Jump to content

Сестра, ставшая брату мамой или вторая мама. III


Vampire
 Share

Recommended Posts

  • V.I.P.

"Миллион извинений", что так долго ждали третью часть. Если вначале прогресс над третей частью продвигался медленно, то потом вовсе вдребезги встал.

Все как всегда выдумано на 100 %

Как вы видите здесь стоит еще одна пометка "приключения". Это значит, что третья часть с элементами приключений.

 

Сестра, ставшая брату мамой или вторая мама. III

 

Закончив игру, в которой я провел в пеленках 44 часа, в последующих играх сестра не держала меня такое длительное время. Сестра продержала меня в пеленках столько времени, чтобы наверстать упущенное. О чем сама мне поведала. Так же сестра больше не оставляла меня одного спеленутого, как в тот раз, когда уходила с подругами.  Тренировки в пеленании сестра продолжила проводить на мне дальше   развивать навык.  Микро–игры Наташа больше не проводила, у нас теперь были полноценные. Но такие полноценные игры были не каждые выходные. Чтобы бывать на природе, сестра чередовала выходные: одни выходные мы все вчетвером ездили на дачу; другие сестра со мной оставалась дома, а родители наши были на даче, и мы с сестрой играли.  Несмотря на то, что такие полноценные игры проводились один раз в каждые две недели, нехватки полноценных игр у нас пока больше не возникало.

На даче же сестра вообще не пеленала меня, даже на ночь. Попросту не было возможности и негде: днем в доме было рискованно, поскольку родители в любой момент могли зайти в дом; а ночью, когда спали, тоже было никак, не было отдельной комнаты, в которой сестра могла меня спеленать. Хотя в доме было чердачное помещение и туда почти никто не заходил, только чтобы провести уборку заходили; на чердаке хранились различные ненужные вещи, о которых я и сестра не знали. Но на чердаке не на чем было, а на полу на голых досках, хотя доски покрашены, было бы неудобно сестре пеленать меня, потому что Наташе  пришлось на коленях это делать.  И когда началась и затем стояла аномальная жара, то у сестры появилась возможность спеленать меня и поиграть на даче……….

 

 

В пятницу, наши родители не стали собираться на дачу.

Вместо этого мама сказала сестре: “Ната. Мы на эти выходные не сможем поехать на дачу. Потому что на работе у нас загруженность очень высокая и вышел приказ, что мы будем в эти выходные работать”.

  Значит, не поедем на дачу?

  Сейчас стоит такая жара и нужно будет полить. Поскольку мы соответственно не сможем поехать, а ты справляешься со всеми хозяйственными делами, то дочь, съездишь?.

  Окей. Я тогда сейчас буду собираться.

  Подожди еще… Чтобы сыну не оставаться дома одному, пока мы на работе, возьми его с собой. Да и тебе, чтобы одной не ездить.

От этой фразы Наташа сразу скрытно от мамы засияла и подумала: “Мы теперь сможем поиграть на даче…”

“А нам так же на двое ночей ехать на дачу?” – продолжила узнавать подробности Наташа у мамы.

  Да. Зачем вам, как только приехали и сразу обратно.. Приедете как обычно –  в воскресенье вечером.

  Раз на двое ночей, пока сейчас такая жара, я пойду завтра в субботу с братом на речку купаться?

  Да. Конечно. Только очень прошу, следи за ним. Вода это нужная стихия, но может и навредить…

  Обязательно.

“И последнее…Поскольку папа не сможет вас отвезти на машине, вам придется добираться на электричке”, – закончила мама.

Наташа в это время находилась в комнате у родителей, а я был в нашей с сестрой комнате. Сестра вошла в нашу комнату и говорит радостно: “Мы с тобой на дачу поедем. Вдвоем”.

  Мы теперь сможем на даче поиграть?!

  Да! Я буду сумку собирать.

Сестра стала собирать дорожную сумку. Наташа складывала в сумку помимо нужных для поездки за город принадлежностей, необходимые для игры: пеленки.

“Детскую бутылочку и соску на всякий случай с собой возьму. Не думаю, что может понадобиться, когда будем играть на даче. Но много места не занимает”, – говорила сестра, собирая сумку.

Я не видел, что сестра складывала с собой одеяло и спросил: “Одеяло не берешь с собой?”

  Какое одеяло… Сейчас жара такая стоит. Я конечно могу тебя в одеяло завернуть  еще. Но в таком случае перегрев тебе обеспечен будет. Поэтому придется без одеяла. Как видишь, даже пеленки тонкие беру. Раньше заворачивала тебя в пеленки толще.

  А как получится без одеяла?

  Посмотрим во время игры на даче. Но пеленать буду тебя немного по-другому. Детское питание и все что с этим связано, в том числе молоко, возможности не будет взять. Оно возможно испортится при такой жаре. Если что куплю на месте, рядом с дачными участками есть магазин–универсам.

Закончив собирать сумку, сестра сказала: “Я сейчас посмотрю “Яндекс расписания” расписание пригородных электричек. Папа на машине не сможет нас отвезти”.

Сестра посмотрела “Яндекс расписания”: “Ага. Электричка скоро прибудет на станцию. Пошли”.

Я с сестрой собирались выйти из дома, как Наташа настороженно: “Подожди. Я сейчас сниму с себя все свои золотые украшения”.

Наташа снимала с себя украшения, объясняя мне: “Я никогда не снимаю с себя свои золотые украшения. Но на этот раз, чтобы не потерять, не повредить их или даже, чтобы они просто не загрязнились, придется снять и оставить дома… ”

Наташа сняла с себя: оба кольца, цепь с подвеской, серьги. И положила это все в маленькую хрустальную вазу на полке. Мы вышли из дома.

Придя на ж/д станцию, сестра пошла в кассу: “Мне, пожалуйста, два билета. Один неполный, второй полный”, – сказала кассирше сестра, покупая билеты.

Мы пошли проходить через турникет на платформу. Сестра приложила билет к считывателю и стеклянные створки турникета открылись.

Наташа мне говорит: “Проходи”. 

Я прошел, и вслед за мной прошла сестра.

Наташа посмотрела время на своем мобильном телефоне: “Через 20 минут ”, – объявила мне сестра.

“Что с погодой? Уменьшения жары не будет?” – спросил я у сестры.

  Нет. Немного еще жарче будет. Сейчас +35. Завтра по прогнозу планируется аж до +37. В тени. И завтра с тобой на речку пойдем. Мама разрешила. В такую жару лучше на пляже провести время.

  С утра пойдем?

  Да. Пока солнце еще не такое палящее. Год назад была жара, а вода утром такая немного прохладненькая. И довольно приятно при такой жаре на пляже, от воды прохлада исходит. А к середине дня вода очень хорошо прогревалась. До прошлогоднего рекорда  жара чуть-чуть не дотягивает.

  Не дотягивает?

  Да…. Год назад зафиксирована абсолютная максимальная температура. Столбик термометра поднялся до рекордной отметки +38,2 в тени. За всю историю метеорологических наблюдений.

  Это здорово наверно…

  Ага “очень здорово”…. Я тогда себе руки обожгла на солнце. Теперь наношу солнцезащитный крем даже когда солнце не такое палящее.

Заговорили с сестрой о погоде, на станцию прибыла наша электричка. Мы поехали. На следующей ж/д станции в электричку вошли трое мужчин, они сели перед нами и играли в карты.

Наташа увидела этих мужчин и говорит мне: “Смотри   в карты играют. Давай–ка и мы сыграем. Ехать 50 минут будем”.

  Давай, раздавай.

Наташа раздала.

  Вот так!

  Еще!

  На десятку червей!

  А вот тебе дама треф!

  А теперь вальта пикового принимай!....

Я выиграл и слегка подразнил сестру: “Осталась!” 

