Jump to content

Моя новая жизнь 4 часть


малыш
 Share

Recommended Posts

Я проснулся утром уже с соской во рту. Не открывая глаз, я почувствовал, что Наташа все ещё меня обнимала, прижимая к своей груди и, похоже, спала, так и не выпустив меня из своих объятий. Моя щека пожималась к её мягкой, тёплой, и такой родной, ни с чем не сравнимой мамочкиной груди. От неё исходил божественный запах, прекраснее которого не было ничего на свете. Мне было так хорошо, что совершенно не хотелось, чтобы это закончилось, а хотелось, чтобы продолжалось как можно дольше. Так мы лежали в обнимку довольно долго, боясь пошевелиться, чтобы не нарушить эту идиллию. Но все когда-то рано или поздно заканчивается, Наташа проснулась. Спросонья посмотрела на меня, и наши взгляды встретились, озаряя друг друга улыбками.

– с добрым утром моя маленькая малышка! – сказала Наташа, поцеловав меня в лоб.

– Привет Наташ, ой мама!!! – попытался сказать сквозь пустышку.

 Но она всё равно поняла, что я хотел сказать. Я вытолкнул соску и произнёс:

– Наташ, мне так хорошо сейчас, давай ещё полежим хотя бы полчасика.

– Хорошо, давай ещё полежим. Только давай я тебя ещё покормлю, – ответила она, направив свой божественно мягкий и нежный сосок мне в ротик.

 Меня не надо было уговаривать два раза. Я только слегка приоткрыл ротик, и сосок груди заполнил мой рот, и я начал сосать, ощутив неописуемое блаженное чувство. Я хотел сказать Наташе, чтобы было только это. Но практически был загипнотизирован её полными грудями и мог только сосать. Наташа и так каким-то шестым чувством поняла, чего я хотел. Так, я сосал, и сосал, прикрыв глаза от удовольствия. Наконец, я почувствовал, что молоко иссякло. Видя мою недовольную гримасу на лице, поняла и поменяла одну грудь на другую, и все продолжилось. Минут через двадцать молоко кончилось. На этот раз я не выказывал неудовольствия по этому поводу. Я улыбнулся Наташе и сказал:

– Спасибо тебе большое за неописуемое удовольствие сегодня и вчера. Но как это вообще возможно? Я про молоко.

– А чему ты удивляешься, ты же помнишь, кем я работаю, и мне не составляет большого труда принять определённые гормоны, чтобы появилась лактация. Ведь моей маленькой девочке так нужно мамино молочко, – улыбнувшись, ответила она.

Как я и просил Наташу, мы ещё полежали. Она меня обняла нежно, а я, уткнувшись лицом в её такую мягкую, приятно пахнувшую материнским молоком грудь, на этот раз во рту с моей ночной няней. Не знаю, сколько мы так пролежали, мне даже удалось провалиться в неглубокую дрему. Наташе тоже было так же, как и мне, хорошо. Но как бы нам ни хотелось, ей пришлось прервать нашу идиллию.

– Так, малыш, давай, просыпайся. У нас ещё будет много таких моментов. Так как тебе пока есть не надо, то я тебе сделаю массаж, и мы с тобой сделаем зарядку. Поцеловала меня в лобик и стала меня медленно распелёнывать. Распеленала меня догола, но не сняла чепчик, оставив ещё пустышку во рту. Протерев меня влажной салфеткой, стала делать массаж, предварительно обильно намазав всего детским маслом для того, чтобы руки легко скользили по телу. От таких завораживающих приятных движений по телу мой писюн не мог не среагировать соответствующим образом. Видя, как мне хорошо сейчас, не спешила быстро закончить массаж. Наташа чего-то ждала. Я лежал на спине, раскинув ножки и ручки в стороны, закрыв от блаженства глаза, не сознавая, что усердно сосу соску. Вдруг откуда-то начала подниматься волна удовольствия, которая становилась всё больше и сильнее. Она быстро накрыла меня всего, нежно укутав своими крыльями ласки в своих объятиях, на миг оторвав меня от действительности. У меня потемнело в глазах, и я словно куда-то поплыл, покачиваясь на ласковых волнах, и отключился. Но не переставал чувствовать неописуемое блаженство, понимая, что моя новая мамочка со мной и никуда она меня не отпустит от себя.

– Ой, как нам хорошо! Вижу, малышке понравилось, – ответила она, заметив на моём лице блаженную улыбку.

Наташа, взяв небольшую белую пелёнку, вытерла мой животик и лишнее детское масло. Видя, что я уже совсем успокоился и отдышался, попросила сделать такие движения ногами, как раньше. Мне было на этот раз легче, и я сделал гораздо больше движений, чем в прошлый раз. Я почувствовал, что могу немного двигать руками. Заметив это, Наташа попросила сжать пальчики в кулачок и снова разжать. Я повторил несколько раз, хотя это было не так-то просто. Они ещё плохо слушались меня. Так же проделал с другой рукой.

– Попробуй согнуть руку в локте, – попросила Наташа и слегка помогла мне.

Я с большим трудом сделал один раз.

– Так, а теперь другой ручкой.

Мне было тяжело, но я честно завершил упражнение.

– О, какая умничка! Так, а сегодня больше не надо, – сказала Наташа, видя, как у меня выступила испарина на лбу, добавив:

– На сегодня все. Больше не буду мучить мою малышку.

Улыбнувшись, взяла детскую присыпку и припудрила промежность. Надела на меня тот мягкий памперс. На мне ещё был чепчик. Он промок от пота. Я чувствовал усталость, словно разгрузил целую машину со стройматериалом, занимаясь гимнастикой. После Наташа сняла с меня чепчик и вытерла мне волосы махровым полотенцем, надев на меня распашонки с мишками и слониками с зашитыми рукавами и такие же ползунки (они были из нежной байки). Мне стало тепло и приятно после массажа и гимнастики. Запеленав меня в одну пелёнку с головой, закрепив платочком на голове, чтобы не спала пелёнка, взяв со стола красивый кружевной чепчик, украшенный атласными бантиками, она надела мне его, завязав тесёмочки под подбородком. Завернув в байковое одеяльце конвертом, она несколько раз обвязала меня широкой розовой лентой, завязав на животе большой розовый бант. Она с умилением смотрела на меня улыбаясь.

– Ты сейчас такой словно только что появился на свет. Такой маленький и беззащитный, любимый маменькин ребёнок.

– А ведь я и правда, родился заново для моей новой мамочки, – подумал я и улыбнулся ей в ответ.

– Ну вот, полежи, моя лапочка, тебе сейчас надо отдохнуть. Сейчас будет тепло и уютненько.

Я уже сонно хлопал ресницами. Пустышку я так и не выпустил изо рта. Положив мою голову к себе на предплечье, при этом прижала к груди моё лицо. Мне было так хорошо, что я тут же провалился в глубокий сон. Я проснулся уже на улице, лёжа в коляске и находясь в комбинезоне. По небу плыли красивые кучевые облака. Я смотрел на них и угадывал, на кого они были похожи. Я слышал, что Наташа была рядом и покачивала коляску. Незаметно я снова уснул. Видимо, пока я спал, Наташа успела съездить на работу. Вечером, перед сном Наташа покормила меня грудью. Покормив, завернула ещё и в ватное одеяло. Так повторялось несколько дней. Я потерял счёт дням, мне они были не важны. Важно было то, что Наташа всегда была со мной, и большего мне и не нужно. Нагрузка на моё тело постепенно увеличивалась. Уже почти все тело работало, как до терапии обездвиживающими лекарствами. Видимо, поэтому я так много спал. Постепенно я спал всё меньше. Пока совсем не пришёл в норму. Наташа сказала, потом, что прошло 5 дней. В норму-то я пришёл, но большие нагрузки я долго не мог выдержать, так что тренировка моих рук и ног продолжилась. Я стал снова носить такие удобные и красивые платьица её сестры. Сегодня на мне было надето платье, которое я носил первым. Разница была лишь в причёске, в хвостиках были милые бантики, напоминающие маленькие фиолетовые клематисы. Наташа, пока я эти дни спал, купила для меня куклу. Сказать куклу это ничего не сказать. Это была очень красивая и дорогая игрушка. Рост её был около 40 см, у неё все конечности двигались, как у настоящего человека, и она была сделана из мягкого, эластичного пластика, прикасаясь к которому, я ощущал тепло и нежность маленькой ручки младенца, и мне казалось, что кукла живая и вот-вот заговорит. Я это ощутил, только тронув пальцами.

