Jump to content

Тётушка Дженни. часть 6


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— И как мне бороться с твоим упрямством, — проворчала она, вынимая из сумки чистые тренировочные трусики, — Ну что тебе стоило пописать? Натянув на меня вслед за трусиками сухие ползунки, Сью помогла мне обуться и отправила к горкам с лесенками. «Хорошо, что тут сейчас одни малыши-дошкольники, — подумал я, — Для них такие происшествия в порядке вещей». Впрочем мамы этих малышей по прежнему смотрели на меня с насмешливыми улыбками. «Еще бы, — обиженно подумал я, — Так перед ними опозориться». Три девчонки увлеклись беседой с молодыми мамами и похоже обо мне забыли. Я тоскливо слонялся по детской площадке, не зная чем мне заняться. Лестницы с горками были мне в восемь лет уже неинтересны. «И когда мы уже пойдём домой» — недовольно подумал я, чувствуя усиливающийся позыв по маленькому. Я оглянулся по сторонам в поисках кустов, где можно было пописать — как назло, единственный куст подходящего размера рос рядом со скамейкой, на которой сидела со своими подругами моя няня. «Придётся, как обычно, терпеть» — подумал я, по-прежнему стесняясь признаться Сью, что хочу в туалет. Не продержавшись и пяти минут, я сдался и написал в тренировочные трусы. Мочить их, как и в прошлый раз, было очень неприятно. Но самое ужасное, они опять протекли. Я густо покраснел, заметив между ног мокрое пятно. — Уже описался? — снисходительно усмехнулась подошедшая ко мне Сью, от которой просто невозможно было ничего скрыть. — Причём так, что трусики опять протекли, — улыбнулась одна из мам. — Зачем ты их ему вообще одела? — обратилась к моей тёте другая. — Понадеялась на сознательность, — сказала Сью. — Какая сознательность, — усмехнулась третья женщина, — Твой мальчишка еще для тренировочных трусиков не созрел. — Ага, такому, как он, нужно одевать на прогулку толстый подгузник, — согласилась с ней первая мама. — Только посмотри на себя, Томми! — обратилась ко мне Сью, — Опять мокрое пятно между ног. А я, между прочим, больше не взяла для тебя запасной одежды: ни трусиков, ни штанишек. Откуда я знала, что ты так часто их мочишь. Ты что, из вредности это делаешь? Мне назло? — Скажи спасибо, что снова не обкакался, — усмехнулась одна из мам. — Ну что ж, Томми, — усмехнулась Сью, — Походишь мокрым. Сам виноват. Надо было проситься по-маленькому. Я недовольно посмотрел на няню, еле сдерживая слёзы. — Да, да, — подтвердила она, — Так сейчас и пойдём обедать. Пусть все в ресторане на твои мокрые штанишки любуются. Попрощавшись с мамами, Сью взяла меня за руку и повела в ближайшую забегаловку, которой оказался Бургер-кинг. Там в это время были одни домохозяйки — в основном молодые мамы с малышами. Разумеется, едва мы зашли вовнутрь, все, как по команде, уставились на меня. — Он что описался? — неуверенно сказала одна из женщин сидевшей рядом с ней подруге. — Этот мальчишка? — уточнила та, кивнув на меня, — И вправду такое мокрое пятно между ног. — А посмотри как он одет, — хихикнула первая мама. — В ползунки, как двухлетний? — улыбнулась ее подруга и обе снова захихикали. — Трудности с приучением к горшку? — ехидно поинтересовалась у Сью стоящая за нами в очереди молодая мама с коляской. — Еще какие! — усмехнулась моя няня. Слушая, как вся очередь обсуждает мои мокрые штаны, я чуть не умер со стыда. Наконец взяв еду, мы