В ответ на это Наташа легонько пальцами по–девчачьи  хлопнула меня по плечу: “Давай еще сыграем. Я реванш возьму”.

“Раздавай. Хочешь еще остаться?” – с усмешкой я спросил у сестры.

“Это мы еще посмотрим”, – уверенно ответила Наташа.

Пока сестра раздавала карты, я продолжил дразнить сестру и любя назвал Наташу: “Дурочка!”.

На что Наташа ответила спокойно: “А вот обзываться не стоит. Даже если это любя”.

Сестра раздала. И на этот раз остался я.

“И кто остался...”, – еще с большей уверенностью риторический вопрос задала сестра.  

Мы закончили играть в карты, сестра достала из сумки планшетный ПК. Сестра просматривала веб–страницы, и внимание Наташи привлекло: “мама в костюме русалки покормила грудью своего ребенка на пляже у всех на виду.”

Сестра вслух сказала: “Интересно…”

  Что?

  Да вот посмотри.

Наташа показала мне на планшете это.

Посмотрев и почитав это, я спросил: “А кто такие русалки?”

Сестра ответила: “Так ты же смотришь любимый мультик про русалочку”. Да, одним из моих любимых мультиков приходился про русалочку Ариэль.

Я переспросил: “Это как русалка мультяшно выглядит. А кто они на самом деле такие?”

  Русалки… Невиданные морские существа, приспособившиеся к жизни на суше. Их еще по-другому называют наяда или сирена. А внешний вид, насколько я понимаю, получеловек−полурыба.

  Они существуют?

“Я не встречала их..” – тихо захихикала сестра.

“Сделаешь со мной также?” −  спросил я.

“Нет.. – еще больше засмеялась Наташа и спокойно говорила: − Мама ведь кормила ребенка младенческого возраста. А как мне с тобой – с пятилетним это сделать, да еще и на виду. Так что здесь я бессильна…”

Проехав больше половины пути, у сестры зазвонил мобильный телефон, Наташа ответила.

  Ало.

….

  Привет Тай.

….

  Не. Сегодня не получится. Я сейчас за городом, еду на дачу. Почти уже приехала. В городе буду в воскресенье вечером. Если хочешь, можем сходить в этот день.

….

  Тогда договорились. Пока.

Наташа обратилась ко мне: “Звонила Тая. Звала сегодня пойти погулять ближе к ночи. В воскресенье, когда приедем в город, схожу..”

“А кто же меня будет пеленать перед сном?” – спросил я тихонько, полушепотом, улыбчиво у сестры; в вагоне при народе побоялся спрашивать громче.

“Будешь ложиться спать в воскресенье, перед своим уходом я спеленаю тебя, сама пойду.” – сестра так же тихонько ответила.

Наташа посмотрела в окно и сказала: “Сейчас наша станция. Пошли к выходу.”

Я с сестрой, выйдя из электрички, пошли по дороге, ведущей вдоль дачных участков, к нашему дачному участку.  От  ж/д станции до нашего дачного участка примерно 1,5 километра идти пешком. С одной стороны этой дороги располагались участки, а с другой располагалось металлическое решетчатое ограждение. За этим ограждением вела еще дорога, с боку которой  перелесок: виднелось как возвышались кроны деревьев этого перелеска. Мы шли при такой жаре. И мне казалось, что мы находимся где–то в пустыне и идем по раскаленным пескам. В принципе так оно и было: при такой температуре воздуха на солнечном свете земля, дороги сильно нагревались, и под ногами чувствовалось, что горячо. Только для полной атмосферы не хватало пальм и пирамид.

Я спросил у сестры: “Тебе тоже горячо под ногами?”

  Да.

  Тусь (в отличие от нашей мамы, я называл сестру Туся или Тусечка) . Давай передохнем?

  Вон видишь там небольшое место под деревьями в тени? Я вижу, что в этом месте даже есть где посидеть. Сейчас дойдем до него. Потерпи немного. Не отдыхать же нам прямо под солнцем.

  Пожалуй права.

“Я твоя мама, поэтому и права”, – улыбчиво ответила сестра.

Дойдя до этого места, мы остановились. Сесть здесь можно было на камни, больше не на что было. Мне показалось будто, что это место: какой−то оазис среди пустыни, и мы сделали в этом оазисе перевал.  

Сестра спросила: “Будешь пить?”

“Давай”, – ответил я.

Сестра протянула мне бутылку с охлажденной водой и достала из сумки стаканчики. На этой бутылке имелись многочисленные капельки конденсата.

Я, попив из стаканчика, спросил у сестры: “Туся, тебе это ничего не напоминает?”

  Вроде нет. А что должно напоминать?

  Жара, горячая земля. Не напоминает, что мы идем по пустыне и это место, в котором мы сейчас отдыхаем, какой−то оазис?

Сестра, осмотрев вокруг, ответила: “Если отсутствовали дачные участки и присутствовали песчаные дюны. Тогда больше похоже на пустыню. А так, не обнаруживаю особого сходства”.

Наташа добавила: “Это же тебе не Африка”.

Мы некоторое время отдохнули еще в этом месте, Наташа первой спросила: “Отдохнул уже?”

  Да.

  Тогда пойдем дальше.

И закончив “перевал в этом оазисе”, мы пошли дальше по “пустыне.”

Придя на наш участок, мы с сестрой вошли на веранду дома.

Сестра сказала мне: “Положи вот эту рыбу в морозилку; я потом вечером запеку ее на гриле c картошкой по-деревенски. И мы поужинаем. Мама разрешила тебе есть запеченную на гриле рыбу. А шашлык    нет. Сейчас пока в такую жару не буду печь. От гриля и так жар исходит. Вечером немного спадет жара.  А я пока пойду к распределительному щитку    включить электроснабжение участка”.

Вечером жара спадала, но не намного. В ночные часы температура воздуха ниже +27 не опускалась.  Я положил рыбу в морозилку, как просила Наташа.  Я пошел в комнату, примерно через минуту в комнату вошла и сестра. Наташа сказала: “Прямо сейчас играть не будем. Начнем попозже. Окей? ”

  Как скажешь Тусечка. Это из-за жары позже начнем?...

  Да я сама-то ужарела. Не хочешь душ принять?

  Пошли.

  После меня.

В такую жару душ приходилось принимать по несколько раз в день, причем прохладный. После сестры, я принял душ.

“А сейчас чем тогда займемся?” – спросил я у сестры.

На что Наташа ответила: “Я пойду на террасу, спою под караоке. А ты хочешь посмотри как я буду петь или чем-то другим займись. Или просто отдыхай после такой  дороги по жаре”.

Мне пока было нечем заняться, поэтому я пошел на террасу с сестрой. Наташа взяла микрофон, начала легко танцевать и петь. Перед припевом сестра сделала нырок и пустилась в грациозный танец; Наташа пела:

У меня появился другой

Ты просил найти выход,

А выход только такой

Здесь звучал проигрыш, я, сидя на лавке на террасе, в ритм этой песни покачивал телом и похлопывал в ладоши так же ритмично. Дальше Наташа еще грациознее стала танцевать, сестра скинула обувь, запрыгнула на стол на террасе и уже во всю “отжигала” на этом столе: “Ты просил найти выход, а выход только такой, Оу”  Песня закончилась, я похлопал в ладоши как аплодисменты, и сестра спрыгнула со стола.

Наташа спросила: “Как тебе, понравилось?”

Я был в восторге от танцев и пения сестры, ответив Наташе: “Браво Туся!!! Класс!!!”

Сестра пошла в дом, в комнату. Сейчас начинался по НТВ сериал “Морские дьяволы”,  Наташа пошла смотреть сериал. Я сначала подумал, что сестра меня спеленает и у нас начнется игра, но перед тем как смотреть сериал, Наташа не стала меня пеленать.

