Jump to content

Pawel
 Share

Recommended Posts

Часть 2.

Женя стоял и зевал. А мама уже жала на кнопку звонка...
Сегодня пришлось встать даже раньше, чем когда надо было ходить в школу. Он не заметил, чем позавтракал, был одет мамой, и вот они уже в троллейбусе. Мама договорилась с сестрой, что Женя побудет днем с Сашей, и спешила завезти его к Вере до того, как та уйдет на работу. Да и самой опаздывать не хотелось...
Дверь распахнулась. Тетя Вера стояла в коридоре уже почти собранная. Женя с мамой зашли в квартиру. Мама даже не стала раздеваться. Сказала, что чай они попьют вечером.
- Саша, Саша, доченька, иди сюда, - позвала тетя Вера.
Из детской вышла заспанная Саша. Она была в ночной рубашке и мягких тапочках с веселыми помпонами.
- Мамочка, мне не надо в школу.
- Смотри, кто пришел. Помоги брату раздеться. Все равно пора вставать. Нечего привыкать к долгому сну. Лучше бы днем спала.
- Мама я уже большая.
- Ладно, большая, обед в холодильнике. Разогреть сумеешь. Телевизор долго не смотрите, почитайте, поиграйте. Все мы пошли.
Мама чмокнула Женю в щеку, и они с сестрой убежали на работу.
Женя стоял в коридоре, и с его сапожек натекала лужица.
- Чего стоишь? Раздевайся. Давай повешу. Шарф снимай. Молодец. Ну, пошли что-ли?
Женя прошел в детскую, а Саша отправилась в ванную умываться. Пока Саша умывалась, Женя снял свитер и присел на краешек стула. Хорошо, конечно, не пойти в школу, но это если можно поспать подольше, а не бежать, спешить еще по темноте. И что они теперь целый день делать будут?
Вернулась Саша и велела отвернуться, она будет одеваться. Она скинула ночнушку, надела колготки и домашний халатик. 
- Женя, что сидишь? Да еще в теплых штанах. Снимай, у нас очень тепло, а я пока кровать уберу.
Саша аккуратно заправила постель, сложила и спрятала ночную рубашку. Женя снял брюки и только тут заметил, что когда мама утром его сонного одевала, она вместо спортивных штанов, которые он поддевал под брюки в школу, как большой, натянула на него серые колготы. Они, конечно, не были похожи на Сашины девчачьи, но все равно он почувствовал себя не уютно перед Сашей. Она это заметила.
- Ну, и чего ты стесняешься? Ну, колготы. И что? И не надо обратно брюки натягивать. Колготы я уже увидела. Так чего париться. Не забывай, ты уже в колготках у нас ходил, и ничего, не умер.
Женя покраснел от воспоминаний.
- В общем не обращай внимания. Пошли завтракать.
- Я не хочу, я бутерброд съел.
- Ладно, просто посидишь на кухне. Или если хочешь, налью чаю.
Дети перебрались на кухню. И Женя не заметил, как уже жевал печенье с чаем. Потом Саша мыла чашки, а Женя их вытирал.
- Мультики смотреть будешь?
- Да, - ответил Женя.
Саша поставила сборник мультфильмов.
- Ты смотри, а я пошла почитаю.
- Как?
- Что, как? Ты мультики смотришь, а я почитаю, а может, подремлю, рано разбудили.
Женя был не против. Можно сколько хочешь смотреть мультфильмы, никто не трогает.
Саша, не раздеваясь, прилегла с книжкой на кровать и не заметила, как задремала. Женя в зале смотрел мультики, Саша дремала в детской, когда раздался телефонный звонок. Телефон был настойчив, и Саше пришлось вставать.
- Женя, Женя! Сейчас Лена придет.
- Как?
- Что, как? Опять, как. Нам задали кучу всего перерешать, пока карантин. Вот мы и договорились решать вместе. Бабушка ее отпустила. И она позвонила, что минут через десять зайдет.
- А я... - растерялся Женя.
- Что ты? Мы или говорим, что в прошлый раз пошутили, просто ты любишь наряжаться, как девочка. Или ничего не говорим Лене. А ты опять притворяешься моей сестричкой.
- Я не люблю наряжаться... - Женя представил, что подумает Лена, ведь он вел себя прошлый раз совсем как девочка, его наряжали, накрашивали, он даже играл в куклы с девочками.
- Так, только не хнычь. Нет времени. Решай уже что-нибудь. Сейчас Лена придет.
- Я не знаю...
