Jump to content

Slutty
 Share

Recommended Posts

(Прошу прощения, перевод может выглядеть сумбурным, но на самом деле оригинальный текс сам по себе довольно суховат на эпитеты и метафоры, а так же очень много повторяющихся местоимений она, она, она... Смягчаю как могу, но чукча не писатель, чукча переводчик.)

 

Элис изо всех сил пыталась не расплакаться. Она корчилась и вскрикивала с каждым шлепком по ее попе, но унизительность ее детской позы только увеличилась бы, если бы она сдалась и заплакала.

«АУ! АУ! СТОЙ! Ты не можешь так со мной поступать!» - кричала она.

«Ты будешь хорошей девочкой?» - спросил мужчина, которого она знала тольк как «Папочку».

«Отпусти меня! Ты не можешь меня шлепать!»

Она попыталась вырваться, но он крепко держал ее перекинутой через коленку, заломив ей руки своей левой рукой и шлепал ее уже красную попу правой. Она не могла даже двинуться с места.

«Похоже, что я магу, малышка. А потом ты пойдешь в свою комнату для перерыва.»

«НЕТ! Я не малышка! Бога ради, я же хожу в колледж!»

Он дотянулся до пряжки ее ремня. Она завизжала, когда он расстегнул ее и спустил ее штаны и трусики.

«Глупенькая, тебе это больше не понадобится. Мы оденем тебя получше.»

«Нет!» - возразила она. Что это могло означать?

Он вынул ремень из ее штанов, согнул его и резко ударил им по попе. Ремень ударился с громким ШЛЕП, и она закричала.

«Ты была очень плохой девочкой,» - сказал он и снова шлепнул ее. - «Ты будешь слушаться меня, нравится тебе это или нет, и ты научишься быть хорошей.» - он снова ударил ее.

«АУ!» - она начала плакать. «Хорошо,» - ответила она. - «Я буду хорошей.»

«Хорошая девочка,» - он поставил ее на ноги. Она попыталась натянуть свои штаны, чтобы прикрыть свою горящую красную попу, но он не сильно ударил ее по рукам и шлепнул ремнем. «Нет, хорошие девочки так не делают.» Он встал позади нее. Высокий, худой, широкоплечий, он легко оглядел ее, от чего она съежилась.

Не позволяя ей натянуть штаны он потащил ее за запястье через странное здание, куда она только что попала. Это был обширный комплекс и они прошли через несколько коридоров и лестничных пролетов. Каждая из комнат мимо которых она проходила имела свою странную тему и люди вокруг были одеты соответственно. Были одетые в кожу в комнатах полных бондажных приспособлений, люди в ошейниках в комнатах с собачьими лежанками и мисками,  мужчины в ярко-розовых юбках, словно служанки ходящие из комнаты в комнату и наводящие порядок, и везде суровые мужчины и женщины, руководящие ими. Куда она попала?

Она попыталась представить, чем все это закончится. Яркие юбки выглядели не так плохо, но она никогда не занималась чисткой и надеялась, что не станет служанкой. Бондажное оборудование пугало ее, и она надеялась избежать и этой участи. Собачьи кровать казались просто обескураживающими.

«А вот и мы,» - сказал мужчина, указывая на закрытую дверь. Рядом были еще четыре человека, одетые в черные одежды и она нервно уставилась на них. «Ах, не беспокойся о них, они здесь только чтобы помочь,» - он приблизился и взъерошил ее волосы, затем вытащил из кармана связку ключей и начал перебирать их.

«Что там?» - спросила она, всхлипнув.

Он улыбнулся: «Увидишь,» - он толкнул дверь, втащил ее внутрь и включил свет. От увиденного у нее перехватило дыхание.

Это было даже хуже собачьих кроватей. Это было даже хуже одежды СЛУЖАНКИ.

«Нет, нет, нет,» - она попыталась выйти обратно.

«Ты СНОВА со мной споришь, девочка?» - спросил он.

У нее ушло мгновение, чтобы понять, что она видит. Внутри комната была гигантской детской. Она была раскрашена в тошнотворный розовый цвет и заполнена детской мебелью взрослых размеров. В центре стояла огромная детская кроватка, рядом были высокий стульчик, пеленальный стол и полки с подгузниками и детскими боди. Но самое худшее она увидела на кроватке, там ее ожидал, как она полагала, ее новый наряд. Он состоял из розового платья, украшенного пастельными розовыми и синими вставками, шапочка, перчатки, длинные чулки и поверх всего этого лежал толстый подгузник с нарисованными на нем кроликами. И, что хуже всего, все это было снабжено ремнями и замочками.