С ней, наверно, приятно обниматься и играть, – подумал я.

В комплекте с ней было столько кукольной одежды, что я сбился со счёта. Таких кукол я никогда не видел и был поражён таким событием и растерянно произнёс,

– Наташ, ну ты чего, я, конечно, все понимаю, но это не перебор? Я же даже не знаю, как к ней подступится. Сама понимаешь, в детстве игрушки были другие.

– Малышка, чего ты так реагируешь? Это всего лишь игрушка. Я тебе её купила специально для того, чтобы ты развивала ручки свои. Согласись, что одевать и раздевать, играть с ней гораздо интереснее, чем эти нудные упражнения делать. Да и я научу тебя играть, ведь я сама была маленькой девочкой, и у меня были куклы. Но такой красивой куклы, конечно, не было. Я с тобой с удовольствием поиграю с ней.

 С нежной улыбкой мамы она обняла меня и успокаивающе поцеловала меня в щёку, прижав к себе. Я подошёл к дивану, где лежала кукла. Взял её в руки и от неожиданности чуть не уронил. У меня было такое чувство, как будто я взял в руки маленького ребёнка. Она была довольно тяжела, по моим ощущениям килограмма три. На этот раз я попытался её обнять. Ощущения были непередаваемые, не испытанные раньше мной. Так и замер, сидя на диване с куклой в обнимку. Было приятно ощущать её тяжесть в своих руках. Если бы она была, как все, лёгкая, это были бы тогда совершенно не те чувства. Трудно объяснить это словами. Я сел на диван и начал рассматривать и щупать. Постепенно во мне рос интерес, и мне всё больше начинало нравиться её держать. Посмотрев на коробку с одеждой, я попытался найти нужный набор вещей, который подходил, по моему мнению. Сначала я выбрал маечку с кружевной отделкой по краям. Я был очень удивлён, что среди вороха одежды лежал хоть и не настоящий, но всё-таки памперс.

 – Ну, раз он есть, давай одену. – сказал я кукле и мне показалось, что она улыбнулась в ответ. Положив куклу на диван надел памперс, как на настоящего ребёнка. Мне всё больше и больше начинало нравиться возиться с куклой. Продолжил одевать, найдя в ворохе ажурные панталончики. Они были очень похожи на те, что я носил, и из такого же материала. За всем этим действом наблюдала Наташа. Я не видел её, так как был поглощён одеванием куклы. На лбу проступила испарина, мне с моими руками это было делать нелегко. Поискав взглядом, какое бы платье одеть, я нашёл красивое розовое платье с рукавами, которые были украшены фонариками. Подол платья был чуть ниже колена куклы. Расстегнув на спине платья кнопки, я стал надевать его. На это у меня ушло довольно много времени. Наконец, застегнув последнюю кнопку, я откинулся на спинку дивана почти без сил. Устало посмотрел и залюбовался своей куклой. – Какая она красивая, – подумал я, даже позавидовал ей.

Ещё немного подумав, назвал куклу Алиной.

 Руки болели от напряжения, и я был весь мокрый от пота. Наташа тут же подошла ко мне и начала массировать мои руки, делая массаж.

– Какая ты у меня умничка! Молодец. Вижу, как тебе тяжело было. Теперь ты понимаешь, для чего я тебе купила именно такую куклу. В следующий раз будет полегче, так как я буду немного помогать. Не надо было тебя так нагружать, завтра будут болеть руки, – с виноватой улыбкой произнесла Наташа.

Но я не расстроился. Мне было интересно, во что ещё можно одеть куклу. И спросил об этом Наташу.

– А, что, интересно стало! Да много чего ещё можно надеть и не только надеть. Можно и пеленать и все такое, вообще, делать все, что делают с маленькими детьми. Она даже разговаривает. Смотри!

Она взяла куклу, что-то нажала за ушком и кукла Алина, широко распахнув глазки, сказала тихонько: – Мама.

А когда я уложил её на спину, она закрыла глазки.

 – Ой, смотри, она как настоящий младенец, – сказала Наташа.

Ну, это я думаю, делать не буду. – с улыбкой сказал я, прижав куклу к себе, и снова услышал тихое «мама».

– Как знать, как знать, – засмеялась Наташа, нежно обняв меня и поцеловав меня в щёку. Вдруг мы услышали, как на улице зазвучал автомобильный клаксон. Как раз у наших ворот.

– Кто это может быть? – произнесла удивлённо Наташа.

 Пошла к воротам посмотреть, кто там так усердно гудит. Затем я услышал какие-то радостные возгласы, но я не разбирал слов. Я понял, что они идут в дом, и решил спрятаться в спальне, мало ли, кто там приехал. Я все же не хотел перед незнакомыми мне людьми показываться в таком виде. Хотя наверно вряд ли сразу распознали во мне парня, убедившись недавно в этом. Голоса приближались, и я начал разбирать, что они говорили.

– Как хорошо, что ты приехала. Надь, ты надолго?

– Нет ненадолго дня на три. Просто я кое-что привезла в качестве подарков. Ну, где Сережа, хочу на него посмотреть. Я ведь и для этого тоже приехала.

– Я так подозреваю что он спрятался, и скорее всего, в твоей спальне.  Уж очень стеснительный он у меня. Ты иди в гостиную пока, а я, его приведу немного успокоив, – засмеялась Наташа.

Пройдя в спальню, она увидела меня. Не скажу, что испуганный был, но близко к этому состоянию точно. Скорее озабоченный. Ведь я не знал, как они воспримут, и поймут ли меня и Наташу, увидев в таком одеянии маленькой девочки, да ещё и с соской во рту.

– Ну, ты чего так стесняешься? – спросила Наташа.

– Не каждый же день незнакомые люди приезжают, а я вот в таком виде, – сказал я.

– Да брось ты, это моя сестра Надя приехала. Она о тебе знает и хочет познакомиться.

Взяв меня за руку, ну прямо как ребёнка потащила меня в гостиную. Я немного упирался, ну не то чтобы сильно, скорее просто хотел немного отсрочить момент встречи. Наташе, видимо, это надоело.

– Так, дорогая моя малышка, давай-ка я тебя понесу на руках, так быстрей получится. Засмеявшись над моим стеснением, быстро подняла меня на руки и понесла к Наде в гостиную. Я прижался щекой к Наташиной груди. Это меня успокоило. Мне стало хорошо. Обалденно дурманящий запах её груди вызывал у меня лёгкое головокружение. Придя в гостиную, Наташа артистично произнесла,

– А вот и мы!

Я посмотрел на девушку, сидевшую на диване и отдыхавшую от долгой поездки. Мне показалось, что я смотрю на вторую Наташу, настолько они были похожи друг на друга, словно близняшки. Пока смотрел, я все же начал замечать разницу во внешности Нади.

– Все же она очень похожа на Наташу, – подумал я.

Надя же смотрела на нас и чем больше она смотрела, тем больше у неё округлялись от удивления глаза. Я не нашёл ничего лучше, чем сказать:

– Здрасте, – и слегка улыбнулся стесняющейся улыбкой, и застеснявшись, спрятал своё лицо в Наташиных волосах и крепко обнял её.

Справившись с первой своей реакцией, Надя ответила:

– Ну привет, маленькая. Много слышала о тебе, а вот теперь увидела тебя воочию.

Наташа посадила меня на диван рядом с Надей и села сама. Я сидел между ними. Надя, обняв меня за плечи, сказала, всё так же удивлённо смотрела на меня.

– Какой ты симпатичный во всём этом. Боже, а это же моя детская одежда! – обрадовано воскликнула она.

– Что я тебе говорила. Ну не прелесть ли, – сказала Наташа, поглаживая и обнимая меня.

– Если бы мне не было известно, что он не девочка, я бы ни за что не поняла, – засмеялась Надя.

– Не только ты, его и Ольга не узнала, хотя и видела его до этого без такого антуража, - сказала Наташа.

– Да, ты права, есть в нём что-то такое необъяснимое, по-детски милое и привлекательное, что ли.

 Я же немного обижено произнёс:

– Как это ты поняла, не общаясь долго со мной?

Наташа с Надей так и прыснули от смеха.

– Ну как же не видно, а теперь и слышно. У меня же двое детей, мне ли не знать, как ведут себя дети. Хоть я и мало с тобой общаюсь, но я всё больше и больше убеждаюсь, что с детьми у тебя очень много общего, ну, по крайней мере, во внешности. Хотя естественно, взрослое в тебе тоже есть, – с улыбкой, пытаясь не обидеть, ответила Надя.  – Понимаешь, это та тонкая нить, которая связывает тебя с детством и делает тебя ребёнком, несмотря на то, что ты взрослый. Не у всех она есть.