- Зато, я знаю, - решила Саша, - я не хочу, чтобы Лена подумала, что у меня брат неправильный. Пусть у меня лучше будет сестра. Рубашку снимай.
- А вдруг догадается?
- Прошлый раз не догадалась. Все от тебя зависит. Веди себя скромно. Будь послушным. Не тяни время, - поучала Саша брата, доставая детскую юбочку и джемпер.
Жене досталась та же, что и в прошлый раз, синяя в мелкий горошек плотная юбка и пушистый джемпер. Саша помогла ему застегнуть юбку и только успела несколько раз провести щеткой по его волосам, как раздался звонок в дверь. Саша быстренько подняла Женину челку заколкой с розочкой и побежала открывать. Женя сел перед телевизором и сделал вид, что смотрит мультики. Хотя сам почти не видел, что происходит на экране, а прислушивался к звукам в коридоре.
Саша открыла дверь. На пороге стояла ее подруга, держа в руках пакет с тетрадками. Она была в домашнем платье и кофте, ей нужно было только снять туфли, в которых она шла по подъезду. Лена жила тремя этажами выше, и ей не надо было тепло одеваться, поэтому она так быстро и пришла.
- И снова доброе утро, - Лена была девочкой энергичной, и от ее энергии в классе доставалось даже мальчишкам.
- Ну что, сразу сядем за эту нудоту или все таки займемся чем-нибудь поинтереснее? Ой, кто это у нас тут? – увидев Женю, закричала она.
- Да вот попросили с сестренкой посидеть, пока ее мама на работе. Давай все-таки сначала хоть что-нибудь порешаем.
- Правильно, - вздохнула Лена, - а то бабушка сказала, что проверит, что мы тут нарешали. И если ничего не сделаем, больше к тебе не отпустит. А с сестренкой мы вместе посидим. Это интересненько. Женечка, хочешь с нами поиграть. Вижу-вижу, что хочешь. Но дело прежде всего. Не расстраивайся. Вперед, грызть гранит науки, как говорит моя бабушка.
Вставить слово, когда Лена расходилась, было невозможно. А Женя и не пытался. Он был рад, что девочки оставят его в покое.
Все занялись своими делами. Девочки сели за математику в детской. Женя уставился в телевизор, развалившись на диване. Так прошло почти минут сорок.
- Саша все, я больше не могу. Давай передохнем. В меня эта математика уже не лезет.
- Нам еще очень много осталось.
- Ну, и что. Не завтра же в школу. И вообще, почему это мы делаем уроки, а Женечка нет. Она же у тебя в школу уже ходит?
- В первый класс только. Им ничего не задали на карантин.
- Ну и что? Ей повторить пройденное надо. Они уже сложение проходили?
- Женя. Вы складывать числа уже научились?
- Я уже в садики умел складывать, - возмутился Женя.
- Вот видишь, Сашенька. Женечка умненькая девочка. Давайте в школу поиграем.
- Чур, я учительница.
- А я? Тогда я – мама. Женечка, иди к нам, поиграем.
Саша выключила телевизор. И потянула Женю в детскую. Он очень не хотел играть с девчонками. Но еще больше он не хотел, чтобы Лена догадалась, что он мальчик.
- Саша, у тебя платье с первого класса осталось. Давай Женю в форму нарядим.
- Сейчас посмотрю. По-моему, мама его никому не отдавала... Вот, даже белый фартук есть. Только его погладить нужно.
Пока Саша гладила фартук, Лена занялась переодеванием и прихорашиванием Жени. Женя снял джемпер, юбку и надел Сашино школьное платье. Лена застегнула ему на спине пуговки, оправила платье и занялась его прической. Она сняла заколку, разделила его волосы прямым пробором, и сделала два хвостика над ушами. Благо волосы у Жени были, как для мальчика, длинноваты, а так получилась милая детская прическа.
- Саша, а где у тебя банты лежат?
- Не надо банты, - запротестовал было Женя.
- Как это не надо? Вот увидишь: в белом фартучке и без бантов – не красиво.
- Саша...
- Иду. Только утюг выключу. Вот какой у меня в первом классе красивый фартук был!
Саша отдала поглаженный фартучек Лене, а сама стала перебирать ленты. Лена помогла Женечке облачиться в фартук и завязала его сзади красивым бантом.
- Вот видишь, Женечка, и как же можно тут без бантиков.
Девочки повязали на Женины хвостики два огромных белых банта. У них получилась настоящая первоклассница.
- Как красиво. Женя, ты такая была первого сентября?