уселись за стол. Я подумал, что теперь, когда никто не видит под столом моих мокрых ползунков, насмешки наконец прекратятся. Молодые женщины и вправдку на какое-то время затихли. Но хихиканье возобновилось с новой силой, когда Сью демонстративно перелила мой Спрайт из пластикового стакана в детскую бутылочку с соской. Дождавшись, когда я выпью всю бутылочку, Сью взяла меня за руку и мы отправились домой. К моему неудовольствию, домой мы вернулись в прежнем составе включая двух подружек моей няни. «Собрались весь день тут провести?» — обиженно подумал я. — Уложишь мальчишку спать? — поинтересовалась Эшли. — Ага, — кивнула Сью, — Только сначала надо поменять его мокрые трусики на сухой подгузник. — А можно мне попробовать? — попросила Викки, — Так хочется потренироваться менять подгузники. — На восьмилетнем мальчишке? — усмехнулась Эшли. — А на ком? — улыбнулась Викки, — У нас другого малыша нет. «Нашли себе игрушку, — с обидой подумал я, — Пусть куклам подгузники меняют» — Так что, Сью? — снова обратилась к моей няне Викки, — Можно? — Конечно можно, — улыбнулась Сью. — Посмотрим, как у тебя получится, — усмехнулась Эшли, — Ты ж никогда не меняла малышам подгузники. Викки промолчала, бросив на Эшли недовольный взгляд. — Ну что, приступай, — улыбнулась Сью. — Наверно надо уложить на пеленальный стол? — неуверенно сказала Викки. — Сначал раздень ребёнка, — попросила Сью. Обиженный, что Сью дает своим подругам со мной возиться, я тем не меее послушно дал Викки себя раздеть, понимая, что девчонки всё равно меня пересидят. — Майку тоже снимай, — сказала Сью подруге, когда та оставила меня без трусов. — Раздевать догола? — удивилась Викки. — Ага, — кивнула Сью, — Всё равно потом одевать пижаму. Оставшись голышом, я, как обычно, стеснительно прикрылся, но тут же получил от Сью по рукам. — Уже надоело, — проворчала она — Сколько раз просила не прикрываться и все равно за свое! — А покраснел как, — усмехнулась Эшли. — Не надо нас стесняться, — улыбнулась Викки. — Давай, залезай на пеленальный стол, — сказала мне Сью. Я поплёлся к столу и неуклюже на него залез. — Ложись на спинку, — сказала мне Викки, — А теперь поднимем вверх обе ножки. — Так, за лодыжки ты его не удержишь, — заметила Эшли после того, как Викки подняла вверх мои ноги, — Особенно одной рукой. Ты ж даже не можешь обе ноги всей ладонью обхватить. — Никак не удержишь, — согласилась с подругой Сью, — Особенно если начнёт вырываться. Это тебе не грудной карапуз. Такого большого нужно крепко держать. — А как мне тогда мальчишку взять? — растерянно спросила Викки. — Положи левую руку на бедра, — подсказала Сью. — Вот так, поперёк? — уточнила Викки. — Чуть повыше, под коленки, — сказала Сью, — А теперь крепко прижми ему ноги. Ага, вот так, чтоб коленки были у груди. — Хорошая поза, — улыбнулась Викки, — Заставила мальчишку полностью разжать попу. — Ага, теперь у него всё открыто, — кивнула Сью, — И попа, и все его мальчишечьи приборчики. — Можно трогать где хочешь, — хихикнула Викки. — Главное, ты крепко прижала ребёнка к столу, — пояснила Эшли, — Причем одной рукой, потому что вторая должна быть свободна. — Попу наверно в этот раз вытирать не надо, — неуверенно сказала Викки, — Мальчишка ж всего-лишь пописал... — Как это не надо? — возразила Сью, — Всё вытирай: попу, ножки и все маленькие мальчишечьи приборчики между ними.

