Jump to content

Тётушка Дженни. часть 4


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Это наверно Бекки, — улыбнулась моя тётя и побежала открывать. Бекки оказалась симпатичной молодой женщиной чуть старше Кристины. И пришла она тоже не одна. — Как Энди вырос, — заметила Дженни, кивнув на сидящего у Бекки на руках розовощекого малыша. — Нам уже полтора годика, — гордо сказала Бекки. — Такой симпатюля, — улыбнулась Бианка. — А твой маленький племянник где? — поинтересовалась Бекки у моей тёти. — Как где? — засмеялась Дженни, обернувшись на меня, — Вот он! — Этот мальчишка? — удиивлась Бекки, — Это его ты никак не можешь приучить к горшку? Я, если честно, ожидала ясельного карапуза. — Все ожидали, — усмехнулась Кристина, — А она просто решила одеть восьмилетнему мальчишке подгузник. Все дружно расхохотались. — У Томми кроме подгузника еще куча детских вещей есть, — улыбнулась Дженни, — Одежда, мебель, игрушки. Хотите посмотреть его детскую? Дженни взяла меня за руку и повела в гостевую спальню, официально переименованную в «детскую». — Ну как? — спросила гостей моя тётя, зайдя в комнату. — Вау! — воскликнула Бекки, оглядевшись по сторонам, — Действительно самая настоящая детская. — Небось кучу денег на эту детскую потратила? — поинтересовалась Кристина, — Всё есть: манеж, мобиль над кроватью, даже специальная мусорка для подгузников. — А пеленальный стол какой основательный, — улыбнулась Кристина. — Слушай, а можно заняться на этом столе моим Энди? — неожиданно обратилась Бекки к моей тёте, — Ему уже давно пора поменять подгузник. — Нет проблем, — улыбнулась Дженни, — Кстати Томми тоже не мешает его поменять. — И вправду пора, — согласилась Кристина, оценивающе оглядев мой подгузник, — Смотрите, как набух. — Давай сначала ты, — предложила Дженни. — Мальчишки и вдвоем на этом столе спокойно поместятся, — заметила Бианка. — Было б интересно попробовать, — улыбнулась Дженни. — Давай попробуем, — улыбнулась Бекки. — Иди сюда! — поманила меня пальцем Дженни, — Сейчас поменяю тебе памперс. «Специально ждала прихода гостей, чтобы заняться этим у них на виду» — с обидой догадался я. Мало того, что мне предстояла очередная смена подгузника в присутствии гостей, в этот раз Дженни собралась уложить меня на пеленальный стол рядом с настоящим ясельным малышом, недвусмысленно намекая, что я мало чем от него отличаюсь. — Какой тяжелый, — вздохнула Дженни, не без труда подняв меня на стол. — Действительно поместились, — улыбнулась Кристина, когда Дженни уложила меня на спину рядом с маленьким Энди. — Смех, да и только, — хихикнула Бианка. — И не говори, — усмехнулась Мелисса, — Восьмилетний мальчишка рядом с полуторагодовалым малышом. — Причём оба в набухших подгузниках, — добавила Кристина. — Сейчас останутся без них, — улыбнулась Дженни, — Ну что, раздеваем? Дженни быстро расстегнула мой подгузник и высоко задрав мне ноги, вытащила его из-под моей попы. Я повернул голову влево и посмотрел на лежавшего в точно такой же беззащитной позе полуторагодовалого Энди. — Какая прелесть, — захихикала Бианка, — Две хорошенькие голенькие попки. — Ага, просто картина маслом, — засмеялась Мелисса. — Как они лежат с задранными вверх ножками? — улыбнулась Кристина, — И вправду невозможно смотреть без улыбки. — Голенькие малыши такие смешные, — продолжала хихикать Бианка, — Особенно мальчики. — Мальчишки голышом — просто прелесть, — с улыбкой согласилась Кристина. — Угу, — кивнула Мелисса, — Обожаю мальчишек. Такие непосредственные. Расправив заранее приготовленный чистый подгузник, Бекки подложила его своему малышу под попу. — И мы постелим под попу чистый памперс, — сказала Дженни, пихнув мне под попу подгузник, — На всякий случай. — Неужели боишься, что пустит струйку? — засмеялась Мелисса и вслед за ней все остальные. — Подстраховаться никогда не мешает, — усмехнулась Дженни, принявшись протирать мне мокрой салфеткой попу. — Не знаю, как восьмилетние, а мой Энди еще как любит