Jump to content

Recommended Posts

Prissy57f760f9.jpg.9d4c7a9420a31ca0fa20606d3943859f.jpg

Продолжение рассказа "Сколько же мне лет?" (Начало здесь) по рисунку Prissy.

Автор - AlexBragin 

Сколько же мне лет 2

- Тетушка Эмили! Мы уже заждались! - молодая женщина обняла свою гостью и прижалась щекой к щеке.

- Ах, Викки, знала бы ты, как непросто что-то планировать с твоим кузеном! - покачала головой в ответ Эмили.

- Не люблю этих прыщавых капризных переростков! Тетушка, но кто эта очаровательная девочка рядом с тобой?

- Ты не узнаешь ее?

До этого момента Чарли был относительно спокоен, и даже слова про "прыщавых переростков" пролетели мимо его преображенного сознания, как будто относились к кому-то другому. И начиналась поездка замечательно! Неожиданная обновка! Да еще какая! Перед выходом из дома тетушка Эмили укутала его в длинный белоснежный плащ-пелерину. Мало того, что любая новая вещь добавляет вкуса к жизни. Но помимо этого совершенно самостоятельного плюса был еще и один прикладного, так сказать, свойства. Новый плащ почти полностью скрывал от посторонних глаз недостаточно серьезный, как казалось Чарли, для юноши 18 лет наряд. Но теперь все так чудесно разрешилось! Отороченный розоватым мехом по воротнику и манжетам с шелковой блестящей подкладкой плащ был - само совершенство, и Чарли долго не мог оторваться от собственного отражения в зеркале. Несколько смущали, правда, кое-какие мелочи. Розовые туфли на высоких каблуках, которые не мог скрыть никакой плащ. Розовая соска, которую в качестве аксессуара, спасающего от лишних вопросов, сунула ему в рот находчивая тетушка Эмили. И то, что в пелерине не оказалось рукавов. Когда тетушка завязала ленты, стягивавшие плащ у горла,  Чарли почувствовал себя в нем абсолютно беспомощным! Эдакой глупой куклой, которую тетушка вынуждена была заботливо усаживать на заднее сидение автомобиля, поправлять ей чуть сдвинувшуюся при посадке шапочку и даже открывать дверь по прибытии на место. Нет, ее внимание, нежность и ласковое обращение становились от этого еще более трогательными, и Чарли даже растрогался до слез... Но все же... когда не можешь промокнуть лишнюю влагу у глаз... почесать нос... или убрать с лица прицепившуюся вдруг пушинку... Это как-то смущало юношу... 

- Нет, тетя! Мы не могли быть знакомы! Уверена, что такое прелестное создание забыть невозможно! Позвольте мне расцеловать вашу молчаливую спутницу! - и не дожидаясь разрешения молодая женщина бросилась обнимать остолбеневшего Чарли и покрывать его лицо горячими поцелуями. Юноша даже пожалел, что находившаяся во рту  предохранительная соска помешала ему столь же жарко ответить прекрасной кузине Викки.

- Она не такая уж молчаливая, если ей показать новое платьице или красивые туфельки! Но бедняжка очень стесняется своих малых лет и совершенно теряется при взрослых. Глупышечка не может обойтись без своей любимой соски! Если бы не это досадное обстоятельство, она давно бы представилась сама. Пока же... будем звать ее Чарлина! - снисходительно пояснила старшая женщина.

- Не будем смущать девочку! У нее очень милая соска, и если ей удобнее с соской, то разве здесь найдется черствое сердце, чтобы лишить ее этой невинной привычки?! Чарлина, дитя мое, ты - сущий ангелочек! - Викки взялась за розовый бант, удерживавший пелерину на плечах пунцового от смущения юноши. - Уверена, моя любовь к тебе растопит стеснение, и мы познакомимся поближе!

Тетушка Эмили засмеялась:

- Под этим плащом есть кое-что, что поможет тебе, Викки, все-таки узнать свою маленькую гостью!

- Тогда предлагаю снять пелерину в гостиной! Там уже собрался наш небольшой женский кружок. Устроим маленькую викторину!

"Кузина Викки" приобняла свою таинственную незнакомку и повела в комнату.