 

— Каждую складочку и каждый укромный уголок у ребёнка между ножек, — улыбнулась Эшли. Викки взяла салфетку и принялась старательно вытирать мне попу. — Дырочку тоже, — подсказала Сью. — Сунуть вовнутрь обернутый салфеткой палец? — улыбнулась Викки. — Ага, — кивнула Сью, — Помнишь, как я это делала? — Какой недовольный, — улыбнулась Викки, запихивая мне в попу детскую салфетку. — Как нибудь переживёт, — усмехнулась Сью. — Ничего себе, как у него там было грязно, — сказала Викки, продемонстрировав подругам вынутую у меня из попы салфетку, — Наверно надо вытереть мальчишке дырочку еще раз — новой салфеткой. — Достаточно, — улыбнулась Сью, — Не надо ему снова палец в попу совать. Ты ж не хочешь, чтобы он тут, на столе, наложил кучу. — Только этого мне не хватало, — хихикнула Викки. Словно подтверждая опасения своей няни, я не выдержал и громко пукнул. — Ой! — вырвалось у Викки, — Наверно и вправду слишком долго держала у него в попе палец. — Одного пука испугалась! — усмехнулась Сью, — Давай, продолжай. Поменяй салфетку и хорошенько протри мальчишке яички. — У кого есть между ножек маленький мешочек? — ласково обратилась ко мне Викки, щекотно скользя холодной салфеткой по моей мошонке. Щекотка была такой острой, что я задрыгал ногами. — Чего он так занервничал? — обеспокоенно спросила Викки у моей няни, — Я ж стараюсь осторожно: легкими скользящими движениями. — Мальчишке от этого еще щекотнее, — усмехнулась Сью. — Точно, — улыбнулась Викки, продолжая нестерпимо щекотно вытирать мне мошонку, — У мальчиков же там, за яичками, самое щекотное место. «Нарочно дразнит щекоткой» — с обидой догадался я, чувствуя, что покрываюсь гусиной кожей. — Так прикольно крутит попой, — хихикнула Викки. — Пытается увернуться от твоей салфетки, — улыбнулась Эшли. — Все равно не увернёшься, — сказала мне Викки, — Давай-ка еще раз тебя вытрем — особенно вот тут, за яичками. Помучив меня щекоткой еще полминуты, Викки опустила мои ноги вниз и взяв новую салфетку, принявшись старательно вытирать мне живота. — Такой нежная кожа, — улыбнулась она. — Ага, гладкая, как у шестимесячного, — согласилась Эшли, бесцеремонно пощупав мой лобок. Я обиженно поджал губы, услышав, как меня в очередной раз сравнили с грудным малышом. — А вот это наша маленькая писюнька, — улыбнулась Викки, приподняв пальцами мою письку. — Оберни салфеткой и как следует вытри, — попросила Сью, — Ага, вот так. Помни пальцами его мальчишечий стручочек. — Прикольный краник, — хихикнула Викки, — Как у мальчиков всё интересно между ножек устроено. — Ну что, везде вытерла? — обратилась к Викки моя няня, — Теперь помажь мальчишку детским маслом. — Просто плеснуть на живот и размазать? — спросила Викки. — Ага, плесни и размажь во все стороны, — сказала Сью. — Обязательно проследи, чтоб масло попало в паховые складочки, — добавила Эшли. Полив мне живот противной тягучей жидкостью, Викки принялась нестерпимо щекотно водить по нему ладонью. — Стручок тоже мазать? — хихикнула она. — Конечно, — кивнула та. Лёжа перед всеми голышом и чувствуя, как чужие пальцы теребят мою письку, мне хотелось провалиться под землю от стыда. — Попробуй оттянуть кожицу и помажь кончик головки, — попросила Сью. — Вот так? — обернулась на нее Викки. — Ага, — кивнула Сью, — У него больше и не оттянется. Сама пробовала. — А теперь что? — спросила Викки, прекратив неприятные манипуляции с моей писькой, — Поднять ножки и помазать попу? Сью молчала кивнула и Викки рывком