писать во время детских процедур, — улыбнулась Бекки. — Какой с твоего в полтора года спрос, — усмехнулась Мелисса, — А вот Дженнин восьмилетний мальчишка уже подобными вещами заниматься не должен. — Да? — засмеялась Бекки, — А ты много восьмилетних детей в подгузниках видела? — А это правда, что только мальчики этим занимаются? — понитересовалась Бианка. — Писают во время смены подгузников? — уточнила Кристина, — Ага, обычно мальчики до двух лет. Я у себя в больнице к подобным фонтанчикам уже привыкла. — Так ты в детской больнице работаешь? — оживилась Мелисса. — Ага, — кивнула Кристина, — Медсестрой. Дженни опустила мои ноги вниз и поменяв салфетку, принялась щекотно вытирать мой лобок. Ужаснее всего было то, что ее опасения действительно имели под собой почву, потому что я уже давно хотел писать. Но сделать это после прихода гостей мне не позволял стыд — даже незаметно, в подгузник. «Незаметно б всё равно не получилось, — вздохнул я про себя, — От опытных мам невозможно ничего скрыть». — Ты что всё за Бекки повторяешь? — с улыбкой спросила мою тётю Кристина. — Точно, — засмеялась Бианка, — Тоже опустила своему ножки и точно так же вытирает салфеткой низ живота. — Даже движения одинаковые! — улыбнулась Мелисса. — Неужели и вправду решила всё делать, как я? — поинтересовалась Бекки у моей тёти. — Угу, — кивнула Дженни, — Смотрю, как опытная мама всё делает и стараюсь повторять. — Устроили синхронную смену подгузников, — засмеялась Мелисса. — Мальчишки кстати тоже одинаково себя ведут, — добавила Бианка, — Ерзают, дрыгают ножками и вырываются. Я вопросительно взглянул на Дженни, гадая, будет ли она еще вытирать меня салфетками или начнёт мазать детским маслом. «Видать ждёт, что Бекки начнёт делать, — подумал я, — Она ж всё за ней повторяет» Было ужасно обидно, что моя тётя абсолютно во всём, до мелочей обращалась со мной, как с малышом, демонстративно подражая маме полуторагодовалого карапуза — как будто мы были с ним одного возраста. — Скажи, чем-то похожи, — с улыбкой обратилась Дженни к Бекки, переводя взгляд с меня на ее сынишку. — Ага, — согласилась Бекки. — Еще как похожи, — улыбнулась Бианка. — Если забыть про разницу в размерах, действительно выглядят одинаково, — засмеялась Мелисса, — Оба в коротеньких маечках до пупка. Пухленькие животики, кругленькие попки, голенькие ножки... — У них даже писюнчики одинаковые, — со смехом добавила Бианка. Заметив, как все уставились мне между ног, я густо покраснел и стеснительно прикрыл ладонями пах. «Наверно никогда не привыкну к смене подгузников, — с обидой подумал я, — Особенно в присутствии посторонних». — Какой он у тебя стеснительный,

 

— хихикнула Бианка. — Зато Энди ни капельки не стесняется, — улыбнулась Бекки, — Наоборот гордо демонстрирурет всем свое маленькое мальчишечье хозяйство. — Сколько раз тебе говорила, чтоб не прикрывался, — вздохнула Дженни, мягко разнимая мне руки, — Бери с малыша пример. Смотри, как он спокойно лежит. А ты капризничаешь. — Твой мальчишка когда стесняется, такой смешной, — хихикнула Бианка. — Не надо прикрываться, — сказала Дженни, в очередной раз разняв мои руки, — Кого ты тут стесняешься? Как будто никто из нас до тебя не видел маленьких мальчиков голышом. — Я их столько у себя в больнице каждый день вижу, — засмеялась Кристина. Было ужасно обидно, что Дженни продолжает беззаботно болтать с гостями, затягивая и без того мучительно длинную процедуру. Из последних сил борясь с нестерпимым позывом по маленькому, я просто не мог дождаться, когда мне оденут подгузник и снимут со стола. — Ну что, мажем детским маслом? — с улыбкой обратилась Дженни к стоящей рядом с ней Бекки. — Угу, — кивнула та. — Снова собралась все за Бекки повторять? — ехидно поинтересовалась у моей тёти Кристина. — Ну надо ж у кого-то учиться, — шутливо попыталась оправдаться Дженни. Дженни подала Бекки бутылочку с детским маслом и подождав, пока та польет им своему малышу низ живота, плеснула щедрую порцию