Jump to content

Дрема-Соня
 Share

Recommended Posts

Это не Тога!

 

Я встречался со своей подругой Светой уже несколько дней и наконец-то она пригласила меня к себе домой!
Правда, пока до дома добрались пришлось идти пешком от станции метро минут пятнадцать, под холодным осенним дождём. Зонтик у нас был один на двоих и я, как настоящий кавалер прикрывал им свою даму. Куртки на мне не было, так что под конец вся одежда промокла насквозь, не говоря о мокрой шевелюре.


Дома у Светланы была её мама, Елена.
Правда, знакомство у нас состоялось не торжественное как поначалу намечалось, а скорее в духе оказания первой неотложной помощи!
Уж слишком Светина мама беспокоилась о том что я так сильно вымок под холодным дождём и теперь почти наверняка заболею. Так что она ринулась меня спасать, как могла.
Свету она отправила в спальню переодеваться, а меня увлекла в ванную комнату где запустила воду и, уверяя меня что прежде всего надо основательно отогреться, велела скидывать всю мокрую одежду и лезть в ванну.
Видя что я стесняюсь Елена вышла сказав что пойдёт подберёт для меня что-нибудь подходящее из сухого белья и одежды.
Я же, избавившись от холодной и мокрой одежды, с наслаждением залез под тёплые, почти горячие струи воды, в успевшую наполниться почти до половины ванну.
Через несколько минут, размякнув под душем и с удовольствием помывшись я почувствовал что пришёл в норму. Правда, шампунь оказался женским, так что благоухал я теперь…
Ну да ладно, вылез из ванны, вытерся широким махровым полотенцем насухо и им же обернул себе бёдра как раз перед тем как в дверь постучалась Светина мама. Впрочем, она была до сих пор вся вроде как в панике на тему о том как я весь продрог и все мои робкие возражения попросту не замечала, считая что я просто стесняюсь и явно давая понять что она знает лучше что и как надо делать.

- Ты, миленький мой, не стесняйся! Здоровье – оно важнее всего. Прежде всего надо тебя теперь хорошенько укутать, чтобы ты у нас не простыл после такой передряги и после тёплой-то ванной да выйдя в прохладую-то квартиру! У нас в доме не топят ещё, так что давай-ка я тебе помогу. Я тут всё принесла, что надо.
- Одёжек мужских в доме нет, к сожалению. Ну да ничего, мы тебе из простыней одёжку соорудим, как в древней Греции. Тога называется! Пока ты мылся я на швейной машинке несколько простыночек вместе сострочила чтоб всё получилось как надо.
- Вот так, материю обернём от плечиков, вокруг туловища. Повернись слегка, ножки чуть вместе сведи. Подол немного узкий получится, для тепла конечно. Вот так, обернём несколько раз.
Ручки пожалуйста выпрями вдоль тела по бокам, вот так! - сюсюкала вокруг меня Елена, оборачивая меня в несколько слоёв широченных и длинных льняных простыней.

Не успел я опомниться как руки мои оказались плотно припелёнуты по бокам к туловищу, прижатые к первому слою, а Елена продолжала обёртывать меня...
Я оказался укутан от горла до щиколоток в плотный и тугой свёрток, совсем не напоминающий тогу! Да Светина мама меня практически спеленала!
Критическим взглядом окинув своё творение, Елена признала в слух что «тога» получилась не совсем удачной – может распуститься сама по себе.
- Ну, это дело поправимое. – сказала она и достала из шкафчика рулон широкой розовой ленты.
- Перевяжем тогу у шейки чтоб не ослабла, у талии и над коленочками хорошенько, вот так, на узелочки и бантики красивые! Теперь точно не ослабнет! – продолжала комментировать свои действия Елена.
Ой, да у тебя головка влажная ещё после душа! Конечно, голову мы тебе тоже укутаем. Вот и платочек ситцевый как раз пригодится! Укутаем головку потщательнее, вот так! Горлышко укутаем и за шейкой на узелочки завяжем. Ну, просто загляденье получается! Ой, а ведь не знай я что ты парень - в таком виде ведь точно за девицу приняла бы! - рассмеялась довольная Елена и тут же «успокоила» что она шутит. Шутит просто!

