Jump to content

Тётушка Дженни. часть 3


Deniska95
 Share

Recommended Posts

  • Аплоудеры

— Я так и подумала, что на Интернете, — сказала Дженни, — Понятно, что в обычных магазинах таких ползунков не продают. Хитрый тон тёти заставил меня насторожиться. — Не сомневаюсь, что эти ползунки будут Томми как раз, — сказала она, — Он же одним летом с твоим родился. И роста вроде одинакового. «Этого только не хватало» — недовольно подумал я. — У тебя еще детская одежда есть? — оживилась Дженни, — Конечно приноси. Будет в чём на улице гулять. «Ну это вообще, — подумал я, чуть не поперхнувшись от возмущения, — Одно дело ходить в подгузнике дома и совсем другое разгуливать по улице в ползунках большого размера». — Да хоть сейчас можешь придти, — сказала Дженни своей собеседнице, — Покажу тебе нашу хм... «детскую». И ребеночка тоже. Сейчас проснётся — не сомневаюсь, что в мокром подгузнике. Поболтав по телефону еще пару минут, Дженни положила трубку. «Всем теперь будет меня демонстрировать» — подумал я, недовольный, что тётя пригласила гостей. Минут через десять раздался звонок в деверь. — Привет Мэри, — услышал я из гостиной тётин голос. — Привет, — ответила незнакомая женщина. — Дочерей тоже привела? — усмехнулась Дженни, — Ну проходите. Я вспомнил стоявших у нас под окном девчонок. — Мы с Молли видели твоего... — послышался тонкий девичий голос. — Ясельного карапуза? — закончила за девочку моя тётя и все дружно расхохотались. — Ага, — ответил девичий голос помладше. — Хорошо всё было видно? — со смехом поинтересовалась Дженни. — Очень хорошо, — засмеялась девочка постарше. Снова вспомнив двух сестер, я подумал, что судя по голосам старшую звали Амандой, а младшую — Молли. — Такие у тебя, Мэри, любопытные дочки, — усмехнулась Дженни, — Чуть ли не вплотную к окну подошли. Мой мальчишка их двоих так ужасно стеснялся. — Наш Дэнни тоже стеснялся, когда мама месяц назад заставила его носить памперсы, — со смехом вспомнила Аманда и девочки снова захихикали. — Ну что, расстегивайте вашу большую сумку и показывайте, что принесли, — сказала Дженни. — Это две пижамки, — начала перечислять Мэри, — А это костюмчики для грудничков. — Просто прелесть, — сказала Дженни, — Всё, как положено — застегиваются между ножек, чтоб было удобно менять подгузник. Даже не знала, что на больших детей такие шьют. — И две пары ползунков с зашитыми ножками, — продолжила Мэри. — Два слюнявчика, — добавила Аманда. — А вот это Дэннин горшок, — сказала Мэри. — Ты мне и детский горшок принесла? — усмехнулась Дженни, — Даж не знаю. Я сейчас своего вроде к подгузникам приучаю, а не к горшку. — А не подумала, что мальчишку после подгузников надо будет заново приучать горшку? — засмеялась Мэри. — Логично, — согласилась Дженни, — Только я б сама могла ему горшок купить. — Ты б такой большой не нашла, — сказала Мэри, — В детских магазинах продают маленькие горшки — максимум для четырехлетних. Твой мальчишка на обычном детском горшке навряд ли поместится. — На этом точно поместится, — усмехнулась Дженни, — Тоже на Интернете купила? — А где еще, — ответила Мэри, — Кстати, поскольку ты, уверена, никого еще к горшку не приучала, вот тебе соответствующая книжка: «Приучаем ребенка к горшку». — Спасибо, — поблагодарила соседку моя тётя, — Классная книжка. — Особенно иллюстрации, — хихикнула Молли. — Это не всё, — продолжила Мэри, — Когда приучаешь ребёнка к горшку, он должен носить вместо обычных подгузников т. н. тренировочные трусики. Вот тебе упаковка одноразовых — думаю, что подойдут. — Если твой этот размер носил, конечно подойдут, — сказала Дженни, — А чем, интересно, эти трусики от подгузников отличаются? Впитывающий слой потоньше? — Ага, чуть тоньше, хотя тоже все хорошо впитывает, — ответила Мэри, — Не волнуйся, пол и мебель не пострадают. — Тренировочные трусики сделаны так, чтобы ребенок чувствовал, что он мокрый, — объяснила Аманда. — Ага, чтоб ему не было слишком комфортно после того, как описался, — добавила Молли. — Как наш Дэнни эти трусики ненавидел, — хихикнула Аманда. — Особенно когда мама заставляла его полчаса в них ходить после того, как опсиался, — вспомнила Молли. — Дэнни это наказание надолго запомнит, — усмехнулась Мэри. — Сколько ты его держала в подгузниках? — поинтересовалась Дженни. — Три недели, — ответила Мэри. — Надеюсь после этого мокрые штанишки окончательно прекратились, — усмехнулась Дженни, — Интересно, он у