- Нет.
- Что, нет? А, у тебя фартучек другой был. Ах, как приятно учить красивых детей! Так, что же мы стоим. Женечке на урок пора. Мамаша, проводите ребенка в класс, - командовала Лена.
Женя опять стоял и боялся пошевелиться, чтобы не выдать себя. 
Лена презентовала ему тетрадь в клеточку, дала ручку, и урок начался. Женя не плохо считал и на простые Ленины вопросы отвечал правильно. А потом Саша написала ему в тетрадь целый столбик примеров, а сама с подругой опять засела за домашнее задание. Получилась просто идилическая картина: три девочки сидят и делают уроки. Только ее нарушали постоянные споры Саши и Лены по поводу, как решать очередной пример. Женя сидел тихо, как мышка, и сопел над заданием девочек. Он и не заметил, как испачкал все пальцы пастой. Зато это заметила Саша.
- Ну, ты, Женя, и замарашка. Посмотри на свои руки.
- Да руки надо срочно мыть. А прошлый раз у Женечки ноготки были накрашены. Саша, давай накрасим опять.
- В школу ногти не красят.
- А у нас как-будто уроки уже закончились. Сейчас только проверим, как Женя с примерами справилась. Так, Женя, покажи учительнице тетрадку... Молодец. Ни одной ошибки. Заслужила хорошую отметку.
- Лучше конфету, - осмелел Женя.
- Ах ты, сладкоежка! Саша, давай, ты дочку из школы пришла забирать.
- Хорошо. Женя, пойдем домой. Как прошли уроки?
- Мамаша, подождите. Дочка у вас умница. Считает хорошо...
Женя стоял и не очень понимал эти девчачьи ролевые игры. Но не вмешивался, чтобы ненароком не сделать что-нибудь не так. А потом девочки сказали, что коль они как-будто уже пришли из школы домой, то пора переодеваться. Женя потянул за ленту, развязал бант на талии и снял фартук. Саша помогла ему расстегнуть пуговки на спине и снять платье. А он быстренько, чтобы Лена не заметила, что он все-таки отличается от девочек, надел синюю юбку. Джемпер надеть самому не дали, чтобы не смялись банты. Джемпер на него надевали Саша с Леной. При Лене он не хотел спорить с Сашей по поводу бантов. Пришлось остаться с бантиками на голове.
- Так, девочки, во что еще поиграем? - спросила Саша.
- Давайте в парикмахерскую. Чур, я буду мастером.
- Но у Жени и так красивая головка.
- Саша, я тебе буду делать прическу. А Женя пусть причесывает куклу.
На стол были вывалены щетки, гребни, плойка, какая-то косметика. Жене вручена Сашина кукла Маша. И салон заработал. Пока Лена колдовала над Сашиными недлинными волосами, Женя делал вид, что с удовольствием расчесывает куклу. Он даже сумел сделать ей два хвостика, как и у него самого. Но банты не стал завязывать, чтобы Лена не догадалась, что делать этого он не умеет. Нет, он умел завязывать на бантик шнурки. Но такие красивые банты, как завязали ему девочки, он никогда бы не Но такие красивые банты, как завязали ему девочки, он никогда бы не смог соорудить.

Пока Женя занимался расчёсыванием куклы, мучаясь с её бантами, и не замечая тот факт, что на некоторое время, девочки куда то удалялись. Когда Саша и Лена вернулись в гостиную, озорно переглядываясь и подмигивая друг другу. Женя, сидя на диване, уже тем временем сопел от злости, пытаясь справиться с этими непослушными бантами, которые так не хотели завязываться на голове у куклы -Ой Сашенька посмотри на нашу девчоночку, как она бедненькая мучается с куклиной причёской. Какая же она еще маленькая у тебя... Вот, подруга, видишь как не легко быть парикмахером!

Торжественным голосом произнесла Лена, продолжая свой диалог, глядя на часы.
- Так Женечка, время у нас уже обеденное, встала ты сегодня рано, по словам Лены, поэтому сейчас ты пойдёшь обедать, а потом у нас будет тихий час. 
Женя, оторвав свои усталые и измученные глаза, поднимая их в вверх на девочек, произнёс, что совсем не собирается есть, а уж тем более спать, и требовательным тоном произнёс, что хочет смотреть мультики.
Словно ожидая такой ответ от Жени, девочки схватили свою младшую подружку и силой повели в детскую, почти понесли, раздевая на ходу.