противной тягучей жидкости мне на лобок, после чего принялась щекотно размазывать масло во все стороны. Я начал ёрзать и уворачиваться от тётиных пальцев, но она крепко прижала мои ноги к столу, полностью меня обездвижив. — Хорошенечко помажем Томмин животик, — ласково приговаривала Дженни, — А сейчас вот этот маленький стручочек. Услышав сдержанное хихиканье Бианки, я еще больше покраснел. — Какой он у тебя беспокойный, — сказала Бекки моей тёте, — Мой Энди тоже не подарок, но никогда так не сопротивляется. — И вправду ведет себя намного спокойнее восьмилетнего мальчишки, — согласилась Бианка. Бекки быстро подняла своему малышу голые ноги и Дженни, бросив на нее беглый взгляд, тут же до отказа задрала мои, прижав мне коленки к груди. Последовавшее за этим нестерпимо щекотное прикосновение чужих пальцев к мошонке заставило меня задрожать. Ужаснее всего было то, что мучительно острая щекотка мешала мне терпеть сильный позыв по-маленькому. — Так смешно дрыгают ножками, — захихикала Бианка, — И почему дети так прикольно себя ведут во время смены подгузников? — Причем независимо от возраста, — добавила Дженни. — Слушай, Дженни, а ему точно восемь? — шутливо спросила Бианка, кивнув на меня, — Тебя сестра не обманула насчет Томминого возраста? Я сейчас твоего мальчишку иначе, как ясельным малышом, просто не представляю. — Вот и у меня после после мокрых пижам и обкаканных штанов возникли подозрения, — засмеялась Дженни. — Может он и вправду с Энди одного возраста, — продолжила Бианка, — А выглядит, как восьмилетний из-за ускоренного роста. Бывает же отставание в физическом развитиии. А твой карапуз наоброт всех опередил. — Интересная теория, — засмеялась Дженни, продолжая щекотно мазать меня между ног детским маслом. «Только и остается, что дрыгать ногами, — подумал я, — Если б не дрыгал, точно б пустил струйку». — Всё! — улыбнулась Дженни, вытирая пальцы детской салфеткой, — Ну что, надрыгался ножками? Позабавил гостей? — Еще как позабавил, — усмехнулась Мелисса. — Ага, такое шоу устроил, — засмеялась Бианка. — Томми нужно с этим шоу на Бродвее выступать, — ехидно ухмыльнулась Дженни. Я обиженно поджал губы. — Какой недовольный, — насмешливо улыбнулась моя тётя. — Правильно, Томми, — пошутила Мелисса, — Талантливому исполнителю Бродвейское признание не нужно. Еще попросят на бис выступать. — А сейчас можно? — хихикнула Бианка. — Выступить на бис? — засмеялась моя тётя, — Запросто! Дженни хитро подмигнула подругам и принялась трогать мою мошонку, заставив меня отчаянно задрыгать ногами от нестерпимой щекотки. Не в силах больше бороться с нестерпимым позывом, я вздрогнул всем телом и начал писать. — Ой! — удивлённо вырвалось у Дженни. — Приподними мальчишке писюн и направь струйку на подгузник у него под попой, — попросила мою тётю Кристина. — А я хотела просто запахнуть памперс, — улыбнулась Дженни, взяв мою письку холодными пальцами. — Многие запахивают, — сказала Кристина, — Только тебе б тогда пришлось заново вытирать ребёнка салфетками и мазать детским маслом. — Такой смешной фонтанчик, — хихикнула Бианка. — Мальчики и вправду очень прикольно писают, — улыбнулась Дженни. — Особенно в такой позе, — добавила Мелисса. — Лёжа на спинке с задранными вверх ножками? — улыбнулась Бианка. Весь красный от стыда, я продолжал вовсю мочить лежащий у меня под попой подгузник. — Можете поздравить меня с первым фонтанчиком неожиданности, — усмехнулась Дженни. — Мне кажется он из вредности это сделал, — со смехом предположила Мелисса. — Или вжился в роль, — насмешливо улыбнулась Дженни, — Раз меняют подгузник, как малышу, надо и вести себя соответствующе — ерзать, вырываться, уворачиваться. А самый лучший способ доказать, что он ясельный карапуз — фонтанчиком между ножек. — Может он просто решил поиграть в пожарника? — хихикнула Бианка. — И не говори, — засмеялась Дженни и вслед за ней все остальные, — Мне с Томминым писюнчиком никакой пожар не страшен. Слушая обидные комментарии