тебя в-основном по ночам их мочил? Или днём тоже писался? — Писался? — со смехом переспросила Мэри, — По твоему подгузниками только за мокрые штаны наказывают? — А за что? — удивлённо спросила Дженни. — Да за всё, — усмехнулась Мэри, — Очень популярное наказание для детей младшего школьного возраста — от шести до десяти лет. — Мама наказала Дэнни за то, что он обижал девочек в школе, — сообщила Аманда. — И дома никого не слушался, — добавила Молли. — Я б просто отлупила по попе, — сказала Дженни. — Ну у тебя и пещерные представления о воспитании ребенка, — усмехнулась Мэри, — В 21-м веке живем. Как-то неприлично такими вещами заниматься. — Ну-ну, — хмыкнула Дженни. — Наказание подгузниками гораздо эффективнее шлепков, — заявила Мэри. — Дэнни после него стал, как шёлковый, — подтвердила Аманда. — Ага, просто как подменили, — сказала Мэри, — А если мне не веришь, почитай истории других на соответствующих родительских форумах. — Каких таких форумах? — удивлённо спросила Дженни. — Посвященных наказанию подгузниками, — пояснила Мэри. — Надо же, — сказала Дженни, — Даже такие форумы в Интернете есть. И кто там обычно сидит? — Как кто? — усмехнулась Мэри, — Мамы, которые заставляют детей постарше носить подгузники. — Пришли мне пару ссылок, — попросила Дженни, — Будет интересно почитать, как другие это делают. — Они сошлись на мнении, что наказание подгузниками должно длиться не меньше недели, — принялась объяснять Мэри, — Но и затягивать его не стоит, потому что ребенок начинает привыкать к подгузникам и уже не воспринимает их, как наказание. — А интересно, у них всё ограничивается ношением подгузников и запретом ходить в нормальный взрослый туалет? — спросила Дженни. — У некоторых — только этим, — ответила Мэри, — Но большинство поступают, как мы с тобой: накупают кучу детских принадлежностей: сосок, бутылочек и т. д. чтобы полностью превратить ребёнка в малыша. Само собой — все полагающиеся помимо смены подгузников детские процедуры: кормление с ложечки, купание, измерение температуры в попе... Впрочем даже к этому ребёнок в конце концов привыкает, хотя 

конечно поначалу ужасно стесняется. — Надо чтоб стеснялся, — заметила Дженни, — В этом ведь наказание и заключается — чтоб стеснялся, что с ним обращаются, как с малышом. — Правильно, — согласилась Мэри, — А чтобы наказанный ребёнок не привыкал к своей новой роли, надо постоянно вносить в процесс новые элементы. Мне понравился подход одной мамы — разбить наказание на две части. Сначала заставляешь носить памперсы и разумеется использовать их по назначению. А потом, когда видишь, что стал привыкать у подгузникам, начинаешь приучать к горшку. — Эт как? — удивлённо спросила Дженни, — Просто разрешать иногда пользоваться туалетом? В качестве поощрения? Памперс конечно вещь удобная, но не думаю, что мой Томми их так за неделю полюбит, что пересмотрит свое отношение к туалету. — А никто про туалет ничего не говорил, — усмехнулась Мэри, — Я сказала о приучении к горшку. — Тому самому, что ты принесла? — со смехом уточнила Дженни. — Угу, — подтвердила Мэри, — И поверь, если правильно выбирать место и время, приучение к горшку получится очень интересным: полным сюрпризов и совсем непростым. — В смысле? — тем же растеряннным тоном спросила Дженни, — Какое место и время? — Заставляй ходить на горшок прямо при тебе, — пояснила Мэри, — А еще лучше в присутствии гостей. Малышей же никогда не оставляют одних. Особенно во время такой ответственной процедуры. — Ах вот ты о чём, — засмеялась Дженни. — Почитай книжку, что я тебе дала и делай всё по ней, — сказала Мэри, — . Как будто имеешь дело не с восьмилетним мальчишкой, а с упрямым ясельным малышом. — Наш Дэнни и вправду упрямился, как ясельный, — вспомнила Молли. — Еще как упрямился! — усмехнулась Мэри, — Даж не знаю, что было легче: приучить его к горшку пять лет назад, в ясельном возрасте, или сейчас — в восьмилетнем. — Меня детским упрямством не испугаешь, — сказала Дженни, — И лёгких путей для наказанного мальчишки я искать не собираюсь. Я недовольно хмыкнул, обиженный, что моя тётя соглашается со всеми советами соседки. — Ну что ж, — усмехнулась Дженни, — Проведем Томмино наказание по твоей методике. Только с горшком я пока торопиться не буду. — Конечно не торопись, — сказала Мэри, — Сначала тебе надо полностью приучить мальчишку к подгузникам. Чтобы он, преодолевая стыд, постоянно их мочил и пачкал. Дома, в