***

649434323_Prissy953910418.jpg.153e4c24c3e50da35d9c9bc23ebbc431.jpg

Чарли так сосредоточился на том, чтобы не упасть на своих высоченных тонких каблуках, двигаясь по скользкому паркету, что когда оказался на пороге гостиной, не на шутку растерялся. В комнате вокруг стола с расставленными чайными принадлежностями расположились четыре леди, и сейчас они разом повернули головы ко входу, не слишком учтиво, во все глаза, рассматривая странное высокое существо в белой детской шапочке, белой длинной пелеринке и с соской во рту, прибывшее в сопровождении хозяйки. Чарли в ужасе замер в дверях.

Образовалась неловкая пауза, которую стороны использовали, чтобы лучше рассмотреть друг друга.

- Какой злодей напугал это милое дитя? - послышался низкий раскатистый женский голос.

- Кажется, мы вступили в тот возраст, что можем напугать ребенка одним своим видом! - с сухоньким смешком проронила куда-то в сторону немолодая дама в круглых очечках.

- Еще немного, и ее глаза будут больше той штуки, что она держит во рту!

 У Чарли подкашивались ноги от такого пристального внимания, но он совершенно не представлял, как можно выбраться из этого мучительного положения.

- А как зовут нашу маленькую девочку? - опять пробасила немолодая дама с пышными формами.
Чарли с ужасом посмотрел на нее, потом перевел взгляд на тетю Эмили. Та только развела руками.

Дама едко улыбнулась:

- А вот когда я была маленькой девочкой, мама меня учила, что надо отвечать на вопросы взрослых!

Эмили виновато посмотрела на племянника, пожала плечами и осторожно вынула соску из его рта.
- Должна признать, моя крошка, что нехорошо молчать, когда тебя спрашивают взрослые! Скажи. Всего несколько слов. Ты же умеешь, да?
- Чарли
- Правильно, умница, Чарлина!
- А сколько Чарлине лет? - с нажимом продолжала допрос могучая леди.
Юноша с надеждой смотрел на соску, блестевшую слюной под яркими лампами, но спасительный аксессуар не спешил вернуться в рот.
- Крошка моя, ты запомнила сколько тебе лет? - переспросила тетя Эмили.
- Восе... - Чарли бросил взгляд на тетушку Эмили и осекся. - М-м... То есть...
- Вот видите, девочке еще очень не просто даются числительные. Но она старается. Так сколько, милая? Мы с тобой учили сегодня утром...
- Д...два...
- Ты - моя умница! - с облегчением выдохнула тетя-воспитательница, а вслед за ней и все присутствующие. -  Получи обратно свое успокоительное!

Обстановка несколько разрядилась.
- Какая способная у нас Чарлина! - кузина Викки чмокнула "сестренку" в пухлую щечку.

- Если я что-нибудь понимаю в двухлетних девочках, без слез сегодня не обойдется! - принялась искать что-то в сумке пожилая дама в синем.

- А почему бы ее не раздеть, если мы уже почти все про нее выяснили? - саркастически заметила леди средних лет в сером платье с белым воротником.

- Ах, простите! Эта красотка совсем свела меня с ума!  - кузина Викки развязала бант пелерины, с улыбкой поглядывая в глаза активно сосущего соску Чарли.

Когда хозяйка жестом умелого фокусника эффектно стащила плащ со своей необычной "гостьи", раздался настоящий взрыв голосов!

- Какая куколка!

- Принцесса Барби с соской!

- Какой смелый наряд!

- Какое бесстыдство!

- О чем вы говорите, дорогая! Девочке всего два годика!

- Два годика и уже такое бесстыдство!

- Нет, ей, наверное, очень стыдно. Смотрите, она вся красная от смущения!

Чарли сжимал в руках свою маленькую розовую сумочку и не знал, что ему делать под градом сыпавшихся со всех сторон комментариев.

- Ну, что вы набросились на мою малышку?! - тетушка Эмили вступилась за племянника. - Викки, ты все еще не узнаешь ее? Тогда взгляни сюда!

И указала глазами на нижнюю часть туалета своей протеже.

Молодая женщина нагнулась к самой промежности Чарли. Он дернулся, вытянувшись в струнку и, кажется, перестал дышать. Викки пощупала пальцами материал трусиков, потом мягко погладила их спереди всей ладошкой, потом еще.

- Тетушка Эмили, что-то мне это напоминает... Но что? Кажется, недавно я это видела... И даже держала в руках.... Ну-ка, ну-ка... - и она продолжила гладить трусики.