Я же, совершенно растерявшись и в панике понимая лишь что меня спеленали как младенца, попытался с опозданием возражать что мне такой вид не нравится, умоляя меня освободить…
Но Елена явно знала что делала и возражений от меня не принимала, уверяя что я ещё разберусь в чём моя польза.
Со связанными выше коленок ногами я мог лишь семенить мелкими шажками и поддерживаемый, направляемый Еленой, вскоре был выведен в гостинную.
Светлана, оказывается собирала там ужин на всех...
Увидев же меня и рассмотрев в каком виде я перед ней предстал, Светлана так и обмерла! А потом как рассмеялась! Она смеялась и не могла остановиться, да она была просто в восторге! А потом кинулась ко мне обнимая, щупая со всех сторон, сюсюкая надо мной как маленькая девочка над новой прекрасной куклой-подарком!
Её восторгало всё – и платок на моей голове, и ленты бантов, и то как умело и хорошо я был спелёнут!
А мама её вела свою политику, разъясняя свой дочке что она меня не просто так укутала, а в порядке лечебных процедур. И что теперь-то по крайней мере она хоть спокойна будет что молодой человек не простудится.
А затем Светлане было предложено покормить меня с ложечки. Светлана довольно быстро приспособилась к ситуации и с энтузиазмом приняв новую игру, принялась ухаживать за мной как за маленьким. Она кормила меня с ложечки, обтирала салфеткой крошки вокруг рта, аккуратно подносила к моим губам чашку тёплого чая. В результате, хоть ужин и занял довольно много времени, я и наелся, и напился.
Светлана сказала мне что всегда мечтала о младшей сестрёнке с которой могла бы играться вот так вот как сейчас, хоть иногда. А затем, стесняясь, прошептала мне на ухо «Я тебя люблю, дурачок ты этакий!»
Затем она помогла мне перебраться на диван и, воспользовавшись отсутствием своей мамы которая ушла на кухню наводить порядок, стала со мной обниматься и целоваться.
Так нас и застукала внезапно зашедшая в комнату Елена! Отогнав от меня свою дочку и сказав что нацеловаться мы ещё успеем, Елена заявила что время позднее и что пора устроить меня на ночь. Одежда всё равно до завтра не высохнет, так что переночевать мне предстояло у них в квартире.
Согнав нас с дивана Елена принесла большое ватное одеяло в белом пододеяльнике и расстелила его по диагонали. Поверх него, таким же образом она постелила байковое одеяло.
Я уже не удивился когда она уложила меня поверх одеял и умело, как маленького спеленала в них по очереди, плотно и тщательно укутывая. По мнению Елены я должен был быть хорошенько укутан, для моего же блага.
Получившийся аккуратный «конверт» был перевязан лентами и теперь я чувствовал себя беспомощным как младенец!
Пожелав спокойной ночи она накрыла мне лицо углом одеяла в пододеяльнике и подоткнула его кончик под ленты на уровне горла.
На этом Елена решила что сделанного на сегодня вполне достаточно и вышла из комнаты увлекая за собой довольную дочку.
Справившись с первоначальным смущением я почувствовал себя на удивление уютно…
По крайней мере холод до меня в такой упаковке не доберётся. И вскоре заснул, мечтая о том как Светлана нежно обнимет и поцелует меня завтра, мечтая о нежных ласках и услышать от неё ещё раз заветное «Я тебя люблю, дурачок!»

 

Часть 2.