машине, на прогулке в парке, в гостях... — Или в магазине, как сегодня утром, — со смехом добавила Дженни, — У всех на виду. — Так, в присутствии незнакомых людей, лучше всего, — сказала Мэри. — Буду давать мочегонное и слабительное, чтоб почаще писал и какал, — решила Дженни. — Не надо никаких лекарств, — возразила Мэри, — Естественные средства намного лучше. Правильное питание обеспечит хороший стул. Давай побольше молочных продуктов и овощей с фруктами — всё, что богато клетчаткой. А с маленькими делами еще проще — заставляй побольше пить и мокрый подгузник гарантирован. — Понятно, — протянула моя тётя. — Причем, чем поить, абсолютно не важно, — добавила Мэри, — Я в-основном давала Дэнни обычную воду. Разумеется в детских бутылочках. — Что, просто подсовывать бутылочку за бутылочкой? — спросила Дженни. — Я «заправляла» своего следующим образом, — пояснила Мэри, — Сначала давала три бутылочки, а через пять минут еще две. Пяти обычных детских бутылочек вполне достаточно, чтоб восьмилетний ребенок в течение полутора-двух часов постоянно писал — каждые 10—15 минут. — Как всё просто, — усмехнулась Дженни. — Заставляешь выпить пять детских бутылочек и засекаешь время, — продолжила Мэри, — В первые дни нужно постоянно быть рядом, потому что минут через 10 начнёт проявлять беспокойство и рванётся в туалет. — Я повешу на все туалеты замки, — усмехнулась Дженни. — У меня есть, — сказала Мэри, — Я тебе завтра принесу. А сегодня просто стой рядом и не пускай в туалет. Заодно посмотришь, как твой мальчишка мочит подгузник. За восьмилетним ребёнком в такие моменты очень интересно наблюдать. Особенно в первые пару дней, когда он стесняется и пытается терпеть. Смущенно краснеет, напрягается, скрещивает ноги... — Томми точно будет терпеть, — усмехнулась Дженни, — Не представляешь, какой он стеснительный. — Долго терпеть не сможет, — уверенно заявила Мэри, — Моего больше, чем на пять минут, никогда не хватало. А если не хочешь пять минут ждать, можно ускорить процесс. — Как? — поинтересовалась Дженни. — Щекоткой, — пояснила Мэри. — Что, просто пощекотать, если видно, что из последних сил терпит? — спросила моя тётя. — Лучше всего неожиданно, — уточнила Мэри, — Мигом начнет писать. — Возьмём этот прием на вооружение, — усмехнулась Дженни. — Я своему часто так делала, — сказала Мэри, — Дэнни у меня так боится щекотки. — Мой тоже, — сообщила Дженни, — Видела б ты, как он вырывался, когда я вытирала его между ног детскими салфетками. Не говоря уже, что он устроил, когда я начала мазать ему те же места детским маслом. — Дэнни точно так же себе вел во время смены подгузников, — сказала Мэри, — Кстати, чуть не забыла тебя предупредить — если заставляешь ребёнка часто мочить подгузник, будь готова к фонтанчикам неожиданности на пеленальном столе. Поэтому никогда не стой прямо перед ребенком, когда меняешь ему подгузник. — Что, даже восьмилетние этим занимаются? — со смехом спросила моя тётя. — С Дэнни после пяти-шести детских бутылочек просто ужас что творилось, — сказала Мэри, — Совершенно не мог терпеть. Понятно, что в-основном писал в подгузник, но и без него тоже частенько пускал струйку. — Ага, сколько раз устраивал фонтаны во время смены памперсов, — засмеялась Молли, — Как будто специально пытался маму обрызгать. — Всё зависит от того, когда ты решила поменять ребёнку подгузник, — принялась объяснять Мэри, — Всегда старайся это делать сразу же после того, как мальчишка в очередной раз сходил по-маленькому. Чтоб у тебя было 10—15 минут до того, как он снова пописает. — А может наоборот, подождать эти 15 минут, — хихикнула Дженни, — И затеять смену подгузника видя, что мальчишка с трудом терпет позыв по-маленькому? — Тогда фонтан между ножек гарантирован, — умехнулась Мэри, — Я иногда так делала — обычно при гостях, чтобы позабавить их Дэнниной мальчишечьей струйкой. — И развеять последние сомнения, что перед ними беспомощный годовалый младенец, — добавила Молли. — Потому что он полностью потерял контроль над мочевым пузырём? — усмехнулась Дженни, — После пяти детских бутылочек с водой? — Если заставлять их пить каждые два часа, — напомнила Мэри. — Буду придерживаться этого графика, — согласилась Дженни. — По крайней мере первые пару дней, — сказала Мэри, — Чтобы сломать начальное сопротивление мальчишки. Нужно, чтобы он ни о чем другом не мог думать — только о нестерпимом позыве по маленькому. — А потом?

