Jump to content

Проснуться другим... другой?


SgtBed
 Share

Recommended Posts

Возраст 3 и 11. Конец апреля.
 
Пять месяцев назад я очутился в новом теле. Тогда я тело не контролировал вообще. Первые пару дней даже не чувствовал ничего ниже середины спины и боялся оказаться инвалидом. Скоро выяснилось, что всё происходит в Англии, телу три с половиной года... и тело противоположного пола. Позвольте представиться, Айлин Эткинс, почти четыре годика.
Тогда пришлось заново учиться двигаться... и вообще контролировать все мышцы, которыми в принципе возможно сознательно управлять. Благодаря упорству и настойчивости, мне за четыре месяца удалось научиться нормально двигаться. За это время выяснилось, что в Англии вполне нормально не приучать ребёнка к горшку, "пока он не готов", и в садиках иногда даже горшки не предусмотрены. Я до прошлого месяца была не готова. А теперь я просто жду, балуясь, когда родители решат, что уже пора.
Это предыстория.
 
Сегодня я проснулась, имея сильное желание пописать. За последние три недели это уже стало обычным. Сначала-то я просыпалась, чтобы обнаружить мокрый подгузник, а пару месяцев назад начала просыпаться в процессе мочеиспускания. Тогда было радостно видеть улучшение, но грустно, что возможности контролировать себе ещё не хватает.
Так как надо было продолжать тренировать терпение, я решила продолжать лежать на спине и терпеть, пока не произойдёт одно из двух событий: станет совсем невмоготу или в комнату войдёт мама. Пока ждала, думала о том, отношусь ли к родителям этого тела как к настоящим родителям. Когда я решила, что уже не могу терпеть (строго говоря, ещё минут десять бы потерпела, если было бы действительно нужно), успела прийти к выводу, что уже отношусь к ним как к родителям. Возвращения-то не предвидится...
Я прямо в той позе, в которой лежала, расслабилась. В подгузник ударила сильная струя, в промежности сразу же стало тепло. Очень быстро это тепло распространилось на попу. Подгузник стал набухать. Через десяток секунд я закончила писать, чувствуя облегчение. Так меня и застала мама: лежащую в набухшем подгузнике, но очень довольную жизнью.
 
Через пару часов, когда все позавтракали и папа ушёл работать, мама собрала меня и вывела на прогулку в сторону ближайшего парка. К слову, он находится в десяти минутах пешком от дома. На улице уже потеплело, и под юбку мама не стала надевать мне никаких колгот. Только трусики-подгузники оставила.
Когда я уже некоторое время ковырялась в песочнице, почувствовала, что хочу в туалет и по-маленькому, и по-большому. Стала терпеть, ожидая, что через часик не вытерплю.
Мама всё говорила с соседками... и говорила... и говорила... а я всё ковырялась... и ковырялась... В общем, за ходом времени я не следила. И в какой-то момент поняла, что скоро сделаю всё в подгузник. Так как всё-таки слишком долго терпеть вредно, а я уже потренировалась, решила уже прекратить терпеть.
Сказано - сделано. Я сменила позу на более удобную для этого занятия: продолжая сидеть на корточках, я опустила колени, приподняла пятки и опёрла края попы на них. И в такой позе расслабилась. Послышалось журчание, между ног стало распространяться тепло. Подгузник стал тяжелеть. Дописав, я осознала, что большой процесс не пошёл, но какать всё ещё хотелось. Напрягла живот. Между ягодиц появилось что-то горячее, появился запах. Вдохнув, напряглась ещё раз. Горячее сразу же двинулось под попу. Теперь под попой чувствовалась тёплая масса, между ягодиц всё ещё был кал, а я чувствовала, что большая часть процесса уже прошла. Подумав, я решила, что надо бы продолжать. А то мама уже ждёт, пока я закончу. Напряглась ещё раз и почувствовала почти полное облегчение. Масса подгузника ещё увеличилась. Вздохнула и потужилась сильно в последний раз, чтобы закончить. В заднем отверстии уже ничего не осталось, всё оказалось под попой. Встав, я почувствовала, что сжала эту массу кала ногами, и пошла к маме сообщать о конфузе.
Мама попыталась пристыдить меня... безуспешно, потому что я уже привыкла и вообще развлекаюсь. Не увидев эффекта, она повела меня домой. Пока шли, я чувствовала, как понемногу остывает содержимое подгузника и я движением ног немного мну кал. Ну и запах тоже чувствовался. Последнее было не очень приятно.
Дома мама сняла с меня всю одежду, отвела в ванную и уже в душе сняла мой подгузник. Затем она включила воду и начала меня мыть. Тёплой водой... Ка-а-айф! Я очень люблю такие моменты.
 
----------------------------------------
Продолжение следует...
  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

норм, продолжай!!!

Link to comment
Share on other sites

очень круто, с нетерпением жду продолжения!

Link to comment
Share on other sites

  • 7 months later...
Возраст 4 и 0. Начало июня.
 