– Я тут подумал и наверно у меня есть догадка, почему так, ну или может быть так, – сказал я девушкам.

– Интересно послушать твою версию объяснения, – заинтересовалась Надя.

– Скорее всего, это от некоторой изолированности. Я ведь не ходил ни в школу, ни в другие места, где подростки общаются, что-то делают такое, ну например учатся обманывать или становятся лидерами в какой-нибудь группе, тем самым взрослеют. У меня же больше опыт похож на до подростковый период. Может, именно поэтому, я похож больше на ребёнка. Хотя на сообразительности это не сказалось. Могу дать фору некоторым, – сказал я с улыбкой.

– Интересное объяснение и вполне логичное. Скорее всего, так оно и есть. Но согласись, что это чисто индивидуально, и другого такого опыта я думаю, не найдёшь, – ответила Надя.

Пока мы болтали, Наташа куда-то ушла и вернулась минут через десять. Спросила меня:

– Малышка, ты случайно пить не хочешь?

Я и правда хотел пить, за разговором не заметив, да и стеснялся попросить. Тут Наташа достала бутылочку с соской, в которой был ароматный чай. Так как я уже сидел на диване, прислонившись к спинке, ей просто осталось просунуть руку под мою шею. Не ожидая подвоха, я стал сосать. Как оказалось, я довольно сильно хотел пить. Когда бутылочка закончилась, я почувствовал знакомые ощущения. Мои руки расслабились, привычная боль ушла, и мне стало очень хорошо, я понял, что я не могу пошевелиться. В принципе я был не прочь побыть в таком состоянии, но все же спросил Наташу, так, чтобы не услышала Надя.

Наташ, мы же столько занимались гимнастикой и массажем, что, теперь опять столько же заниматься? Я не то чтобы против, даже может быть за, но все же? Зачем?

– Ничего страшного, мы ненадолго всего на три дня. Ты быстро придёшь в норму. Я дала тебе меньшую дозу, чем обычно, – ответила мне Наташа шёпотом.

Я почувствовал, что неконтролируемо пописал, возвращаясь в состояние малыша. На моём лице появилась улыбка от приятных ощущений, ведь по попке разливалось приятное тепло.

– О чём это вы там шепчитесь? – спросила Надя.

– Да это мы улаживали свои непонятки. Я дала ему то же лекарство, что недавно принимал. Сережа сегодня немного перетрудил руки, и решила ему сделать приятное. Он любит быть в расслабленном состоянии. Это неудивительно, учитывая ДЦП. Ну а в данном случае он полностью расслаблен. Я думаю, и тебе удобнее будет с ним возиться и нянчиться. Сейчас он точно как младенец, – с улыбкой сказала Наташа.

Надя, не веря Наташе, осторожно потрогала меня за руку. Она почувствовала совершенно мягкую руку, хотя до этого рука была напряжена как железная. Я засмеялся на её реакцию.

– И что? Ты совсем не можешь двигаться?

Ага, – ответил я, все ещё улыбаясь ей.

Надя осторожно взяла меня на руки, как ребёнка, и удивлённо сказала:

– Да ты легче, чем я думала.

 Потом улыбнулась, глядя мне в лицо.

– Ну, так уж и легче. Правда, я не самый маленький из моего окружения, но ты с Наташей больше меня намного, ещё и поэтому я кажусь вам ребёнком, – с улыбкой ответил я, глядя в бездонные глаза Нади.

– Скорее всего, – нежно меня, обняв, сказала она.

– Я же забыла про подарки.

Положив меня на диван, куда-то убежала. Вернулась с большим пакетом. Мне было интересно, что там. Это было что-то воздушное и мягкое. Когда она развернула, я понял, что это комбинезон похожий на тот, что подарила Наташа, но разница была в том, что он был больше похож на конверт для младенцев. Рукава были, а вот штанин для ног не было. Он был очень толстый. Скорее, похож был на пуховик. Капюшон был такой же толстенький, как и основная часть конверта. Конечно, он был похож на зимний спальный мешок для походов, но он был сделан так, что никаких сомнений не осталось в его назначении. Отделка была из кружевных оборочек, пересекающих конверт, как будто это стёганое ватное одеяло, но намного толще, словно это перина. Цвет был светло-бирюзового оттенка, оторочка капюшона была отделана каким-то густым и коротким мехом кремового цвета, молния проходила посередине спереди. Конверт был именно моего размера. Я немного был шокирован очередным шедевром портняжного искусства. Спросил Надю:

– Надь, откуда такая красота! Мне очень понравилось, но Надь, одно дело Наташа мне такие подарки делает другое дело, когда ты, малознакомая мне.

– Сереж, я поняла, о чём ты говоришь. Наверно Наташа тебе рассказывала про наше с ней прошлое. До того, как я повзрослела, Наташа обо мне заботилась, словно мама. Я её очень люблю. Мне нравилась её забота, но я стала взрослой, и мне надо было жить своей жизнью. Кроме того, она уехала учиться и работать в Америку. Я тоже училась. Но она продолжала обо мне заботиться, как и прежде, покупая разные подарки. Как наверно она тебе рассказывала, что покупала там одежду моего размера, но детского фасона. Я понимала, что она меня очень любит, и хотела оттянуть уход моего детства. Мне это тоже нравилось. Когда была возможность, я тайком надевала платья, присылаемые Наташей. Потом я встретила будущего мужа и все закончилось. Там уже были другие желания и предпочтения. Потом и Наташа встретила своего суженого. Потом как ты уже наверно знаешь, случилось несчастье. Наташе так и не успела обзавестись детьми. Я знала, как она хотела детей. Её материнского инстинкта хватило бы на десятерых меня. До недавнего времени ей так и не удалось кого-то встретить, с кем она была счастлива. Я очень переживала за неё. Наступил момент, когда она встретила тебя. Ты не представляешь, как она изменилась, когда мы с ней разговаривали по телефону, прямо через трубку я чувствовала, как она счастлива с тобой, хотя она очень старалась этого не показывать. Я очень была за неё рада. Она всё больше и больше рассказывала про тебя, и я поняла, что ты у неё и ребёнок, и вторая половинка одновременно. Два в одном, так сказать. Ну вот я и решила вам сделать подарки. Конверт я сшила сама. Это у меня что-то вроде хобби. Правда, я шила на заказ для младенцев на выписку, ну и для повседневного использования. Пришлось арендовать время в ателье, так как домашние машинки на такое неспособны. Я тебе ещё кое-чего нашила, так что потом посмотришь. Ещё у мужа попросила сделать одну вещь, он этим занимается профессионально. А теперь не хотите ли примерить этот конвертик, милая малышка! – лукаво улыбаясь, спросила Надя.

Я улыбнулся и сказал:

– Я так понимаю, конвертик-то для совсем маленьких деток, а я одет, как пятилетняя девочка.

Надя немного задумалась и сказала:

– Ничего, сейчас я это исправлю. У меня подарки ещё не кончились.

Взяла ещё один бумажный пакет, который я заметил только что. Она развернула его, и я ахнул от изумления. Там была младенческая одежда, такая красивая, что я потерял дар речи. Там были распашонки, ползунки, чепчики, комбинезончики из очень мягкой ткани.

– Так, сейчас я тебя переодену, заодно все примерим.

Сказав так, начала меня раздевать. И тут я запротестовал:

– Надь, погоди! Погоди!

– А, чего милая? – вопросительно посмотрела на меня.

 Я же, немного краснея, сказал тихо:

– Я стесняюсь.

Она засмеялась примирительно:

– Сереженька, а у тебя есть выбор? Убежать от меня ты не сможешь, Наташа уехала по делам, оставив тебя на моё попечение. Я, так сказать, на время стала твоей няней.

– Надь, ты не подумай, что я против этого, просто кроме Наташи и мамы, со мной так пока ещё никто не занимался. Непривычно пока, – стеснительно улыбнулся я.

– Да, Наташа говорила, что ты стеснительный, ну ничего страшного не произойдёт, – обняв меня и нежно, успокаивающе погладила по спине.

 Как ни странно, это подействовало успокоительно на меня. Надя продолжила меня раздевать. Дойдя до памперса проверив его на сухость, сказала:

– Надо поменять.