Я подумал: “Что ж. Наташа моя мама, вторая. И ей виднее, когда меня пеленать”.

Перед тем как смотреть сериал, сестра включила мне на планшете мультик тот самый про русалочку Ариэль.  Сестра закончила смотреть сериал, пошла готовить рыбу на гриле; а я пока продолжал смотреть мультик.

Мы поужинали, было очень вкусно.

Я сестру похвалил: “Вкуснотища то какая!”

Наташа ответила на это: “Спасибо. Теперь пойдем в пеленочки и будем готовиться спатеньки”.

Придя в комнату, сестра выложила из сумки все пеленки, которые брала с собой. Стола не было, на котором Наташа могла меня пеленать, поэтому сестра раскладывала пеленки на кровати.

Раскладывая пеленки, Наташа параллельно с этим объясняла: “В связи с такой жарой подгузники применить в играх тоже не получится. Но эту проблему  исправить еще проще: когда захочешь в туалет, я распеленаю тебя, и игра закончится. Либо, если игра будет длительная, то приостановим игру, я распеленаю тебя, ты сходишь в туалет, а потом спеленаю и продолжим”.

Сестра прекратила раскладывать пеленки, не разложив их до конца.

Наташа о чем-то задумалась и объяснила еще: “О кстати. А можем сделать так. Поскольку одеяла не будет, а пеленки легко постирать, тем более в такую жару они быстро высохнут после стирки. То тебе можно и даже лучше будет в сами пеленки справлять естественную нужду. Но… Нужно найти что-нибудь – постелить на кровать”.

Наташа с улыбкой добавила: “А то ты так кровать намочишь”.

Сестра закончила и разложила на кровати три пеленки, а две еще взяла в резерв. Поскольку  кровать находилась низко, я полез сам ложиться на пеленки.

На что сестра мне уже ласково пролепетала: “Грудные детки так не делают.

Сейчас мамочка сама тебя положит на пеленки”.

С этими словами мама Наташа взяла меня на руки и положила на пеленки. Перед тем как мама начала пеленать меня, я заметил, что самая верхняя пеленка, на которой я лежал, проходит не до конца моих ног: верхний край проходил на уровне плеч, нижний немного ниже пояса. Мама Наташа начала загибать один край пеленки в противоположную сторону, но как только этот край покрыл мою руку, мама уже не загибала дальше этот край. Вместо этого мама Наташа обернула саму мою руку. То же самое мама сделала с другой моей рукой. Я почувствовал, что в результате таких движений мои руки находились как в колпаках. Я захотел попробовать освободить руки: попробовал только самими руками подвигать, чтобы их вынуть, телом я не двигал как при извиваниях;  у меня вынуть не получилось.

Мама Наташа увидела, что я пытаюсь и ласково сказала: “Не надо так. Сейчас мамочка тебя спеленает”.

А далее мама пеленала меня как аналогично всегда. Завернув меня в одни пеленки полностью не менее туго, как и с применением одеяла, мама Наташа использовала две пеленки, которые брала в резерв: мама сложила эти пеленки по диагонали в виде треугольника. Затем приподняла меня, поместила одну такую сложенную пеленку под меня и завязала эту сложенную пеленку диагонально поперек меня. То же самое мама Наташа сделала со второй сложенной в треугольник пеленкой. Мама Наташа завязала эти две сложенные пеленки крест-накрест поперек меня.

“Из-за того, что тебе предстоит находиться в одних пеленках, сам понимаешь, то нужно проверить насколько такое пеленание надежное”, – спокойно говорила сестра.

Наташа спокойно скомандовала: “Пробуй освободиться”.

Я начал пытаться освободиться: как всегда бурно “дергался” изо всех сил. Так как одеяло отсутствовало, то мои извивания не гасились, и в результате этого я многократно повторяющее с большой амплитудой изгибался дугой вовнутрь. Буквально, я складывался пополам от своих извиваний. Из-за того, что мои извивания не гасились, то “дергался” я очень долго и упорно. Кровать даже качалась от моих “дерганий”. Я уже боялся, что пеленки ослабнут, и помимо этого я просуну руки, ноги и вот-вот освобожусь. Но когда я выдохся, то с удивлением почувствовал, что пеленки так же обжимают меня туго, как это было до того как я стал пытаться освобождаться. Пеленки нисколько не ослабевали, вообще; после таких упорных и длительных попыток.

Я, запыхавшись, сказал сестре: “Не получается… Вообще… Никак…”

И одновременно с этим я подумал: “Не зря сестра тренируется в пеленании. Вот как ей тренировка пригодилась”.

“Эврика!!! – восклицала Наташа, и уже спокойно сказала: − Теперь я могу пеленать тебя без одеяла”.

Я похвалил сестру: “Навык повышается. Молодец Тусечка. Так держать. Продолжай в том же духе”.

На что сестра ответила: “Обязательно буду дальше навык развивать”.

После таких долгих извиваний и еще при такой жаре, я очень сильно вспотел, и пеленки стали такими мокрыми, хоть их выжимай.

Про это я сказал сестре: “У меня пеленки напрочь мокрые от пота”.

На это сестра ласково мне ответила: “Сейчас мамочка тебя перепеленает”.

Мама Наташа распеленав меня, сказала неожиданно: “Ой. Да ты сам весь мокрый от пота. Иди тогда пока сходи в душ”.

Я пошел в душ, а сестра повесила пеленки прямо на улице сушиться: при такой жаре они высыхали быстро.

По-быстренькому приняв душ, я вернулся в комнату и увидел, что свежие пеленки уже готовы расстелены.

Я спросил у мамы Наташи: “мамочка сама меня положит на пеленки?”

Мама ответила: “Конечно”.

И мама Наташа спеленала меня также второй раз подряд.  

“Это конечно хорошо, что я могу теперь завернуть тебя в одни пеленки без самостоятельной возможности к освобождению. Но с одеялом и при перевязывании ленточкой смотрится очень красиво”, – говорила мама Наташа.

О чем-то задумалась мама Наташа и сказала: “О, вспомнила. Я сейчас приду буквально через секунды. Подождешь?”

“Окей”, – я ответил. Мама ушла и оставила меня одного.

Тут же мама Наташа вернулась, в руках несла что-то ярко-красное полупрозрачное.

Мама Наташа показала мне это: “Это мой старый школьный бант. Когда-то я этот бант заплетала себе. А что если перевязать этим бантом тебя поверх пеленок.”

Мама Наташа сначала расплела этот бант так, что из него получилась лента.  Приподняла меня, и, поместив ленту из расплетенного банта под меня, завязала новый бант поверх пеленок. Так как при завязывании пеленок в виде треугольника крест-накрест из них получилось ровное перекрестие, то мама Наташа завязала красный бант так же ровно в этом перекрестии.

“Как красиво теперь”, – любуется мама своим творением.

Этот  бант никакого значения надежности пеленанию не придавал: я не мог и так освободиться, и этот бант еще туже обжатие пеленок не сделал. Мама Наташа завязала этот бант для красоты.

Мне хотелось очень пить, наверно после таких долгих попыток освободиться; я попросил маму Наташу: “Воды”.

  Сейчас принесу. Тебе сколько?

  Три стакана.

  Я советовала тебе поменьше пить, если без подгузника играем.

Мама принесла кувшин с водой и стакан, поставила это на тумбу. Взяла меня на руки в диагональное положение. Одной рукой мама Наташа держала меня, прижимая к своему телу, другой налила воду в стакан и поднесла к моему рту. Как мне и нужно было, я выпил три стакана.

Мама Наташа посмотрела время на своем мобильном телефоне и объявила: “Еще не слишком поздно, чтобы ложиться спать и светло. Поэтому я пойду посмотрю, что с растениями делается”.

Перед тем как уйти, мама положила меня на другую кровать поменьше и сказала: “Детской кроватки на даче нет”.