- Ты посмотри Сашенька, говорила Лена, - какая у тебя капризная сестрёнка, совсем не послушная, ну ничего, мы её научим слушаться старших...
Несмотря на Женины крики и протесты, и когда он остался уже в одних колготках, он был уже в детской и лежал на разложенном посередине комнаты кресле-кровати, а две его старшие подружки стояли нагнувшись над ним по краям этого кресла и насильно оборачивали его в какие-то простыночки, придерживая ему руки и ноги. Когда Женя уже был замотан с руками и ногами, он понял, что это самые настоящие пелёнки. И что он опять будет спеленутым этими девчонками, и будет как беспомощная кукла у них в руках... При этой мысли Женя, стал жалобно плакать, оби-девшись на своих подруг, еще более подтвердив своё положение беспомощной ляльки.
- Тише, тише, малышка, не надо плакать, моя хорошая, сюсюкала Саша, развязывая на Жениной головке банты - мы же тебе ничего плохого не делаем, сейчас тебе будет хорошо и уютно там в своих пелёночках. Сейчас мы тебя покормим, спатки положим, будешь еще потом и проситься опять в пелёнки у нас, вот увидишь, тебе понравиться...
Женя чувствовал, как с каждой новой пелёнкой, его тело сжималось всё более и более туго, поэтому его плачь не утихал, и слёзы текли рекой, скатываясь по его щёчкам. А Лена тем временем взяла инициативу пеленания в свои руки, и пеленая Женю давала Саше уроки пеленания, не обращая ни какого внимания на плачущего ребёнка.
- Вот, смотри подруга, как надо пеленать маленьких. Мама и бабушка меня научили пеленать деток на примере моей младшей сестрёнке Алёнушке.
- Так она же у тебя уже в садик в старшую группу давно ходит, что ты до сих пор помнишь как надо пеленать деток?
- Да нет, мы её до сих пор пеленаем, если она простудится или не слушается, поверь мне, это лучше чем в угол поставить, или не дай бог отпороть, как меня иногда порят. После пеленания, наша Алёнушка как шёлковая месяц ходит. Потом опять...
- И надолго вы её заматываете?
- Ну, бывает по-разному... На сутки, или если сильно на бедокурила, на двое. А уж если она простудилась, то на всё время, пока не выздоровеет, на неделю, на две... Мама даже ящик в шкафу завела, там лежат все Алёнкины вещи для пеленания. Фланелевые мягкие пелёночки, распашёночки всякие, ползунки, чепчики кружевные, платочки, соски пустышки, соски с бутылками, и даже памперсы большие. Ну всё как у маленьких!..
Рассказывая всё это, Лена немного замедлила темп своих движений, а Женя тем временем тихо плакал и горько всхлипывал.
- Вот, смотри Саша как надо чередовать пелёнки, одной пеленаешь от плеч до ножек, пелёночку с низу подворачиваем, кладём на ручки, и ещё пару оборотов, что бы ручками не двигала... А другой пелёнкой – с головой заматываем, что бы ребёночек ею не крутил, и что бы ему было уютнее. Потом следующая пелёнка опять от плеч, и при этом фиксируем предыдущую. Вот так, вот так, - мурлыкала Лена.
Женя пытался посчитать количество пелёнок, но сбился, потому что их было много, и от обиды на то, что у него не получается сделать ни малейшего намёка на движение, по этому он продолжая плакать уговаривал девочек размотать его.
- В одеялко пока заматывать не будем, - продолжала Лена, не обращая на Женю ни малейшего внимания, - давай Саша ленты и соску нашей красавице, что бы не плакала. Ой, как у тебя лент много! И розовые и красные! Сейчас ленточками розовенькими перевяжем нашу лялечку, а потом когда спатки будем укладывать, в одеялко запеленаем и опять ленточками, только уже красненькими перевяжем, чтобы она у нас была самая красивая девочка на свете!
Тут зазвонил телефон, Саша поспешила к нему, взявши трубку, заговорила...
- Да. Приветик мамочка. Да мама, сейчас будем кушать. Лена у нас. Хорошо мамочка, вместе покушаем. Вы задерживаетесь на работе? Будете поздно? Поняла. Я его покормлю. Да, мама надену на него свою пижаму. Да мама, поняла. Пока мамочка. И я тебя целую, моя дорогая.
Положив трубку телефона, Саша посмотрела, прикрывая рот руками на удивлённую Лену, смотрящую на неё с недоумением.
- Я не поняла, подруга. Ты сказала «я его покормлю», «надену на него свою пижаму»? Что это значит? Ты можешь мне объяснить?