Уйдя в другую комнату, через несколько минут принесла все необходимое. Расстелив одноразовую пелёнку, положила меня посередине. Быстро надела на голову новый тёплый чепчик довольно необычного фасона. Я тут сообразил, что я перед ней лежал абсолютно голый. Стала протирать влажной салфеткой мою промежность. Затем, намазав детским маслом все моё тело, немного подождав, пока оно впитается, присыпав детской присыпкой всю мою промежность, надела специальный памперс, который я надевал до этого. Затем надела новую распашонку из мягкой байки, новые ползунки шли следом. Потом она надела комбинезончик с капюшончиком из флиса. Рукава были закрыты, ступни тоже. Подняв меня на руки, сказала:

– Ну вот, теперь мы готовы для того, чтобы полежать в мягоньком конвертике, да? Моя сладкая.

 Я чувствовал себя очень хорошо и был сейчас точно похож на младенца в Надиных руках. Посмотрев ей в глаза, я улыбнулся ей в ответ. Положив меня на диван, она расстегнула конверт рядом со мной. Приподняв и перенеся меня, в проём конверта опустила меня в его мягкое облако. Просунув мои руки в рукава конверта, Надя застегнула молнию. Я почувствовал упругий, мягкий, обволакивающий всего меня кокон с немного раскинутыми в стороны руками. Когда Надя завязала ещё некоторые ленточки, не давая рукам болтаться свободно, когда например малыш должен спать на руках у мамы, и завязала завязочки капюшона, я почувствовал, что мне стало ещё приятнее от давления со всех сторон. Если бы я был не под действием лекарств, я всё равно не смог бы пошевелится. Я от блаженства с тихим стоном выдохнул и при этом закрыл глаза. Я почувствовал, как Надя приложила к моим губам соску-пустышку. Я тут же взял её в рот и стал тихонько насасывать. Надя, видя, как мне хорошо, взяла меня на руки и стала укачивать, при этом напевая знакомую мне с детства колыбельную. Я плыл в каком-то неописуемом блаженстве. Я ощущал равномерное покачивание. Постепенно я проваливался в какую-то сказку, которая всё больше захватывала меня своим действом. В моём воображении стали возникать красивые сказочные образы, и я окончательно уплыл в царство грёз.

Проснулся я от голоса Наташи. Ей было меня нелегко разбудить, потому, что мне совсем не хотелось просыпаться и покидать волшебную страну сказки.

– Просыпайся, моя сладкая, надо покушать.

Я с трудом открыл глаза, медленно моргая и пытаясь понять, где я. Я чувствовал, что уже не в конверте, а на руках у Наташи, на мне был все тот же мягкий флисовый комбинезончик.

– О как тебя Надя укачала, аж проснуться не можешь, – сказала Наташа, улыбаясь мне в лицо, сосущее соску и еле-еле открывающее глаза.

Я чувствовал, что могу двигать руками, но я был в таком сонном состоянии, что не хотелось двигать никакими конечностями. Наташа сидела на диване со мной на руках.

– Ну что с тобой делать, давай хоть грудью покормлю.

Осторожно вытащив у меня изо рта соску, прижала мои губы к своему соску. Я, почти засыпая, медленно взял его в рот и стал сосать. От этого я немного проснулся, слегка прижав свою руку к груди Наташи. Уже знакомый мне запах, и вкус, давал мне неописуемое наслаждение. Так, прошло минут пятнадцать. Почувствовал, как мне меняют положение и дают вторую грудь. Я почти уснул, как вдруг Наташа понесла куда-то. Чувствуя, что меня опять кладут в конверт, просовывают руки в рукава, и застёгивают молнию. На этот раз она рукава не фиксировала к телу ленточками. Потом Наташа положила меня, я тогда не мог сообразить куда, да и не до этого было, я хотел спать. Весь мир вокруг стал ритмично покачиваться, заиграла нежная, тихая музыка, переливаясь хрустальными колокольчиками. Я уснул окончательно, на этот раз до утра.

Проснувшись утром, я потянулся, как потягиваются малыши, зевая во весь рот. Соска, конечно, выпала, чувствовал себя замечательно, и хорошо отдохнувшим, совсем не хотелось спать. В окно светило яркое утреннее солнце. Я все ещё был в конверте. Попробовал двигаться всем телом, пытаясь встать. Естественно, у меня ничего не получилось. Лишь почувствовал мягкую упругость моей, так сказать, упаковки. Мог всего лишь двигать руками и немного сгибать ноги. Мой ночной памперс был полон и не давал мне сдвинуть ноги вместе. Несмотря на то что я был в таком положении, мне было приятно так лежать, нежась в мягком плену. Только сейчас я обратил внимание на вертикальные деревянные прутья. До меня, наконец, дошло, что я лежу в детской кроватке, ну или что-то подобное. Сверху нависало множество складок из нежно-розовой органзы, прошитой золотистым люрексом, напоминающие бабочек из моего сказочного сна, повешенного конусом над кроваткой. В памяти вплыло название балдахин. Как я потом узнал, он не был прикреплён непосредственно на кроватке, а как бы отдельный лёгкий каркас окружал мою постель. Видимо, услышав мою возню и кряхтение, ко мне подошли. Это была Надя. Откинув невесомый полог, улыбнувшись мне, сказала:

– С добрым утром, малыш! Как спалось?

Привет, Надь, – тоже улыбнувшись, ответил я. – Спал замечательно, не помню, чтобы я так хорошо, когда-нибудь, высыпался.

– Я так рада, что тебе понравилось. Обратил внимание, в чём ты сейчас лежишь?

– Да. Вроде как детская кроватка.

– Да. Если быть точнее, колыбелька твоего размера. Это тебе подарок от нас с Димой. Он у меня занимается мебелью, в том числе и детской.

– Дима — это твой муж? – спросил я.

– Да малыш.

– Мне очень понравилось. Спасибо вам большое. А конверт ну просто отпад, – сказал я.

– Надь, сколько сейчас времени?

– Полдесятого утра, а что? – спросила она.

Я, немного стесняясь, сказал:

– У меня памперс полон, и я есть хочу.

– А, тьфу ты, напугал. Да ничего страшного. Я-то думала невесть что. Сейчас все исправим. А насчёт еды, так у меня все готово, – засмеялась она.

– И ещё, я не хотел бы целый день снова пролежать в постели, пусть и такой замечательной, как эта.

– Конечно-конечно, сейчас я тебя одену, и мы позавтракаем. Но сончас все же у тебя будет. Проделав все процедуры с памперсом, надела на меня младенческий наряд, состоящий из ползунков и распашонки, а на голову - чепчик. Вся одежда была сшита из детского трикотажа с мягким начёсом на внутренней стороне. Спереди ползунков был кармашек с детским рисунком медвежонка. Надя одевала меня буквально как ребёнка, я сидел у неё на коленях. Сразу было видно, что у неё есть опыт со своими детьми. Закончила мне надевать пинетки с оборочками.

– Это чтобы ты не протёр дырки в ползунках, когда сам будешь идти, - улыбнулась она.

– Ну, ты прям как Наташа, заботишься обо мне. Что, тоже нравится, как и ей? – спросил я, лукаво улыбаясь.

– Да, ты прав, нравится. Мне повезло больше, чем сестре, а ты у нас так похож на ребёнка, что так и хочется повозиться с тобой. Собственно, чего это ты сам пойдёшь, давай я тебя отнесу на кухню, у меня там все готово. Подняла меня на руки, и я удобно прижался головой к её плечу. Войдя на кухню, я увидел, что там был очередной сюрприз от Димы. На кухне стоял самый настоящий детский стульчик моего размера со спинкой для моего удобства. Сразу было видно, что сделан был именно для меня. Я был так удивлён, что немного погодя из моих глаз потекли слезы.

– Ты чего миленький!? Чего плачешь-то? – забеспокоилась Надя.

– Да понимаешь мне так приятно ваша забота. Это от переизбытка чувств наверно, – сказал я.

– Нет ну ты точно похож на маленькую девочку если ты так реагируешь и чувствуешь, – улыбнулась Надя.

– Ладно, давай, наконец, позавтракаем. – Посадила меня на стул, затем отрегулировала подставки для ног так, чтобы они не висели и не было больно удариться об край сидения. Всё было обито мягким материалом, так что я не мог удариться, получив синяки от случайного резкого движения, что иногда часто случается. Мне было очень удобно сидеть, прислонив голову к спинке стульчика.  Передо мной был небольшой столик, образующий одно целое со стулом. В общем, настоящий детский стульчик. Надя поставила тарелку с манной кашей.

– О, моя любимая! – обрадовался я.

– Да, Наташа сказала, что тебе обычно нравится, – с улыбкой ответила Надя. – Хотя моих детей силком не заставишь её есть.