задрала мне ноги, положив руку под коленки. — Молодец, — похвалила подругу Сью, — Уже знаешь, как держать. Взяв свободной рукой прозрачную бутылочку и осторожно полив меня детским маслом между ягодиц, Викки снова вопросительно посмотрела на Сью. — Сначала пройдись указательным пальцем ровно между ягодичками, — начала подсказывать Сью, — Ага, вот так: сверху вниз, а теперь снизу вверх. — А дырочку? — улыбнулась Викки. — Суй туда палец, не бойся, — усмехнулась Сью, — Но долго не держи. — Я знаю, — хихикнула Викки, бесцеремонно углубившись пальцем мне в попу, — Ты меня уже предупреждала, что он может наложить кучу. — Теперь просто размажь масло по ягодичкам, — попросила Сью после того, как Викки вынула палец у меня из попы, — Всей ладонью. — Бедра тоже? — спросила Викки, щекотно водя ладонью у меня между ягодиц. — Ага, — кивнула Сью, — С внутренней стороны. — Что такое? — ласково обратилась ко мне Викки, — Что нашего малыша беспокоит? Не нравится, как мажут детским маслицем? Надо потерпеть. Всех деток так мажут. Мы же не хотим, чтобы у маленького Томми появились опрелости. Дрожа всем телом от нестерпимой щекотки, я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей. — Такие классные маленькие шарики в аккуратном розовом мешочке, — хихикнула Викки, приковснувшись пальцами к моей мошонке, — Сейчас как следует этот мешочек помажем. Вот так, со всех сторон. — Не мучай мальчишку, — вступилась за меня Эшли, — Смотри, как он дрожит от щекотки. — В самом деле, Викки! — обратилась к подруге Сью, — Хватит баловаться. Давай, закругляйся. Томми уже давно пора спать. Сью протянула Викки чистый подгузник, который та мне тут же одела. — Ой, надо писюню вверх задрать — спохватилась Викки и расстегнув одну из липучек подгузника, залезла ладонью вовнутрь и поправила мою письку, снова заставив меня покраснеть. — Молодец, — улыбнулась Сью, — Всё помнишь. Ну что, одевай мальчишке пижаму. Викки взяла со стола светло-жёлтую пижаму и принялась ее на меня натягивать. Было ужасно обидно, что меня одевают лежа, как грудного, но я не решил не капризничать — лишь бы девчонки побыстрее от меня отстали. — Слезай со стола и иди спать! — приказала мне Сью после того, как Викки застегнула все кнопки пижамы. Мне не нужно было повторять дважды и буквально спрыгнув со стола, я подбежал к кровати и юркнул под одеяло. — Пошли, — сказала Сью подругам, задёргивая шторы. «Наконец-то» — подумал я, увидев, что все трое направились к двери. Не прошло и пяти минут, как я заснул. Проснувшись, я прислушался к доносившемуся из-за двери разговору. «До сих пор здесь» — недовольно подумал я, различив голоса Викки и Эшли. — Ну что, пойдём будить, — сказала Сью, — Представляю, какой он мокрый. — Я снова могу поменять Томми подгузник, — предложила Викки. — А можно в этот раз я? — попросила Эшли.. — Я первая Сью попросила! — заявила Викки. — Ты с ним уже возилась, — обиженно сказала Эшли. — А у тебя есть маленький братик, — не унималась Викки, — Ты ему постоянно подгузники меняешь, а мне не на ком тренироваться. — Вы 