Я уже два месяца чувствую себя готовой к горшку, а мама до сих пор активного приучения не начала. Непонятно. Впрочем, мне же больше времени на беззаботные развлечения, когда можно даже о туалете не думать. Ведь думают за меня: уже почти две недели мама меня высаживает на специально купленный горшок. В среднем раз в день - разве это активно?
Или как сегодня: она обеспокоилась, что я уже два дня не ходила по-большому. Из-за этого миссис Эткинс высадила меня после завтрака, но я вообще не хотела в туалет и уж тем более не хотела напрягаться, выдавливая из себя хоть что-то. Поняв, что так безрезультатно ждать можно хоть до посинения, мама небезосновательно решила, что у меня запор и что его следовало бы вылечить. На обратном пути с ежедневной прогулки, когда я, испытывая желание сходить по-маленькому, размышляла, хочу ли написать в трусики-подгузник ещё на улице или уже дома, она завела меня в аптеку. Пока я, обрадовавшись разнообразию, дула в подгузник и одновременно с этим разглядывала витрину с лекарствами (ощущения, когда ты можешь позволить себе делать дела у всех на виду так же интересны, как и теплота в промежности), миссис Эткинс купила какое-то лекарство с длинным непонятным названием.
 
Когда мы пришли домой, мама, как обычно, помыла свои и мои руки, а затем попросила меня лечь на кровать. Сняв с меня подгузник, она быстро вставила мне что-то в попу и сказала лежать на животе. Я же удивлённо сделала вывод, что часть названия этого лекарства - слово "свеча".
Через пятнадцать минут миссис Эткинс ещё раз посадила меня на горшок, но мне опять не хотелось в туалет. Поэтому, не дождавшись результата и устав слушать мои капризы (скучно же просто так на горшке сидеть), мама надела на меня новый подгузник и разрешила идти играть.
Я поиграла в комнате двадцать минут, после чего поняла, что не хватает одной игрушки - книжки, которую накануне утащила играть (на самом деле читать) в комнату на втором этаже. Но как только я встала, желание сходить по-большому, прежде незаметное, резко обострилось. Я даже начала неосознанно тужиться, продолжая терпеть позыв. Пришлось делать выбор: добраться до книжки сейчас и уйти менять трусики через пять минут чтения или сразу сделать большое дело? Я выбрала второе.
Прямо так, стоя посреди комнаты, я расслабила сфинктер. Сразу же под попой негромко появилась большая мягкая горячая масса. Через несколько секунд я ещё раз неосознанно потужилась. Масса расползлась вширь, заняв весь доступный объём и достигнув ног, а я почувствовала сильное облегчение, тепло в передней части подгузника, так как дополнительно немного пописала, и запах кала. Одновременно по ощущениям в животе я поняла, что уже полностью покакала. Это значило, что можно идти просить сменить мне подгузник.
Я пошла на кухню, где в этот момент миссис Эткинс резала картошку. Увидев мой подгузник, она отложила нож и, не дожидаясь моей фразы "Я покакала!", повела меня в ванную. Там мама поставила меня в ванную, сняла подгузник и тщательно вымыла мою промежность и попу. Затем она недолго подумала и надела на меня не обычные трусики-подгузник, а тканевые трусики, прокомментировав это так:
- Пусть твоя кожа пока подышит.
Я аж задумалась, что буду делать, когда в следующий раз захочу в туалет. Но потом поняла, что с различием тканевых трусиков и подгузников вообще не должна быть знакома. Так что ответ очевиден.
 
Через пару часов я почувствовала желание сходить по-маленькому. Пока я продолжала читать книгу, я не задумывалась об этом, бессознательно терпя позыв. Но когда мама позвала меня обедать, я осознала своё желание. Придя на кухню и усевшись на свой высокий стул, я начала есть, всё больше желая в туалет и еле останавливая себя от ёрзанья.
Так долго продолжаться не могло. Съев только половину тарелки супа, я поняла, что до конца этой тарелки не дотерплю. Стало страшно, а затем я вспомнила, что итак уже решила писаться. Просто время пришло. И что странным было бы, наоборот, не описаться.
Так что, когда оставалось доесть треть тарелки, я прямо в той позе, в которой сидела, расслабилась. Сразу же в промежности стало тепло, и я услышала тихое шипение. Очень быстро это тепло распространилось по бёдрам к краю стула и по попе. Когда потекло по ногам, стало щекотно. Через секунду стал слышен плеск от того, что моча стала падать с моих ног на пол. Услышав это, миссис Эткинс вскочила, обошла стол, увидела растущую лужу под моим стулом и вздохнула:
- Я должна была ожидать, что ты, Айлин, описаешься...
Мама досмотрела, как я писаюсь, и села доедать. Она решила, что убирать сейчас не настолько срочно, да и я не стала возмущаться неудобством. Хотя мокро осталось и в промежности, и на попе, и на лобке, куда влага постепенно добралась. А также на всей нижней поверхности моих голых бёдер (я была только в трусах и майке), икрах и пятках, откуда моча падала на пол. И влага, поначалу ощущавшаяся тёплой, очень быстро стала чувствоваться прохладной.
Подождав, пока я доем, мама повела меня в ванную, стянула трусики и сполоснула мне промежность и ноги, после чего надела подгузник и отпустила играть.
  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.