Надя стала кормить меня, давая запивать чаем из поильника. И сама тоже ела вместе со мной. Каша была очень вкусной.

– Вкусная каша, не понимаю, почему дети её не любят, – сказал я.

 Так, позавтракав, Надя, отодвинув небольшую столешницу стульчика, помогла мне встать на ноги, поставив на пол. Она ласково шлёпнула меня по попке – Ну, иди, там, в передней на диване твоя кукла. Наташа просила, чтобы ты хотя бы подобрал ей одежду и наполовину одел её. А то вчера, похоже, ты слишком рьяно начал, вследствие чего руки болели. Я немного постоял, привыкая к нагрузке на ноги. Потихоньку пошёл, стараясь не упасть, балансируя руками. Постепенно привыкнув, я пошёл смелее. Надя, наблюдая за мной, как я иду, широко расставив ноги из-за памперса, что делало мою походку как у малыша. Дойдя до дивана, я перевёл дух, обрадовавшись, что не упал. Кукла была все так же одета, как я её одел вчера. Так, я поиграл с ней не очень долго. Видимо, Наташа строго наказала Наде следить, чтобы я сильно не перенапрягался. Она тем временем быстро все прибрала на кухне, и теперь тайком наблюдала за мной. Я тем временем так увлечённо одевал куклу в новое одеяние, что даже совершенно забыл про Надю. Когда я дошёл до платья, Надя заметила, что мне уже трудно становится действовать руками и как вчера на лице появилась испарина. Поспешила меня остановить.

– Так, а ну-ка давай притормозим. – Сказала Надя, выходя из своего своеобразного укрытия. От неожиданности я вздрогнул, так был поглощён игрой.

– Ой, извини, что напугала.

– Да ничего, это я от неожиданности, увлёкся, понимаешь, – улыбнулся я. – Со мной так всегда пока чего не будь не сделаю до конца не остановлюсь.

– Что, нравится играть с куклой?

– Вроде. Никогда не думал, что это меня так увлечёт.

– А, что в детстве разве не играл в куклы?

– Ну какие куклы в моём детстве. Ну, может, в садике чего-то там и было. Сама понимаешь, не сравнить с этой. Всё больше машинки, солдатики, войнушки и все такое. Сама, наверно, знаешь по своему сыну.

– О, да, это точно, – с улыбкой воскликнула Надя.

И спросила:

– Как руки то не устали?

– Есть немного.

– Ну вот, вовремя я тебя остановила. Давай-ка лучше просто посидим, поболтаем.

Подойдя ко мне и посадив к себе на руки, пощупав мои руки и начала их разминать слегка массажируя. Потом, нежно обняв, прижала к своей груди. От этого мне стало хорошо, руки сами собой расслабились. Небольшая боль была, но она постепенно уходила от тепла Надиного объятия. Так, мы и сидели, болтая об её семье, обо мне, о Наташе. Так, незаметно пролетело время. Вспомнив ещё раз о Наташе, я спросил у Нади:

– А что, Наташа на работу уехала?

– Да, Сереж, у неё накопилось много бумажной работы. А так как я приехала, то попросила меня побыть с тобой. Тем более, мне самой хотелось с тобой повозиться. Она будет ближе к вечеру.

– А, понятно. Надь, а мы не можем выйти на улицу? Я бы немного походил. А то я давно не был там с тех пор, как мы были в дельфинарии. Я тогда не мог ходить. Можно даже в коляске, но немного самому походить.

Надя, задумавшись, ответила:

– Ну, в принципе, я не против. Но во что тебя одеть? Ведь твоей одежды я так понимаю, нет.

– Ну почему нет, мама оставила мою одежду, когда уехала.

– А где она лежит?

– Не знаю. Надо у Наташи спросить, – ответил я.

Надя, взяв телефон, позвонила ей. О чём-то поговорив с Наташей, положив трубку, сказала:

– Сейчас приду.

Чем-то там погремев, вернулась в переднюю. Она несла мою одежду, состоящую из голубой рубашки, джинсов, и джемпера.

– Сереж, не хватает нижнего белья, носков и хотя бы кроссовок. Ну и куртки, на улице не лето.

– Кроссовки я надевал твои детские. А вот куртки у меня нет, так как мы не брали. Сама понимаешь, не рассчитывали так долго вне дома быть, – сказал я.

– Так, ну из нижнего белья тебе нужна только маечка, а трусики тебе не нужны, так как будет памперс. Твои джинсы летние, поэтому надо надеть что-то под них. Наверно, подойдут колготки. С курткой, думаю, тоже проблем нет, наденешь мою детскую, была у меня подходящая. – Опять ушла, через некоторое время вернулась с недостающими вещами. Сняла с меня все оставив только памперс. Он был не такой толстый, как ночной. Надела на меня маечку. Конечно, она была девичья, с оборочками и нежно-розового цвета. Это было неважно, так как будет под рубашкой. Затем она надела мне детские, слегка утеплённые колготки бежевого цвета, посадив меня к себе на колени так, как это делают с маленькими детьми. Надев рубашку с длинными рукавами, стала надевать джинсы. У меня тогда были довольно свободные джинсы, так что памперса почти не видно было. Следом шёл мой джемпер. Надя помогла просунуть руки в рукава и надела через голову. Оправив все на мне, посмотрела, как все сидит.

– Думаю, пойдёт. Всё будет под курткой. Я бы другого цвета надела тебе джемпер. Ну да ладно, всё равно не видно, а времени подбирать нет, – сказала Надя, надевая мне кроссовки и завязывая шнурки.

 Завершив все надев куртку, которая была сиреневого цвета на синтепоне и имела капюшон, подходила и мальчикам, и девочкам, приятная на ощупь для меня своей мягкостью, достав откуда-то яркую светло-жёлтую шапочку в контраст куртке, которая напоминала лыжную шапочку, но гораздо более тонкую и сшитую из тонкого шерстяного трикотажа с мультяшной аппликацией, посмотрев в зеркало трюмо, я увидел, что на мне все хорошо сидит, и меня можно было принять и за девочку, и за мальчика. Короче, за ребёнка лет 12.

– Так, ну вроде все. Сейчас я сама оденусь, и мы поедем в парк.

 Я сел около входной двери на табурет, он там стоял для удобства надевания обуви. Минут через 15 Надя вышла из своей комнаты уже одетой, не хватало только плаща. На голове у неё был, симпатичный берет.

– Надь, опять ты в своём репертуаре, – улыбнувшись, сказал я.

– А, что, что-то не так? – спросила Надя, глядя на меня лукаво.

 Я, немного подумав и ещё раз осмотрев себя, ответил:

– Да нет, я бы не сказал, но я опять выгляжу, как ребёнок. Хотя, конечно, мне приятно себя так чувствовать.

 Надя засмеялась над моими словами ответив:

– Сереж, мне так приятно за тобой ухаживать. Ты и правда похож на ребёнка, ну так побудь им в своё и моё удовольствие. А может, даже и для Наташи. Вроде она обещала присоединиться к нам. Так, я сейчас уложу коляску в багажник машины, и поедем в парк.

И вот мы уже едем с ней в её машине. Я сижу сзади, в детском автокресле, пристёгнутый ремнями безопасности. Мне было хорошо, приятно светило солнце сквозь крону деревьев. Ненадолго прикрыл веки с улыбкой на лице. Я давно не выбирался на прогулку. Впрочем, как и всегда в моей жизни. Так что мне было привычно, и я всегда радуюсь, когда мне удаётся выйти из дома. Видя моё настроение, в зеркале заднего вида, Надя улыбнулась мне.

Подъехав к парку, Надя припарковала машину. Помогла мне вылезти из неё, стала доставать коляску-трансформер. Я у неё спросил:

– Надь, я вроде хотел походить?

– Да ты не волнуйся, походишь ещё. Мы будем тут долго, так что она не помешает.

 Кругом звучала музыка, и было много народу. Спросил у Нади:

– А что, сегодня выходной?

 – Да, сегодня суббота, – ответила она.

 Вдалеке я увидел большое количество аттракционов.

– Так, давай садись в коляску, поедем к первому аттракциону, – сказала Надя, помогая мне сесть в неё.