еще за Томмин подгузник подеритесь, — усмехнулась Сью. Послышались приближающиеся шаги и через пару секунд все трое вошли ко мне в комнату. — А мы оказывается уже проснулись, — улыбнулась мне Сью, — Ну что, Томми, давай проверим твой подгузник. Сью подошла к моей кровати и быстро откинув одеяло, принялась бесцеремонно щупать меня между ног. — Сухой, — удивлённо сообщила она подругам. — Приучение к горшку приносит первые плоды, — усмехнулась Викки с явным разочарование в голосе. — Что, обломались? — засмеялась Сью, — А так спорили, кому сейчас менять Томмин подгузник. — Может все равно поменять? — сказала Викки, — Притвориться, что мальчишка мокрый. — Какая ты нетерпеливая, — улыбнулась Эшли, — Не можешь подождать, пока он действительно намочит подгузник. — Просто ждать скучно, — сказала Викки, — Надо чем-то с мальчишкой заняться. Полминуты в комнате стояло молчание. — И что с ним сейчас сделать? — задумчиво сказала Викки. — Какую-нибудь новую детскую процедуру, — добавила Эшли, — Которую мы мальчишке еще не делали. — Вроде всё делали, — сказала Викки, — Подгузники меняли, из детской бутылочки поили, на горшок сажали. Что еще с малышами делают? — Много чего, — улыбнулась Сью, — Можно, к примеру, раздеть догола и сделать массаж для грудничков. — А ты умеешь? — спросила Эшли, — Тебе что родители малышей доверяют такими вещами заниматься? — Пока не доверяют, — ответила Сью, — Просто посмотрела на интернете соответствуюшие учебные видео. — Как делать детский массаж? — уточнила Эшли, — Сейчас на интеренте любые видео по уходу за ребенком можно найти: как менять подгузник, как купать, как ставить клизму... — О, давай поставим мальчишке клизму, — оживилась Викки, — Я кажется видела в комоде спринцовку. — Слишком много возни, — поморщилась Сью. — Ну пожалуйста, — начала упрашивать мою няню Викки. — А кроме клизмы никаких предложений нет? — спросила Сью. — Можно искупать, — предложила Эшли. — Купать тоже долго, — возразила Сью, — До прихода его тёти не успеем. Услышав, что вот-вот должна вернуться Дженни, я облегченно вздохнул. — Знаете что, — улыбнулась Сью, — Давайте не будем ничего придумывать, а просто посадим мальчишку на горшок. — Ага, ему срочно пора после сна сходить по маленькому, — хихикнула Викки. — И по большому тоже, — добавила Сью. Сью подошла к моей кровати и потянула меня за руку. — Сейчас сходишь на горшок, — сказала она, заставив меня встать. Буквально за полминуты оставив меня голышом, Сью кивнула на стоящий рядом горшок. — Ну? — выжидающе посмотрела на меня няня, — Быстро садись на горшок! Надо сходить по большому. Мне ничего не оставалось, как плюхнуться на горшок. — Что сидишь и скучаешь? — обратилась ко мне Сью через пару минут, — Забыл, зачем тебя посадили на горшок? — Сейчас покакает, — улыбнулась Викки, — Маленького Томми просто надо правильно об этом попросить. Все трое принялись ласково уговаривать меня покакать, как ясельного малыша. Я и вправду немного хотел по-большому, не говоря уже как сильно я после сна хотел по-маленькому. «Буду терпеть» — подумал я, твёрдо решив дождаться прихода тёти. — Ну что ж, Томми, — сказала Сью не предвещавшим ничего хорошего тоном, — Придется снова помочь тебе покакать. Вставай с горшка и залезай на стол. — Сунешь в попу слабительную свечку? — хихикнула Викки — Ага, — кивнула Сью, — Только в этот раз не одну, а две. — Чтоб быстрее добиться нужного результата? — улыбнулась Эшли. Сью потянула меня за руку и заставив встать, отвела к пеленальному столу. — Не хочу-у! — громко заревел я. — Хочешь или нет, сейчас покакаешь у меня, как миленький! — заявила Сью, усадив меня на стол, — Я здесь решаю, когда тебе ходить на горшок. И по-маленькому, и по-большому. Сью подхватила меня под коленки и насильно уложила на спину в хорошо знакомую мне позу с до отказа задранными ногами. — Так сопротивляется, — сказала Эшли, — Помочь тебе его подержать? — Не