Чарли с ужасом понял, что независимо от его желания внутри трусиков нарастает напряжение, ищет дорогу вверх и вчерашний вечер у леди Милтон, и утро этого дня, с его долгими возбуждающими сборами. А ладошка кузины Викки ласково, но настойчиво подогревала эту взрывоопасную, увеличивающуюся массу.

Однако, как вдруг понял Чарли, угроза исходила не только от хозяйки дома.

Со своего места поднялась и направилась прямо к Чарли высокая молодая женщина. Она приближалась с медленной грацией кошки, обнаружившей запутавшегося в высокой траве птенца, уверенная и беспощадная.

- Дороти, голубушка, держи себя в руках! - боязливо отреагировала на ее движение пожилая дама в синем костюме.

- А я хочу подержать ЕЕ руками. Уж больно любопытно посмотреть поближе и эту юную розу, и ее наряд!

Дороти подошла вплотную к испуганной "Чарлине" и пожирала ее глазами.

- И ради всего святого, Эмили, подержите эту глупую соску! - с этими словами молодая женщина протянула руку и легко вынула спасительный аксессуар изо рта не ожидавшего такого поворота юноши. - У вашей воспитанницы такие чудные губки! Они сейчас так очаровательно припухли, после долгого общения с... э-э... этим пластмассовым предметом. А как малышка их приоткрыла? Чудесно! Наивно и трогательно! Ну-ка, окажи взрослым любезность: подержи ручками подол своего очаровательного платьица. Мне хочется получше рассмотреть этот нарядный бант на животике!

Чарли переглянулся с тетушкой Эмили и послушно приподнял полы платья пальчиками.

- Очень! Очень нарядный бант! - Дороти наклонялась все ниже и ниже. - И как хорошо он сочетается со всем остальным!

Чарли чуть не встал на цыпочки, словно пытаясь вытянуть себя за полы платья из этой комнаты и как можно дальше от внимания молодой женщины, перешедшего уже и на трусики.

- Дороти, не опускайся так низко! - пробасила шутливо дородная леди.

- Глупости! Я только хочу пощупать материал! Это тот же материал, из которого сделан бант? Как блестит! Это шелк? Или что-то новомодное?

"Чарлина", выпучив глаза, молча таращилась на молодых женщин, которые на глазах у всего собрания продолжали вести свою непонятную игру. Дороти и Викки попеременно продолжали поглаживать розовый материал трусиков вместе со всем, что эти трусики прикрывали. Остановить их "малышка" не решалась и только к своему ужасу чувствовала, как мужской орган начал поддаваться их настойчивому исследовательскому интересу.  Не прошло и нескольких секунд, как рука любительницы  новых материй почувствовала произошедшие изменения.

- Оу-у! Какой... какой интересный... интригующе интересный материал! Можно сказать - почти живой!

Викки тоже не упустила случай пощупать "ожившие" трусики.

- Да, действительно, и материал, кажется, мне знаком.

Она  как будто в задумчивости потерла рукой раздувающийся на глазах бугор, вырастающий под переливающимся розовым шелком.

- Какой теплый цвет, не правда ли, Дороти?

- Определенно теплый, Викки, и даже горячий!

К этому возбужденному обсуждению, кряхтя и покачивая головой, присоединилась и леди доброй комплекции, и тоже заинтересовалась материалом, из которого сделаны трусики, причем обхватила выпиравшую часть всей ладонью и исследовала предмет одежды энергичными движениями вверх и вниз.

- Но... Но... Нет!... Нет! Постойте! - Чарли не смог утерпеть и, задыхаясь и, по-прежнему держа обеими руками полы платья, попытался протестовать.

- Пожалуй, вы правы, с соской было лучше! - не отрывая руки от трусиков прогудела леди и протянула руку к тетушке Эмили. Та, еле сдерживая смех, вложила ей в ладонь соску, которая тут же с размаху вернулась в рот Чарли.

- О-у-м-м-м... - протесты стали неразборчивы, но сохраняли ритм, заданный рукой могучей леди.

- Дорогая миссис Флетчер, не испортите красивую вещь! - вернула ей должок Дороти. - Вы можете протереть в ней дырку!