Мне было очень удобно сидеть. Коляска была точная копия детской. Я удивлялся, почему никто не обращает на меня внимания, я ведь не такой уж и маленький. Немного подумав, понял, что из-за того, что Надя была высокого роста, а я по сравнению с ней низкого, то мы практически не выделялись из общей массы родителей с детьми. Много было детей моего роста. Я, в конце концов, расслабился и плюнул на то, как я выгляжу, отдавшись настроению и Надиной заботы. Минут через пять мы подъехали к первому аттракциону. Это был надувной батут. Надя помогла мне снять кроссовки. Я смотрел на неё удивлённо с немым вопросом.

– Что так на меня смотришь? Давай иди, попрыгай, – с улыбкой сказала мне Надя.

Вытащив меня из коляски, перенесла на мягкое, с непривычки неустойчивое основание. Осторожно походив по нему, привыкая к такому передвижению, я словно встал на надувной матрац, на котором плавают по воде, и пытался на нём устоять, удерживая равновесие. Привыкнув, я попробовал немного попрыгать. Не ожидая того, что подпрыгнул выше, чем рассчитывал, не удержав равновесие, я с размаху плюхнулся на пятую точку, тут же подпрыгнул снова вверх, словно на попе выросла пружина. К моему удивлению, я снова почти встал на ноги, мне осталось только немного поймать устойчивое положение ногой. Меня это позабавило. Посмеявшись немного, начал пытаться преодолевать надувные лабиринты и горки, прыгая все чаще. Я смеялся словно маленький ребёнок, совершенно забыв, сколько мне на самом деле лет, я чувствовал себя ребёнком и совсем забыл о настоящем. Было то самое состояние, которое я испытывал в дельфинарии. Я был счастлив, и совсем забыл про свой недуг. Я бегал и играл со всеми детьми по надувному городку, и они отвечали мне взаимностью. Наконец, очередной раз упав, я почувствовал, что устал, и не было сил больше бегать и смеяться. Немного придя в себя, отдышавшись, поискал взглядом Надю. Найдя её, я устало пошёл в том направлении. Мне было хорошо, как никогда, и вместе с тем немного жаль возвращаться к реальности. И тут я увидел Наташу рядом с Надей. Я побежал к ним и чуть не упал на краю, вовремя Наташа поймала. Не опуская на землю, крепко и нежно обняла меня.

– Привет, малыш! – сказала она.

– Привет Наташ! – обрадованно воскликнул я.

Поцеловав меня в обе щёки, словно мы не виделись целую вечность, посадив меня в коляску, Надя стала надевать кроссовки, произнося при этом с улыбкой:

– Сереж, ну ты даёшь! Я не могла тебя узнать. За тобой так здорово было наблюдать. Я даже успела поснимать и пофоткать. Даже не заметила, как Наташа подошла.

– Я, когда Надю нашла, тебя с трудом отыскала среди остальных детей. Ведь я не вполне представляла, во что тебя она одела. Хорошо выглядишь, кстати, – весело глядя на меня, сказала Наташа.

– Да? Не знаю, что на меня нашло. Каждый раз говорю себе, что вроде бы не маленький, а все туда же. Хотя мне было так весело и хорошо, как тогда помнишь в дельфинарии. Я буквально забыл, что я взрослый, – смущённо улыбаясь, ответил я.

– Я видела. Да, ты прав, как в прошлый раз. Вот за это я тебя и полюбила. Умеешь ты быть ребёнком, хотя и не осознаёшь этого. Ладно, отдыхай, мы пока тебя повозим в коляске, – сказала Наташа.

И мы пошли по аллее. Через некоторое время мы зашли в кафе. Я уже вроде как отдохнул и мог идти пешком. А пока мы сидели в кафе и болтали о новых впечатлениях, заказав разных вкусностей и кофе (в этом кафе хорошо делали натуральный кофе), пока пил и ел с помощью Наташи и Нади, они по очереди чего-нибудь да давали с двух сторон. Тут мне захотелось по-маленькому. Недолго думая, пописал в памперс. Прислонившись к руке Наташи щекой, ненадолго прикрыл глаза от испытываемого приятного чувства, немного покраснев от смущения. Девушки все поняли, улыбнувшись друг другу. Мы ещё немного посидели. К концу я уже наелся так, что уже ничего не лезло. Надя сказала, что видела недалеко колесо обозрения. И мы пошли покупать билеты. Я шёл сам, держась за руку Наташи. А Надя везла коляску. Через некоторое время, отстояв очередь к кассам. В каждой кабинке колеса, было два места, а нас было трое. Наташа купила два билета взрослый и один детский. Билетёр на голубом глазу принял меня за ребёнка. Стоя рядом с Надей, я был ей чуть ниже груди, так же, как и рядом с Наташей. Когда она принесла и дала рассмотреть билеты, я был сильно удивлён. Детский билет давал право держать сидящего ребёнка на ногах, придерживая руками у родителей или сопровождающих, естественно, пристёгнутыми страховочным ремнём.

– Вы что? Думаете, это прокатит?! – С недоумением спросил я, глядя на обоих снизу.

– А вот сейчас и проверим. – Засмеялись они. Подойдя к контролёру, я немного напрягся, ожидая возмущения проверяющего билеты парня. А он лишь предупредил, чтобы меня держали покрепче.

– Это хорошо, что ты не спорил как в прошлый раз как в случае с Олей. Ух я  придумала, что бы ты выполнил в случае проигрыша, – рассмеялась Наташа.

– Да уж с тобой лучше не спорить, – улыбнулся я.

– О чём это вы? – Спросила Надя.

– Ну, помнишь, я тебе рассказывала по телефону, что мы с ним поспорили, если Оля его не узнает ну и….

– А, ну да, вспомнила! – улыбнулась Надя, глядя на меня. Потрепав меня по шапке как ребёнка. Несмотря на то, казалось бы, что мне должно было быть обидно, мне наоборот, стало приятно от такого знака внимания. Наконец, мы сели на места. Нужно было не мешкать, так как кабинки постепенно двигались, и нужно было успеть сесть на места. Я тихонько ойкнул от неожиданности, когда Наташа меня подняла сзади за подмышки. Быстро сев на сидение, усадив меня на колени, она быстро пристегнула страховочный ремень. Надя почти одновременно с нами села на соседнее сидение. Мои ноги свесились по бокам ног Наташи. Тут в моей памяти всплыло, как мы с папой и мамой, так же катались на колесе. Только почему-то оно тогда называлось чёртовым. Не знаю, может, и сейчас также называется.

– Малыш, ты чего притих, испугался, что ли? – забеспокоилась Наташа.

– Да нет просто кое-что вспомнилось из детства.

 И рассказал ей с лёгкой грустной ноткой в голосе.

– А… – Понимающе произнесла Наташа. – Ну, так мы сейчас делаем то же самое.

Ещё крепче и нежнее обняла меня, поцеловав меня откуда-то сверху и сбоку в щёку. Мне стало так приятно от её заботы и понимания моего эмоционального состояния.

– Да Наташ, спасибо тебе большое.

– Мне-то за что? Это все Надя придумала.

 Я, повернув голову в сторону Нади, и сказал:

– Спасибо, Надь.

Я улыбнулся ей, почувствовав, как у меня глаза становятся влажными, и по щеке потекла маленькая слезинка от переполняющих меня чувств.

– Ну-ну, не надо плакать.

Хотя у самой были глаза на мокром месте.

Так, ну-ка прекращайте разводить мокрые дела, – с улыбкой сказала Наташа. Она прекрасно нас понимала. Но постепенно нас захватил такой красивый вид на много километров вокруг. Ещё в это время был потрясающий закат. Вскоре мы были почти на вершине, и я посмотрел вниз. Всё было видно как на ладони. Там всё было таким маленьким, словно я великан и пришёл в гости к маленьким гномикам, которые радушно приняли меня и устроили по всему миру настоявшую экскурсию. Было ещё не слишком поздно, но день шёл к вечеру. Солнце было в это время не слепящее, освещало нас красновато-жёлтым закатом. Мы как раз находились в наивысшей точке колеса. Мне казалось, что я парю в воздухе, как какая-то птица, летящая вслед за заходящим солнцем. Постепенно мы опускались и наконец, мы сошли на землю в хорошем приподнятом настроении. Меня снова Наташа посадила в коляску, а Надя повезла по аллее парка, давая мне, прийти в себя и успокоиться. Нам всем была нужна эмоциональная передышка. Возбуждение и эйфория постепенно спали. За последнее время у меня не было такой физической нагрузки, я порядком устал и уже не был так уж против коляски. У меня начали слипаться глаза, и я с трудом старался не заснуть. Надя, заметив это, опустила крышу от дождя и немного изменила угол сидения. Я стал не сидеть, а больше как бы лежать. Скрыв меня от окружающих меня людей, напоследок положила мне в рот мою пустышку. Долго теперь я сопротивляться сну не мог и, в конце концов, провалился очень глубокий сон.