И заодно ласково спросила: “В чем нуждается мой сыночек?”

Я ни в чем пока не нуждался, о чем и маме Наташе ответил. Мама Наташа ушла, но примерно через пару минут вернулась, неся с собой мебельный щит из ДСП, покрытый мебельным матовым лаком. Мама Наташа поставила этот щит сбоку кровати, на которой я находился спеленутый, и на полу надежно его закрепила, чтобы щит не опрокинулся на меня или в противоположную сторону. 

“Сконструировала тебе детскую кроватку”, – сказала мама Наташа и ушла.

Такая конструкция и точно похожа на детскую кроватку: с одной стороны от меня проходила стена, кровать стояла в упор к стене, а с другой щит ДСП, как борт детской кроватки.

Мама Наташа через небольшие интервалы времени подходила ко мне, спрашивая ласково: “Не нуждается ли в чем мой сынуля?”

В виду того, что мама Наташа спеленав меня, еще “не кормила грудью”, я сказал маме: “Хочу грудь”.

Мне мама Наташа ласково ответила: “Мамочка тебя “покормит” перед сном обязательно”.

Я начал капризничать….

Мама Наташа взяла меня на руки, нежно прощебетав, успокаивала : “Ну что ты мой маленький. Мамочка тебя на ночь “покормит”. А сейчас давай успокаиваться”.

Мама Наташа начала покачивать меня, продолжая дальше успокаивать:

  Чшшшш. Чшшшш. Чшшшш…..

Но эти успокаивания на меня никак не подействовали, я продолжал капризничать.

“Что же мы капризничаем”, − ласково пролепетала мама Наташа. 

“Может ты уже пеленочки намочил, – неверно определила причину моего каприза мама. – Нужно проверить в каком состоянии у тебя пеленки”.

После этого я почувствовал, как под моей попкой коснулось что-то теплое, затем это теплое коснулось сбоку на бедрах и между ног спереди. Как оказалось мама Наташа пощупала рукой меня в этих местах – проверить.

“Пеленки у тебя сухие, − спокойно сказала мама и ласково продолжила лепетать: – Тогда что же мы так капризничаем. Ну все сладенький мой, хватит капризничать. Мама тебя лю-у-у-бит”.

“Чшшшш. Чшшшш. Чшшшш.”, – еще раз безрезультатно пробовала меня  укачивать успокоить мама Наташа. Я никак не прекращал капризничать. Мама Наташа держа на руках, нежно легко прижала меня к себе и плавно и медленно покачивала меня влево вправо. Такое нежное объятие подействовало на меня успокаивающе, поэтому я стал успокаиваться  потихоньку. И мой каприз стих.

“Умничка”, − похвалила меня мама Наташа и положила в сконструированную кроватку из щита ДСП.

Но через некоторое время как мама положила меня в кроватку и, мама Наташа не успев уйти, я закапризничал с новой силой: “А-а-а-а-а!! Хочу-у-у грудь!!!”  − прокапризничал я.

В ответ на мой новый более сильный каприз мама Наташа ласково вздохнула: “Похоже мой сыночек решил мне закатить истерику….”

Мама Наташа достала откуда-то детскую яркую погремушку. Не знаю где сестра эту погремушку взяла, но наверно купила в том же детском магазине “Кораблик”. Мама потрясла эту погремушку и шум, исходящий от нее, привлек меня: я обратил внимание на эту погремушку. Мама Наташа трясла погремушкой, пытаясь успокоить с помощью погремушки. Но капризничать я не прекращал. Мама Наташа, поняв что у нее не получится успокоить меня такими способами, решила сменить тактику и воздействовать на меня психологически…..  

Мама наклонилась ближе ко мне.

“Так, − начала спокойно объяснять мама Наташа и спокойно продолжала. – Я твоя мама. И мне как любой другой маме лучше знать, что моему сыночку нужно. Так что давай успокаиваться. Мама лучше знает”.

Удивительно, но такое психологическое воздействие стало для меня успокаивающим. Ведь Наташа – моя мама и ей действительно лучше знать, когда и что мне нужно. Я затих и больше не капризничал по новой.

“Умница еще раз. Хочешь виноградику?  – спросила мама Наташа и показала мне кисть винограда: − Свежевыращеный  виноград сорвала с лозы сейчас до твоего каприза”.

  Давай.

  Открывай ротик тогда.

Я открыл рот, и мама Наташа помещала мне туда виноградинки. Вкус у них несладкий, но с приятной небольшой кислинкой. И само собой очень сочный.

“Я пойду закончу смотреть что там с растениями и мы будем “кушать”, а затем спатеньки”, − сказала мама Наташа и ушла.

Жарко приходилось даже ночью и, когда мы ложились спать, на моей маме Наташе была надета коротенькая свободная ночнушка на широких бретельках. Лифчика на маме не было. Мама Наташа приспустила ночнушку на своем левом плече и стала меня “кормить грудью”. Я был “голодный” поскольку мама “не кормила грудью” меня до этого. Поэтому я “впился” в грудь маме Наташе и сосал грудь долго.

Закончив “кормить” мама положила меня к себе в кровать под крыло и ласково сказала: “Спи”. И сама легла спать. Но я “не наелся”.

Мама чувствовала это и ласково проворковала: “Мой сыночек “не наелся”? Сейчас я дам тебе другую грудь”.

Я находился справа от мамы, поэтому мама Наташа приспустила ночнушку уже на правом плече, сама повернулась ко мне, а меня наклонила на бок и поместила меня к себе ближе так, что мой рот располагался на уровне соска груди мамы. Мама Наташа “кормила грудью” меня в кровати впервые. До этого мама “кормила” меня всегда на руках.

Я не знал как можно взять ртом сосок в кровати и пришлось спросить: “Мамочка, а как мне можно взять ртом сосок? Губами или зубами?”

На что мама Наташа мне ответила: “Как тебе удобней”.

Я решил взять сосок скомбинировано: прислонив губы к самой груди мамы Наташи, аккуратно подцепил зубами сам сосок и сосал грудь. “Покушав”, я полностью “наелся”, но я не спал, это наверно из-за того, что покапризничав, я пребывал в возбужденном эмоциональном состоянии.

Мама Наташа ласково предложила: “Мой сынуля не спит? Может тебе колыбельную спеть?”

Мама Наташа взяла меня на руки, начала меня медленно покачивать, но не самого меня руками покачивать, а своим телом  покачиваться как маятник назад вперед. И мама Наташа запела:

Ложкой снег мешая, ночь идет большая

Что же ты глупышка не спишь

Спят твои соседи – белые медведи

Спи скорей и ты, малыш

Мы плывем на льдине как на бригантине

По седым суровым морям

И всю ночь соседи – звездные медведи

Светят дальним кораблям.

Я проваливался в сон. И вскоре уснул. Только не знаю где уснул: у мамы Наташи на руках или в кровати.

Проснувшись ранним утром, мне очень сильно хотелось в туалет, поскольку вчера столько воды выпил и еще винограду поел сочного. Я хотел позвать маму Наташу, чтобы она распеленала меня. Но с очень большим удивлением  обнаружил, что полностью распеленут. Сестры в комнате не оказалось.

“Раз я не спеленут – значит, игра закончилась. Нужно найти сестру”, – пронеслось у меня в голове.

Из комнаты я вышел на кухню и нашел сестру. Сходив в туалет,  вернулся на кухню. Наташа заканчивала завтракать.

  Доброе утро, Тусечка.

  Доброе.

  Как я понимаю, если я распеленутый проснулся, значит игра закончилась?

  Да.

  Не ожидал, что утром так будет.

  А мы прямо сейчас с тобой на пляж махнем. Я пока пойду соберу пляжную сумку и все необходимые пляжные принадлежности, и подготовлю велосипед. Пока завтракай.