— спросила моя тётя. — Когда начнёт исправно мочить подгузник? — уточнила Мэри, — Я заставляла Дэнни пить те же пять бутылочек. Но не каждые два часа, а по мере необходимости. В-основном перед тем, как вести его в какое-то людное место. Или перед приходом гостей. Моя тётя болтала с соседкой и ее дочерьми еще пять минут. — Наверно пора будить, — сказала Дженни, — Ну что, пошли в детскую? Послышались приближающиеся шаги и все четверо зашли ко мне в комнату. — А мы оказывается уже проснулись, — улыбнулась мне Дженни и подойдя к окну, распахнула шторы. Я бросил быстрый взгляд на незнакомую женщину лет 35-ти и стоящих рядом с ней двух девочек. — Знакомься, Томми, — обратилась ко мне Дженни, — Это тётя Мэри, моя соседка. А это ее дочки. — Аманда, — представилась старшая девчонка. — Молли, — улыбнулась младшая, — А тебя как зовут? — Что язык проглотил? — повысила голос Дженни. — Том, — смущённо выдавил я. — Не Том, а маленький Томми, — насмешливо поправила меня тётя. Дженни подошла к моей кровати и прежде, чем я успел что-то предпринять, бесцеремонно стянула с меня одеяло. Заметив, как все глазеют на мой подгузник, я густо покраснел. — Твой мальчишка в этом подгузнике такой смешной, — с улыбкой сказала Молли моей тёте. — И судя по состоянию памперса уже успел туда написать, — хихикнула Аманда. — Ага, такой набухший подгузник, — согласилась с сестрой Молли. — А ну-ка признавайся, — с насмешливой улыбкой обратилась ко мне Дженни, — Уже надул в подгузник? Я смущенно промолчал. — А что, — хихикнула Молли, — Раз одели подгузник, надо незамедлительно использовать его по назначению. — Главное, что постель сухая, — сказала Дженни, пощупав подо мной простынь. Лёжа в мокром подгузнике перед глазевшими на меня девчонками мне хотелось провалиться под землю от стыда. — Вставай! — приказала мне Дженни, — И сразу же залезай на пеленальный стол! Сейчас поменяю тебе памперс. Я продолжал лежать, абсолютно не представляя смену подгузника в присутствии соседки с ее хихикающими дочками. «И почему Дженни всегда затевает эту процедуру при посторонних?» — с обидой подумал я, вспомнив, что предыдущая смена подгузника тоже была в присутствии незнакомой женщины. — Что лежишь? — недовольно обратилась ко мне Дженни, — Я тебе в кровати менять подгузник не собираюсь. У нас для этого есть специально оборудованный стол. Дженни потянула меня за руку и, заставив встать с кровати, насильно отвела к пеленальному столу. — Залезай наверх! — приказала она. Я без особого энтузиазма забрался на стол. — Сейчас поменяем маленькому Томми мокрый подгузник, — ласково улыбнулась Дженни, уложив меня на спину, — Только сначала подготовим всё необходимое. Заметив, как гости обступили пеленальный стол, я еще больше покраснел. — Вот этими салфетками как следует вытрем Томми между ножек, — улыбнулась Дженни, открыв коробку с детскими салфетками, — А потом помажем нашему малышу те же места детским маслицем. Которое у нас вот в этой бутылочке. И разумеется сразу приготовим новый подгузник — вот этот. — Подложи его ребёнку под попу, — посоветовала Мэри. — Как? Под мокрый памперс? — удивлённо спросила Дженни. — Да, — кивнула Мэри, — Потом просто вытянешь из-под мальчишки старый подгузник и всё. А под попой всегда должно что-то лежать. — На случай фонтанчика неожиданности? — хихикнула Дженни, подоткнув под меня сухой подгузник. — Ага, — улыбнулась Мэри, — С мальчиками всегда нужно быть начеку. Я недовольно посмотрел на Дженнину соседку. Обиднее всего были не советы, которые она давала моей тёте, а Мэрин тон — серьёзный и деловой, без тени иронии — как будто я и вправду был годовалым малышом, который писает во время смены подгузников. — Теперь, когда под попой лежит новый памперс, можно снимать старый, — сказала Дженни и быстро расстегнув липучки, отвернула перед моего подгузника. Заметив, как все с улыбками уставились мне между ног, я густо покраснел и прикрыл ладонями пах. — Нечего прикрываться, — сказала Дженни, мягко разнимая мне руки, — Сколько уже раз говорила: маленькие