надо, — отказалась Сью, еще сильнее задирая мне ноги, — Сама с мальчишкой справлюсь. Неожиданно почувствовав, как что-то быстро скользнуло мне в попу, я ее громче заревел. Было ужасно обидно, что Сью всё-таки удалось сделать неприятную процедуру до приходя моей тёти. — Где наша соска? — улыбнулась моя юная мучительница. Викки подала моей няне желтую пустышку, которая тут же отправилась мне в рот. — Только попробуй выплюнуть, — пригрозила мне Сью, опуская мои ноги вниз, — Еще две свечки в попу суну. «И когда уже придёт Дженни?» — подумал я, с ненавистью посмотрев на няню. — Просто загляденье, — умилительно улыбнулась Викки. — Ага, такой лапуля, — согласилась Эшли. — Голышом и с соской во рту? — усмехнулась Сью. — Целый день бы на него голенького любовалась, — сказала Викки, продолжая бесцеремонно меня разглядывать. «Ну наконец-то» — облегченно подумал я, услышав, как поднимается гаражная дверь. Через пару минут в комнату действительно зашла Дженни. — Это, Сью, твои подруги? — поинтересовалась она у моей няни, — Помогают тебе возиться с Томми? — Ага помогают, — кивнула Сью, — Заодно учатся, как ухаживать за маленьким ребенком. — Кто-то учится, — улыбнулась Эшли, кивнув на Викки, — А кто-то учит. — Сегодняшний день был очень познавательным, — усмехнулась Викки. Девчонки принялись рассказывать Дженни о происшествиях за день. — Я Сью еще утром предупредила, чтоб не рассчитывала, что за полдня приучит Томми к горшку, — усмехнулась Дженни. — Определенные успехи есть, — сказала Сью, — После дневного сна проснулся сухим. — Какой прогресс, — улыбнулась моя тётя. — Правда сам пока на горшок не просится, — продолжила Сью, — Чего мы кстати сейчас от него и ждём. Чтоб сам попросился и сходил на горшок по большому. Сью наклонилась к Дженни и что-то быстро шепнула ей на ухо. — Так вот почему у него такой недовольный вид, — усмехнулась моя тётя. — Ну что, Томми, — обратилась ко мне Сью, — Продемонстрируешь тёте, чему мы тебя сегодня учили? — Покажешь ей, что ты уже большой мальчик и умеешь проситься на горшок? — улыбнулась Викки. — Давай сходим на горшок, солнышко, — ласково сказала мне Дженни, — Если няня тебя об этом попросила, значит тебе действительно пора сходить по большому. Я обиженно хмыкнул. — Взрослые лучше знают, когда малышам пора делать детские делишки, — продолжила Дженни, — И маленькие, и большие. «Конечно, эта 15-летняя девчонка лучше меня знает, что мне пора по-большому, — обиженно подумал я, — После того как сама сунула мне в попу две слабительныве свечки». — Какой недовольный, — улыбнулась Сью. — На 

весь свет обиделся, — усмехнулась Эшли. — Слушайте, а может он так капризничает потому что заболел? — неожиданно нахмурилась Дженни. — Заболел? — растерянно посмотрела на нее Сью. — Ага, — тем же притворно озабоченным тоном сказала Дженни, украдкой подмигнув Сью. Я насторожился, понимая, что моя тётя что-то затеяла. — Надо померить температуру, — заявила Дженни. — Лоб вроде нормальный, — неуверенно сказала Сью, быстро пощупав мой лоб, — Почему ты решила, что у ребёнка температура? — Даже если нет, не мешает на всякий случай померить, — невозмутимо сказала Дженни, потянувшись за флакончиком с жидким мылом. Недоумение моей няни сменилось хитрой улыбкой — точно такой же, как у Дженни. — Действительно не мешает померить, — согласилась она, с трудом сдерживая смех. Увидев, как моя тётя помазала кончик термометра жидким мылом, я неожиданно догадался о ее коварном замысле. — Не