  Велосипед?

  До пляжа несколько километров отсюда и пешком будет долго. На велике быстро доедем. Как закончишь, я буду на улице тебя ждать.

Я завтракал, а сестра в это время собиралась. Я полностью закончил, вышел с веранды, Наташа уже готова ехать. Сестра, так как мы отправлялись на пляж, вместо обычных трусиков и лифчика была одета в бикини.

Сестра скомандовала: “Залазь на раму!”

Я залез на раму спереди перед рулем. Наташа села на сиденье велосипеда, оттолкнулась несколько раз от земли и мы поехали. Пока мы ехали медленно, сестра, осмотревшись по сторонам и убедившись, что нет автомобильного транспорта, покрутила рукоятки на руле с характерными щелчками; тем самым Наташа переключила велосипедную передачу. И мы понеслись, с ветерком….  Сестра запела знакомую песню: “Заплетала реку в косы”. Когда сестра начала петь, Наташа точно так же как героиня в фильме “Самый лучший день” в том эпизоде, где эта героиня ехала на велосипеде, Наташа точно так же сделала два круговых движения своей рукой у своего лица.

“Сестра пародирует героиню из фильма”, − подумал я.

Пока ехали, сестра со мной обсуждала вчерашнюю игру:

  “Хорошую ты мне вчера истерику закатил”, − улыбаясь, начала сестра.

  А это действительно настолько такая истерика была?

  Вообще, если рассматривать реально, по реальным меркам, то это как таковой истерикой не являлось,  даже с большой погрешностью это можно назвать капризом. А если рассматривать как по игре, по игровым меркам, то истерика была вполне полноценная.

  А ты очень хорошо меня успокоила психологически.

  Да, психология очень мощный инструмент.

Я увидел впереди воду, наверно это и есть река. Но пляжа не видел.

Я спросил у сестры: “А где пляж?”

Наташа ответила: “Пляж находится на противоположной стороне. Нам нужно пересечь вон тот мост”.

Мы свернули,  и здесь я заметил, что мы приближаемся к этому мосту.  При въезде на мост имелся знак с надписью: “река Протока”. И пока мы ехали по мосту, сверху с моста я увидел пляж. Перед пляжем расположена парковка для велосипедов.

Сестра остановилась у этой парковки и говорит мне: “Все. Слезай. Приехали. Я сейчас поставлю велосипед на стоянку”.

  А насколько далеко мы от дачного дома находимся?

  Сейчас покажу.

Наташа достала мобильный телефон и в нем что-то поводила пальцем по сенсорному экрану. Мы постояли у парковки, сестра держала телефон и смотрела в экран. Через некоторое время я услышал от телефона Наташи как голос сказал: “Установлено соединение со спутниками”.

“Вот смотри, это карта ГЛОНАСС. Показывает наше местоположение, где мы сейчас находимся. А это на карте отмечен наш дачный участок. Видишь, на каком расстоянии мы находимся”, – объясняла мне сестра.

Я конечно не узнавал что такое ГЛОНАСС, но увидел на каком расстоянии мы от нашего участка.

На пляже сестра разложила на песке большой пляжный зонт, полотенца и мне наказала: “Пойдешь в воду – не заходи глубоко. Смотри чтобы уровень воды  тебе по пояс”.

На что я ответил: “Как скажешь, Тусечка”. Я конечно же полез в воду, а Наташа разлеглась на полотенце на песке.

“И как водичка, прохладная?” – окрикнула меня сестра.

  Да.

  Это хорошо.

И Наташа сама зашла в воду.

“Смотри”, − сказал я сестре и, махнув рукой по воде в сторону Наташи, обрызгал сестру.

“Ах ты зараза!” – ласково ответила мне на это сестра.

“А давай с тобой мы лучше в водное поло поиграем?” – предложила мне сестра.

Я согласился: “Давай”.

Чтобы играть, Наташа разрешила мне зайти в воду так, что уровень воды находился мне по плечам. И ввиду того, что Наташа выше ростом, сестра зашла в воду еще глубже, что уровень воды ей находился по шее, чтобы компенсировать разницу в росте. Возможно, Наташа даже находилась в воде плавая, а я стоял, опираясь на дно реки. Мы играли в водное поло не такое как оно на самом деле: в котором нужно забить мяч в ворота команды соперника; а играли весьма упрощенно: друг другу кидали и отбивали мяч, находясь в воде.

“Подавай!” −  скомандовала сестра.

Я кинул мяч в сторону Наташи. Сестра, приняв мяч как в волейболе, отбила его в мою сторону.  Мяч упал на воду сбоку от меня и я пошел по воде за ним.

“Не зевай!!” – подбадривает меня Наташа.

Пока я ходил за мячом, Наташа мне что-то непонятное крикнула: “Come on!!! Quickly!!!”

Я подкинул мяч и ударил по нему как в волейболе. Мяч перелетел и упал на воду за сестрой.

“Сейчас схожу, подожди”, – говорит мне издалека сестра.

Наташа, сделав резкий вдох, нырнула под воду. И в это время я немного испугался, когда потерял из виду сестру. Впрочем, в том месте, где находился мяч, Наташа вынырнула и кинула мне мяч с той позиции. Наташа вернулась на свою исходную позицию.

Закончив играть в водное поло, мы с сестрой стали сохнуть. Солнце хотя и еще не было таким палящим с утра, но на всякий случай Наташа нанесла на себя полностью и на меня полностью  солнцезащитный крем. Наташа легла на полотенце и сушила свое бикини, волосы у сестры были мокрые, Наташа их тоже сушила. Поэтому сестра легла полностью с головы до ног открыто под прямым солнечным светом. Я, в отличие от сестры, лег на полотенце так что моя голова находилась в тени пляжного зонта; я сушил плавки.

Закончив обсыхать, мы еще поиграли с сестрой в пляжный волейбол. Играли точно так же как в водное поло: кидали и отбивали друг другу мяч на песке без сетки.

“Надо собираться домой, − говорит сестра. – В это время солнце будет особенно палящее”.

Мы собирались домой, и Наташа мне предложила: “А давай, я “спеленаю” тебя в песок?”

  А это как?

  Очень просто: я засыплю тебя песком.

  Это безопасно? И не страшно ли это?

  Да, это полностью безопасно. Так даже развлекаются, это очень весело.

  Давай тогда.

  Ложись на песок и вытягивай руки, ноги вдоль туловища как при пеленании.

Я сделал как объясняла сестра.

Наташа мне на лицо положила полотенце: “Это чтобы песок на лицо не попал”, − объяснила сестра.  

И после этого я почувствовал как на мое тело сыпался песок. Когда сестра закончила, Наташа убрала полотенце с моего лица. Я увидел, что мое тело от плеч до ног засыпано песком. Руки, ноги прижимались песком примерно точно так же как будто я спеленут. Тем не менее, я поднялся и песок с меня легко осыпался.

“Давай тогда сделаем по-другому, − предложила сестра. – Ложись еще раз так же”.

Я лег и Наташа снова положила мне на лицо полотенце.

Засыпав песком, Наташа меня попросила: “Пока не вставай”.

И тут я почувствовал, что сестра поливала песок водой. Наташа полностью полила песок водой. Смочившись, песок сделался тяжелее, и я почувствовал будто спеленут поверх в одеяло. Мне было немного сложнее освободиться из таких “пеленок”. Пришлось совсем чуть-чуть поизвиваться. Я освободился и почистился от песка; мы с сестрой собрали все наши пляжные вещи и пошли на велосипедную парковку.

Вернувшись на дачный участок, мы вошли на веранду дома, сестра мне говорит: “Я сейчас пойду на чердак – посмотреть что там находится. А потом будем играть с тобой”.

  Зачем тебе?

  Не знаю что на чердаке находится. Пойду посмотрю

  Я тоже не знаю что там.