дети не должны стесняться смены подгузников. Молли с Амандой тихонько захихикали. — Ну что, девочки, кто хочет мне помочь? — обратилась к ним Дженни, — Нужно подержать карапузу ножки. — Задранными вверх? — уточнила Молли, взяв меня за лодыжки. — Ага, — кивнула моя тётя, — Прижми ему коленки к груди. — А я подержу ручки, чтоб мальчишка ими никуда не лез, — улыбнулась Аманда, — Вот так вытянем их над головой. В очередной раз оказавшись в знакомой беззащитной позе с до отказа задранными вверх ногами, я чуть не заревел от обиды. — Спасибо, — поблагодарила девочек Дженни, — Теперь у меня обе руки свободны. — Так прикольно лежит, — хихикнула Молли, кивнув на меня, — Все мальчишечьи приборчики на виду. Я дернулся всем телом в отчаянной попытке вырваться, но две девчонки крепко держали меня за руки и ноги. — Сначала вытащим из-под попки мокрый подгузник, — принялась сюсюкать Дженни, — А теперь хорошенечко вытрем салфеткой между ягодичками. И вот эту маленькую дырочку тоже. Чужой палец бесцеремонно углубился мне в попу, заставив меня испуганно вздрогнуть. — Не надо так на меня смотреть, — улыбнулась Дженни, и пошуровав пальцем у меня в попе, продемонстрировала всем вынутую оттуда детскую салфетку — Какая грязная попа, — хихикнула Молли. Дженни взяла новую салфетку и принялась щекотно протирать мне мошонку. — Чьи это маленькие приборчики между ножек? — шутливо улыбнулась она, — Сейчас мы их как следует вытрем — каждую складочку и каждый укромный уголок. Особенно вот ту, за яичками. — Ничего себе, — переглянулась с младшей сестрой Аманда, — Такие трусливые яички. — Я тоже заметила, — хихикнула Молии, — Намного трусливее Дэнниных. — Что значит трусливые? — удивилась Дженни. — Пытаются спрятаться, когда ты касаешься их детской салфеткой, — объяснила Аманда. — Это потому что салфетка холодная, — объяснила Мэри. — Кстати, когда мама наказывала Дэнни подгузниками, она специально держала коробку с детскими салфетками в холодильнике, — сообщила Молли. — А что, нужно охлаждать? — поинтересовалась Дженни. — Сейчас не надо, — ответила Мэри, — А после того, как начала приучать ребенка к горшку — обязательно. Смена подгузника не должна быть слишком комфортной. — Сколько хитростей, — усмехнулась Дженни. — Почитай книжку, что я тебе принесла, — сказала Мэри, — Там обо всём написано. — Как наш Дэнни холодных салфетках боялся, — вспомнила Молли. — Ага, так капризничал и вырывался, когда мама вытирала его этими салфетками между ножек, — хихикнула Аманда. Попросив Молли опустить мои ноги, Дженни взяла из коробки новую салфетку и положила ее мне на живот. — Вот 

так вытрем животик, — ласково сказала она, принявшись вытирать мне холодной салфеткой низ живота. Дженни щекотно вытирала меня спереди чуть ли не пять минут — все это время обидно сюсюкая со мной, как с годовалым. — А сейчас помажем Томми детским маслицем, — улыбнулась она, взяв в руки бутылочку с прозрачной жидкостью, — Сначала животик — вот так. И писюнчик тоже. Девочки тихонько хихикнули, еще больше вогнав меня в краску. — Спереди помазали? — продолжила Дженни, — Теперь надо помазать попу. Молли, можешь снова задрать ему ножки? — Сейчас, — улыбнулась Молли и взяв меня под коленки, задрала мои ноги вверх. Щедро полив меня между ягодиц детским маслом, Дженни принялась нестерпимо щекотно размазывать его во все стороны. — Что выпятил мошонку, как напоказ? — засмеялась она, потрогав мне яички, — Чтоб мне было удобнее мазать ее детским маслом? Я попытался увернуться от щекотных тётиных пальцев, но только сильнее рассмешил мою ласковую мучительницу. — Решил покрутить попой, — насмешливо спросила она, — Какой ты у меня непоседа — просто не можешь лежать спокойно. Чужие пальцы снова скользнули мне за мошонку, заставив меня задрожать от острой щекотки. — Потерпи, — ласково обратилась ко мне Дженни, — Маленьких мальчиков всегда надо хорошенько мазать между ножек детским маслицем, иначе запросто появятся опрелости. — Может лучше взять мальчишку за лодыжки? — спросила мою тётю Молли, — Зажать