Среди ночи я проснулся по нужде и из-за того, в основном, что было очень жарко. Я сильно пропотел и, медленно просыпаясь, подумал сначала что заболел. А попытавшись двинуться и обнаружив, что не могу пошевелить руками, дёрнувшись беспомощно в плотном коконе простыней и одеял, вспомнил что это меня вчера спеленала Светланина мама.
Огорчился, подумав что не повезло – как ни пытались предотвратить простуду, укутывание не помогло...
А вспомнив вчерашний вечер о том как со мной как с маленьким возились Елена и Светлана, решил, что главное – чтобы об этом случае никто не узнал, а так-то ведь очень приятно вечер вчера провёл...
Пока же, зная что самосотятельно из пелён мне не освободиться, хоть и смущаясь, принялся в голос звать: «Тёть Лена, тёть Лена – подойдите пожалуйста, мне помощь нужна!»
Звать пришлось не очень долго и вскоре уголок одеяла над моим лицом был откинут, и я увидел Елену, заспанную, в махровом халате на голое тело.
- Что тебе, малышка, проголодалась или обписалась? - заботливо спросила она.
Я, стараясь выглядеть как можно бодрее и показывая что понимаю шутки, объяснил причины, попросив поскорее распеленать меня чтобы в туалет сбегать и заодно лекарство принять – аспирин там или посильнее там чего-нибудь, от гриппа.
Елена же, обрадовавшись тому, что я оказывается не обписался ещё, приговаривая, что сама не понимает как она не вспомнила вовремя про подгузники, принялась развязывать и разматывать спеленавшие меня одеяла. Потом помогла мне подняться и, не развязывая ленты на по-прежнему укутывающих меня простынях, поддерживая повела в туалет.
- Тебе малышка, сейчас нельзя раскрываться – вон ведь пропотела как! А в туалете я тебе помогу - сюсюкала она.
- Тёть Лен, ну почему вы ко со мной как с девочкой маленькой сюсюкаете?
- Да ты только посмотри миленькая, какая из тебя прелестная девочка-куколка получилась! В платочек головка у тебя укутана, как у девочки, спелёнута как младенчик – вот я и радуюсь что есть с кем поиграться, за кем поухаживать как за своей малышкой...
- И, кстати, зови меня мамой! А то всё тётькаешь мне... Всё же не чужие уже, вон как Светочке моей нравишься! Так что тренируйся, радость моя, звать меня мамочкой...

В ванной комнате она развязала ленты и, наконец-то, освободила меня из влажных от пота простыней. А затем растёрла насухо махровым полотенцем. Как только Елена вышла я закрылся в ванной комнате и по-быстрому сделал свои дела.
Слегка повозившись с узелками, стащил с головы платок. Постарался расчесать прилёгшие волосы, но ничего путного из этого не получилось. Теперь надо было мыть голову чтобы причёску исправить.
Прислушавшись же к своим ощущениям решил, что вовсе я не заболел. А весь обильный пот был из-за множества слоёв пелён в которых ночью был укутан..

Так что, когда Елена принесла мне стакан с водой и четырьмя разными таблетками, я стал решительно отказываться, уверяя что уже намного лучше себя чувствую. И отпихнул от себя руку тёти Лены с таблетками.
Она, видя такое непослушание, сказала что я пользы своей не понимаю. Но она, мол, справится!
- Если ты, хорошенький мой, слушаться не будешь – я тебе устрою весёлую жизнь! И не спорь со мной, а то...
- Кстати, вот этот платочек вполне подойдёт, - сказала Елена взяв снятый мной ранее ситцевый платок и заходя мне за спину.
Я думал, что она хочет опять укутать мне голову и понимая, что раз позволил ей сделать это раньше, то в этот раз отбиваться смысла тоже не имеет.
В следующий же момент Елена этим платком стянула и связала мне руки выше локтей за спиной!
Ну, не драться же мне с мамой моей девушки... рыпаться было поздно. Так что позволил довольно улыбающейся Елене дать мне таблетки и, с её же помощью запил из стакана.
- Тёть Лена, развяжите меня пожалуйста, мне больно...
- Зови меня мамочкой – улыбнулась она и, закутав меня в махровое полотенце большое, по-быстрому увлекла за собой в комнату, усадив в кресло возле дивана. Я смотрел на то как она заново перестилает одеяла и пару новых больших простыней, располагая их для пеленания и понимал что сейчас с «мамочкой» лучше не спорить.
Очевидно, что в эту ночь мне опять придётся побыть в роли её младенца...
Прежде чем она развязала мне руки пришлось пообещать быть послушным и не мешать ей за мной ухаживать.
И вскоре я лежал на диване поверх простыней и одеял, а Елена тщательно, уверяя что стесняться мне её совсем не надо, одела меня в одноразовый подгузник для взрослых. И приступила к пеленанию, умело, тщательно и внатяжку заворачивая меня в простыни. В одну из простыней укутала меня «с головой», как платком. Затем завернула, как положено, в одеяла. Байковое одеяло так же укутывало мою голову как платком.
Спелёнут я теперь был намного плотнее и надёжнее чем в прошлый раз. Получившийся тугой и красивый свёрток был так же, как и ранее перевязан крест-на-крест от уровня шеи до ног.