- А мне и хочется пробить дырку, из которой ударит фонтан! - невозмутимо парировала миссис Флетчер, не отрываясь от процесса.

- Леди, давайте оставаться в рамках пристойности! - по-прежнему с трудом удерживая улыбку обратилась к ним Эмили. - Ведь моя Чарлина еще совсем дитя!

- Не волнуйтесь, тетя, мы только интересуемся последними достижениями моды в области нижнего белья! - распрямилась Викки. - И мне кажется, теперь я узнаю их!

Она посмотрела прямо в глаза Чарли и поцеловала его в щеку.

- И те трусики, - она поцеловала еще раз, - ... и их милую, прелестную...

Поцелуи продолжали сыпаться на щеки бедного юноши, который подвергался атакам и сверху, и внизу, и уже еле держался на ногах.

-... глупенькую и такую обворожительную обладательницу...

Соска снова покинула рот Чарли, и Викки впилась в его губы своими губами. Это было последнее, что помнил юноша. Фонтан, которого так добивалась миссис Флетчер, все-таки ударил прямо в трусики, дамы завизжали, захохотали, юноша затрясся от дикой смеси удовольствия и стыда, Викки обхватила ладонями его щеки, продлив поцелуй, и все это сплелось в шумный, безумный хор, к которому вскоре присоединились громкие рыдания доведенного до полного отчаяния Чарли!

***

Чарли лежал на диване в маленькой гостиной, и его тело сотрясалось от плача. В дверь заглянула встревоженная тетушка Эмили, но Викки энергичным жестом руки отослала ее прочь. Она сидела рядом с юношей и как могла пыталась успокоить его.

- ... ошибаешься... Тебя все любят, - приговаривала на разные лады женщина, поглаживая юношу по голове, на которой по-прежнему была белая шелковая детская шапочка.

- Н-н... е-е... - захлебывался от судорог Чарли.

- Тебя все лю-ю-юбят, - продолжила Викки и подсела ближе к голове "плачущей девочки". - Все хотели рассмотреть тебя поближе - такая ты красивая, такая ты милая...

- Я... я... не красивая... - и снова послышались рыдания.

- Ты очень красивая, очень милая... И все сразу повскакивали, как только ты вошла! Где ты видела, чтобы люди вставали из-за того, кто им не нравится? - нашептывала Викки на ушко своему безутешному подопечному.

- Не... не... нравится... - голос Чарли стал звучать не так резко? - нет, Викки была в этом еще не уверена. Она осторожно приподняла его голову и успела подсесть под нее на диван. Лицо юноши уткнулось прямо в темный гладкий нейлон колготок женщины. Чарли почувствовал тепло и прижался плотнее к мягким бедрам своей "кузины".

1537173710.jpg.750b66d4fbe3575fa1fc079a990d967c.jpg

- Ты немного уста-а-ала, вокруг было мно-о-ого взрослых люде-е-ей, - нежно припевала Викки и гладила, гладила свою "девочку" по голове. - Ты чуть-чуть попла-а-акала, слезки капали, обидные горячие слезки. Но скоро, совсем скоро они вы-ы-ысохнут, и наша девочка будет красивой-красивой!

- Не... не будет, - уже совсем тихо и только по инерции всхлипнул Чарли и затих, всем сердцем отдаваясь ласке женской руки, вжимаясь плотнее лицом в ее колени и пытаясь уловить хоть намек на ее, только ее, кузины Викки, запах. Новые ощущения быстро выветрили прежнюю обиду и хотелось только одного: чтобы это блаженство на диване никогда не заканчивалось.

- Будет, будет... - приговаривала женщина.

- Будет! - Викки игриво чмокнула юношу в щеку и, заглянув ему в лицо, добавила с загадочно-интригующей интонацией. - Но сначала надо посмотреть, что висит у меня в шкафчике!

Ее пальчики, пробежавшие по его животу, заставили Чарли дернуться от неожиданности.

К неудовольствию юноши Викки приподняла его голову и выскользнула с дивана, не забыв осторожно положить голову обратно. Она направилась в сторону стоящего в комнате платяного шкафа.

- Сейчас... Сейчас мы проверим, будет наша девочка красивой или нет, - нараспев приговаривала Викки, громко шурша чем-то в шкафу.

