Jump to content

Месть старшей сестры ч 5


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

Сидящая на диване Ксюша тихонько захихикала. 
 - Что, забыл, зачем тебя посадили на горшок? - повысила голос Наташа, - Если через пять минут он так и останется пустым, я тебе, Саша, такое устрою! 
 Наташа уткнулась в журнал "Здоровье". Я был рад, что она временно оставила меня в покое. 
 - Сейчас посмотрим, что у Саши получилось, - сказала Наташа через несколько минут, встав с кресла. 
 Сестра подошла к столу и рывком подняла меня с горшка. 
 - Нет, вы только на это посмотрите! - негодующе сказала она, заглянув в горшок. 
 - Что, пустой? - улыбнулась Оля. 
 - Даже не пописал? - поинтересовалась Ксюша. 
 - Если бы пописал, нам было бы слышно, - заметила Оля и девушки засмеялись. 
 Наташа на несколько секунд о чем-то задумалась. 
 - Где там твоя коробочка со слабительными свечками? - спросила она Олю. 
 - На, - засмеялась Оля, протягивая моей сестре белую коробочку, - Ты не успокоишься, пока не заставишь мальчишку сходить на горшок. 
 - А кто тебе сказал, что я собираюсь снова сажать Сашу на горшок? - улыбнулась Наташа, - У него уже был шанс. Целых пять минут дала. Если не хочет писать и какать в горшок, как полагается большим детям, пусть делает все себе в подгузник, как грудной. 
 Наташа осторожно уложила меня на спину. 
 - Засуну две, - с улыбкой решила она, задирая мои ноги вверх. 
 Неожиданно догадавшись о Наташиных намерениях, я сделал отчаянную попытку вырваться, но сестра крепко меня держала. 
 - Кто этот голенький мальчик, который ерзает и дрыгает ножками? - ласково спросила Наташа, еще сильнее задирая мне ноги, - Никак бедненький не может покакать. Ну ничего, сейчас мы поможем малышу это сделать. 
 Очутившись в беззащитной позе с прижатыми к груди коленками, я не удержался и заплакал от своей беспомощности. 
 - Еще ничего не вставила, а уже ревёт, - улыбнулась Наташа и я почувствовал, как что-то быстро скользнуло мне в попу. 
 Вслед за первой свечкой Наташа всунула мне в попу вторую и сразу же принялась меня пеленать. 
 - Молодец, Наташка, - улыбнулась наблюдающая за моей сестрой Оля, - Запомнила, как все делать. 
 - Особенно про писюнчик, - засмеялась Наташа, - Кстати, а почему он должен быть всегда направлен вниз? 
 - Я тоже хотела об этом спросить, - заметила Ксюша. 
 - Чтобы подгузник лучше все впитал, когда малыш пописает, - объяснила Оля. 
 Наташа так наловчилась, что в этот раз у нее ушло на все пеленание меньше минуты. 
 - Эти свечки быстро действуют? - поинтересовалась моя сестра у Оли. 
 - Минут через десять, - ответила Оля. 
 - Тогда подождем пятнадцать для верности, - решила Наташа, посмотрев на часы. 
 Всунув мне в рот соску, Наташа отошла от стола и уселась в кресло. Меня по прежнему мучил позыв по-маленькому, но вскоре к нему добавилось неприятное жжение в попе. Через несколько минут оно сменилось мучительно сильным позывом по-большому. 
 - Так подозрительно тихо лежит, - первой нарушила молчание Наташа, - Может он уже накакал себе в подгузник? 
 - Ну что ты, - засмеялась Оля, - Мы услышим, когда мальчишка обкакается. 
 Девушки дружно засмеялись, заставив меня покраснеть. Самым обидным в моей ситуации было осознавать, что Наташа сейчас действительно добьется своего. Отсмеявшись, все трое подошли к столу. 
 - У нас дома появился грудной малыш, - улыбнулась Наташа, - Надо купить побольше пеленок, распашонок и подгузников. 
 - Коляску, - добавила Оля, - И детскую кроватку с боковыми решетками. 
 - Соски, погремушки, детские бутылочки, - присоединилась Ксюша. 
 - Бутылочки - это самое главное, - заявила Наташа, - Как без них поить Сашу молочком? И кормить буду только с ложечки. 
 Все трое дружно засмеялись. 
 - А вместо школы отдадим Сашу в ясли, - улыбнулась Наташа, - Там его будут вместе с остальными малышами учить проситься на горшок. 
 - Конечно в ясли, - засмеялась Ксюша, - Маленьким мальчикам, которые мочат штанишки, там самое место. 
 - Я не маленький! - закричал я, выплюнув соску. 
 - Ш-ш-ш, - поднесла палец к губам Наташа, - Грудные дети не умеют разговаривать. 
 Наташа всунула мне в рот соску и ласково улыбнулась. 
 - Таким мне Саша больше нравится, - с улыбкой сказала моя сестра, - Может так его и оставить? В пеленках. 
 - Такой хорошенький с этой соской, - засмеялась Ксюша, - У тебя точно нет фотоаппарата? Надо обязательно мальчишку сейчас сфотографировать. 
 - Ути-пути, - ласково сказала Наташа, принявшись трогать мне лицо, - Чьи это пухленькие щечки? Чей это маленький носик? 
 Быстро усиливающийся позыв по-большому был таким мучительным, что я едва мог его терпеть. 
 - Ну что, Саша? - улыбнулась Наташа, - Нравится быть малышом? Не нужно делать уроки. Можно весь день просто лежать в пеленках. Не говоря уже о том, как все о тебе заботятся. Поят молочком из бутылочки, купают... 
 Ксюша снова тихонько захихикала. 