Проснулся я только утром в воскресенье. Меня ожидал сюрприз. Сказать, что большой, это ничего не сказать. Начиналось все как обычно. Я медленно просыпался. Лежал, как будто бы дома, в колыбельке, подаренной Надей и Димой. Я был спелёнат и завернут в ватное одеяло. Во рту была моя любимая ночная няня. Сладко зевнув, решил ещё понежиться, тем более, в последнее время, так как сейчас, мои няньки так не пеленали. Полежав так минут 20, к своему удивлению, услышал детские голоса. Сначала я решил, что мне показалось. Но потом все повторилось. Помня, что спелёнат, я позвал Наташу, вытолкнув соску. Через минуты 2 она подошла к колыбельке. Увидев знакомое, улыбающееся лицо, обрадовался.

– Малыш, что проснулся? Эх и долго же ты спал, – с улыбкой произнесла Наташа.

– Привет Наташ! – радостно ответил я. – А сколько сейчас время?

– Сейчас около десяти утра. – Ответила она. Опустив бортик колыбельки, она развернула одеяло, распеленала меня до памперса, приподняв меня за ноги, постелила одноразовую пелёнку. Поменяв мне памперс, предварительно обработав салфетками, кремом, и детской присыпкой, надела мне комбинезончик из толстой и очень мягкой ткани. Ноги и руки были закрыты, как у ползунков и распашонок. Он был с рисунком, состоящим из розового фона и утят. Напоследок надела мне чепчик. Волосы мои были не совсем сухие, поэтому это было кстати. Мне стало совсем хорошо от тепла и уютного облегания мягкого материала комбинезончика. Наташа надела мне на ноги поверх закрытых стоп вязаные нежно-голубые пинетки, украшенные белыми бантиками. Сказала, что это для того, чтобы я не протёр новый комбинезончик. Только сейчас я начал замечать, что что-то не так в окружении. Вроде спальня, но не Наташина.

– Наташ! Где это мы?! – с удивлением, даже немного с испугом спросила я.

– Сереж, только не пугайся, прошу тебя. Все хорошо. Мы сейчас не дома, а в гостях у Нади, – с некоторой виноватой улыбкой сказала Наташа.

– Нет, ты шутишь. Этого не может быть. Мы же были в парке, – начал я вспоминать, отказываясь верить, что меня опять поставили перед фактом. – Наташа, родная! Ну, вы чего со мной делаете! И что, Дима с детьми в курсе?! Мне же неудобно перед ними в образе ребёнка! – чуть не плача, сказал я.

– Малыш, дорогой ты мой ребёнок. Да-да, именно ребёнок и будущий муж. Про тебя все всё уже знают и очень хотят с тобой познакомиться, особенно мои племяши. Ну, и Дима тоже. Он же тебе подарки тоже делал. Как ты думаешь, ну неужели он делал бы все это, если был против моих с тобой игр или плохо как-то к тебе отнёсся?

– Ну, вы с Надей даёте, так меня разыграть. Мне, правда, нужно привыкнуть к такому.

– Сереж, в конце концов, это когда-нибудь должно же было случиться.

– Да, но, не в таком же виде, как я сейчас. Ну, там в моей мужской одежде. Мы же не дома, а в гостях.

– Какой же ты у меня стеснительный. Брось, все хорошо. Ну? Что, готов? – Я колебался. Наконец Наташа, обняв меня и поцеловав как самого любимого сыночка, сама все сделала. Понесла меня в гостиную, где все собрались. Сердце у меня билось, как у зайчишки, которого поймали и держат в руках. Наташа же гладила рукой меня по спине, успокаивая. Войдя в гостиную, она произнесла:

– А вот и мы! Знакомитесь, Сережа.

Подошла к дивану, посадив меня прямо между Димой и девочкой с мальчиком лет 5 и 6. На девочке было надето красивое домашнее платьице нежно-голубого цвета. Примерно такие платья мне надевала Наташа. На ногах были надеты детские колготки белого цвета, скорее всего, были и удобные панталончики с оборочками по краям, но этого я, естественно, не видел. На ногах я увидел мягкие тапочки в виде симпатичных собачек. Мальчик был одет не менее красиво, хотя и не так пышно. На нём была футболочка с мультяшными героями, на груди был Человек-паук. Его было плохо видно за широкими лямками, поддерживающими шортики и перекрещивающимися на спине. На ногах были те же детские колготки бежевого цвета хорошо сочетались с цветом шорт ярко-синего оттенка. На ступнях красовались те же тапочки-зверушки. Хоть они и были одеты красиво, но им не было некомфортно, так как одеяния были из очень мягких, приятных на ощупь тканей. Это я потом ощутил, когда мы с ними играли. Про себя подумал:

 – Умеет же Надя подбирать одежду.

Нади среди них не было. Видимо, она была на кухне, готовила для нас всех праздничный завтрак. Дима, видя моё состояние, решил разрядить ситуацию.

– Девушки, милые, что вы сделали с парнем? – произнёс он с подбадривающей улыбкой.

– Ну, нельзя же так пугать, смотрите, он же весь бледный.

 Протянул мне руку в знак знакомства и поддержки. Я робко протянул руку в ответ, улыбнувшись. Мне стало легче, я постепенно успокоился.

– Так, вот знакомься, это Лиза, а это Вова. – Дети протянули свои ручки и тоже мне улыбнулись. Я тоже пожал им руки и произнёс:

– Серёжа.

– Ну вот и познакомились, – сказал Дима. – Ты как, позавтракать не хочешь?

Я, только сейчас, успокоившись, почувствовал, как в животе заурчало, и сказал:

– Я очень хочу есть. Со вчерашнего дня ничего не ел.

Все рассмеялись, разряжая тем самым напряжённую обстановку. Дети протянули мне руки и потащили на кухню, сказав мне:

– Пойдём, мы тебе покажем, куда идти.

– Дети-дети, тише тащите, Серёжа так быстро не поспеет за вами, – рассмеялся Дима.

И дети стали меня вести осторожно, не дёргая за руки. Наташа с Димой шли следом. Я заметил, что по сравнению с детьми не сильно и отличаюсь, они мне были по грудь, учитывая, какого роста у них родители. Я среди них выглядел на 12 лет, если бы был их ребёнком. А Дима с Наташей тихо чтобы я не услышал, разговаривали.

– Наташ, как удивительно, если бы я не знал, сколько ему лет, то принял бы за твоего ребёнка. Гляди на них, ну не прелесть ли, – с улыбкой произнёс Дима.

– И не говори, Дим. Теперь-то ты понимаешь меня?

– Да Наташ, теперь точно. Хотя раньше не представлял. Надя рассказывала ваш телефонный разговор, но как-то не верилось. Одно дело слышать, другое дело видеть. Кстати, вы на сколько к нам приехали?

– Вечером назад поедем, – ответила Наташа.

– Что так мало-то?

– Так мне же на работу.

– А он, он как же один будет?

– Дим, он сможет утром сам справиться. Да и я нецелый день же буду работать. С обеда будем вместе, – с улыбкой сказала Наташа.

 Так, мы дошли до кухни. Там уже всё было готово, и доносились вкусные запахи сдобной выпечки. На кухне был большой стол. С одной стороны был угловой диванчик, а с другой стороны стола стояли табуретки с мягкими сидениями. Я и Наташа сели на диванчик, дети тоже. Ну а Надя с Димой на табуретки. Первым делом мы съели по тарелке овсяной каши. Затем к чаю Надя подала вкуснейший вишнёвый пирог. Потом мы все дружно с хорошим настроением вернулись в гостиную. Тут мне представилась возможность вдоволь поболтать с Димой. Узнал, чем он занимается. Хотя я в общих чертах знал от Наташи. Вот теперь узнал подробнее. Дима тоже много обо мне узнал.

– Ну, ты даёшь, Сереж, в твоём-то состоянии и такие познания.

– Дим, это я от папы научился, а потом и сам. Чтобы чем-то заняться. А с компьютером это вообще спасение.

– А как хорошо ты им владеешь?

– Ну, так сразу и не скажешь. Хорошо получается видео, фотомонтаж. А раньше даже чертил. Маме иногда по работе помогал. Программы писал небольшие.

– Поразительно. Ну а, допустим, ты смог бы на компьютере разработать какую-нибудь мебель?