На этот восхитительный, волшебный звук перебираемой женской одежды Чарли не мог не отозваться. В его мозгу калейдоскопом пронеслись шелковые, атласные, тюлевые, кружевные, белые, желтые, голубые рукава, вырезы, подолы, лифы, которые сейчас, в эту секунду, могли так соблазнительно шуршать в таинственных недрах шкафа кузины Викки. И как после этого лежать в темноте, на диване, одному, уткнувшись облитым слезами лицом в крытые бархатом подушки?!

Он не выдержал и, неуверенно встав, направился на своих каблуках к раскрытой дверце шкафа, за которой слышались звуки настоящего праздника жизни.

- А-а! - неожиданно выскочив из-за дверцы, схватила юношу в объятья Викки и, крутанув его разок вокруг себя, бережно поставила на пол. - Значит, моя девочка не так уж плоха? И у меня есть кое-что, что может поправить ей настроение!

Женщина протянула в шкаф руку и жестом иллюзиониста, достающего из-под плаща сюрприз, вытянула вешалку с ярко-желтым коротким платьем и целым ворохом белых нижних юбок.

- О-у-у-у! - подпрыгнул от восторга Чарли. - Какая красота... Какой шик! Как... Как...  И это мне?

- И ты еще будешь утверждать, что ты  - не девочка?! Только так и должна реагировать любая женщина на любой яркий наряд: сначала восторг, затем присвоение! Тест ты прошла превосходно! И потому скажу сразу: это тебе, моя радость! Только тебе! И специально для тебя! Разве я могу оставить свою прекрасную маленькую кузину без подарка?!

- Ах, спасибо!

- Ах, спасибо кто?

- Ах, спасибо... кузина Викки!

- Уже лучше! Но есть варианты еще более приятные моему нежному слуху. Неужели этот подарок не заслуживает хоть немного девичьей лести?

- Спасибо... любимая кузина Викки!

- Ты - моя умница, любимая кузина Чарлина!

И они с удовольствием обнялись и поцеловались!

 

 ***

 

- ... Гости будут в восторге!

- Гости?! - в ужасе воскликнул Чарли. Хищно набросившиеся на него женщины снова встали перед глазами.

- Нет! Ни за что! - он испуганно замотал головой.

- Глупости, Чарлина! Мы не можем лишить собравшихся леди удовольствия полюбоваться моим подарком, тем более на такой очаровательной модели! - Викки ни на секунду не останавливала приготовлений, словно и не обращая внимания на застывшего в нерешительности юношу.

- Но я не пойду! - притопнул он ногой от обиды.

- Ах, как ты похожа на некоторых девочек! Ты копируешь кого-то из старших, правда? Но это отнюдь не лучший образец, моя милая Чарлина! И к тому же до них тебе еще расти и расти. В твоем возрасте надо довериться взрослым и поступать так, как они говорят! - Викки все-таки подошла к "кузине", которая уже начала хмуриться, надувать щеки и явно готовилась пуститься в слезы. - Тебе еше не говорили, что когда ты капризничаешь, то сразу теряешь свою прелесть? Тебе надо только улыбаться! И радоваться! Ведь с рядом с тобой столько любящих взрослых!

Викки поцеловала юношу в обе щеки, и он чуть-чуть смягчил свой гнев.

- Тем более, что нам с тобой предстоит сейчас грандиозно-приятная процедура! - женщина наклонила голову и посмотрела на Чарли сбоку, словно скрывая какой-то секрет.

- Что?... Что за процедура? - поймался на эту невинную уловку юноша.

- Нам надо выбрать тебе... Новые трусики! - заговорщически прошептала Викки. - Мне очень приятно, что сегодня ты надела те розовые, которые я тебе подарила. И выглядела ты в них замечательно! Но видимо, они так понравились и тебе, и моим гостьям, что результаты оказались слишком заметны!

Она скорчила уморительно-огорченную гримасску и показала на темные неопрятные пятна, портившие вид нарядных блестящих трусиков.

- Идем! Идем скорее! - позвала она юношу, в ужасе рассматривающего следы на розовой материи. - У меня есть еще несколько, но нам с тобой надо определиться, какие из них лучше всего подойдут к твоему новому платью!