  Не хочешь со мной тогда сходить?

  Если что – подойду.

  Окей. Тогда будь на веранде. Вдруг я тебя позову.

  Ладно.

Поднявшись на чердак, Наташа осматривает вокруг это чердачное помещение. Наташа видит: многочисленные стропила. Под частью этих стропил располагаются фермы в некоторых местах. Чердачное помещение небольшое и высота от перекрытия до низа ферм такая, что немного повыше среднего роста взрослого человека. И под одной из таких ферм Наташа замечает детскую коляску……

Я в это время находился на веранде и услышал голос сестры: “Поднимись на чердак. Смотри что я нашла!” Я поднялся.

  И что же нашла?

  Да вот посмотри.

Сестра показала. Я увидел детскую коляску. Эта коляска в идеальном состоянии, чтобы использовать по прямому назначению. Конструкционно,  коляска на четырех одинарных колесах с куполом. Ребенок в коляску укладывался горизонтально.

“Догадайся с одного раза, что я могу теперь с тобой сделать?” −  спросила меня сестра.

  На прогулку….

  В точку! На прогулку отправимся сейчас…. Только сначала сходим в душ, чтобы легче было идти по такой жаре. Пойдем на прогулку, и заодно я схожу в магазин за детским питанием.

  “В магазин пойдешь со мной спеленутым в коляске?” – удивился я.

  Конечно. А что тут такого. Мамы во время прогулки с детками в колясках часто ходят в магазин. Не бойся, я замаскирую тебя. А ты еще на всякий случай в туалет сходи. Когда примешь душ подходи сразу в комнату, буду тебя собирать на прогулку. А сейчас давай помоги мне эту коляску вынести пока на веранду.

Я помог вынести сестре коляску на веранду.

Сходив в туалет и приняв душ, я пришел в комнату. Пеленки уже готовые меня “ждали”.

“Сейчас я спеленаю тебя на прогулку” – ласково защебетала мама Наташа.

Мама положила меня на пеленки. Спеленала мама Наташа меня точно так же как вчера в три пеленки: первой пеленкой закрыла руки колпаками, остальными двумя как обычно. Но сложенными в треугольник пеленками мама Наташа не стала перевязывать меня крест-накрест. Вместо этого я заметил, что подо мной еще одна пеленка с размерами очень больших сторон: в длине эта пеленка наверно в трехкратном размере моего роста и самый верхний край проходил у меня над макушкой головы выше; и по ширине тоже большая. Мама Наташа взяла эту пеленку двумя руками равноудаленно от моей головы и накинула мне на голову. Мама Наташа после накидывания на голову мне, провела края этой пеленки по контуру моего лица начиная от верха лба, дальше через виски и щеки и, заканчивая подбородком. После покрывания головы дальше спеленала как обычно. И таким образом мама Наташа спеленала меня с головой. А дальше сложенными в треугольник пеленками мама перевязала меня крест-накрест. Мама Наташа взяла еще одну сложенную в треугольник пеленку и повязала косынкой мне на голову. В результате у меня все тело пеленками закрыто оказалось; открыто только одно лицо.

“Вот так я своего сыночка спеленала на прогулку”, − проворковала мама Наташа.  

Сделав небольшую паузу, мама Наташа вдохновленно восхитилась: “Какая милая лялька из тебя получилась”.

После этих слов мама взяла меня на руки, поднесла к зеркалу и показала мне себя же со всех ракурсов; особенно больше всего показала спереди. Я увидел, что у меня из пеленок снаружи только один овал лица.

“Теперь больше на грудничка похож внешне”, − спокойно сказала мама Наташа.

Показывание меня в зеркале я прервал вопросом маме: “А какая сейчас температура воздуха?”.

Мама ответила: “Сейчас схожу посмотрю”.

Мама Наташа положила меня в большую кровать, в которой я спал спеленутый с мамой со вчерашней ночи; в сконструированную кроватку из щита ДСП мама Наташа класть не стала меня.

Мама Наташа ушла, но тут же через секунды вернулась, на ходу сказав: “Как и планировалось +36,7 в тени”.

  “Я не ужарею в таком количестве пеленок?” – спросил, поскольку при таком количестве пеленок и при такой жаре мне показалось, что вполне  возможно ужареть.

  Пеленки все тонкие. Но если будет жарко тебе, обязательно скажи мне во время прогулки. Так же скажи, если во время прогулки тебе вдруг  захочется в туалет. 

  Хорошо, моя мамочка.

  Сейчас-то тебе не жарко еще? В доме наверно примерно такая же температура как на улице.

  Пока вроде нет.

“Так… − начала объяснять мама Наташа. – Купол коляски закрывается тканевой заслонкой, поэтому снаружи тебя не будет видно от посторонних; там только маленькая щелочка. Чтобы ты был похоже на грудничка, я и спеленала тебя с головой – это для маскировки. Но одним пеленанием такой маскировки не достаточно. Нужно еще…. – мама Наташа сделала паузу и продолжала. – Я смотрела на планшетном ПК в интернете как выглядят груднички; у них лицо − такого как бы смугловатого оттенка. И этот оттенок я сейчас придам тебе…”

Мама Наташа достала небольшой круглый плоский футляр с кисточкой, продолжала дальше объяснять: “Это румяна. Я нанесу тебе на лицо их. Как ты на это смотришь? Можно, конечно, обойтись и без румян. Тебя и так заслонка с куполом скроет”.

Я не стал раздумывать и ответил: “Давай. Могла бы даже и, спрашивая меня, нанести румяна. Что в этом такого”.

  “Закрой глазки тогда”, − ласково попросила меня мама Наташа.

Я закрыл и почувствовал, как мама проводит мне по лицу кисточкой, параллельно объясняя: “Румяна разных оттенков бывают. В основном румяна красные или розовые, и их наносят на скулы в виде окружностей. А я наношу тебе на все лицо. А эти румяна, которые наношу, оттенка похожего на смуглый. Для упрощенности можно было вообще нанести на лицо акварельную краску, но это не естественно выглядело бы. А румяна придают коже естественный оттенок”.

Мама Наташа закончила наносить румяна.

“Можешь открывать глазки. А теперь открой ротик”, − еще раз ласково попросила мама Наташа.

Я открыл, и мама вставила мне соску, но без резинки. Так как жара уже была палящая, то мама Наташа завязала себе на голову арафатку.

“Это традиционный египетский головной убор. Да и не только для одного Египта, а традиционный в арабских странах вообще. Хорошо защищает от песчаных ветров. Но особенно хорошо защищает голову от палящего солнца и жары в условиях пустыни. По-другому этот головной убор называется – куфия. Но мы называем проще − арафатка”, − объяснила мама Наташа.

Я видел маму Наташу в полный рост и, как оказалось, мама полностью от головы до ног одета в египетском стиле: снизу на маме Наташе одета длинная свободная до лодыжек, расширяющаяся к низу юбка светлых тонов; сверху − что-то похожее на тунику так же светлых тонов.

“Теперь можно отправлять на прогулку”, − прощебетала мама Наташа.

Мама вынесла меня на руках на нашем участке на улицу, положила в коляску. Снаружи эта коляска выглядела небольшой, но поместился я в нее как раз по контуру моего тела; не в упор вплотную. Имелся небольшой зазор несколько сантиметров так же по контуру моего тела. Тканевая заслонка еще не была закрыта, и у меня в поле зрения я видел все перед собой. Мама Наташа надела себе на глаза солнцезащитные очки и сдвинула заслонку. И теперь передо мной осталась маленькая щелка, через которую я видел полосу неба. Я почувствовал, что коляска начала движение. После короткого движения вперед, коляска разворачивалась в сторону моего правого плеча. “Значит мы вывернули и покинули наш участок”, − подумал я.   