тёти и ее подруг, мне хотелось провалиться под землю от стыда. — Всё? — с улыбкой спросила меня Дженни, — Пописал? — Встряхни ему писюнчик, — попросила Кристина, — Ага, вот так. — Сейчас поменяю этот подгузник на сухой, — сказала Дженни, потряхивая моей писькой. Осторожно вытянув у меня из-под попы мокрый подгузник, Дженни заменила его сухим и тут же запахнула, не забыв задрать мне под подгузником письку. — Знает, как положено одевать подгузник, — улыбнулась Кристина, — А так жаловалась, что ничего не умеет и должна всё повторять за опытной мамой. Дженни непонимающе уставилась на Кристину. — Я видела, как ты задрала мальчишке под подгуником писюн, — объяснила та. — Ах вот ты о чем, — засмеялась Дженни, — Соседка научила, что писюнчик под подгузником всегда должен быть направлен вверх. — Как ты о Томмином кранике заботишься, — хихикнула Бианка. — Его стручочек лучше не обижать, — улыбнулась Дженни, — Он у Томми с характером: любит брызгаться. Причем в самый неподходящий момент. — Поэтому струйка во время смены подгузника и называется фонтанчиком неожиданности, — засмеялась Бианка. — Тоже мне неожиданность, — насмешливо усмехнулась Дженни, — От Томми всего можно ожидать. Быстро застегнув обе липучки подгузника, Дженни помогла мне слезть со стола. — Проголодались? — обратилась она к гостям, — Идём в столовую. Столовой в Дженнином доме называлась специально огороженная 

часть гостиной, в которой стоял дорогой полированный стол с такими же солидными стульями. — Садись ко мне на колени, — попросила меня Дженни. Я неохотно сел к тёте на колени, удивлённо взглянув на стоящий рядом свободный стул. «Опять всё за Бекки повторяет» — недовольно подумал я, заметив, что та точно так же усадила полуторагодовалого сынишку себе на колени. — И у нас слюнявчик имеется, — усмехнулась моя тётя после того, как Бекки повязала Энди светло-жёлтый слюнявчик. — Какая прелесть, — улыбнулась Бианка, кивнув на одетый мне детский слюнявчик. — Опять всё за мной повторяешь? — ехидно улыбнулась Бекки, — Небось еще с ложечки мальчишку кормить начнешь. — А как же, — невозмутимо ответила Дженни, — Точно так же, как ты своего карапуза. — Не хочу с ложечки! — обиженно заявил я, наблюдая, как Бекки начала кормить Энди принесеннной из дома кашей. — Опять капризничаем? — повысила голос Дженни, — Скажи спасибо, что тебя кормят нормальной едой, а не детским питанием. Дженни отколола вилкой маленький кусочек рыбы и поднесла его к моему рту. — Открывай ротик, — ласково попросила она. Я недовольно посмотрел на тётю, еле сдерживаясь, чтобы не разреветься от обиды. — Понятно, — усмехнулась она, — Рыба нам не нравится. Бекки, у тебя есть еще одна баночка этой... — Кашки? — со смехом подсказала Бекки, — Могу поделиться, если хочешь. — Ну что, Томми, покушаешь Эндину кашу? — обратилась ко мне Дженни, — Или всё-таки дать тебе рыбу? Она у меня сегодня очень вкусная получилась — смотри, как всем нравится. Опасаясь, что тётя и впрямь начнет меня кормить детской кашей, я тяжело вздохнул и послушно открыл рот, куда тут же отправилась вилка с рыбой. — Молодец, — похвалила меня Дженни, — А теперь еще один кусочек. Смотрите, девчонки, как уплетает. Рыба и вправду была вкусной — Дженни умела классно готовить. — Ну что? — обратилась моя тётя к сидящим за столом гостям, — Кто хочет покормить Томми? Не могу разрываться между ним и вами. — Просто покормить, как малыша? — неуверенно спросила сидящая рядом Бианка. — Ага, — кивнула Дженни, пересадив меня на колени 14-летней девчонке, — Обязательно проследи, чтобы всё съел. Особенно овощи. Наколов на вилку кусочек картошки, Бианка поднесла его к моему рту. Мне ничего не оставалось, как впустить вилку в рот и начать жевать еду. — Что такое? — обеспокоенно спросила меня Бианка, — Чего ты так ерзаешь? Я промолчал, чувствуя на щеках румянец стыда. Разумеется, я никак не мог признаться девочке, что меня мучил нестерпимый позыв по-маленькому. — Ой! — удивлённо посмотрела на меня