ножки, чтоб он ими не дрыгал? — Пусть дрыгает, — усмехнулась Дженни. — Ага, так прикольно наблюдать, как мальчишка беспомощно барахтается, — хихикнула Аманда, — Просто крепче его держи, чтоб не вырвался. — Подрыгаешь для нас ножками, как годовалый? — шутливо попросила меня Дженни, нестерпимо щекотно трогая меня за яичками, — Вот так. Какой послушный мальчик — попросили и сразу сделал. Помучив меня щекоткой еще пару минут, Дженни попросила Молли опустить мои ноги вниз. Я ожидал, что помазав меня детским маслом, тётя запахнет и застегнет мой подгузник, но Дженни вместо этого молча направилась к двери. — Лежи на столе, — бросила она мне перед тем, как выйти из комнаты. Заметив, что две девчонки снова рассматривают меня между ног, я стеснительно покраснел и быстро запахнул свой подгузник. — Кто тебе разрешил запахивать памперс? — строго спросила меня вернувшаяся в комнату Дженни. Я растерянно посмотрел на тётю, не понимая, почему она до сих пор держит меня на столе. — Пей! — приказала Дженни, протянув мне наполненную молоком детскую бутылочку, — А подгузник пусть будет открыт. И пока всё не выпьешь, будешь вот так перед всеми лежать! Дженни бесцеремонно отвернула перёд моего подгузника, снова заставив меня покраснеть от стыда. — Чего ты ждёшь? — прикрикнула на меня тётя, — Быстро пей молоко! Тебя после этой бутылочки еще одна ждёт. А потом еще две — с водой. «В точности следует рекомендациям соседки» — недовольно подумал я, вспомнив недавний разговор моей тёти с Мэри. Впрочем перспектива лежать перед всеми в развернутом подгузнике была еще хуже и я, тяжело вздохнув, принялся нехотя пить молоко. — А-а, — умилительно улыбнулась Молли, — Только посмотрите, как он присосался к детской бутылочке. — Просто картинка в журнал, — усмехнулась Аманда, — Голопопый малыш лежит на спинке и пьет из детской бутылочки молоко. Дождавшись, когда я опустошу обе бутылочки, Дженни ушла с ними на кухню и через пару минут принесла мне те же бутылочки, наполненные в этот раз водой. — Давай, пей, — усмехнулась моя тётя, протягивая мне первую бутылочку. С трудом выпив всю воду, я вопросительно посмотрел на Дженни. — Молодец, — улыбнулась она и быстро запахнув мой подгузник, принялась его застёгивать. — А писюн под памперсом задрать? — обратилась к моей тёте Мэри. — Вверх? — уточнила Дженни, нащупав под подгузником мою письку. — Ага, — кивнула Мэри, — Надо, чтоб смотрел вверх. Тогда мальчики равномернее мочат подгузник. — Понятно, — сказала Дженни, аккуратно застегивая вторую липучку памперса. — Смотри, мам, тут даже манеж имеется, — хихикнула Молли, показав на стоящий рядом со столом детский манеж. — Вот мы сейчас Томми туда и поставим, — улыбнулась Дженни. — Надо же, поместился, — улыбнулась Аманда после того, как Дженни не без труда перенесла меня в манеж. — Еще одного такого же мальчишку туда можно поставить, — хихикнула Молли. — Так класно в этом манеже смотрится, — засмеялась Аманда. — Угу, — кивнула Молли, — Как будто ему там самое место. Девочки отошли к моей тёте, прибиравшейся на пеленальном столе. Они никак не хотели уходить, продолжая беззаботно болтать с Дженни — разумеется о моём наказании подгузниками. Ужаснее всего было сознавать, что только что выпитые детские бутылочки с молоком и водой скоро вызовут у меня нестерпимый позыв по маленькому. «И вправду думают меня сломать? — обиженно подумал я, — Чтоб я постоянно мочил подгузники, как грудной ребенок?» — Нравится в манеже? — насмешливо спросила меня Дженни. — Конечно нравится, — хихикнула Молли, — Там столько интересных игрушек. — Ага, так внимательно их изучает, — улыбнулась Аманда. — Я знала, Томми, что тебе понравится быть малышом, — сказала Дженни, — Скажи, как классно. Все о тебе заботятся: кормят, купают, меняют подгузники. Ничего самому делать не надо — даже одеваться. Я бросил на тётю обиженный взгляд. — И без туалета намного проще, — тем же насмешливым тоном продолжила Дженни, — Не надо никуда бежать. Можно писать и какать в подгузник, когда захочешь. Кстати не мешает