Это было предложение, от которого не могла бы отказаться никакая девочка. Не смог отказаться и Чарли. Как тень за Орфеевой флейтой он засеменил вслед за кузиной Викки к комоду с предусмотрительно выдвинутым ящиком. А там... Там... Он задохнулся от восторга! Глаза разбегались по блестящему разноцветному морю, разбегались и никак не могли остановиться на чем-то одном. Желтые, розовые, голубые, салатные блики этого моря с ажурной пеной оборок и кружев завораживали, не отпускали, манили. Руки так и потянулись сами собой зарыться в волны этой праздничной поверхности, чтобы потрогать, ощутить на кончиках пальцев пронзительную холодящую гладкость множества разложенных трусиков. Сердце обмирало и тут же пускалось вскачь. И вот уже Чарли почувствовал, как всем лицом погрузился в переливающиеся сказочные богатства волшебного ящика.

Для Викки наступили сладостные минуты тихого торжества. Глядя на неподдельный восторг "кузины", слушая ее захлебывающиеся стоны удовольствия, она могла похвалить себя за точно предугаданные реакции своего необычного гостя. А ведь себя надо, обязательно надо хвалить! Иначе... Иначе зачем тогда жить?!

Однако все хорошее когда-нибудь заканчивается. Время неумолимо бежало вперед, их по-прежнему ждали гости, и надо было скрепя сердце вытаскивать юношу из гламурной ловушки. Не разрушая, по возможности, ее завораживающей притягательности. Она еще пригодиться в будущем!

- Жадная девочка! И ты не хотела поделиться этой красотой с почтенными леди?! Ай-яй-яй! - Викки с трудом оторвала голову Чарли от поверхности моря трусиков.

- А... А... - захлопал он ртом, как рыба вытащенная на берег.

- Нам с тобой, милочка, пора определить трусики-победители, - Викки расположилась рядом на полу. - Кто же из этих счастливчиков прикоснется сегодня к твоей атласной коже? Кто достоин погладить тебя в самом нежном месте? Разве тебе самой не интересно?!

- Да... Да... Да... Конечно... - юноша снова зашарил руками по вороху блестящей материи, но не в силах был остановиться.

С легким вздохом прерывая томную негу собственной игры, Викки взяла желтые шелковые трусики с двумя рядами нашитых белых кружевных оборочек.

- Мне кажется, вот эти могут подойти к твоему новому платью! - она попыталась поймать взгляд своей жертвы, но это было не так-то просто. Глаза Чарли тут же утонули в море остальных, не менее привлекательных образцов.

- Ты ведь хочешь проверить, как ложится их цвет на цвет платья? - заманчивая наживка потянула воображение юноши к платяному шкафу, стоящему в другом конце комнаты. Он не мог не бросить взгляд туда, где скрываемое дверцей висело его новое платье, и Викки получила столь нужную ей долю секунды, чтобы оторвать Чарли от сокровищницы трусиков.

- Бежим их знакомить! - крикнула она и вскочила на ноги.

Чарли тоже попытался быстро встать, но вынужденный отвлечься на борьбу с каблуками своих розовых туфель, безнадежно пропустил конец сказки: ящик с трусиками был задвинут беспощадной рукой в комод, а солнечное сияние, исходившее из него погасло.

Однако Чарли в это время уже ковылял к своей новой мечте, висящей на вешалке.

 

***

 

 -  А я повторяю: если девочка Чарлина хочет, чтобы на нее надели новые трусики, она должна поднять подол своего платья двумя руками, смотреть вверх и выполнять распоряжения взрослых. То есть, мои распоряжения, - поправилась кузина Викки.

Чарли очень хотел получить новые трусики, но очень не хотел отрывать руки от промежности. Он был настолько поглощен разглядыванием нового платья, блестящая поверхность шелка так сильно увлекла его своими чарами, что ловкий маневр женщины застал его совершенно врасплох. И вот теперь розовые трусики, только что снятые с него, бессильной тряпицей лежали на полу, отрезая путь назад, а желтые, так чудно подходившие к новому платью, были растянуты между двумя ладонями кузины, которая... Которая была неумолима и требовала неукоснительного подчинения своим правилам. Но это значило - отнять руки от голой промежности, на что Чарли по-прежнему не решался. Он застыл в ступоре, и никак не мог из него выйти.

- Хорошо, успокойся, моя милая! - пришла ему на помощь терпеливая кузина. - Забудем на время о трусиках. Повернись к платью и расскажи мне, какие бусы могли бы к нему подойти?