Бианка, — Ты что писаешь в подгузник? — Как это писает? — спросила Мелисса, — Тебе наверно показалось. — Не показалось, — улыбнулась сидевшая рядом Кристина, приложив руку к моему памперсу. Не в силах остановиться, я продолжал вовсю писать в памперс. — Что и вправду мочит подгузник? — удивилась Бекки. — Еще как! — умехнулась Кристина, продолжая бесцеремонно щупать меня между ног. — Такой забавный мальчуган, — улыбнулась Бианка, — Сел ко мне на колени, поёрзал и, устроившись поудобнее, принялся писать в подгузник. — Детская непосредственность, — усмехнулась Кристина. — И не говори, — улыбнулась Бекки, — Так привычно и обыденно написал в памперс, как будто ему и вправду два годика. — Что, Томми? — насмешливо обратилась ко мне Джении, — У своей тёти на коленях уже писал в подгузник? Теперь интересно попробовать у кого-то их гостей? — Небось давно выбирал себе жертву, — засмеялась Мелисса. — И чем ты ему так понравилась? — со смехом спросила Кристина свою кузину. Все дружно засмеялись, еще больше вогнав меня в краску. — Еще тот подарок, — с усмешкой сказала Мелисса моей тёте, — Ты ж только что одела ему сухой подгузник. — А Томми не нравится, когда подгузник сухой, — ехидно улыбнулась Дженни, — Он у меня любит держать подгузники в рабочем состоянии. Все снова громко расхохотались. — Давай покушаем рыбку, — ласково обратилась ко мне Бианка, отсмеявшись, — Открывай ротик. Вот так, молодец. — У тебя, кстати, неплохо получается, — похвалила девочку Кристина. — Кормить ребёнка? — улыбнулась Бианка, сунув мне в рот кусочек картошки, — Даж не знаю, чем я мальчишку так к себе расположила. Так хорошо себя со мной ведёт. Мне и вправду нравилось сидеть на коленях у красивой девочки, хотя я по прежнему ужасно ее стеснялся — особенно после того, как намочил подгузник. — Всё съел, — сообщила Бианка моей тёте, кивнув на пустую тарелку. — А так капризничал, когдя я начала его кормить, — усмехнулась Дженни. Собрав со стола грязную посуду, Дженни начала расставлять кофейные чашки. — А Томми дадим вот эту бутылочку с молоком, — улыбнулась она, протягивая мне детскую бутылочку. — Давай я подержу, — сказала Бианка и взяв у моей тёти бутылочку, сунула ее мне в рот. Я как заколдованный, сразу принялся пить молоко — так очаровала меня эта 14-летняя девочка. — Как нам нравится молочко, — ласково улыбнулась Бианка. — Дженнин мальчишка сейчас такой лапочка, — умилительно посмотрела на меня Кристина. — Ага, так классно смотрится у Бианки на коленях, — согласилась Мелисса, — Особенно с детской бутылочкой во рту. — А она ему держит эту бутылочку, как малышу, — добавила Бекки. — Прижми мальчишку к себе и чуть наклони, — шутливо попросила Бианку Кристина. — Вот так? — улыбнулась девочка, — Чтоб полулежал, как грудной? — Угу, — кивнула ее кузина. — Какая красота, — восхитилась Мелисса. — Вот бы их двоих сейчас сфоткать, — улыбнулась Кристина, — Так заботливо держит мальчишку. Серьезно, Бианка. Тебе нужно идти работать в ясли. Дети — это твое призвание. — Уже давно об этом подумываю, — сказала девочка, — Только перед тем, как устроиться в ясли, наверно попробую поработать няней. Без опыта вряд ли возьмут. Взрослые болтали еще минут десять, допивая кофе. После этого все вернулись в мою комнату. Неожиданно Беккин полуторагодовалый малыш тихонько захныкал. — Быстренько на горшок, — засуетилась Бекки. — По большому? — понимающе улыбнулась Кристина. — Ага, — кивнула Бекки, опуская Энди на пол, — Я теперь всюду ношу его горшок. Стараюсь не прозевать момент. Надеюсь у тебя, Дженни, можно посадить? Разумеется в туалете. — Зачем в туалет? — улыбнулась моя тётя, — Сажай здесь в комнате. — Как-то неудобно, — замялась Бекки. — Что значит неудобно? — усмехнулась Дженни, — Это ж ребенок. — И вправду, сажай тут, — хихикнула Бианка, — Посмотрим, как твой малыш делает свои детские делишки. — У Томми, кстати, тоже есть горшок, — улыбнулась Дженни, демонстрируя всем принесенный Мэри пластмассовый детский горшок.