- Мы с Женей договорились не говорить тебе, что он мальчик, - опустив глаза тихо проговорила Саша .
Лена, взявшись руками за пояс, подошла к всхлипывающему свёртку...
- А-а-а-а , так вот в чём дело! Вы с Сашей хотели меня провести? А отвечать за всё будешь ты, моя дорогая. Хоть ты и мальчик, всё равно ты будешь теперь у нас девочкой, маленькой девочкой сегодня, да, моя хорошая, именно сегодня. И до самого вечера. Это будет твоим наказанием. А если будешь плохо себя вести, то останешься в пелёнках до завтра. Не переживай, моя золотая, уж твоей маме мы придумаем, что сказать и как объяснить почему ты в таком виде. А если будешь правильно себя вести, то завтра будешь у нас взрослой девочкой, мы тебя красивенько нарядим и будем играть с тобой в куклы целый день. Поняла, моя красавица?
Взявшись рукой за подбородок, немного ещё подумав, сказала.
- Так, Саша, у тебя молоко есть?
- Нет, Леночка.
- Тогда одевайся, и отправляйся в магазин за молочком, а я в это время, схожу домой и принесу некоторые Алёнкины вещи, они нам сегодня пригодятся для Женечки, чтобы ей было уютно и удобно спать. А ты, моя дорогая, - обратилась Лена к лежащему свёрточку, - лежи тихо и смирно, а то будешь наказана, соси сосочку и не плачь, жди своих мамочек, сегодня мы твои мамочки!
Женя услышал удаляющиеся шаги и с усталостью, посасывая соску, начал потихоньку проваливаться в сон...
Сквозь сон Женя услышал, как его кто-то перекатывает из стороны в сторону, потом он услышал, что его руки разводят в стороны и с него снимают колготки в месте с трусиками. Он открыл глаза и увидел улыбающееся Сашино личико. Её указательный палец был поперёк её пухленьких губ.
- Тш-ш-ш-ш-ш Женечка не просыпайся, спи дальше...
Почувствовав, что он лежит абсолютно голый перед двумя старшеклассницами, он невольно покраснел, полностью проснувшись он попытался прикрыться, но почувствовал, что Саша нежно придерживает его руки. А Лена тем временем, разводя ему ножки, взяла его под попу, немного её приподнимая, чем-то шуршала под ней. Женя хотел было сильно за сопротивляться и вырвавшись, убежать от своих мучительниц, но Ленины слова привели его в чувства и он передумал это делать и подчиниться своим новым «мамочкам».
- Женечка, если ты будешь не послушной, то мы всё равно тебя сильнее, и всё равно поймаем и насильно спеленаем, только уже не на полдня, а на несколько дней. А маме твоей мы скажем, Что ты сама попросила нас спеленать тебя в пелёнки, и что тебе нравиться в них, и что плакать тебе тоже нравиться, что это такая игра. И что мы с тобой занимаемся уроками по особой программе, и уж поверь мне, твоя мама одобрит наше решение. А сейчас, моя сладкая, мы оденем на тебя памперс, распашонку, ползуночки, шапочку кружевную... Вот так, вот так, а теперь спеленаем хорошенечко нашу лялечку...
- Ой, Леночка, какая красивая у твоей Алёнки одёжка! Как мне нравиться наша новая куколка! Боже, какая у нас красивая лялька получается! - Мурлыкала Саша, - вставляя послушному Жене пустышку в ротик, которая была уже без ленты. – Как туго ты её пеленаешь, а ей не больно будет?
Женя, тем временем, ощущал на себе ещё более тугое пеленание, чем в прошлые разы, и от своего униженного положения и от безысходности тихо плакал, проливая слёзы. Очень было обидно слышать, что его сравнивают с какой то Алёнушкой. И при этом, одев на него памперс и все эти одёжки, туго пеленают, перекатывая его из стороны в сторону. В этот раз пелёнок было так же огромное множество. Так беспомощно Женя себя еще не чувствовал ни когда, по этому его тихий плачь перешёл в истерику. Он мог только глазками моргать, даже рот широко открыть не представлялось ни какой возможности.
- Ой, Леночка, какая у нас куколка красивая получилась, восторженным голосом воскликнула Саша, - так ей идут эти розовенькие ленточки, - вот только жалко её, она так горько плачет, ей наверное больно? Женечка, тебе больно?
Женя не переставая рыдать ни кого не слушал, он был в настоящей истерике.