на-адо! — заревел я, выплюнув соску. — Что такое? — ласково улыбнулась Дженни, рывком задрав мне ноги, — Чего мы опять плачем? Всем деткам так меряют температуру — в попе. Дженни быстро пихнула мне под попу подгузник. — На всякий случай, — подмигнула она стоящим рядом девчонкам. — Боитесь, что он покакает от градусника, как грудной? — ехидно спросила мою тётю Эшли. — У меня тоже предчувствие, что после термометра нас ждёт сюрприз, — улыбнулась Сью, толкнув Эшли локтем в бок. Девчонки переглянулись и тихонько захихикали. — Где тут наша маленькая дырочка? — улыбнулась Дженни, бесцеремонно вставляя мне в попу намыленный термометр. Держала она его внутри довольно долго — чуть ли не пять минут, сделав позыв какать совсем нестерпимым. — Точно не хочешь по большому? — обратилась ко мне Дженни с хитрой улыбкой, неприятно шуруя у меня в попе намыленным градусником. — Нет, — смущенно соврал я. — Ага, так мы тебе и поверили, — насмешливо улыбнулась Сью, — Небось сразу наложишь кучу, как только тётя вытащит у тебя из попы термометр. Я обиженно поджал губы. — Все малыши после термометра какают, — не унималась Сью, — И маленькому Томмми тётя не зря постелила под попу марлю. — Такое впечатление, что и вправду хочет по-большому, — хихикнула Викки. Девчонки продолжали меня дразнить, пока Дженни не вынула у меня из попы термометр. Напрягшись изо всех сил, я все равно не выдержал и немножко покакал. — Ну что я вам говорила, — улыбнулась Дженни, — А так кричал, что не хочет по-большому. — Маленький Томми сделал тёте масенькую какашечку, — засмеялась Викки. — Еще раз доказал, что ничем от грудного не отличаешься, — насмешливо сказала мне Дженни. Лёжа с пунцовым от стыда лицом, я чуть не плакал от горькой обиды, что меня всё-таки заставили при всех покакать. Ужаснее всего было преследовавшее меня всю неделю чувство полной беспомощности. Взрослые полностью меня контролировали — включая такие интимные вещи, как хождение по маленькому и по большому. — Совсем чуть-чуть покакал, — заметила Сью. — И вправду мало, — согласилась с ней Дженни, — Давай, Томми. Надо покакать еще. Дженни легонько ткнула в мою дырочку посторонним предметом, мгновенно заставив меня наложить под попой большую кучу. — Ничего себе! — хихикнула Викки. Испуганно вздрогнув от снова уткнувшегося мне в попу термометра, я еще больше увеличил свою кучу и окончательно сдавшись, пустил сильную струю. — Еще и фонтан устроил, — засмеялась Эшли и вслед за ней все остальные. — Теперь можно вытирать попу и одевать подгузник, — сказала Сью после того, как я прекратил писать. — Я б подождала, — заметила Викки, — Может мальчишка еще покакает. — Неа, больше какать не будет, — тоном знатока заявила Эшли. — Почему? — спросила Викки. — Потому что пустил струйку, — объяснила Эшли, — Дети обычно писают только после того, как окончательно сходили по большому. — Точно, — вспомнила Сью, — В книжке о приучении к горшку было написано, что надо всегда дожидаться струйки, когда садишь малыша на горшок по большому. Вытащив из под меня грязный подгузник, Дженни сунула мне под попу новый и принялась аккуратно вытирать меня между ягодиц детской салфеткой. Видя, как внимательно наблюдают за ее действиями обступившие стол девчонки, мне хотелось провалиться под землю от стыда. — Ну вот, — улыбнулась Дженни, запихивая мокрую салфетку мне в попу, — В горшок какать не хотел, а после термометра — пожалуйста. И писаем, и какаем. Холодная салфетка коснулась моей мошонки, заставив