 

— Да? — оживилась Бианка, — Может и его посадить, чтоб покакал? — За компанию? — засмеялась Дженни. — Ага, — улыбнулась Бианка, — Вместе сидеть веселее. — Хорошо, уговорили, — согласилась Дженни, — Томми после ужина и вправду не мешает сходит по большому. Увидев, что Дженни поставила мой горшок рядом с Эндиным, я густо покраснел, втайне надеясь, что она пошутила. Я просто отказывался верить, что моя тётя хочет, чтобы я у всех на виду какал в горшок. — Иди сюда! — строгим голосом подозвала меня Дженни. Я несмело подошёл к тёте. — Сейчас сходишь на горшок! — объявила она мне не терпящим возражений родительским тоном, принявшись расстегивать мой подгузник. Оставшись без подгузника, я, как обычно, стеснительно прикрылся. — Чего ты ждёшь? — прикрикнула на меня Дженни, — Быстро садись на свой горшок! Надеюсь тебе не надо объяснять, зачем он нужен? Бианка тихонько захихикала. — Мой даже в полтора года знает зачем нужен горшок, — улыбнулась Бекки, кивнув на своего сынишку. — Так и собираешься стоять посреди комнаты с голой попой? — ехидно спросила Дженни, разняв мне руки, — Ну что ж, стой. А мы на тебя полюбуемся. Я тяжело вздохнул и плюхнулся на свой горшок, подумав, что сидеть на нем все-таки лучше, чем стоять в одной коротенькой майке перед глазевшими на меня гостями. — А-а, — умилительно улыбнулась Бианка, — Только посмотрите на эту картину. — Ага, так прикольно сидят рядом на горшках, — улыбнулась Кристина. — Сейчас посмотрим, кто быстрее сделает свои детские делишки, — хихикнула Бианка. — Я ставлю на Энди, — улыбнулась Мелисса, — Смотрите, как старается. Сидящий справа от меня полуторагодовалый малыш и вправду принялся кряхтеть и напрягаться. — А Томми даже не тужится, — сказала Дженни, бросив на меня недовольный взгляд. Покряхтев полминуты, маленький Энди начал громко какать в горшок. — Молодец, — похвалила сынишку Бекки. Лицо малыша расплылось в радостной улыбке и в следующее мгновение из его горшка послышалось характерное журчание. — Видать и по маленькому сильно хотел, — хихикнула Бианка. Бекки присела рядом с сынишкой на корточки и чуть раздвинув карапузу голые ножки, быстро заглянула в его горшок. — Ничего себе наложил кучу! — улыбнулась она. — А у Томми как обстоят дела? — поинтересовалась Дженни. — Пока никак, — сообщила Бекки, бесцеремонно заглянув мне в горшок. — Такой большой и не знает, что нужно делать, сидя на горшке, — хихикнула Бианка. — Какой он большой, — усмехнулась Дженни. После еды мне и вправду немножко хотелось какать, но я даже не мог представить, как наполнить горшок в присутствии глазеющих на меня гостей. «Это для маленького Энди всё просто, — обиженно подумал я, — Он в свои полтора года еще не знает, что такое стыд». — Бери пример с Энди, — обратилась ко мне Дженни, — Посадили на горшок и сразу покакал. — Может твой мальчишка не хочет? — пожала плечами Мелисса. — Хочет или нет, перед купанием нужно обязательно сходить на горшок! — не терпящим возражений тоном заявила Дженни. — Собралась его сейчас купать? — спросила Бекки. — Угу, искупаю, — кивнула моя тётя. Я не удержался и громко пукнул, вызвав всеобщий смех. — Кажется процесс пошел, — засмеялась Мелисса. Дженни присела рядом со мной на корточки и бесцеремонно заглянула в мой горшок. — Ну что? — поинтересовалась Бианка. — Пусто, — вздохнула Дженни. — Не надо терпеть, солнышко, — принялась ласково уговаривать меня Бианка. — Смех да и только, — сказала Мелисса, — Уговаривают восьмилетнего мальчишку сходить на горшок, как малыша. — Помассируй ему живот, — подсказала моей тёте Кристина. — Вот так? — уточнила Дженни, принявшись водить ладонью вокруг моего пупка. — Чуть ниже, — сказала Кристина. — Такой упрямый еще час будет терпеть, — вздохнула Дженни после пары минут массажа и уговоров. — Может и вправду не хочет? — усмехнулась Бекки. — Что значит не хочет? — раздражённо сказала Дженни, — Должен ходить на горшок, когда его сажают! Я сейчас его горшочными делами распоряжаюсь! И маленькими, и большими!. «Раскомандовалась» — подумал я, обиженно хмыкнув. — Мэри была права, — вздохнула моя тётя. — Какая Мэри? — удивилась Кристина. — Моя соседка, — пояснила Дженни, — Предупредила, что Томмино приучение к горшку будет трудным. Ну что мне, Томми, тебе сказать? Не готов ты пока к горшку. Наверно еще долго придется носить памперсы. «Что значит не