Jump to content

История о наказании подгузником


egor
 Share

Recommended Posts

Рассказ не мой, я лишь перевёл.

Часть 1.

 

Я хорошо помню момент, когда меня заставили носить подгузники в качестве наказания. Это случилось 10 лет назад, когда мне было 14. Но я помню всё, как будто это было вчера. Это было одно из самых унизительных событий в моей жизни.

По мере взросления меня часто шлёпали за дурное поведение. Начиная с 9 лет (На сколько я помню) отец постоянно меня шлёпал. Шлёпали меня и мать и отец вместе, возможно это было для того, чтобы дополнительно меня унизить тем, что с меня снимали штаны в присутствии матери. Однако, моя мать не могла меня пороть так же сильно, как отец. Но её порка была болезненной и унизительной.

Когда мне исполнилось 13, отец объявил, что я уже слишком взрослый для шлёпаний. С этого момента меня будут пороть. На самом деле я был несколько раз выпорот за запоминающиеся поводы. Пороли меня всегда в моей комнате, нагнув, со спущенными джинсами и трусами. И всегда это происходило сразу после ужина. Это давало моей матери повод, чтобы выйти из дома. Она ненавидела звуки ремня по моей голой попе и вопящего меня и часто плачущего после этого. Я не буду особо вдаваться в подробности этого. Мой отец превращал их в настоящий ритуал. Но вы просили меня о моём опыте с подгузниками.

Когда мне было 14, мой кузин Арнольд и мои дядюшка с тётушкой остались на день проездом у нас дома. Т.к. они жили в 150 километрах от нас, они не часто нас навещали. Арнольду на тот момент было 13-14 лет. Это был День Труда или День Поминовения (прим. перев. Национальные праздники в США), я не помню точно. Я не учился и на улице была хорошая погода. У нас был большой пикник на заднем дворе. Арнольд был настоящим нюней (по крайней мере я так его называл) и мы абсолютно не ладили. Весь день мы дразнили друг друга. И чтобы не растягивать эту историю, Арнольд и я начали кидаться едой, и, в тот момент, когда мы бросали друг в друга картофельный салат, я разбил кувшин с лимонадом, разлив его на стол для пикника. Отец Арнольда (мой дядя Тэд) отправил его в их машину. А мой отец отправил меня в мою комнату.

Как только я зашёл в свою комнату, я уже ясно понимал, что сегодня ночью меня ожидает порка. Я был полон раскаяния и обижен на Арнольда, который привёл меня к такому глупому поступку.

Позднее этой же ночь, после того, как Арнольд, его мать и его отец ушли, отец зашёл ко мне в комнату. Я был удивлён, когда не увидел ремня у него в руках. Я подумал, что, возможно, он был на моей стороне. Но нет.

"Твоё поведение было черезчур детским, Брайан" сказал он спокойно. Затем он начал мне лекцию о том, что я старше Арнольда, ставя в пример то, как ему стыдно было перед своим братом за меня и т.д и т.п. Прошло минут двадцать обсуждения того, как я себя вёл как ребёнок. Он закончил мои страдания словами: "Я придумал другое наказание для тебя, молодой человек. О, ты будешь выпорот, всё верно, но ты так легко не отделаешься." И мне сказали быть в комнате следующим вечером.

Следующий день был неимоверно долгим, так как я ожидал, что же задумал мой отец. Я старался находиться подальше от него на столько, на сколько это было возможным. Так же, как и от матери. Большую часть времени -- в своей комнате.

После ужина я ушёл к себе в комнату для ожидания порки и чего бы там не задумал отец. Отец зашёл в комнату. У него в руке была какая-то упаковка. Он спросил, знаю ли я, что он принёс. Я прочитал надпись на пластиковой упаковке и моё сердце замерло. "Подгузники??" спросил я.

"Всё верно", ответил он. "Снимай одежду. Всю." В скором времени я стоял голым и испытывал чувство стыда, показывая себя в таком виде перед отцом. "Раз ты ведёшь себя как ребёнок, то и обходиться с тобой будут так же, как с ребёнком," начал он, продолжая говорить как по-детски я себя вёл. В конце концов он сказал мне лечь на кровать. "Я надевал раньше на тебя подгузники," сказал он, подняв мои ноги наверх и закинув их мне за голову, "и я могу надеть его на тебя снова." Он просунул подгузник под мою голую попу, опустил мои ноги и плотно обернул его вокруг моей талии.

"Папа, пожалуйста," было всё, что я смог произнести.

"Таким образом ты наказан на следующие 4 дня," сказал он. "Вставай."

Я встал и почувствовал себя ужасно, посмотрев на свой низ, одетый в подгузник. Я украдкой посмотрел на себя в зеркало. В нём я видел 14-летнего малыша.