Бусы... бусы... О, про бусы Чарли мог бы говорить долго! Тетушка Эмили часто обсуждала с ним варианты аксессуаров. Не отнимая руки от паха, Чарли повернулся к висящему на вешалке платью и попытался оценить  его длину.

- Лучше всего... Лучше всего... Длинные, под жемчуг! - помечтал вслух юноша.

- Длинные? Ты говоришь длинные? - уточнила Викки и встала рядом с "кузиной". - Покажи, насколько длинные?

- Или короткие? - засомневался Чарли.

Он коснулся платья в том месте, где бусы могли сделать свой воображаемый полукруг и задумался, замечтался, заулыбался. Да и как было не улыбнуться этому солнечному созданию, радостно переливающемуся красками под ярким электрическим светом?! А то, что кузина Викки просит сделать маленький шажок вперед правой ногой, так это не повод, и даже не пол-повода отвлечься от созерцания настоящей красоты!

- А теперь полшага левой ножкой! - просит откуда-то снизу женщина и не забывает восхититься. - Ах, какие у тебя, малышка, гладкие, стройные ножки! Так бы и зацеловала! А для твоего маленького цыпленка мы по этим восхитительным ножкам поднимаем  желтый шелковый домик и сейчас укутаем нашего птенчика...

И только тогда, когда нежные, игривые  прикосновения женских пальчиков будят уснувшего "птенчика", Чарли возвращается из страны грез в комнату и убеждается что...

-  ...ничего страшного не произошло! - Викки медленно целует сквозь шелк трусиков поднимающего голову цыпленка, а потом ногтем, покрытым темно-вишневым лаком щекочет его все так же через гладкий, прохладный материал. - Как видишь, мы с ним вполне подружились, и теперь я не потерплю твоих детских капризов с трусиками!

Дальше происходит то, чего Чарли уж совсем не ожидал.

Викки решительно стягивает желтые трусики вниз, на щиколотки обескураженному юноше, раскрывает их, еще теплые, широко руками и командует:

- Выходи!

Расстаться с такой красотой - все равно что получить нож в сердце! Неужели его сейчас лишат только что обретенного шелкового счастья? Чарли успевает опуститься на самое дно отчаяния, но настолько ошеломлен, что обреченно выполняет приказ.

-  А теперь повторяю: если девочка Чарлина хочет, чтобы на нее надели новые трусики, она должна поднять подол своего платья двумя руками, смотреть вверх и выполнять мои распоряжения!

Викки произносит эту строгую тираду снизу, от пола, удерживая трусики широко раскрытыми. И в душе Чарли зреет надежда...

Сопротивлении забыто. Он спешно подхватывает полы своего старого платья, зажимает их в кончиках пальцев, устремляет глаза на потолок и ждет, ждет с замиранием сердца.

- Ножку! - он чувствует легкое похлопывание по правой ноге и быстро, даже быстрее, чем, наверное, требуют приличия от девочки, поднимает ногу.

Нет, это не проверка! Вверх по ноге, чуть задевая кожу, движется, движется...

- Вторую!  

Он готов поднять обе ноги одновременно, если бы это позволила сила земного притяжения, мнется, крутится на одной ноге и только после вздоха, раздающегося внизу,  соображает, ставит правую ногу вниз и поднимает левую.

- Умница, девочка!

Как флаг над рейдом, вверх, гордо и торжественно, символом победившей женственности, в руках прекрасной и строгой хозяйки дома по стройным белым ножкам поднимается желтая шелковая одежка. И Чарли сейчас жалеет только об одном: что он не может видеть, как это выглядит со стороны! Зеркало! Пол-царства за зеркало!

 

***

 

- Дорогие гостьи, с нами снова - милая Чарлина! - Викки стояла в дверях комнаты с гордым видом учительницы, представляющей своего ученика.

В проем, с трудом протискиваясь широкой, круговой юбкой, вошла "кузина". Завораживающий шелест, издаваемый многими слоями невесомой, полупрозрачной материи, гнал мурашки восторга по телу юноши и позволял  хоть как-то отвлечься от  предстоящей процедуры.

Чарли замер на пороге и бросил короткий взгляд на кузину. Викки чуть заметно кивнула головой:

- Чарлина, детка, поприветствуй наших гостей!