«Вы не можете сделать это со мной» - сказала Элис.

Через долю секунды ее мир перевернулся и она вновь оказалась перекинутой через его колено. «НЕТ!» - она попыталась вырваться на свободу.

«ПЛОХАЯ МАЛЫШКА!» - выкрикнул он и начал шлепать ремнем. Она начала плакать с первым же взмахом и каждый шлепок вызывал все больше и больше слез до тех пор пока у нее не осталось сил ни на что кроме как бессильно лежать и всхлипывать.

Убедившись, что сопротивление окончено, он перевернул ее и усадил себе на колени, а затем поднял, покачивая на руках: «А теперь давай оденемся.»

Она надулась. Однако в этот раз не сопротивлялась, когда он уложил ее в кроватку. К ее удивлению на потолке оказалось зеркало и она хорошо видела себя, кроватку и окружение. Она попыталась отстраниться, не ассоциировать себя с той другой рыжеволосой девочкой, которую собираются одеть в подгузники. Другой светловолосый мужчина делал это, но она понимала, что у нее не остается выбора кроме как смотреть на процесс собственного унижения. Это была умная, хоть и жестокая задумка.

Четверо помощников в темных одеждах были вокруг. Они держали ее за руки, пока он окончательно стягивал ее штаны, затем сняли ее рубашку. Наконец он поднял памперс перед ней и медленно раскрыл его, улыбаясь и наблюдая за выражением ее лица, меняющимся от обреченного к испуганному и смущенному.

«Нет, пожалуйста. Я не хочу носить подгузники. Я буду... служанкой, или питомцем... кем угодно, но не это,» - взмолилась она.

«Не беспокойся. Твой папочка знает, что для тебя лучше. Ты привыкнешь, и в конце концов тебе это понравится.» - он положил подгузник под нее и заботливо присыпал порошком.

Она застонала в последний раз, в пол силы пытаясь отодвинуться и оказать хоть какую-то видимость сопротивления, но была остановлена очередным шлепком его руки. Она с ужасом наблюдала, как он складывает и застегивает подгузник. Поверх он надел пластиковые трусики, которые застегнул на замок. С помощью остальных четырех он полностью одел ее в платье, шапочку, чулки и перчатки. Они привязали веревки к ее конечностям. Руки оказались притянуты к верхним углам кроватки, а ноги подтянуты к груди, безжалостно задирая ее юбку и обнажая подгузник. Он отпустил остальных, прежде чем продемонстрировать вершину ее унижения: большую розовую пустышку с ремнями. Он вставил ее ей в рот и застегнул ремни за головой.

«Что ж. Не двигаешься, не жалуешься, не попадаешь в неприятности. Тихий ребенок - хороший ребенок. Ремни будут нам нужны, пока ты не научишься держать соску во рту без них.»

Она внутренне застонала. Как долго она будет этому «учиться»? Как долго она будет носить подгузники?

«А теперь мы поиграем в игру. Я буду задавать тебе вопросы, а ты можешь кивать или качать головой: да или нет. Если будешь хорошей малышкой - получишь угощение. Будешь плохой малышкой -  отшлепаю. Посмотрим, можно ли тебе будет разговаривать, затем, может быть, перед сном немного подвигаемся. Готова?»

Она застонала. В этот раз вслух и громко. Это отозвалось сильным шлепком по ее покрытой подгузником попе и замечанием, что она «плохая малышка.» Она попыталась отвести взгляд от своего мучителя, но увидела свое отражение: заперта в кроватке, отлично просматривающийся памперс под юбкой, соска-пустышка и незнакомец, шлепающий ее. Она попыталась осмотреться, но везде было напоминание ее нового статуса: стопки подгузников, детские игрушки, высокий стульчик, манежик - от этого нельзя было укрыться. Она попыталась выкинуть эти мысли из головы и прислушаться к его вопросам в надежде что сможет как-то улучшить ситуацию, подыгрывая. Во что она вляпалась?

Edited by Slutty
  • Like 1
  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Спасибо за перевод! Идея с зеркалом мне понравилась. Легко и просто решается вопрос постоянного вовлечения в "процесс".

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

а где начала

 

Link to comment
Share on other sites

А продолжение есть ? а то что-то незаконченный рассказ получился

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.