"Ты наказан," повторил он, "и не думаю, что ты захочешь покидать дом с подгузником на тебе. Ты будешь носить подгузники днём и ночью. Здесь целая пачка, на следующие четыре дня. Подгузник будет на тебе, до тех пор, пока его не потребуется сменить," сказал он. "И это значит, что ты будешь использовать его, как ты делал это, когда тебе было два года. Ты понял, что я тебе говорю?"

"Да, сэр," сказал я, поняв всё, что он имел в виду.

"Значит здесь никаких недопониманий," сказал он, "ты будешь мочить и пачкать подгузник когда потребуется. Затем ты приходишь ко мне и говоришь, что тебе нужно сменить подгузник. А я поменяю тебе его на новый. Всё понятно?"

"Да, сэр," сказал я.

"Хорошо. Ты можешь носить носки и футболки, и, свой подгузник, и больше ничего. Ты будешь есть на кухне и в столовой комнате со мной и мамой, как обычно." Он нагнулся и засунул упаковку с подгузниками под мою кровать. "Позвони своим друзьям и скажи им, что ты наказан. Тебе не обязательно говорить им про подгузники." Он посмотрел на меня пару секунд "Ты получишь свою заслуженную порку, когда закончатся эти 4 дня. Строгость порки будет зависеть от того, как ты будешь вести себя это время." На этом он вышел из комнаты.

 

Часть 2.

 

После того, как отец вышел из комнаты, я покрутился, пытаясь привыкнуть к ощущениям от подгузника. Это было нелегко. Подгузник плотно облегал мои ноги и делал ходьбу неловкой. После пары минут я также осознал, что он горячий. Мои промежность и попа понастоящему вспотели. Я стоял перед зеркалом, висящем на двери шкафа, смотрел на себя и по какой-то причине то, что я видел вызывало у меня отвращение и очаровывало. Я повернулся и посмотрел назад через плечо на отражение моей покрытой подгузником попы. Подрузгик сделал мою попу такой же большой, какой она была бы, если бы я носил свои обычные трусы. Я смотрелся смешно. Я чувствовал себя смешным.

Я сел на край кровати и надел свои носки. Но сейчас, смотря на себя в зеркало, я смотрелся вдвое глупо. Носки только подчеркнули подгузник, так мне казалось. Я нашёл самую большую футболку, какая у меня была, надеясь, что она будет достаточно большой, чтобы прикрыть подгузник. Но нет, не покрывала. Я слегка присел, и подгузник задрал её, заставив меня выглядеть так, как будто я набрал 5 килограмм -- большой вес для, как правило, худого, 65 килограммового 14-летнего. Не смотря на всё это я смотрелся ещё глупее.

В этот момент отец постучал в дверь моей комнаты и, спустя пару секунд,  пока я оходил от зеркала, висящего на шкафу, заглянул в комнату. "Будучи наказанным ты не можешь пользоваться телефоном, но я тебе сказал позвонить своим друзьям. Ты сделал это?"

"Ещё нет," сказал я. Когда он начал смотреть на мой подгузник я почувствова себя очень застенчиво. "Я позвоню."

"Чем быстрее, тем лучше," сказал он. "И чтобы не долго", добавил он и закрыл дверь.

Было всего два человека, кому я хотел позвонить. Мой лучший друг Леонард и мой второй лучший друг Кэри. Так случилось, что Кэри был дома у Леонарда и я убил двух зайцев разом. Каким-то образом Леонард понял, что что-то случилось и он спросил об этом. Я сказал ему только: "Я наказан на 4 дня, и вы оба не должны звонить мне. Ладно?" я повесил трубку.

Быть "наказанным" в моём доме означало нет телевизору, нет музыке и нет радио. Это означало сидеть в своей комнате до тех пор, пока не появится весомой причины, чтобы покинуть её. Например пойти в ванную или в туалет или спуститься вниз чтобы поесть или пойти в школу. Что ж, учёбы не было, следовательно эта причина исключается. И, предполагается, что в туалет я тоже не буду ходить. Только в ванную, чтобы принять душ и почистить зубы. Так же отец сказал мне, что я буду кушать на кухне или в столовой комнате, как обычно, так что это была единственная причина для того, чтобы покинуть границы моей спальни. Ох, да, ещё одна: спуститься вниз и сказать отцу, что мне нужно поменять подгузник. Я не думал настолько вперёд.

Будучи ребёнком, по мере взрасления я научился развлекать себя самостоятельно и я потратил много времени на чтение. Я любил читать. Так что я начал читать. Но непревычное ощущение от подгузника не давало мне сконцентрироваться. Такого уже не было давно. Я попытался сидеть на кровати, сидеть за партой, лежать на кровати. Я продолжил ходить по кругу и понял, что постоянно возвращаюсь к зеркалу на шкафу и смотрю на глупое отражение.