- Теперь, моя маленькая, ты спокойно поспи и мамочку пожалуйста больше не буди, сюсюкала Елена завязывая мне рот сложеным в широкую полосу белым платочком, завязывая его на узелки за шеей.
Не знаю какие она мне дала таблетки, но в сон от них потянуло так, что заснул очень и очень быстро.

Просыпался с трудом... Не удивился обнаружив что по-прежнему спелёнут. Угол одеяла над головой был открыт, так что увидев что нахожусь в незнакомой маленькой спальне, я очень удивился. Попытался позвать кого-нибудь, но с завязаным платком ртом получалось только мычать слабо.
Однако меня услышали. Дверь открылась и в неё вошла совершенно незнакомая высокая женщина лет сорока, одетая лишь в домашний халатик.

- Проснулся, соня? – по-свойски спросила она меня...
- Ну, как спалось-то, в пелёночках и одеяльца укутаному? И надо же чего ты выпросил у Елены, соседки моей – захотелось чтоб она за тобой как за маленьким ухаживала!
Я конечно понимаю, укутывание чтоб не простудиться и всё такое... но с пребыванием в пелёночках и игрой в «дочки-матери» - на такое не у всякого парня фантазии хватит. Ты не стесняйся, милок, мне Елена всё рассказала. Так что я всё знаю уже как вы с ней и Светочкой в дочки-матери играли и что тебе понравилось когда переодели тебя девочкой, с платочками, пелёночками и ленточками, ухаживали за тобой как за младенчиком и сюсюкали...
- Мы с Еленой близкие соседки, дружим давно. Вот и присмотреть за тобой согласилась, пока она на на работе. А то Елена не хотела оставлять вас со Светочкой наедине без присмотра. Да и игра в «дочки-матери» мне тоже не безразлична, уж очень ситуация у вас, проказники, забавная...
- Меня Любой зовут, но ты будешь звать меня мамочкой, как и Елену, договорились? Кстати, я на цифровую камеру тебя уже сняла в твоём свёрточке. И ещё фотографий обязательно сделаем новых. Леночка очень просила сделать интересных фотографий, на память и смеха ради.

Я испугался... И понял, что оказался в полной власти этих женщин. Не дай бог эти фотографии покажут кому-нибудь...
Так что, когда Люба спросила буду ли я себя хорошо вести, был готов соглашаться на всё.
Платок со рта Люба мне развязала и принесла детскую бутылочку с молоком, с сосочкой. Пить хотелось очень сильно, так что я жадно сосал молоко и рад был, что хоть так могу напиться.
Затем запросился в туалет.
- Что же, придётся тебя распеленать ненадолго. А заодно и переоденем тебя в спальную рубашечку. Очень хорошая идея, - решила Люба.
- Но чтобы и не думал сопротивляться мне, а то сам знаешь что будет!