- Смотри Саша как надо успокаивать деток, - сказала уверенным голосом Лена, вставляя в его плачущий ротик соску от бутылочки с молоком.
Тёплое молоко как то успокаивающе подействовало, и Женечка начал с удовольствием сосать соску.
- Ух ты, Леночка, ну ты даёшь, - сказала ошеломлённая Саша, глядя на торжествующую Лену!
- Вот что значит опыт, - сказала радостная Лена, держа бутылочку сосущей лялечке, - я тебе, моя подружка, еще не всю правду сказала. Дело в том, что и меня бабушка пеленает, иногда в наказание , а когда простужусь – всегда. Бывает, что и я неделями в пелёнках нахожусь. Бабушка любит с нами нянчится. Спеленает меня и Алёнку, положит рядышком и возится с нами, то покормит, то покачает по очереди на ручках, пока мы не уснём... А когда я заходила домой, чтобы взять все эти младенческие принадлежности, у бабушки аж глаза разгорелись, ей тоже очень захотелось понянчиться с такой лапушкой, как наша Женечка. Так что она может зайти и проведать нас тут, ведь я ей сказала, что мы тут одни.
Пока Леночка откровенничала с Сашей, Женечка уже опустошил бутылочку и начал куксить, всасывая воздух. Леночка быстренько поменяла соску от бутылки на соску пустышку. Женя уже по привычке, продолжал сосательные движения, ему почему-то опять захотелось спать, и стало так тепло и уютно, что он закрыл свои глазки. И только сквозь сон он чувствовал, как его пеленают в байковое одеяло и завязывают лентами.
Проснулся Женя от того, что захотелось в туалет по маленькому, он стал капризничать. На его стоны прибежали девочки, вынули соску, и получив от Жени ответ, сказали ему, что по таким просьбам чтобы Женя их не беспокоила, что детки должны всё делать под себя, а мама в свою очередь сама будет решать, когда перепелёнывать свою ляльку. И с этими словами удалились, оставив Женю наедине с собой.
Женя долго куксил еще, пока всё-таки не пописял под себя, при этом неистово стал сосать соску. Потом перед Жениным обиженным личиком появилась Саша с бутылочкой в руках. Повернув свою малышку на бочёк, подложила ей под щёчку чистую пелёнку, сложенную в несколько раз.
- На, доченька, на моя маленькая, попей молочка, ты еще мало поспала. Попей, и еще поспи, моя сладкая.
Женя с удовольствием попил еще немного, и опять провалился в сон прямо у Саши на глазах, удивляясь тому, как уютно и тепло у него стало между ножек, и как приятно и комфортно спать в памперсе... И только сквозь сон он чувствовал, как меняют соски местами, успокаивая его.
Во сне Женя ощущал, как его свёрточек переворачивают на другой бочёк, и как он опять уже непроизвольно намочил свой подгузник, как он обиженно плакал при этом, его долго успокаивали. Потом он опять провалился в дремоту.
И только через время ему послышался нежный голосок Сашеньки, который разбудил его окончательно.
- Вставай, моя лапочка, просыпайся моя маленькая. Ути-пути, ути-пути, моя сладкая. Ты уже целых четыре часа спишь, хватит спатки моя рыбка.
Женю развернули из одеяла и в четыре руки отнесли в гостиную, положив в полулежачее положение на диван, включили ему мультики. Женя был не против такого оборота событий, и забыв, что он всё ещё в пелёнках, стал с огромным интересом смотреть мультики, посасывая соску.
Время ужина пришло не заметно. Женя взглянул в окно, в котором уже начинало темнеть, увидев как две его новые мамочки зашли в гостиную с тарелкой манной каши, как потом оказалось, и с неизменной бутылкой, наполненной молоком.
Лена приподняла свою доченьку еще немного повыше и принялась кормить свою лялечку кашей из ложечки, и иногда давая Жене запивать её молочком из соски. Процесс кормления продолжался относительно долго и Женечка совсем не хотел есть, и уже начал куксить в пелёнках, в ожидании освобождения, и совсем не заметил, как в комнату вошла пожилая женщина.
Она была красивая и большая, по крайней мере, так показалось Жене.
- Ой, бабуля привет! А я тут кормлю нашу ляльку, вставляя очередную ложку в ротик своей доченьке.
- Приветик Леночка! Ой, какая у вас тут девочка красивая в пелёнках! Просто прелесть! А почему мы плачем? - Обращалась уже она к Женечке. - А как нас зовут?
- Её зовут Женечка, - ответила Саша.