проверить, в каком он у тебя состоянии. Дженни подошла к манежу и наклонившись, засунула ладонь мне под подгузник. — Вроде сухой, — сообщила она, — Только надолго ли? Моя тётя была права — быстро усиливающийся позыв писать стал таким мучительным, что я едва мог его терпеть. — Так смешно переминается с ноги на ногу, — улыбнулась Аманда, кивнув в мою сторону. — Что значит переминается? — улыбнулась Дженни, — Томми у нас так танцует. — Знаем мы эти горшочные танцы! — засмеялась Мэри. и вслед за ней все остальные. — Ты что стоишь и терпишь? — обратилась ко мне Дженни. Я промолчал, чувствуя на щеках румянец стыда. — Глупыш, — ласково улыбнулась моя тётя, — Не надо терпеть. Писай в подгузник — он как раз для этого и предназначен. — Давай, Томми, — сказала мне Аманда, — Покажи нам, как ты умеешь использовать подгузник по назначению. Обе девчонки снова захихикали. — Какой упрямый, — усмехнулась Дженни, — Ну и терпи. Только давай поправим маечку. Дженни потянулась руками к моей майке, но вместо того, чтобы ее поправлять, просто легонько провела мне пальцами по бокам. Острая щекотка застала меня врасплох и я, вздрогнув всем телом, начал писать в подгузник. — Всё-таки решил пописать? — хитро улыбнулась моя тётя. Я продолжал мочить подгузник, не зная, куда деться от стыда. — Еще 

как дует в памперс, — с улыбкой сообщила всем Дженни, приложив руку к моему подгузнику. Молли с Амандой тихонько хихикнули, еще больше вогнав меня в краску. — Ты, Мэри, была права, — обратилась моя тётя к соседке, — Действительно достаточно было легонько пощекотать. Теперь буду знать, как бороться с Томминым упрямством, когда он терпит позыв по-маленькому. — С большими делами щекотка тоже помогает, — улыбнулась Мэри. — Как интересно, — оживилась моя тётя. — Она не дает малышу напрягаться и терпеть позыв, — объяснила Мэри, — Поэтому если видишь, что ребёнок сильно хочет по маленькому или по большому, но пытается терпеть, достаточно просто легонько его пощекотать. — Ах, вот в чем дело, — усмехнулась Дженни. Поболтав с моей тётей еще минут пять, Мэри бросила быстрый взгляд на часы и подняла с пола свою сумку. — Мы наверно пойдем, — сказала она моей тёте. «Наконец-то» — подумал я, облегченно вздохнув. — Знаете что? — неожиданно обратилась к гостям Дженни, — Приходите ко мне на ужин. Часов в семь. — Извини, сегодня никак, — виновато улыбнулась Мэри, — Едем в город на концерт. — Точно, — вспомнила Дженни, — Сегодня ж этот огромный благотворительный концерт. Столько поп-звезд приехало. По местным новостям только их и показывают. — Пока, Томми, — попрощалась со мной Мэри. — До свиданья, — смущенно выдавил я. Впрочем радоваться было рано. Через пять минут после ухода соседей Дженни принялась обзваниватьсвоих подруг. «Непременно надо пригласить кого-то в гости» — недовольно подумал я, слушая как болтает по телефону моя тётя. Посвятив полчаса обзвону подруг, Дженни вынула меня из манежа и отвела в гостиную смотреть с ней довольно скучный телесериал. «По любому лучше, чем находиться в детском манеже» — подумал я. — Чего ворочаешься? — с невинной улыбкой спросила меня Дженни, — Не нравится сидеть на диване? Хочешь ко мне на колени? Я отрицательно мотнул головой, но Дженни бесцеремонно усадила меня к себе на колени. Судя по хитрому взгляду моей тёти она прекрасно знала, что я снова хочу писать. — Правда у тёти на коленях удобнее? — ласково улыбнулась Дженни. Потерпев еще пару минут, я сдался и начал мочить свой подгузник. — Снова писаем в памперс? — снисходительно поинтересовалась Дженни, — Похоже понравилось это делать. Я покраснел и смущенно опустил взгляд. Было ужасно стыдно — особенно мочить подгузник сидя у тёти на коленях. Мы смотрели телевизор около часа. Преследуемый нестерпимыми позывами по-маленькому, я, преодолевая стыд, еще три раза пописал в подгузник — всё так же сидя у Дженни на коленях. — Ого, сколько надул, — улыбнулась тётя, пощупав после окончания сериала мой подгузник, — Просто удивительно, как этот памперс всё вместил. А раз не протекает, не