Через пару минут, развязаный и распелёнатый из одеял и простыней я сидел на краю кровати, а Люба одевала мне через голову белую полотняную рубаху типа ночной, у которой оказались длиннющие рукава, как у смирительной рубашки...
И эти рукава, скрестив мне руки спереди, Люба туго обернула вокруг моего пояса пару раз и завязала их на узлы.
Затем она укутала мне голову белым в розовый горошек платком и, велев быть хорошей куколкой, повела в туалет. Подол рубашки оказался таким узким и длинным, что я едва мог идти, постоянно спотыкаясь и путаясь в его материале. В туалете же Любе завернула его мне выше пояса, чтобы я смог устроиться на толчке.
А когда справился со своими делами Люба, действительно как маленькому, подмыла и подтёрла. При этом Люба добродушно ворчала и было понятно, что она действительно довольна ситуацией.
Неиспользованый до сих пор одноразовый подгузник для взрослых был вновь одет на меня, как и раньше.
- Ты не переживай – используй подгузник по назначению. Я из больницы в своё время несколько десятков таких принесла. Вон, даже подружкам подарила несколько. А надо будет – ещё достанем!
Далее я был отведён обратно в спальню. Пришлось постоять пока Люба перезастилала постель. Затем был уложен поверх простыней, а вскоре Люба и сама пристроилась рядом.
- Вот, сейчас покормим нашу малышку грудью. Надеюсь малышка не кусается? Даже и не вздумай! Я обещала Леночке что ты у меня будешь образцовой малышкой, так что думаю что от регулярного кормления грудью тебе отвертеться не удастся!
Сюсюкая как над младенцем, Люба пристроила меня поудобнее перед собой и, освободив правую грудь из-под халатика, направила её мне в рот.
Я завороженно смотрел на её грудь, а когда самый настоящий женский сосок ткнулся мне в губы, моментально покраснел, а так же почувствовал наступившую сильную эрекцию. Сначала одими губами прихватил его, а потом сделал сосатеьное движение и ощутил женскую грудь уже своим языком! Мой член напрягся, а рука Любы легла прямо на него, поглаживая...
- Да, нравится тебе, проказник, грудь ласкать – хорошо видно! Ты соси, соси малышка, ласкай мамочку, - ворковала довольная Люба, продолжая ласкать мой член через подгузник. Дыхание её участилось, она сама раскраснелась и явно возбудилась...
Движения её руки стали ритмичными...
А я сосал Любину грудь в то время как она всё настойчивее продолжала мастурбировать меня. Через минуту наступила кульминация и, когда наступил оргазм, чтобы не прикусить грудь, мне пришлось пришлось выпустить её изо рта.
- Вот видишь, малышка, в нашей игре есть и приятные для тебя моменты... нравится тебе? – воркуя спросила Люба.
Я, переживая сладость оргазма, спорить с этим совсем не собирался.
Люба же, дав мне немножко передохнуть, пристроила меня с другой стороны, дав в этот раз сосать левую грудь. Пару минут я прилежно сосал и ласкал её языком, ощущая всё возрастающее возбуждение своей «мамочки». Затем у меня вновь наступила неудержимая эрекция... и Люба, скинув с себя халатик, обнажённая, задрала на мне подол рубашки, освободив подгузник и оседлав меня сверху, ловко направив в себя мой член!
Секс был потрясающим! Я лишь жалел что не совершенно не могу ничего сделать из-за смирительной рубашки... А Любе ничто не мешало и она пользовалась мной как хотела, получая своё удовольствие... Вскоре её сотряс первый оргазм... Затем был второй... и в это же время я кончил в неё! А через короткое время, не выпуская меня из себя, хоть я и ослаб у неё внутри, Люба продолжила заниматься со мной сексом, замедлив темп... И добилась-таки ещё одного оргазма!
- Вот так, вот так моя хорошенькая куколка, видишь как всё прекрасно! Порадовала мамочку, а мамочка тебя побаловала... Но давай-ка спеленаем нашу малышку, как положено! Пристроим подгузничек на место, подол рубашечки по ножкам расправим вниз, подоткнём, так вот. Простыночки лежат как раз хорошо, сейчас мамочка спеленает свою куколку в простыночки, укутает в одеяльца тугонько, вот так, вот так, вот так!
Со спутаными на груди руками я оказался в несколько более широком свёртке, хоть количество укутывавших меня простыней и одеял не изменилось. И спеленала меня Люба так же как и Елена до этого - с головой. Только лицо и виднелось из младенческого свёртка.
Затем свёрток, опять же, был перевязан лентами.
- Полежи, моя радость, отдохни. А мамочка пока тебе кашки манной сварит. Минут через 30 тебя и покормим.

Написал: Dryoma
dryoma5@hotmail.com

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.