Находясь в движущейся коляске, я посасывал соску. Мама Наташа периодически приоткрывала заслонку и наклонялась ко мне. Я видел лицо мамы, но без очков на глазах – мама Наташа, когда приоткрывала заслонку и наклонялась, очки поднимала над лбом.

И мама Наташа спрашивала: “Не жарко ли моему сыночку?”

Я отрицательно мотал головой в стороны. Мне и действительно было не жарко: коляска со всех сторон закрывала меня от палящего солнца. А вот лицом я ощущал как раскален воздух. Ведь недаром сейчас +37 в тени. С учетом того, что мама Наташа одета по-египетски, я замечтался о том, что мы точно находимся в пустыне.

“Пустыня…. Пирамиды….. Раскаленные пески…. Великий сфинкс….” – проносится в моих грезах.

Я вообразил, что нахожусь в караване, и мы путешествуем по пустыне. Простираются просторы песчаных дюн, дуют песчаные ветра, светит палящее солнце.

Я так замечтался о пустыне, что даже не заметил как мы уже давно гуляем и мои мечтания прервал голос мамы Наташи: “Вот мы и прибыли к магазину. Сейчас мамочка купит, что нужно и так же не спеша пойдем домой”.

Через щелку тканевой заслонки я увидел дверной проем, а затем потолок. И после коляска остановилась. В магазине я лицом ощущал холод. Повисла пауза.

После паузы я услышал голос мамы Наташи: “Мне, пожалуйста, вон ту детскую кашу”, − обратилась мама Наташа к кассирше-продавцу.

  “Что то еще?” – услышал я теперь незнакомый голос.

Помимо каши, мама купила молока, еще всяких мелочей.

“А что у вас так холодно, я вижу, что всего +12?” – спросила мама Наташа у кассирши.

“Это у нас так хорошо работают кондиционеры”, – отвечал тот же незнакомый голос.

Теперь мне стало понятно почему я ощущал холод. Я снова почувствовал, что коляска двигается. Через щелку тканевой заслонки я вновь увидел небо и ощущал лицом раскаленный воздух.

“Ты как не замерз там?” – спросила меня мама Наташа.

Я отрицательно мотал головой.

“Брррр… А твоя мамочка замерзла там. Совсем с ума сошли – включили кондиционер на минимум. Хотя бы на 18-20 поставили, – ответила мне мама Наташа и ласково пролепетала: − Пойдем домой теперь”.

Во время возвращения домой у меня челюсть устала соску держать, а так как соска не крепилась, то она выпала у меня изо рта.

Вернувшись на наш дачный участок, мама Наташа переместила меня из коляски в кровать.

“Сейчас мамочка тебя перепеленает, и буду тебя кормить”, − прощебетала мама Наташа.

  “Что значит перепеленает? Я пеленки еще не намочил”, – ответил я, улыбаясь.

  “Я пеленала тебя на прогулку. А сейчас перепеленаю в домашнее”, − объяснила мама.

Мама Наташа распеленала меня из большой пеленки, в которую я был спеленут с головой. И, не распеленывая меня из остальных пеленок, завязала треугольные эти же пеленки мне крест-накрест поверх остальных. Для красоты мама Наташа завязала тот самый красный бант. Мама Наташа переложила меня из кровати в сконструированную детскую кроватку из щита ДСП.

“Я пойду кашу тебе приготовлю”, – сказала мама Наташа. 

Пока я находился в кроватке, мама приготавливала кашу и не подходила периодически ко мне, чтобы спросить в чем я нуждаюсь.

Мама Наташа вернулась в комнату, сказала: “Каша готова. Пока сейчас настаивается, я смою с твоего лица румяна. И пойдем кушать”.

Смыв румяна, мама вынула меня из кроватки, а поскольку в комнате стола не было, на который мама Наташа могла положить тарелку с кашей, то мама понесла меня на кухню. Мама Наташа держала меня одной рукой в вертикальном положении немного наклонив, другой рукой кормила кашей с ложки.

При этом мама проворковала: “Вот так. Теперь следующую ложечку”.

Покормив меня кашей, мама на десерт покормила меня клубничным творожком так же с ложки.

Закончив полностью кормить меня, мама Наташа унесла меня и положила обратно в сконструированную кроватку; мама Наташа пролепетала: “Полежи пока в кроватке, чтобы у тебя все съеденное улеглось. А потом, мамочка тебя покачает на садовых качелях. А сейчас открой ротик”.

Я открыл, мама вставила мне соску уже с резинкой и закрепила за головой.

“А я пойду поищу, что можно на кровать постелить, чтобы тебе непосредственно в пеленки естественную нужду справлять, − сказала мама Наташа, и ласково пролепетала: − Не скучай без мамочки. Я буду в доме. Если буду выходить из дома, то буду находиться в пределах нашего дачного участка”, − поцеловала меня в нос мама Наташа и, оставив одного, ушла.

Пребывая в пеленках, я не стал пытаться освободиться, чтобы пеленки не оказались напрочь мокрыми от пота при такой жаре; я посасывал соску.

Мама Наташа периодически подходила ко мне и ласково спрашивала: “В чем нуждается мой сыночек?”

Я отрицательно мотал головой в стороны.   

Прошло достаточно времени, мама Наташа, в очередной раз придя в комнату, прощебетала: “Теперь пойдем на качельки”.

Я вынул соску как учила меня мама Наташа в самой первой игре в марте и спросил: “Как успехи с поиском?”

“Я нашла какую-то пленку, похожую на полиэтиленовую. Но эта пленка, как указана, якобы дышащая – то есть если я подложу эту пленку под тебя, то при такой жаре ты не упреешь. Я конечно не доверяю такой пленке, потому что пленка не может быть дышащей в принципе. Но попробуем”, − ответила мама Наташа.

Убрав с меня соску и отложив в сторону, мама Наташа вынесла меня на дачный участок, день близился к вечеру, но жара не спадала или спадала совсем незаметно; я вновь ощутил раскаленный воздух.  А поскольку мама Наташа была одета по-прежнему в египетском стиле, арафатку не снимала, единственное, что сняла с себя мама − солнцезащитные очки, то мне снова показалось, что нахожусь в пустыне. Мама Наташа положила меня спеленутого на садовые качели. Поскольку борт на качелях отсутствовал, а с другой стороны закрывала меня спинка качелей, мама Наташа одной рукой придерживала меня, а другой раскачивала качели. Мне приходилось качаться на этих садовых качелях и на обычных тоже. Но ощущения, которые возникали при качании сейчас, были другие: я находился на качелях горизонтально, плоскость моего тела была параллельна плоскости сиденья качелей, и мама Наташа качала меня боком влево вправо. Мама Наташа так увлеклась, качая меня на качелях, что качала меня слишком долго; от монотонных колебательных движений у меня возникало головокружение, и весь обзор перед глазами уплывал в стороны.

Я сказал маме: “Мамочка, давай заканчивать”.

“Похоже, я укачала моего сыночка”, − пролепетала мама Наташа и прекратила качать.

Мама Наташа положила меня обратно в сконструированную кроватку и предложила: “Будешь молоко из бутылочки?”

  Давай.

  Сейчас тогда подогрею немного. Принесу.

 

Когда стемнело, мама Наташа уже была одета той самой коротенькой ночнушке, и мама ласково прощебетала: “Сейчас мы с тобой сходим на прогулочку перед сном и будем спатеньки”.

Мама Наташа вынесла меня на участок и положила в коляску; тканевую заслонку не закрывала. Пеленать меня на прогулку с головой и наносить румяна на лицо мама Наташа не стала. Поскольку заслонка не была закрыта, то я видел что у меня происходило перед глазами: судя по всему мы двигались по дороге вдоль дачных участков в сторону ж/д станции. Мама Наташа шла с коляской со мной в одной ночнушке прямо. Впрочем было темно и на улице ни души.