готов? — возмущенно подумал я, — Я ж еще вчера нормально ходил в туалет. А пластмассовыми горшками пускай ясельные малыши пользуются». — Смотрите, какой недовольный, — сказала Бианка. — Ну что ты к нему пристала? — повернулась к моей тёте Бекки. — Должен покакать, — твердо сказала Дженни, — Уже давно не ходил по большому. — Не знаешь, что в таких случаях делают? — усмехнулась Кристина, — Поставь клизму. — Придется, — вздохнула Дженни, — Только так не хочется. Представляю конечно, как всё делать, но реального опыта, сами понимаете, никакого. — Ничего, — улыбнулась Кристина, — Я тебе подскажу. — Хорошо, — сказала Дженни, — Наверно удобнее всего заняться мальчишкой на пеленальном столе? — Ага, укладывай его на стол, — кивнула Кристина. — Вставай! — приказала Дженни и не дожидаясь моей реакции насильно заставила меня встать с горшка. После этого тётя подвела меня к пеленальному столу и не без труда подняла наверх. — Уложить на спинку? — спросила она у Кристины. — На спине только грудным малышам делают, — заметила Кристина, — А такого нужно укладывать, как взрослого — на бок. — Какой он взрослый, — усмехнулась Дженни, — Сделаем на спинке, как малышу. — Как хочешь, — пожала плечами Кристина. — А теперь что? — обратилась Дженни к Кристине, уложив меня на спину, — Задрать ножки, чтоб открыл попу? — Ага, задирай до отказа, — кивнула Кристина, — Вот так. Оказавшись в знакомой беззащитной позе, я не выдержал и горько заплакал от обиды и чувства полной беспомощности перед взрослыми. — Не надо плакать, — принялась успокаивать меня Бианка, — Клизма — это совсем не больно. — Подложи под попу подгузник, — продолжала подсказывать моей тёте Кристина, — Ну что? Где твоя клизма? — В среднем ящике комода, — ответила Дженни. — То, что надо, — одобрительно улыбнулась Кристина, достав из комода оранжевую грушу, — Сейчас схожу наполню эту спринцовку водой, а ты пока помажь ребенку попу детским вазелином. Кристина протянула Дженни баночку с вазелином. — А что мазать? — спросила Дженни, окунув указательный палец в баночку, — Дырочку? — И 

между ягодичками тоже, — добавила Кристина, — Чтоб потом было легче вытирать. Дженни набрала на палец большой комок вазелина и принялась старательно мазать мою попу, заставляля меня испуганно вздрагивать, когда она углублялась пальцем в дырочку. — Ну что, подготовила пациента к клизме? — спросила Кристина, вернувшись в комнату, — Держи спринцовку. — Можно вставлять? — спросила Дженни, взяв у Кристины клизму. — Сначала легонько сожми, чтобы выпустить из спринцовки воздух, — сказала Кристина, — Ага, вот так — пока на кончике не покажется капелька воды. Теперь можешь вставлять. Подмигнув подругам, Дженни быстро сунула клизму мне в попу. Было не больно, но так обидно, что я снова громко заревел. — Еще глубже, до упора, — невозмутимым тоном попросила Кристина, — А теперь медленно выжимай. — Не хочу-у! — продолжал реветь я. — Дай ему соску, — попросила Дженни стоящую рядом Бианку. Бианка сунула мне в рот пустышку, которую я тут же возмущенно выплюнул. — Что это такое? — повысила голос Дженни, продолжая выжимать клизму, — Быстро взял в рот соску! И не смей выплёвывать, а то еще одну клизму поставлю! Хихикающая Бианка снова сунула мне в рот соску. — Не знаешь, что с пустышкой положено делать? — насмешливо спросила меня Дженни, — Я не шучу. Получишь вторую клизму, если не будешь слушаться. Я бросил на тётю испуганный взгляд и старательно засосал пустышку. — Вот так, с причмокиванием, — улыбнулась Дженни. — Ну что, до конца выжала спринцовку? — спросила мою тётю Кристина. — Вроде до конца, — сказала Дженни, — Вынимать? — Ага, — кивнула Кристина, — И сразу же зажми ребёнку ягодички, а то он сейчас всю воду наружу выпустит. Быстро вынув у меня из попы клизму, Дженни сильно сжала мои ягодицы. — Так его и держи, — кивнула Кристина, — Где-то две-три минуты. — Сейчас засеку время, — сказала Дженни, посмотрев на часы. «И почему она постоянно затевает унизительные процедуры при посторонних?» — подумал я, продолжая тихонько всхлипывать от горькой обиды. Лежа перед всеми с голой попой, хотелось провалиться под землю от стыда. Особенно сильно я стеснялся 14-летней Бианки, в которую успел тайно влюбиться. — Три минуты прошло, — сообщила Дженни, подняв на Кристину вопросительный взгляд, — Ну что, можно отпускать ягодички? И наверно сразу