», на практике психологическая атмосфера кормления бывает самой разной. Но в основном это приятные несколько минут или – бывает – несколько десятков минут. Зачастую молочка в обеих грудках кормилицы столько, что его очень не просто (и не быстро) высосать всё до капельки (вы тоже это пробовали? тогда и вы знаете о «масштабе проблемы»)))

Кормилица входит ко мне в манеж с мяконьким полотенчиком в руках. Сегодня пришла уже хорошо знакомая мне женщина, она очень по-доброму ко мне относится. Хоть и с изрядной позитивной иронией. И молочко у неё очень и очень вкусненькое! Я прямо всегда мысленно благодарю старшую няню за каждую нанятую ею «понимающую» кормилицу, ведь у меня тут не слишком много источников для радости…

«Ну привет, Лизонька! Как ты вела себя сегодня? Иди-ка сюда, сейчас будешь кушать сладкую сисю. Отдавай мне свою сосочку. Вот они какие няни нехорошие, как тугенько затянули завязки. Так… Вот и вынули мы твою сосю. А теперь не капризничать! За дело!»

Я провожаю взглядом «мою» соску до кармана халатика кормилицы. Она там надолго не задержится. До скорого возвращения ко мне в ротик.

Няня присаживается, облокачивается на спинку манежа, раскрывает свой халатик, демонстрируя свои большущие груди, красиво охваченные большим, плотно натянутым лифчиком. Она не торопясь отстёгивает верхнюю клипсу на чашечке левой груди, аккуратно приспускает ажурную чашечку, поднимая другой рукой сисю и убирая при этом прокладочку, успевшую пропитаться молочком. Вижу как капелька молочка уже начала бежать от толстенького торчащего сосочка вниз...

«Так, девочка, ложись-ка ко мне на полотенчико, вот сюда на мою ручку. Ты ж отлично знаешь что от тебя требуется… Давай-ка, начинай пососюшки!»

И я начинаю сладко, самозабвенно сосать.

Edited by Sweetierus
редактура + дополнения по контенту
  • Like 2
  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

Спасибо за рассказ, давно не было ничего нового. Это конец или будет продолжение?

Link to comment
Share on other sites

5 минут назад, пеленашка сказал:

Спасибо за рассказ, давно не было ничего нового. Это конец или будет продолжение?

Да что-то я и сам пока не понял, конец ли это  ))))

Соберусь с вдохновением, может ещё что выдам на-гора

Link to comment
Share on other sites

  • Аплоудеры

довольно мило , но хотелось бы узнать предысторию 

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Posted (edited)
13.06.2021 в 22:16, Deniska95 сказал:

довольно мило , но хотелось бы узнать предысторию 

Боюсь, предыстория будет воспринята читателями как занудство.

И так история в целом "не пошла", насколько можно судить по игнорированию её уважаемыми участниками нашего сообщества  )))

Edited by Sweetierus
Link to comment
Share on other sites

Очень интересный рассказ:) Буду надеяться на продолжение:)

Link to comment
Share on other sites

18 часов назад, Sweetierus сказал:

Боюсь, предыстория будет воспринята читателями как занудство.

И так история в целом "не пошла", насколько можно судить по игнорированию её уважаемыми участниками нашего сообщества  )))

История отличная!!!!все ждут продолжения !!!

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...
  • V.I.P.
В 16.06.2021 в 19:34, Sweetierus сказал:

Боюсь, предыстория будет воспринята читателями как занудство.

И так история в целом "не пошла", насколько можно судить по игнорированию её уважаемыми участниками нашего сообщества  )))

Хотя я не очень люблю рассказы, где есть пеленание, но тут оно хорошо вписывается. Присоединяюсь к комментариям, что интересно было бы почитать предысторию. Не обращайте ни на кого внимания! Вы пишите и это главное. Всегда будут те, кому понравится, а кому нет. А так начало хорошее. 

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Поддержу - рассказ просто чудесный! Было бы очень хорошо, если бы Вы его продолжили или написали предысторию. Очень ждем!

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Скажу так, не читабелен, много текста, раздувающего историю. Посмотрел начало и конец. Заметил что много ты написал про процесс толи пеленания, толи чего, из-за чего отпало практически желание читать. Логичнее было бы разбить это на несколько частей, с интерактивной частью:) оценю данное произведение на 3 из 5, более не могу, иначе мне придется читать это все, дабы понять ради чего я ставлю большую оценку, а демотивация уже у меня появилась)

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Хотелось бы прочитать как он дошёл до жизни такой. 

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.