будем пока его менять. Дженни взяла телевизионный пульт и принялась переключать каналы. — Посмотришь мультики? — обратилась она ко мне, выбрав одну из детских программ, — А я пошла на кухню готовить ужин. Всего час до прихода гостей остался. Пересадив меня со своих коленей на диван, Дженни быстро вышла из комнаты. Вспомнила она обо мне минут через двадцать: разумеется, чтобы принести две детские бытулочки — в этот раз с молоком. Разумеется это было только начало. После двух бутылочек с молоком последовали еще две. И потом, после десятиминутного перерыва, две бутылочки с водой. К приходу гостей Дженни так накачала меня молоком и водой, что я снова начал мочить подгузник каждые пятнадцать минут, как грудной. Ровно в семь раздался первый звонок в дверь. — Привет, Мелисса, — сказала Дженни, открыв дверь. — Привет, — улыбнулась зашедшая в гостиную красивая светловолосая женщина лет 25-ти, в которой я узнал одну из Дженниных соседок. — Знакомься, — улыбнулась Дженни, кивнув на меня, — Это мой Томми. — Я его знаю, — усмехнулась Мелисса, — Что, Дженни, не того племянника привезли? Хотела малыша, а получила большого мальчишку? И решила исправить ситуацию? — Ага, исправила, — засмеялась Дженни, — Превратила восьмилетнего в ясельного малыша. — А что? — усмехнулась Мелисса, — Очень даже убедительно смотрится. Особенно вот так, без штанов: в одном подгузнике и маечке. Раздался еще один звонок в дверь и Дженни побежала ее открывать, оставив меня с Мелиссой. Заметив, что та пристально разглядывает мой подгузник, я густо покраснел от смущения. — Так ты, Томми, оказывается не просто носишь подгузники, — сказала Мелисса с насмешливой улыбкой, еще больше вогнавшей меня в краску, — Я вижу, ты их вовсю используешь по назначению. Я стеснительно промолчал. Чувствовалось, что Мелисса была опытной мамой, от которой невозможно было ничего скрыть. — Это Томми, — представила меня Дженни очередным гостям. — Здравствуй, Томми, — приветливо сказала молодая женщина лет двадцати. — Ну? — обратилась ко мне Дженни, — Что должен сказать воспитанный ребёнок? — Здравствуйте, — стеснительно пролепетал я. — Мелисса, — представилась гостям Дженнина соседка. — Кристина, — улыбнулась молодая женщина, — А это моя кузина Бианка. Кристина кивнула на стоящую рядом с ней девочку лет 14-ти. — Бианка за последний год так повзрослела, — заметила Дженни, — Она всегда была красивой девочкой, но сейчас просто на обложку журнала. От мальчишек наверно отбоя нет. — Она переборчивая, — засмеялась Кристина. — В каком ты уже классе? — поинтерсовалась Дженни у Бианки. — Перешла в девятый, — ответила та. — Упросила взять с собой, — сказала Кристина, кивнув на Бианку, — Посмотреть на твоего малыша. — Я думала, он у тебя совсем маленький, — засмеялась Бианка. — И я после твоих рассказов про мокрые штанишки максимум трехлетнего ожидала, — добавила Кристина. — Томми у меня хуже трехлетнего, — вздохнула Дженни, — Мало того, что каждую ночь постель мочит, так сегодня еще умудрился обкакаться. В магазине, у всех на виду. — Сколько ему? — поинтересовалась Кристина, — Лет восемь? — Угу, — кивнула моя тётя. — Мальчики поздно начинают ходить на горшок, — сказала Мелисса, — Мне своего только в четыре года удалось приучить. Но бывают, оказывается, и такие, кто в восемь лет носят подгузники. — У тебя тоже мальчик? — поинтересовалась у Мелиссы Кристина. — Ага, — кивнула та, — В прошлом месяце исполнилось пять. Осенью в киндер пойдём. — А вот Томми надо вместо третьего класса ходить в ясли, — заявила Дженни. — Такой смешной, — хихикнула Бианка, обращаясь к моей тёте, — Он у тебя дома все время так ходит — без штанишек? — А зачем Томми штанишки? — усмехнулась Дженни, — Малыши обычно ходят дома без них. — Твоему сорванцу подгузник очень идёт, — заметила Кристина. — Ага, такой хорошенький мальчонка, — умилительно улыбнулась Бианка. Дженни снова принялась обсуждать с гостями моё наказание — пока не раздался очередной звонок в дверь

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.