меня поежиться. — Сможешь завтра с утра с ним посидеть? — спросила Дженни мою юную няню. — Утром не могу, — виновато улыбнулась Сью, — У меня до обеда дела. — У меня тоже, — вздохнула Дженни, — Ну ничего, я уже договорилась с одной знакомой, что работает в яслях. Отведу Томми завтра туда. — Восьмилетнего? — засмеялась Сью, — В ясли? — Представляю, как он там с малышами будет смотреться, — хихикнула Викки. — А что? — усмехнулась Дженни, — Я объяснила заведующей Томмину проблему и она меня заверила, что возраст не имеет абсолютно никакого значения. Нянечки будут менять ему подгузники — точно так же, как и остальным малышам. Я изумлённо взглянул на тётю. Судя по Дженниному серьезному лицу, она действительно решила отвести меня в ясли... — Что ты так на меня смотришь? — усмехнулась Дженни, — Я не шучу. Пойдёшь завтра в ясли. — Даже если проснётся сухим? — улыбнулась Сью. — Я в этом сильно сомневаюсь, — насмешливо сказала Дженни, — Ему еще долго подгузники носить. «Сегодня оставили с 15-летней девчонкой, которая бесцеремонно обращалась со мной, как я ясельным, — обиженно подумал я, — А завтрашний день вообще придётся в настоящих яслях провести?» Моему возмущению не было предела. «Ну уж нет! — решил я, — Надо постараться проснуться сухим. Пора заканчивать с подгузниками». Угроза яслей была такой ужасной, что следующим утром мне и вправду удалось проснуться сухим — наверно потому, что я, пересилив стеснительность, послушно пописал в подсунутый тётей горшок: сначала перед сном, а потом в полночь — после того, когда Дженни, разбудив меня, бесцеремонно поинтересовалась, не хочу ли я по-маленькому. — Сухой, — удивлённо улыбнулась она, проверив утром мой подгузник. «Рассчитывала еще один день подержать меня в подгузниках» — подумал я, уловив в тётином голосе нотки досады. Но правила есть правила — проснувшись сухим, мне можно было ходить в обычный туалет. — Ну что ж, сегодня ясли отменяются, — усмехнулась Дженни, — Побудешь до обеда у тёти Нэнси. Я вспомнил Нэнси — одну из Дженниных подруг, к которой мы ходили на прошлой неделе в гости. Остаток недели тоже прошел нормально. С подгузниками было покончено. Правда Дженни по прежнему продолжала по вечерам меня купать — в ванне, как малыша — под предлогом, что я пока не научился правильно мыть письку. И в моей спальне тётя оставила всё без изменений — чтобы «детская» напоминала мне о наказании подгузниками. Через месяц, к приезду мамы, от «детской» разумеется не осталось и следа. Дженни похоже не хотелось рассказывать маме о моем наказании — та ее навряд ли б за это похвалила. Я тоже не решился рассказать маме, как провел восемь долгих дней в памперсах — было ужасно стыдно и я старался забыть подгузники, как кошмарный сон. Впрочем надо отдать должное Дженни — наказание подгузниками действительно «излечило» меня от ночного писанья в постель. — Что ты с ним сделала? — поинтересовалась моя мама у Дженни через полгода, когда тётя заехала к нам в гости. — Я ж тебе пообещала, что отучу мальчишку мочить постель, — уклонилась от ответа Дженни, — Теперь могу клинику для таких открывать. Я с интересом посмотрел на Дженни. Удивительно, но через пару лет выяснилось, что она действительно открыла подобную клинику для лечения у детей ночного недержания. Впрочем это уже другая история.

  • Upvote 2
Link to comment
Share on other sites

  • 4 months later...

Классная история! Лови плюс в репу!

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.