- А мы гуляли перед ужином? - Спросила Бабушка у девочек, не отводя глаз от маленькой лялечки, куксившей в пелёнках.
- Нет, бабуля, - ответила Леночка виноватым тоном.
- Ну тогда, хватит её кормить, дайте я ей займусь, а вы пока поучитесь. Хорошо?
С этими словами она взяла куксивший свёрточек на ручки и покачивая его спросила.
- Где вы её пеленаете?
- В детской, - ответила Лена.
- Ну пойдём в детскую погуляем там перед сном и перед ужином, она наверное мокренькая вся? Вы же её не меняли? Внученька, памперсы еще есть?
- Да бабулечка, - весело ответила Лена, радуясь тому что бабушка их не ругает, и более того убеждаясь в том, что процесс пеленания еще впереди, и что их маленькая дочка ещё будет спелёнута бабушкой и уложена спать у неё на ручках. Ведь она знала, как бабушка умеет усыплять своих спелёнутых лялечек...
Принеся хнычущий свёрточек в детскую, бабушка бережно положила Женечку на кресло-кровать и стала разворачивать. Женя при этом, улыбаясь своей освободительнице, был вне себя от радости. Наконец то, думал он, меня освободят от этих ненавистных пелёнок! Быстро распеленав маленькую крошечку, бабушка стала раздевать Женечку со словами.
- Ой, какие мы тут мокренькие, памперс мокрый на сквозь. Как вовремя мы её размотали, а то пришлось бы пелёнки стирать. Так девочки, пойдите её подмойте, а я пока тут перестелюсь, и приготовлю её ко сну. А ты Женечка не стесняйся девочек, а то будешь наказана! Давайте девочки, искупайте её немного под душем и позовёте потом меня.
Женя не понимал, что бабушка имела в виду «приготовлю её ко сну», по этому обрадованный освобождению с удовольствием и немного стесняясь, пошёл с ними в ванную комнату, где его всего намылили и смыли тёплой водой.
Потом пришла бабушка завернула Женю в полотенце и понесла в детскую. Там она его хорошенько обтёрла и помассажировала. Потом обработала все интимные места детским кремом.
Заметив, что её лялечка начинает замерзать, начала одевать на неё новый памперс. Тут Женя, осознав, что дело опять идёт к пелёнкам, начал сопротивляться и барахтаться. Но с опытной бабушкой это сопротивление было ещё более бесполезнее, чем с девочками, по этому Женечка сопротивлялся не долго, как был уже одет в ползуночки и распашёночку и быстренько обёрнут в очередную пелёнку, связывающую его ручки и ножки.
- Ну вот, моя девочка, сопротивление теперь бесполезно, от меня ещё ни кто не убегал. Сейчас мы тебя запеленаем хорошенько и качественно, по всем правилам, чтобы тебе было уютненько и тёпленько спатки всю ночь. Вот так, вот так, моя маленькая, вот так моя хорошенькая.
Женины крики превратились в самую настоящую и неистовую истерику. Он плакал так громко и так обидно, что ему показалось, что он сейчас задохнётся от своих всхлипываний и неровного дыхания. Видя, что на него никто не обращает внимания, он перестал кричать, и только громко и обидно плакал, как маленькая девочка. И своим тоненьким, чуть уже охрипшим и жалким голосочком, он всё более был похож на грудного ребёночка, которого мама пеленает перед кормлением и сном.
Тем временем очередная пеленка накрывала Женю с головой , потом следующая, потом ещё , ещё и ещё...
Потом он почувствовал, как его обматывают лентами, и увидел своими заплаканными глазками, их ярко-розовый цвет. Почувствовав, что его тело еще более сильнее сжимается под натиском этих безобидных девичьих бантов, ему опять захотелось громко заплакать и по сопротивляться.
Но при всём своём желании Женечка теперь не в силах был громко кричать и брыкаться ножками и ручками, потому что его так спеленали, как ещё ни когда не пеленал его никто, даже родная мать, когда он был ещё маленькой лялькой. Он уже не чувствовал ни рук ни ног, ему казалось что всё его тело теперь состоит из одного единого составляющего, он чувствовал только своё туловище и больше ничего...