Покраснев и опустив глаза, юноша тем не менее засеменил к сидящей ближе всех Дороти. Уставившись на носки своих розовых туфель, пробормотал чуть слышно:

- Меня зовут Чарлина, и мне двое... две... два... годика, - слегка запинаясь, он нашел правильную форму и с облегчением выдохнул.

Дороти расплылась от улыбки и призывно протянула руки навстречу облаченному в детское желтое платьице юноше:

- Иди ко мне! Дай я обниму тебя, дорогая!

Засмущавшись еще больше, Чарли отдался молодой женщине. Она усадила его к себе на колени и погладила по спине:

- По случаю нашего приятного знакомства позволь подарить тебе эту маленькую брошку!

Дороти повертела перед носом изумленного Чарли блестящей вещицей, и положив подбородок ему на плечо, осторожно прикрепила украшение на платье "девочки". Поцеловав на прощанье, с легким вздохом возвращая обществу это чудо, Дороти ссадила Чарли с коленей.

Следующей была сухонькая дама с круглых очечках.

- Меня зовут Чарлина, и мне два годика, - произнес Чарли, уже не запинаясь.

Дама смутилась даже больше, чем юноша, и полезла в свою сумку, стоявшую у нее на коленях:

- Я, право, не знаю.... Все это так необычно... Но вот может.. Если это вас, конечно, не обидит... Мне было бы приятно... Хоть чем-то....

После судорожных поисков она, не глядя в лицо "девочке", протянула пластиковый пакет известного бренда женского белья с чем-то блестяще-желтым внутри.

Чарли явно растерялся и, взяв протянутую ему вещицу, переминался с ноги на ногу:

- Спасибо... Э-э... Я... не знаю...

Дама, так же не поднимая головы, снисходительно помахала рукой.

Из затруднительного положения его вывела миссис Флетчер, которая не вставая с кресла, взяла юношу за руку и притянула ближе к себе.

- Меня зовут Чарлина, и мне два годика, - повторил Чарли несколько уверенней.

Миссис Флетчер с широкой улыбкой распахнула объятия и прижала юношу к своему могучему телу. Чарли почувствовал как упруго поддались ее пышные  груди и испытал мимолетное чувство эйфории. Судя по увлажнившимся глазам леди, ей тоже было очень приятно.

- Прости, мое дитя, я испугала тебя немного. Но надеюсь, в будущем ты не будешь дичиться, и мы с тобой всласть поиграем! А эта горжетка, я уверена, вполне подойдет к твоему платью.

Она достала широкую желтую ленту с большим бантом на ней.

- Наклонись ко мне, сдобная булочка!

Чарли снова наклонился и уперся взглядом в сладостную ложбинку груди, приятно открывавшуюся в широком разрезе платья миссис Флетчер.

Леди, не торопясь, закрепила горжетку на шее юноши и, пользуясь тем, что лицо Чарли было совсем рядом, поцеловала его в губы.

- Как приятно целовать этого ангелочка! - расплылась она в проказливой улыбке и подтолкнула свою жертву к следующему креслу.

- Меня зовут Чарлина, и мне два годика, - заражаясь этой широкой улыбкой, отрапортовала "девочка", встав перед четвертой гостьей, женщиной средних лет в сером платье с белым воротником.

- Хорошая девочка, обращаясь к взрослым, делает реверанс! Ты не считаешь нужным выразить должное  уважение мне или еще слишком глупа, и не знаешь как делают реверанс? - строгие слова подействовали как холодный душ, но несколько смягчались выжидательной улыбкой, блуждавшей по губам женщины. Ее явно забавляла ситуация.

- Ам... Ух... Э-э... - Чарли был явно сбит с толку и только краснел под испытующим взглядом незнакомки.

- Конечно, Чарлина еще многого не знает и не умеет, - тетя Эмили опасливо пришла на помощь к "племяннице". - Но со временем обучится!

Она взяла свою воспитанницу под руку и повернула ко всему кружку.

- А сейчас простите, нам пора ехать домой! Я рада, что сегодня у тебя, Чарлина, появилось столько новых друзей, но для одного дня, пожалуй, достаточно впечатлений! Возьми, детка!

Она протянула Чарли уже знакомую ему большую розовую соску. Юноша с облегчением взял ее в рот.

- Умница ты моя! - просияла тетушка Эмили.

Link to post
Share on other sites

  • Счетчик

×