Дойдя до какого-то места, мама Наташа развернула коляску и повела коляску не передом от себя толкая как обычно, а задом тянула на себя. Мама села на камни. И это место я сразу узнал: это же то самое место, в котором мы отдыхали когда в пятницу шли с электрички на наш дачный участок. Это место я еще назвал оазис. Мама Наташа сидела на камнях, покатывала коляску назад вперед. Осмотревшись по сторонам, мама вынула меня из коляски и стала приспускать ночнушку на плече….

“Сейчас мамочка тебя “покормит””, − ласково залепетала мама Наташа.

“Мама будет “кормить грудью” меня прямо здесь???” – пронеслось у меня в голове.

Я хотел сначала запротестовать. Но мысль о том, что Наташа – моя мама и лучше знает, отменила мой протест. Мама Наташа “кормила грудью” меня прямо в этом месте, в оазисе. От этого места примерно на расстоянии 70 метров располагались дачные участки, а мама не стесняясь “кормила грудью” меня. Но рядом с нами ни души. Тем более было темно, и темнота скрывала нас.

“Кушай, кушай мое солнышко”, − нежно лелея, щебетала мама Наташа.

Закончив “кормить грудью”, мама Наташа держала меня на руках и напевала мне песню:

Звезды в небе горят, когда ты рядом со мной

Тебе я повторю сто раз подряд: “Ты не такой. Ты не такой”

Лови меня каждый день, и я буду самой крутой

Люди вечно что-то говорят, но ты не такой, ты не такой

Ты не такой. Ты не такой. Ты не такой, Оу

Мама Наташа посидела со мной еще в этом месте и спокойно сказала: “Пора домой и спатеньки”.

Придя домой, а точнее на участок, мама Наташа положила меня пока в сконструированную кроватку.

“Я пойду отрежу кусок от пленки и постелю на кровать”, − сказала мама Наташа.

Когда все было готово, мама Наташа переложила меня на кровать.

И перед тем как мы легки спать, мама сказала: “Не знаю.. Если будешь упревать в такой пленке обязательно скажи мне, даже если нужно будет меня разбудить посреди ночи. А если справишь нужду…. Думаю объяснять не стоит… ”

  То же стоит тебя разбудить, если нужду справлю?

  Конечно. Грудные детки, когда намочат пеленки посреди ночи, то их мамочки так же посреди ночи меняют им пеленки.

Мама Наташа легла, и сбоку между мной и собой подогнула немного край этой пленки на меня. И мы стали спать. Я сначала не спал, чтобы убедиться, не упреваю ли я в такой пленки. И убедившись, что эта пленка действительно работает, уснул.

Проснулся ночью от того, что захотелось в туалет. Мама Наташа спала. Я сначала боялся справить нужду, но по-другому никак. Сходив в туалет в пеленках, вроде вообще все пеленки намочил, которые на мне были. Даже красный бант и то умудрился намочить. Мне почему-то не захотелось будить маму Наташу, и поэтому уснул я прямо так в мокрых пеленках.

Ближе к утру я еще спал, но сквозь сон ощущал какую-то возню со мной и с пеленками.

Проснулся я скорее всего поздним утром или даже ближе ко дню так как уже стояла палящая жара. Сначала, что я почувствовал, что на мне чистые сухие пеленки, но без красного бантика. И соответственно я спеленут, находился в своей детской сконструированной кроватке.

“Значит, мама действительно мне поменяла пеленки под утро”, − подумал я.

Мамы Наташи в комнате я не видел. И поэтому я забеспокоился. Впрочем, мама находилась со мной в комнате, но из-за щита ДСП не было видно маму Наташу. Мама появилась в поле моего зрения. Как и вчера, мама Наташа была одета по-египетски: на голове – арафатка.

“Моя сонечка так и весь день проспит, − ласково пролепетала мама Наташа. – Мой сыночек мамочку потерял”.

Мама взяла меня на руки и стала успокаивать: “Мамочка ря-а-а-дом. Чшшш-Чшшш-Чшшш”.

Оказавшись на руках у мамы, я сразу успокоился. Мама Наташа держала меня вертикально так, что моя голова находилась у плеча мамы. Поэтому я положил свою голову на плечо к маме Наташе.

“Мой сыночек хочет к мамочке?” – проворковала мама.

В ответ на это мама нежно покачивала меня в стороны.

“Что же моя кроха не разбудил меня, что намочил пеленочки ночью?” – ласково спросила мама Наташа.

  Только из-за того, что не хотелось тебя будить, мамочка.

“Ничего страшного. Детки всегда будят своих мамочек, если ночью намочат пеленки. – ласково ответила мама Наташа и спокойно спросила: − Так значит эта пленка работает и ты в ней не упреваешь?”

  Да.

  Это конечно хорошо. Но использовать пленку больше не получится. Мы сегодня домой поедем. Сейчас еще поиграем несколько часов.

И сменив тон обратно на ласковый, мама Наташа прощебетала: “Сейчас мамочка тебя покормит”.

Мама Наташа вынесла меня на руках на террасу и на террасе кормила кашей. Покормив меня, мама уже находясь в комнате, села со мной на руках и читала что-то на планшетном ПК. А кистью той руки, которой мама Наташа меня держала, мама гладила меня по голове по волосам.

Когда я почувствовал, что мне становится жарко и нужно в душ, я сказал маме Наташе: “Мне нужно в душ”.

Мама, посмотрев время на планшете, сказала: “Что ж, тогда закончим игру  раньше”.

Сестра распеленывая меня, сказала: “Объявляю игры закрытыми”.

Когда настал вечер, мы с сестрой пошли на электричку, поплелись по “пустыне”, по “раскаленным пескам”.

 

Приехав домой, сестра надела на себя все свои золотые украшения. Наташа подошла к маме и спросила: “Мы в эти выходные на даче с братом так чудно время провели. А можно мы теперь будем ездить периодически с братом вдвоем на дачу?”

  Ната, ты у меня справляешься со всем превосходно. Поэтому конечно можете.

  Спасибо.

  Да это тебе спасибо, дочь. Что так справляешься.

  Окей.

 Уходя с подругой Таей погулять, сестра, конечно, спеленала меня перед сном. Поскольку эти игры на даче показали, что Наташа повысила уровень навыка пеленания и теперь могла спеленать меня в одни пеленки без самостоятельной возможности к освобождению. То когда сестра пеленала меня, она использовала одну пеленку и уложила меня как обычно подмышками, чтобы я мог освободиться.

 

 

Теперь наши игры с Наташей, в которых сестра моя мама, зашли еще дальше. Наташа чередовала выходные с перегруппировкой: в одни выходные мы оставались вдвоем с сестрой дома, а родители были на даче и мы играли в квартире; в другие мы с сестрой ездили на дачу вдвоем и там играли с таким большим размахом. На даче сестра выходила со мной спеленутым на прогулку в коляске. В городе, когда играли, такой возможности не было.

А сейчас пока стоит такая жара Наташа в играх одеяло не применяет. Ей достаточно одних пеленок.

 

  • Upvote 1
  • Downvote 1
Link to comment
Share on other sites

Спасибочки за такой прекрасный рассказ. Кайф!

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

автор пожалуйста выпусти продолжение.

 

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Не знаю, читали ли вы предыдущие две части. Самая первая ->https://ab-dl.ru/topic/1339-сестра-ставшая-брату-мамой-или-вторая-мама/

вторая -> https://ab-dl.ru/topic/1351-сестра-ставшая-брату-мамой-или-вторая-мама-часть-ii/

Это продолжение двух предыдущих частей.

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

А будет ли четвертая часть?

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Вообще эта история по всем частям, которые есть, не закончена сюжетно. А в настоящее время пока не планируется следующая часть или части.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.