Но что-то в этом бабушкином пеленании было безмерно успокаивающим и безмятежно опьяняющим. Да еще и в добавок ко всему, Женя почувствовал, что его берут на ручки, поворачивают на бочёк, и с ласковыми словами подносят к его губам настоящую женскую грудь. К своему удивлению Женя заметил, что он без промедления взял её в свой ротик, широко его раскрывая при этом, как будто грудная деточка. Было такое впечатление, что ему дают грудь каждый день с самого рождения и до сих пор, всё это произошло как то автоматически. Но если по большому счёту, то ему и не оставалось ничего делать, как взять эту нежную женскую прелесть. Для этого ему нужно было только изо всех сил напрячься и открыть свой ротик. И Женечка как настоящая маленькая малышка стал неистово сосать эту прекрасную сисю, ища в ней, наверное, своё новое успокоение и защиту.
Вот оно, настоящее счастье! Подумал он. Вот, какое бывает настоящее блаженство! Изумлённый поворотом своих мыслей, заметил Женя. Он даже и представить себе не мог, какое действие на него может оказать просто женская грудь. Что-то в этом было волшебное и неземное, как в мультиках, умозаключил он.
Женин плачь моментально прошёл, теперь он только слабо всхлипывая, с громким причмокиванием посасывал бабушкину нежную большую грудь. В детской комнате были слышны теперь только Женины чмокающие звуки и бабушкин тихий и нежный голос.
- Ну вот мы и в пелёночках тугоньких! Так хорошо нашей девочке! Сейчас мы успокоимся, потом покушаем манную кашку, попьем молочко и будем спатеньки в своей колыбельке! Да, моя красавица?
А Саша и Лена, тем временем, как заколдованные смотрели на всё происходящее, поражаясь бабушкиными настойчивыми и уверенными действиями. Как будто бабушка только тем и занималась в своей жизни как упеленывала непослушных деток. Но Лена знала, что это именно так, вот только её поразило, что Женя так громко плакала и так сильно сопротивлялась, ведь они с Алёнкой так обидно не плачут, хотя без бабушкиной нежной и мягкой груди уснуть не могли ни она, ни Алёнка. Этого у бабушки не отнять. А Саше сначала было страшно за Женю, Сашенька даже всплакнула вместе с ней, видя, как мучают её родную, теперь уже сестричку. А потом, заметив тот факт, что ей там в пелёнках хорошо, и как ей уютненько там находиться на бабушкиных ручках, Сашенька расплылась вся в счастливой улыбке.
Пока Бабушка прохаживалась в зад в перёд по комнате, опытная Лена, тем временем, разогрела по новой манную кашку и молочко, и демонстративно принесла в детскую, поставив на стол у кровати. Заметив всё это, бабушка присела на Сашину кровать и отстранив умиротворенную Женечку от груди, устроила ребёнка поудобнее, и быстренько покормила её, нежно и ласково разговаривая со своей новоиспечённой лялечкой. Потом напоила Женю молочком из сосочки, и переложила её опять на импровизированный пеленальный стол, т.е. в кресло-кровать. Когда Бабушка продолжила пеленание своей лялечки в байковое одеялко, Женечка опять начала куксить и капризничать.
- Ой, забыла нашей малышке сосочку дать! На, моя сладенькая, соси, моя хорошая, и не надо плакать! - Сюсюкала бабушка, оборачивая красивенький свёрточек красными лентами, делая его ещё красивее. – Я знаю, моя лапочка, день у тебя сегодня был тяжёлый! Сегодня ты много плакала! Много переживала! Но ничего, моя маленькая, я тебя в обиду не дам! Сейчас я убаюкаю мою деточку, так убаюкаю, что до утра не будет моя капризуля просыпаться! Так хорошо и сладенько моей красивой девочке будет спатки в пелёночках...
С этими словами Женечка была уже уложена на ручках у бабушки. Из её ротика нежно вытащили сосочку, а в место неё Женечка была опять вознаграждена нежной и желанной бабушкиной грудью. Маленькая девочка принялась сосать своё снотворное и медленно проваливалась в царство морфея.
- Спи, моя малышка! Спи, моя сладкая! - Нежно сюсюкала бабушка прохаживаясь с Женечкой по комнате покачивая её. – Пусть приснятся тебе сладкие и красивые сны, моя хорошая! Такого красивого и нежного ребёночка я в своей жизни еще не встречала! Спи, моя нежная! Засыпай, моя прелесть!
- Аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а...
Женя заметил, как наполняется его подгузник , немного приоткрыв глазки вспомнил, что ни о чём беспокоиться не нужно. Потом заметив, что стало так хорошо там, между ножек, тепло и уютно опять провалился в дремоту, слушая бабушкину колыбельную, покачиваясь у неё на ручках.
- Аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а! аа-аа-аа-а!
  • Like 1
  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.