посадить на горшок? — Какой горшок? — усмехнулась Кристина, — Ты ж сама захотела делать ему клизму, как грудному. — Точно, — улыбнулась Дженни, — Груднички всё делают в памперс. — Ага, грудных малышей никто после клизмы на горшок не сажает, — сказала Кристина, — Просто запахни подгузник, но не застегивай. Быстро запахнув мой подгузник, Дженни осторожно отпустила мне ноги. — Можешь какать, — сказала она, посмотрев на меня со своей обычной снисходительно-насмешливой улыбкой. Я продолжал терпеть мучительно сильный позыв по большому, по прежнему не представляя, как какать в подгузник в присутствии тёти и ее гостей. — Какой упрямый, — вздохнула Дженни, — Даже после клизмы терпит. — Может уже покакал, — улыбнулась Бианка. — Если б покакал, мы б услышали, — усмехнулась Кристина. Дженни осторожно отвернула мой подгузник и заглянула вовнутрь. — Не какает, — пожаловалась моя тётя Кристине. — Подними ножки и потыкай ему в попу носиком клизмы, — посоветовала та. Рывком задрав вверх мои голые ноги, Дженни взяла в руки клизму и принялась легонько тыкать ей в мою чувствительную дырочку. — Ага, вот так, — кивнула Кристина, — Как будто проверяешь его маленькую дырочку на прочность. — Все равно терпит, — вздохнула Дженни. — Ничего, долго терпеть не сможет, — сказала Кристина, — Сейчас покакает. — Можешь подержать ему ноги задранными вверх? — неожиданно попросила Дженни стоящую рядом с ней Бианку. Бианка взяла у Дженни мои ноги и силой прижала их мне к животу. — Хочу, чтоб обе руки были свободны, — пояснила она, кивком поблагодарив девочку, — Сейчас проверим одну теорию. Ну ка, где у маленьких мальчиков самое щекотное место? Неожиданное прикосновение чужих пальцев к мошонке заствило меня вздрогнуть. — Как сразу задрыгал ногами, — улыбнулась Дженни, нестерпимо щекотно перебирая пальцами у меня за яичками. — Зачем ты мальчишку щекочешь? — спросила Мелисса. — Щекотка не дает ему напрягаться, — объяснила Дженни. Пощекотав меня около минуты, Дженни неожиданно принялась дразнить мою дырочку посторонним предметом и я, отчаяяно дрыгая ногами, не выдержал и наложил кучу. — Ну наконец-то, — улыбнулась моя тётя. — Фу! — хихикнула Бианка, шутливо зажав пальцами нос. — Памперс наверно лучше прикрыть, — сказала Дженни, — Хотя если честно, очень интересно смотреть, как мальчишка какает. — Ага, прикольный процесс, — согласилась Мелисса, — Мне за своим Майком тоже нравилось наблюдать, когда он был помладше. — Как он делал свои детские делишки? — улыбнулась Кристина. — Угу, — кивнула Мелисса. — Значит не я одна такая извращенка, — засмеялась Дженни. — Тоже мне извращение, — усмехнулась Кристина, — Это ж маленькие дети. Всем можно смотреть, как они писают и какают. — За писающими и какающими малышами и вправду интересно наблюдать, — улыбнулась Бекки. — Особенно за мальчиками, — добавила Бианка. Почувствовав сильный спазм в животе, я снова начал какать. — Это оказывается было не все, — засмеялась Дженни. — Смотрите, он вдобавок пустил струйку! — хихикнула Бианка показывая пальцем мне между ног. С ужасом осознав, что я даже не заметил, как начал писать, я еще больше покраснел. — Решил сходить по маленькому? — насмешливо спросила меня тётя, — Тоже правильно. Только направим струйку на подгузник. — Уже второй раз демонстрирует всем фонтанчик между ножек, — хихикнула Мелисса. — На случай, если кто-то в прошлый раз не успел посмотреть, — засмеялась Дженни, — Правда, Томми? Надо снова показать гостям, как ты умеешь пускать струйку, лёжа на спинке. Все дружно засмеялись. Лёжа перед тётей и ее гостями в развернутом подгузнике, я не знал, куда деться от стыда. — Интересно, это всё? — усмехнулась Дженни, снова принявшись тыкать мне в попу кончиком клизмы. — Сомневаюсь, что снова покакает, — усмехнулась Кристина, — Всё обычно как раз струйкой и заканчивается. — Похоже что действительно всё, — согласилась Дженни, — Ну как вам, девчонки, мой карапуз? — Просто прелесть, — улыбнулась Бекки, — Всё нам показал: и маленькие дела, и большие. — Не говоря уже о его обычном номере, — хихикнула Бианка, — Дрыганьи голыми ножками. Дженни вытащила из-под меня грязный подгузник и наскоро вытерев мне попу детскими салфетками, кивнула Бианке, чтобы та опустила мои ноги вниз. — Пойду готовить ванну, — сказала она, направлялясь к двери.

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.