Летом темнело поздно и вечер медленно подошёл к концу. В какой-то момент мать постучала в дверь. Боже, я не хотел, чтобы она меня видела. Она спросила через дверь "Всё в порядке, Брайан?" Я сказал да и радовался, что она не зашла. Достаточно того, что она видела меня утром.

 

Часть 3.

 

Затем мне захотелось по-маленькому. Я понимал, что это произойдёт, но я старался не думать об этом. Мне предстояло решить: делать как надо и намочить подгузник или снять его.

Если я сниму его, то это меня ни к чему не приведёт. Скоро нужно было ложиться спать. Так что я встал возле кровати и начал справлять нужду. Это было ужасно. Я чувствовал, как подгузник становился тяжелее, так как тёплая моча впитывалась материалом подгузника. В скором времени подгузник опустился ниже из-за своего веса и стал ощутимо мокрым. Я удивился, как ещё не капает на ковёр, когда собрался идти к лестнице. Осторожно я дошёл до двери спальни. Держа свои ноги прямо я смог добраться до лестницы. Затем, держась за рукоять, я прошёл полпути вниз. К тому времени моча начала остывать и немного стекло по моей ноге. В тот самый момент мой отец проходил мимо лестницы и краем глаза заметил меня. Он остановился, но ничего не сказал. Мы посмотрели друг на друга в течение момента.

"Пап," наконец сказал я.

"Да?" спросил он. Он хотел, чтобы я сказал ему, хотя по подгузнику и так было видно его состояние.

"Я думаю, мне нужен новый подгузник." Сказал я, смущённо.

"Я тоже так думаю, сын," сказал он серьёзно. "Иди в ванную комнату. Я буду там через пару минут."

Я медленно вернулся вверх по лестнице и прошёл в ванную. Я стоял и ждал. Моча уже стекала по обеим ногам. Мои носки впитывали её, так что теперь я вынужден бороться с такими же мокрыми носками, как и мой подгузник. Казалось, будто прошло много времени, прежде чем отец зашёл в ванную. Он держал маленький пластиковый мусорный пакет в руке.

"Вот, положи подгузник сюда," сказал он, давая мне пакет. "Твои носки мокрые?"

"Да," ответил я. Я должен признать, что в данный момент во мне бушевала сместь смущения и злости, злости за то, что я был так унижен.

"Хорошо," сказал он, не показывая никакой симпатии ко мне. "Прими душ,, только быстро. Оставь свои носки на полу. Я буду ждать тебя в твоей комнате." И он вышел. Я немного повозился с липучками подгузника и затем смог снять его. Держа его на расстоянии вытянутой руки я аккуратно открыл пластиковый покет. Он был полностью пропитан и с него слегка капало. Фу! После того, как я положил подгузник в пакет и завязал его, я принял душ. Мне было хорошо, горячая вода брызгала на мой член и мошонку. Я использовал много мыла и повернулся, чтобы дать воде помыть мою попу. Так же я хорошенько потёр между моих ягодиц. Быстро помылся, вымыв остальную часть себя, лишь задержавшись на намыливании головы.

Я быстро вытерся и прошёл по коридору с полотенцем на талии. Отец уже ждал меня в комнате, стоя возле окна. Он постелил ванное полотенце на кровать. Внизу кровати стояла пластиковая бутылка детского масла, упаковка салфеток и контейнер с порошком. Новый подгузник был развёрнут и ждал. Вот чем он был занят, пока я был в душе.

"Убери полотенце и на кровать, сын," сказал он, поворачиваясь и смотря на меня.

Я не знал, что будучи 14-15 летним и вынужденным стоять напротив своего отца это так стыдно. Я был немного застенчив, но я уже достаточно привык к мытью на людях, после 3-4 лет физических занятий в школе. Но стоять голым перед моим отцом было немного другим. Единственной хорошей вещью было то, что тёплый душ заставил мой пенис и мошонку расслабиться, так что, по крайней мере я не выглядел как 6 летний, у кого выросло немного лобковых волос.

Я лёг на кровать, полотенце было прямо под моей спиной и попой, доставая до пола.

"Когда ты был младше, я был вынужден делать это всё самостоятельнее. Но сейчас ты чуть взрослее, так что ты должен мне помогать," сказал он. "Поднимай свои ноги и держих и так."

  • Upvote 3
Link to comment
Share on other sites

Интересно! Хочу продолжения!

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Очень понравился рассказ ) Жду продолжения :)

Link to comment
Share on other sites

Продолжения не будет, увы. Автор рассказа остановился на 3 частях.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Очень жаль!

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our Terms of Use.