– Наверно. Я ведь давно этим не занимался, хотя немного посидеть и поковыряться вполне. Понимаешь Дим, тогда это я делал для себя потому, что меня никуда бы не взяли работать, хотя по закону я могу работать дома. Это сейчас есть интернет, а раньше этого не было. – Так мы с удовольствием проболтали часа 2, пока нас не разняли Наташа с Надей.

– Мальчики, хватит секретничать. Вон Серёжа весь красный от напряжения и усталости. Он так много в последнее время не разговаривал, – с беспокойством сказала Надя.

– Ой, а я и не заметил, – виновато улыбаясь, сказал Дима.

Мы уже поняли, что друг друга понимаем с полуслова, и оба чувствовали, что стали друзьями.

– Ладно уж, идите, поиграйте с детьми, а то они совсем заскучали. Они-то очень хотели поиграть с Серёжей, а вы тут заболтались, – смеясь, сказала Наташа.

– Со мной они еще много раз поиграют, пусть поиграют с Серёжей, а я пойду кое-чего сделаю по работе, – с сожалением сказал Дима. Я же подошёл к ним и сказал,

– Ну, во что будем играть? – Лиза в свою очередь, спросила меня. – А в куклы ты умеешь играть?

– Я-то наверно, а Вова с ними играет? – спросил я, ожидая услышать отрицательный ответ. К моему удивлению, он сказал,

– Мы с Лизой часто играем в куклы. Пойдём к нам в комнату мы тебе покажем, что у нас есть. Взяв меня за руки, повели к себе. Войдя в детскую, я был поражён, сколько у них было игрушек. Посередине комнаты на полу лежал мягкий ковёр. Лиза взяла с полки несколько кукол среднего размера, а Вова достал ящик с принадлежностями для них. Сев посередине ковра, мы начали играть. Куклы были не чета тем, что были в моём детстве. Скорее, были похожи на мою сегодняшнюю куклу дома, у Наташи. Была у них одна кукла, которая мне очень понравилась. Она не только разговаривала и умела ходить точно, как я, переваливаясь как младенец в памперсе если взять её за руку. Я всё время играл с ней, и дети заметили это. На ковре мне было привычно. Я дома, когда чем-то занимался техническим, мне было удобно на полу или ковре. Ничего не упадёт и не разобьётся, к примеру. Постепенно погрузившись, мир детства, я растворился в нём. Став ребёнком, таким же, как Лиза с Вовой. Дети довольно быстро приняли меня в свои игры, ну а так как мне не все удавалось делать хорошо руками, с готовностью помогали мне. Я опять совершенно забыл, что я взрослый. Поиграв в куклы, мы переключились на игровую приставку. Потом устроили гонки на радиоуправляемых машинках. Мне и им нравилось играть вместе. Я был счастлив, как тогда в парке. Как мне потом рассказывала Наташа, они украдкой, чтобы не отвлечь и не прервать детскую идиллию, смотрели, как мы играем. Им пришлось прервать нас на обед. После обеда мы хотели снова идти играть, но нам не дали. Надя сказала, что нужно немного поспать, хотя бы часок. Если честно, мы почти засыпали, сонно хлопали глазами. Надя увела детей в спальню. Пока Надя помогала им раздеваться и переодевала их в ночнушки с длинными рукавами и свободными, достающими почти до пола подолами.

– Мам, когда мы играли с Сережей, я заметила, как ему понравилась наша кукла Маша.

– Да? И что? – спросила Надя.

– Можно мы с Вовой ему её подарим? – спросила Лиза.

– Ну, если вам не жалко, то можете подарить ему, – пряча улыбку, сказала Надя.

– Не, не жалко. Мы с Вовой поговорили, и он согласен тоже. Мы же будем у них в гостях, вот и будет, с чем играть и у Сережи, – С умным видом произнесла Лиза.

Надя чуть не рассмеялась, но с большим трудом сдержалась, чтобы не обидеть дочку.

– Какие же вы у меня хорошие и добрые дети. – Поцеловав их обоих заканчивая завязывать ленточки чепчиков, помогая им залезть в свои кроватки-колыбельки. Дети достали из-под подушки свои ночные няни и взяли их в рот. Они уже почти спали. Надя укрыла их одеялами. Меня же забрала Наташа. В комнате для гостей был полумрак. Прижав меня к груди, как она делала дома. И я почти засыпая, почувствовал у себя во рту её сосок. Я стал сосать постепенно засыпая. Когда закончилась вторая грудь, я уже крепко спал. Надя подошла к Наташе, сказав шёпотом:

– В спальне готова колыбелька, положи его там.

 Дети спали в таких же колыбельках, что и я. Напоследок Наташа вложила пустышку мне в рот. Спали мы не долго, часа 2. После сончаса мы снова продолжили играть, выспавшиеся и со свежими силами.

 Время подходило к вечеру. Мы с Наташей стали собираться домой к большому сожалению всех нас. Наташа пообещала:

– Мы будем часто приезжать к вам. А вы к нам тоже не забывайте приезжать.

– Да, постараемся, если будет время, – сказал Дима.

Дети, повинуясь порыву, подошли ко мне и хотели сказать что-то на ушко, поманив пальчиками, чтобы я чуть-чуть нагнулся. Лиза тихо произнесла:

– Сереж, мне с Вовой очень понравилось с тобой играть, приезжай ещё.

И не сговариваясь, поцеловали в мои щёки одновременно с двух сторон и обняли нежно. Я, в свою очередь, находясь под впечатлением от такого признания, поцеловал обоих и обнял их. Вова, вытащив из-за спины ту самую куклу, которая мне понравилась, произнёс:

– Мы видели, как она тебе понравилась, и решили подарить её тебе. А когда мы приедем к вам, будем вместе играть с обеими.

От избытка чувств я некоторое время не мог произнести ни слова. Немного придя в себя, сказал:

– Я с удовольствием буду к вам приезжать. Мне очень понравилось с вами играть. Надеюсь, во что-нибудь поиграем ещё. Спасибо за подарок, она действительно мне очень понравилась.

Я почувствовал, что глаза увлажнились, и чтобы никто ни увидел, я отвернулся, прижав покрепче свой подарок. Попрощавшись так же с Надей и Димой, Наташа помогла мне залезть в автокресло, пристегнув меня ремнями безопасности. Пока она садилась сама, я помахал провожающим. Дети и их родители махали в ответ. Машина тронулась, и мы поехали домой. Наташа старалась ни о чём не спрашивать, понимая, какие чувства и мысли крутились у меня в голове. Пока ехали, я постепенно успокоился и под мерное покачивание машины уснул в обнимку с куклой Машей. День был очень насыщен приятными и не очень впечатлениями. Немудрено, что я так устал. Как мне потом рассказала Наташа, доехали мы за полтора часа. Я так и не проснулся. Наташа, как обычно, запеленала меня по полной программе. Так как она тоже сильно устала, быстро раздевшись, и положив меня радом с собой, осторожно вложила мне мою ночную няню в рот, обняв меня поудобнее, накрыв нас одеялом, сладко зевнув, сразу же провалилась в глубокий сон.

 

 Продолжение следует...

  • Upvote 4
Link to comment
Share on other sites

спасибо хороший рассказ жду окончания

Link to comment
Share on other sites

Хорошо написано! душевно!.

Link to comment
Share on other sites

  • V.I.P.

Великолепно

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...
  • V.I.P.

Когда уже будет окончание рассказа? Ждем с нетерпением

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...
  • V.I.P.

Ожидание длится как будто вечность. Когда будет продолжение рассказа?

Link to comment
Share on other sites

к сожалению продолжение будет не скоро. рассчитываю после нового года. некогда писать навалилась некоторая работа. да и пока вдохновения нет.

Link to comment
Share on other sites

:):unsure::excl::excl::wub::Ban:

Браво ! Велликолепно!! Очаровательно !!! Прелестно !!!

Пятую надо писать обезательо !!! Там будет развязка и счастливый конец !!!

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Немножко не мое. Прочитал целиком. Шикарно. Другого не ожидал.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...
  • V.I.P.

 

Когда будет продолжение?

 

А то уже март, а продолжения нет.

 

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...
  • V.I.P.

Окончание ждём ждём и не как не дождемся. Скорей бы оно пришло. Интересно же узнать чем закончится эта история.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

Скажи когда же будет продолжение?

Link to comment
Share on other sites

ребят, прошу прощения за долгое отсутствие окончания. некогда закончить. постараюсь в октябре но не знаю как пойдет.:rolleyes:

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

пишу  чтоб не думали что бросил писать окончание. подхожу  к концу написания. так что не долго осталось.;)

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.