 - Правда, удобно? - спросила меня Наташа, - Можно писать и какать себе в подгузник, когда захочешь. И всегда придет заботливая няня, подмоет между ножек и завернет в новые, сухие пеленки. 
 Наташа неожиданно протянула ко мне руку и пощупала мои пеленки. 
 - Интересно, в каком сейчас состоянии твой подгузник, - улыбнулась она, - До сих пор сухой? 
 Я обиженно поджал губы. 
 - Что надулся? - спросила меня Наташа, - Все малыши писают и какают в подгузник. Думаешь, я тебя просто так обернула между ножек марлей? Я же знаю, что ты сейчас туда пописаешь. Потому что ты сегодня все делаешь, как маленький. 
 - Я не маленький! - снова запротестовал я. 
 - А кто, большой? - замеялась Наташа, - Уже забыл, как ты недавно описался? Большие дети ходят на горшок, а мне этого от тебя пока не удалось добиться. 
 Девушки дружно засмеялись. 
 - Ну что молчишь? - не унималась Наташа, - Разве я не права? Ты же сейчас, как грудной малыш, описаешься и наложишь кучу себе в подгузник. 
 Чувствуя, что у меня почти не осталось сил терпеть два мучительно сильных позыва, я с обидой понял, что Наташа была права. 
 - А вы, девчонки, как считаете? - с улыбкой обратилась Наташа к стоящим рядом девушкам, - Саша ведет себя, как большой ребенок? Или маленький? 
 - Еще спрашиваешь! - засмеялась Ксюша, - Твоего мальчишку сейчас не отличить от грудного малыша. 
 - Я большооо... - закричал я и неожиданно осекся, громко обкакавшись. 
 Повисло неловкое молчание, сменившееся оглушительным хохотом. 
 - Не хочешь нам сказать, что случилось? - шутливо спросила меня Наташа. 
 - А ты не догадываешься? - засмеялась Оля, - Твой мальчишка только что наложил кучу в подгузник! 
 Я продолжал увеличивать кучу у себя под попой. Противная теплая масса растекалась во все стороны, не помещаясь в тесный подгузник. 
 - Ну что, Саша? - улыбнулась моя сестра, - Будешь признаваться, что ты только что сделал? 
 - Как сразу покраснел, - засмеялась Ксюша, - Что, стыдно лежать с кучей в подгузнике? 
 Не зная, куда деться от смущения, я окончательно сдался и повинуясь второму нестерпимому позыву, пустил в марлевый подгузник сильную струю. 
 - Ой, смотрите, девчонки! - неожиданно крикнула Ксюша, показывая на меня пальцем, - У карапуза даже пеленки насквозь мокрые. 
 - Ага, я тоже заметила это мокрое пятно, - подтвердила Оля, - Как раз между ножек. 
 - Значит Саша уже и написать себе в подгузник успел, - улыбнулась Наташа. 
 Весь красный от смущения, я продолжал вовсю писать в марлевый подгузник. 
 - С каким удовольствием мы писаем в пеленки! - засмеялась Наташа, - Я знала, что тебе, Саша, понравится быть малышом. 
 - А как только что кричал, что большой! - улыбнулась Ксюша, - И чем он сейчас отличаешься от остальных малышей, которые писают и какают в пеленки? 
 - Самое интересное, что на горшок ходить отказывался, - не унималась Наташа, - А стоило запеленать, как грудного, сразу сходил в подгузник и по-маленькому, и по-большому. 
 Девушки снова засмеялись. Несколько минут я вынужден был слушать, как они шутливо обсуждают мои мокрые пеленки. 
 - Наверное надо помочь тебе подмыть карапуза, - предложила Оля. 
 - Не хочу прямо сейчас подмывать, - сказала Наташа, - Пусть полежит полчаса мокрый. В наказание за упрямство. 
 Я подумал, что девушки снова сядут на диван и в кресла, но они вышли из комнаты, оставив меня одного. Мне было очень неуютно в мокрых пеленках, особенно когда они начали остывать. Я лежал, боясь пошевелиться, потому что каждое движение вызывало противное перемещение большущей кучи в тесном подгузнике. Вскоре я с удивлением почувствовал, что мне снова хочется писать. Догадавшись, что Наташа все-таки подмешала мне в молоко мочегонное, я чуть не заплакал от обиды. 
 - Ну что, семилетнее чудо в мокрых пеленках, - обратилась ко мне Наташа, вернувшись вместсе с подругами в комнату, - Буду сейчас тебя подмывать. Хотя если честно, так не хочется. 
 - Что, грязного подгузника испугалась? - со смехом спросила Оля. 
 - Представляю, что у мальчишки там творится! - засмеялась Ксюша. 
 Все трое подошли к столу. 
 - Сейчас посмотрим, что Саша нам приготовил, - улыбнулась Наташа, начиная разворачивать мои пеленки. 
 Быстро меня распеленав, Наташа осторожно развернула подгузник. 
 - Ничего себе обкакался! - засмеялась Ксюша, показывая пальцем мне между ног, - Даже писюнчик с яичками грязные! 
 - У обкакавшихся мальчиков это обычное явление, - заметила Оля, - Давай-ка лучше посмотрим, как у карапуза выглядит попа. 
 Наташа рывком задрала мне ноги вверх. Лежа перед тремя девушками голышом, я не знал, куда деться от смущения. 
 - Я и не представляла, что ребенок может в семь лет так обкакаться, - заметила Ксюша. 
 - И я смотрю на его грязную попу и не верится, что перед нами семилетний ребенок, а не семимесячный малыш. , - улыбнулась Оля.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.